Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

14 декабря 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель строящегося храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Сейчас на приходах трудная обстановка. Не очень активно развивается приходская жизнь, как это было в обычное время. Я знаю, что у вас на приходе много детей, молодых семей, молодежи. В условиях карантинных мер священник вынужденно отлучен от своих прихожан. Например, в московских школах отменены занятия, всё в дистанционном формате. Как на вашем приходе происходит работа с детьми, как функционирует воскресная школа?

– Хотелось бы для начала сказать о богослужебной деятельности. В воскресный день семей с детьми на порядок меньше. Если у прихожанина есть более-менее утепленная дача, а дети в школу все равно не ходят, то проще и безопаснее уехать на дачу. Отцы семейства тоже уезжают на дачу после рабочей недели, поэтому в храмах народу меньше и проще соблюдать требуемую государством социальную дистанцию.

Тем не менее родители с детьми приходят на воскресное богослужение. Поскольку наш храм строящийся, не такой большой (хотя и достаточно просторный, не часовенка), мы, даже с учетом норм, не можем вместить всех желающих, даже если бы очень хотели. Я сам выхожу с Чашей причащать на мороз, когда идет снег. (Причащаешь, исповедуешь на другой службе.) Как раз чаще всего там родители с детьми. Другое дело, что как раз родители с маленькими детьми – это те, кто привык к морозу: у них прогулки, горки, санки, теплая одежда… Вот когда дети вырастают, люди уже не знают, как на улице можно провести больше десяти минут, когда автобуса ждешь на остановке. А наши замечательные многодетные родители – люди закаленные, в лыжных штанах, в финских сапогах или русских валенках. Все они с детьми на улице, слушают службу. В случае чего могут зайти в нашу приходскую чайную. Когда храмы были полностью закрыты, мы организовали трансляцию службы через Интернет и до сих пор ее запускаем. В чайной большой экран, есть проектор, можно посмотреть службу, погреться.

До того как мы организовали эту систему, я думал: дети ведь хотят в храм. Может быть, они с утра просыпаются тяжело, а когда их разбудишь, уже не остановить: быстрее, быстрее в храм... Это во многом обусловлено тем, что многие дети сидят по домам. Различные кружки, музыкальные школы закрыты, и прийти в храм – отдушина для детской души. Литургия заканчивается, народ после креста выходит из храма, а те, кто на улице, радостно заходят внутрь, детки ставят свечки, прикладываются к иконам, которые наши волонтеры тщательно протирают, дезинфицируют. Видишь, что никакой мороз и никакие ограничения не влияют на детскую, невинную, чистую душу, в которой нет еще никакого греха.

Если даже брать детей более сознательного возраста, их грехи еще такие смешные… Детская исповедь для священника – это обычно некое вдохновение, прямо слезу хочется пустить. Только что были какие-то ужасные ситуации, раздоры, скандалы между самыми близкими людьми, а потом подходит ребенок и искренне переживает, что он маму обидел. А для батюшки это – выдохнуть. И вот когда видишь этих детей, понимаешь, что даже если сейчас мы все вымрем, есть еще следующее поколение, которое поведет наше богоспасаемое Отечество ко Христу.

Воскресной школе мы всегда уделяли внимание, даже когда у нас не было никаких помещений. Мы уголки храма отгораживали шторками: за одной шторкой идет Закон Божий, за другой – творчество. А строительный вагончик, где хранили инструменты, мы утеплили, инструменты отодвинули в уголок, и дети в этом вагончике пели, чтобы никому не мешать. Все вроде довольны, в тепле. Потом наш приход вырос. Спасибо всем зрителям телеканала «Союз», кто помог построить здание воскресной школы с колокольней. Оно готово на 70%, есть крыша, стены. Внутри они голые, но все равно тепло, есть система отопления. Очень благодарен всем, кто помогал ее запустить. Сейчас вроде тепло, крыша есть, а деток мы не можем принять, хотя для них это делалось.

Помню, жена посоветовала сделать грифельную доску во всю стену. Она с детьми больше времени проводит. Я их чуть-чуть вижу, а она постоянно. Сделали доску во всю стену, чтобы дети могли писать и рисовать. Ждешь, что дети осенью придут, а тебе говорят: нет, карантинные ограничения.

Я всегда вспоминаю, как Господь в Евангелии проповедовал на берегу озера. Когда было много людей, Он становился в лодку и отплывал.  Я сам это понимаю: когда после службы к тебе подходят с вопросами, вокруг тебя образуется толпа. Христос неизмеримо больше и важнее, чем любой проповедник, вокруг Него десятки тысяч людей. Чтобы Его видел кто-то кроме первого ряда, надо отойти. А куда дальше отойдешь? И вот Он становился в лодку и отплывал. Благодаря этому Его могли видеть люди и на берегу, и на окрестных холмах. Все могли лицезреть Спасителя. По сути, Господь использовал технические средства. Не было средств звукоусиления, Он не мог взять микрофон. Не было больших залов (правда, на Нагорной проповеди были холмы, почему Господь туда и пошел: на холме все люди Его видели). А в древних городах не было проспектов и площадей, там маленькие и узкие улочки. Если площадь была в римском городе времен Христа, то в иудейских городах, более консервативных, никаких площадей не было. Поэтому Господь использует технические средства. Мы тоже используем технические средства для проповеди. Сейчас с нами общаются замечательные люди из самых разных регионов, присылают нам свои вопросы. Радуешься, что технические средства позволяют нести проповедь о Христе в самые далекие уголки нашей страны.

Точно так же эпидемия коронавируса подтолкнула нас к большему развитию технических средств на службу Христу. Все уже натренировались в школах, установили Zoom, чтобы организовать сетевые конференции. Деткам тяжеловато, но на безрыбье и рак рыба. Наша воскресная школа не остановила занятия. Уроки идут через Zoom. Детей присоединяется меньше, потому что ребенок и так пять дней просидел за компьютером, ему тяжело. Основная часть занятий в нашей воскресной школе проходит в субботу. Через электронные средства это тяжело, но все равно мы не сдаемся.

Сложно организовать пение из-за задержки звука, в итоге мы отказались от этой идеи. Дети только поют молитву перед началом Закона Божия или творчества. Закон Божий тоже идет тяжеловато, требует концентрации внимания. У нас несколько возрастных групп, детей много. Старшая группа более внимательна, а малышам уже тяжело. Зато творчество, когда дети что-то рисуют о празднике и что-то о нем узнают, а свой рисунок могут показать не только папе и маме, но и своим друзьям, преподавателю, который похвалит, что-то подскажет, – это для детей большая радость.

Кто-то из моих подписчиков в соцсетях узнал о воскресной школе онлайн, и родители попросили: «У нас замечательная воскресная школа в храме, но такого нет. Можно к вам присоединиться?» Конечно, мы всех подключаем. Наших детей стало меньше, они ждут полноценного открытия воскресной школы, зато за счет людей из других районов Москвы нас уже больше. Если кто-то в своей воскресной школе не имеет таких дистанционных занятий, попросите об этом батюшку. Может быть, батюшка старенький и просто не догадывается, что так можно сделать. Но у него наверняка есть молодые помощники, которые хорошо во всем этом разбираются. Они помогут это организовать. Если же совсем трудно, подключайтесь к нам, всех рады видеть на наших дистанционных занятиях.

– Вопрос телезрительницы: «Мне непонятны слова молитвы:„Окорми мя яко странна“, „странна муки покажи и всех Владыку умоли“, „странная ангелом“. Второй вопрос по молитве святителя Филарета Московского: научи меня молиться, Сам во мне молись. Как это понять?»

– Очень хорошо, когда обсуждаются не суетные дела, а когда человек ищет общения с Богом. Если в этом общении есть какие-то трудности, лучше их разрешить. Точно так же бывает в общении с ближним. Часто проблемы и даже ссоры бывают из-за недопонимания, поэтому разбираться в этом, конечно, нужно.

В современном русском языке слово «странный» используется только в переносном значении. Слово «странный» – от слова «страна». На самом деле «страна» – это древнее произношение слова «сторона». От слова «сторона» образовано прилагательное «сторонний», «посторонний». Кроме того, от слова «страна» в значении «нечто находящееся в стороне» произошло слово «странник». Странник – это тот, кто пришел с другой стороны.

В первом примере: «окорми мя яко странника». Странник пришел куда-то не как сейчас, не приехал на теплом поезде и не прилетел на самолете, он пришел на богомолье пешком. В Екатеринбург к Царственным страстотерпцам, или в Москву, в Троице-Сергиеву лавру, или в Иерусалим. Одиннадцать лет жизни занимало паломничество в Иерусалим в тяжелые годы монголо-татарского нашествия. Люди посвящали себя Богу целиком в этом паломническом пути. Страннику этому негде главу приклонить. Хотя я за материальное цепляюсь, я все равно странник в этом мире. Душа понимает, что она не для этого мира предназначена. Поэтому мы просим Богородицу: прими меня, обогрей как странника. Когда у тебя в городе нет ни родных, ни друзей, очень приятно, что тебя кто-то принял, приютил, накормил. Любое уныние преодолеваешь.

Во фразе «странна муки всякия покажи мне» смысл прямой. Я знаю, что по моим грехам я заслужил муки, а Ты не давай мне забывать, что эти муки будут, но покажи меня в стороне, чтобы я и в муку не попал, и не расслаблялся, не возвращался к грехам из-за того, что избежал муки, Божьего наказания здесь, на земле.

Так же и в других примерах. «Странник» – в стороне находящийся или, наоборот, странствующий, пришедший из какой-то страны.

«Странная ангелом» – не в смысле, что ангел удивляется, а в смысле, что даже ангелы в стороне. Господь нас ждет к такому райскому блаженству. Помните, апостол Павел говорит, что ангелы – это служебные духи, в службу посылаемые, а человек – венец творения. Да, сейчас ангелы Бога воспевают. На Херувимской мы просим: Господи, мы хотим присоединиться к этому ангельскому воинству. Тем не менее нам уготовано больше, чем ангелам, потому что мы можем усыновиться Христу. Так мальчишку на улице подбирает знатная, царская семья и усыновляет его. Был он без роду и племени, а стал более знатным, чем многие бояре, потому что его усыновили. Точно так же и мы по отношению к ангелам. Мы воспеваем Господа: Господи, Ты нам уготовил участь, которая даже больше, чем для ангелов. Они в стороне от этого величия, а мы к нему можем приблизиться.

Второй вопрос о молитве святителя Филарета и словах: «я молюсь, и Бог молится во мне». Есть замечательные слова. Всем советую прочитать молитву, которую священник читает во время Божественной литургии, когда освящает Дары. Святейший Патриарх и многие священники уже читают ее вслух, в микрофон, чтобы все верующие могли под пение хора присоединиться к этой молитве. Там есть слова, обращенные ко Христу: «Ты приносяй и приносимый», то есть Тот, Кто приносит жертву – хлеб и вино, чтобы они стали Телом и Кровью Христовыми; и Тебя же приносят. «И приемляй, и раздаваемый», то есть Ты и принимаешь эту жертву, и Сам даешь нам причаститься. Мы показываем Господу, что лишь присоединяемся к Его усилию, а не то, что мы такие важные.

По сути, святитель Филарет из многовекового осмысления таинства Евхаристии предлагает нам мысль про молитву. Молитва – это общение с Богом. Но если Бог не захочет нас слушать (а мы все недостойны по своим грехам), конечно, мы не сможем с Богом связаться. Иногда человек говорит: «У меня молиться не получается, пойду-ка помедитирую». Человек по гордости считает, что если он прочел слова молитвы, то он уже Бога достоин. Нет. Мы говорим: Господи, чтобы связаться с Тобой, общаться с величием Божества, мне не хватает никаких сил, поэтому Ты Сам приди, посети мое сердце, чтобы я мог к Тебе с молитвой обратиться. Вспоминаем, как Господь исцеляет двух слепцов в Иерихоне. Они зовут его: «Исцели нас, Сыне Давидов!» А Он идет и не оборачивается, а потом говорит: «А вы вообще-то верите?» – «Верим, Господи, но помоги нашему неверию». Господь дает подсказку, как с Ним связаться.  

Когда не получается молиться, надо думать: может, молитва не идет из-за гордости или от того, что сейчас «по расписанию пора». Даже если мы не можем никаких причин найти, мы всегда можем рассчитывать на милосердие Божие. Дорогие братья и сестры, вы можете вместе со святителем Филаретом этого попросить. Молитва «Царю Небесный» читается перед началом любого молитвенного правила (часов в храме, утренних и вечерних молитв), в ней мы просим: «приди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны». «Если Ты не придешь, не вселишься в нас, мы даже помолиться дальше не сможем».

– Вопрос телезрителя: «Как определяется степень святости и может ли человек достичь совершенства в святости? Христос говорил: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Или это все закончится прелестью?»

– Степень святости определится, когда умрешь. Наверняка знать, святой ты или нет, ты не можешь, какие бы методы ни применял в течение жизни (сам себя оценивал бы или со стороны кто-то оценивал), все равно можешь ошибиться. Как Вы верно заметили, закончится это прелестью и высотой падения. Вспоминаем житие Исаака, отшельника сирийского. Он был великий святой, чудотворец, исцелял людей, изгонял бесов. И вот к нему привели бесноватую девочку, а он над ней надругался, потому что считал себя настолько святым, что бес к нему подкрался и завладел его душой. Увидев же, что он сделал, он убил девочку, чтобы утаить это, а тело закопал. Потом он понял, что был в прелести. Дальше он жил уже с полным смирением. В течение жизни, после долгих испытаний, искушений, скорбей он вырос на тот же уровень святости, что и раньше, стал снова творить чудеса, исцелять людей, изгонять бесов. Прошли десятилетия, и это снова стало у него получаться. Но он уже не задумывался, святой он или нет.

Понятно, мы так сильно, может быть, не упадем, потому что так высоко не забираемся в своей духовной жизни. Представь, что ты убегаешь от страшных врагов, которые будут тебя не просто убивать, а еще пытать перед смертью. Если тебе надо с крыши на крышу перепрыгнуть от них, ты даже не задумаешься, что надо прыгать. А когда эти враги – бесы? Это ведь и правда самое страшное, надо бежать сломя голову. Но когда ты прыгаешь, не думаешь: тут всего два метра перепрыгнуть, я смогу. Нет, ты прыгаешь изо всех сил, с запасом, метров на пять. Если к тебе приходят дорогие гости, близкие друзья, ты хочешь их всех угостить и готовишь еду с запасом. Будет обидно, если кто-то еще придет, а ему не хватит. «Извини, дружище, не думал, подойдешь ты или нет, ты вроде точно это не обозначил». Неудобно, человек обидится, ссора на ровном месте будет. Делаешь с запасом.

Точно так же и в нашем стремлении к Богу. Трисвятая песнь подчеркивает, что абсолютная святость есть только у Бога. Приближение к Богу мы всегда делаем с запасом. Кажется: «Я более-менее святой, чудеса не творю, но в рай на нижнюю подножку заскочу». Но всегда будешь в зоне опасности. Лучше сделать еще один шаг, еще шаг любви, лишний раз Евангелие открыть, еще раз кому-то в чем-то уступить, пусть это даже неприятно, тогда действительно к Господу приблизишься.

Поэтому мы не оцениваем свою святость. Сказано в Священном Писании: «Кто ты такой, чтобы судить чужого раба перед своим господином?» Но даже когда мы себя оцениваем, мы тоже оцениваем чужого раба. Мы рабы Христовы, призванные стать сынами. Господь на Страшном Суде будет судить нас без нашей оценки, без оценки окружающих.

Бывали святые люди, говорившие о других святых: иди к нему, он святой жизни человек. Это говорилось не в глаза человеку, а о нем говорилось третьему, чтобы подсказать, кто чуть более святой жизни, чем ты. Но никогда один святой не скажет другому: ты такой святой, можешь расслабиться… Поэтому будем аккуратны, не будем расслабляться, всегда к святости идем. Быть таким совершенным, как Бог, сказал Господь, возможно, но не нашими усилиями. Вот самый святой человек стал похож на Бога на один процент, а после этого Господь по Своему милосердию делает человека, уже когда он умер и принимает Царствие Небесное, совершенным на остальные 99% – по Своему милосердию, по Своей крестной жертве, по Своей любви к нам.

Помните, апостолы говорили: кто может спастись, если такие условия? Господь говорит: невозможное для человека возможно Богу. Нам на земле невозможно стать совершенными. Но если Господь видит, что мы ни одной минуты жизни не расслабляемся, не думаем, что достигли святости, а идем в своей духовной жизни вперед, пусть падая, спотыкаясь, то Он нас обязательно сделает такими же совершенными, как Он, и возьмет в Свое Царствие.

– Может ли духовником быть священник, с которым я общаюсь только по Интернету?

– Недавно я для своих подписчиков в одной из социальных сетей проводил эфир на тему выбора духовника. Надо понимать: самое главное духовное родство – это даже не единомыслие. Как бы ни были люди духовно близки, как бы ни находили совместно ответы на духовные вопросы, все равно нас объединяет Тело и Кровь Христа, когда мы собираемся в общину. Церковь собирается вокруг апостола, вокруг епископа, приход собирается вокруг священников, и все собираются вокруг Христа. Когда ты стоишь перед аналоем, Христос принимает твою исповедь. Это совсем не то же самое, когда ты спрашиваешь совета у священника. В советские годы еще не было никаких соцсетей, Интернета, люди в Москве не знали, под колпаком спецслужб этот священник или нет; может, просто его поставили потому, что он не проповедует, а просто кадилом машет и служит в каком-нибудь центральном храме.

Люди приходили к нему и каялись в двух-трех словах: приносили некоторое покаяние, даже могли получить какой-то совет. Но когда нужно было не просто принести покаяние, а получить духовный совет по какому-то судьбоносному решению, то люди ехали, например, в Троице-Сергиеву лавру, в Псково-Печерский монастырь или отправлялись в отдаленное село (некоторые батюшки служили в различных областях, в отдаленной местности). Могли писать письма: отправляли по обычной почте, и священник отвечал. Но этот ответ приходил спустя месяц...

Нужно помнить, что духовник – это не особый статус; это священник, который является  лечащим врачом, знающим историю болезни. Если ты со своей болезнью пришел на прием к профессору, но он никогда не листал твою историю болезни, то каким бы он ни был светилом науки и медицины, опытным врачом, он не сможет тебя лечить, не зная особенностей твоего организма, твоих аллергических реакций. В отличие от простого врача, который уделяет тебе внимание, ведет, лечит на протяжении многих лет, − он действительно тебе что-то подскажет. Порой бывает, что много лет не могут даже диагноз правильно поставить, тогда мы, не убегая от своего участкового врача, идем по его направлению на консультацию к профессору.

Помню, когда я все-таки благодаря приснопамятному владыке Алексию (Фролову) определился и решил стать священником, передо мной встал следующий вопрос: как выбрать место учебы? Выбирал я между Московской духовной академией в Троице-Сергиевой лавре и Свято-Тихоновским университетом, потому что мне было близко ученое богословие. У меня есть духовник моего детства, и я у него спросил: «Отец Тихон, Вы не будете против, если я еще с другими священниками посоветуюсь?» Он говорит: «Конечно, сходи». И я сходил к батюшкам, которые меня знали: отцу Артемию Владимирову, отцу Георгию Таранушенко, к другим священникам, послушал их мнения и аргументы. Кто-то просто говорил: «Поступай туда»; кто-то пояснял, почему, как ему кажется, мне лучше будет в этом учебном заведении.

Точно так же в духовной жизни: если у тебя есть духовник − пусть несовершенный, не очень образованный, даже не особо добрый батюшка − он все равно тебя с Христом связывает. Но если ты, например, в чем-то не согласен со своим духовником, то ты можешь получить отдельный совет. Для мирянина духовник – это не тот, кто диктует, не позволяя тебе сделать свободный выбор. Священник на исповеди тебе что-то подсказал, но ты все равно принимаешь свое решение. Если чувствуешь, что решение даже после подсказки батюшки может быть не очень верным или его вообще нет (священник, например, не дал никакого ответа), тогда действительно можно через Интернет, через социальные сети связаться с каким-то священником, а он с другого конца страны, а то и мира постарается помочь. Поможет или нет – это уже другой вопрос, но попытаться стоит.

− Вопрос телезрителя: «Господь Иисус Христос женщине-самарянке говорит: спасение − от Иудеев. Он сказал это 2000 лет назад, а сейчас спасение тоже от иудеев или все-таки от Церкви Христовой? Как Вы скажете? Потому что у русских людей очень непростое отношение к иудеям».

− Замечательный вопрос! Я очень люблю вопросы по Священному Писанию, стараюсь каждую неделю вести евангельскую группу на приходе. Мы там разбираем Евангелие, причем я не только читаю лекцию, но мне очень нравится, когда люди высказываются. Я не всем даю слово, а только тем, кто был в прошлый раз и уже подготовился. Они делятся своими соображениями, и интересно даже не то, какой ответ найдет человек, а то, как он сформулирует вопрос. Главная проблема при чтении Евангелия – убеждение, что я все знаю: толкования прочитал, в Интернете посмотрел, у батюшки спросил. А если бы у нас была возможность что-то спросить у Господа, а не у батюшки, мы бы обязательно у Него спросили − так мы, обращаясь к Евангелию, можем найти ответы.

Вопрос телезрителя очень интересный. Начало ответа на него дал нам Господь в Евангелии, а продолжение показал апостол Павел в своих посланиях. Помните, иудеи гордились: «Мы сыны Авраама, мы ученики Моисея», а Господь говорил: «Бог может из камней сделать сынов Авраама»? Апостол Павел, обращаясь к своим единоплеменникам, говорит, что наследие Авраама теперь – это христиане, Новый Израиль, богоизбранный народ, в который может вступить каждый через Христа, потому что Он открыл это благовестие и заключил с человеком Новый Завет.

У самарян действительно был отблеск спасения. Как мы знаем, и протестанты, и католики тоже верят во Христа, но истина, полнота есть только в Православной Церкви. Мы как раз являемся наследниками тех иудеев, о которых говорит Христос. Но не тех, которые вели Христа на распятие или о которых пишет апостол Павел (мы как раз об этом будем читать в воскресный день перед праздником Рождества Христова): они в ожидании Христа убивали, перепиливали пилой, побивали камнями своих соплеменников, пророков. Помните,  Христос говорил: «Да падет на род ваш кровь праведная от крови Авеля до Захарии, убитого между алтарем и жертвенником»?  Сама принадлежность к какой-то группе людей не спасает.

Вроде я ответил на вопрос. Видно, что мы являемся Новым Израилем: русский или грек, любой православный человек, особенно если он не поддерживает сознательно раскольнические группировки на Украине, любой, кто приближается к Христу. Однако если человек думает: «О, я православный, хожу в храм − какой я молодец!», то он наступает на те же грабли, что и иудеи, когда говорили: «Мы сыны Авраама». Потому что каждый христианин может сказать: «Я сын Авраама, сын Христа, сын апостола Павла, сын Андрея Первозванного».  

Все мы наследники обетованного Царствия Небесного. Но одно дело быть наследником, а другое − не дожить до получения наследства. Ты богатый наследник, произошла передозировка наркотиков или ты разбился на дорогой машине, твой отец миллиардер, а что толку? Точно так же и мы: вроде как иудеи должны уже были унаследовать все, что Господь дал, а Он говорит: Оставляется вам дом ваш пуст. Христово наследие у православных христиан рядом − только руку протяни: живи по Евангелию и наследуешь Царствие Небесное. А вот подумал: «Это Христово наследие у меня уже в кармане», − и разбился, погиб, на Страшный Суд пришел, а Господь говорит, что не знает тебя...

Поэтому всем любителям Евангелия советую: вчитывайтесь в текст и старайтесь всегда уравновешивать то место, где мы находим вопрос, другим отрывком, где мы находим ответ. Тогда мы увидим в Евангелии внутренние связи, у нас появится полнота восприятия и нам будет проще сделать выбор в сложной ситуации, когда оба варианта не очень хорошие, − мы выберем всегда из двух зол меньшее.

− Вопрос: «Прочитал правило, гласящее, что детей причащают только Святой Кровью Христовой. Появилось недоумение: разве может быть причастие неполным?»

− За пределами Русской Православной Церкви делают следующим образом. Бывает, в  каком-нибудь монастыре в Болгарии, Греции или на Святой Земле закончились частички, которыми уже всех причастили, а тут приехали паломники – чем их причащать? Тогда берут хлеб, который обычно раздают как благословение в конце службы (или просфору), священник или епископ его дробит и погружает в Чашу. Хлеб при этом даже не освящен, но им тоже причащают, используя его как некую символику Хлеба Истины. Что, по сути, происходит с нами в этот момент? Не важно, большую нам частицу батюшка дал или самую крохотную, все равно мы принимаем в себя целиком Христа и достигаем того  обожения, о котором апостол Павел говорит: Уже не я живу, но живет во мне Христос.

Младенец намного совершеннее, чем мы: это абсолютно безгрешная душа, омытая от первородного греха таинством Крещения, не имеющая еще личных грехов, выбранных злой волей. Он получает благодать от этой капельки Крови Христовой больше, чем взрослый человек со своими грехами, который причащается Телом и Кровью Христа. Поэтому полнота в причащении младенца все равно будет. Достаточно вспомнить, что наша великопостная литургия Преждеосвященных Даров затем и служится, чтобы Тело Христово погрузить в обычное вино – и оно становится Кровью Христовой. Существует даже распространенное суеверие, что младенцев не причащают на литургии Преждеосвященных Даров, потому что нет Крови Христовой. Но для этого литургия и служится. О чем мы молимся на ней? О том, чтобы Господь обычное вино претворил в Свою Кровь благодаря тому, что мы сохранили частичку Тела Христова с воскресного дня, чтобы нам в будний день ощутить полноту причастия. Поэтому можно не бояться – ребеночек получает всю полноту благодати, полностью соединяется со Христом и на обычной литургии, и на литургии Преждеосвященных Даров.

− Есть такое наблюдение: когда ребенка подводят к причастию, он начинает капризничать. Некоторые мамы говорят, что это сладкая водичка и хлебушек, чтобы как-то успокоить ребенка. Действительно, кагор обычно сладкий, в Чашу вливается теплота (кто причащался, тот знает). Но так говорить − очень большая ошибка. Как объяснить ребенку, что он сейчас будет принимать Христа?

− Порой некоторые говорят: «Не хочу я друзьям что-то рассказывать, не хочу делиться: это слишком личное, поэтому я вынужден обманывать». Зачем обманывать? Если друг, то он поймет, когда ты ему скажешь: «Дружище, я не готов говорить. Давай поговорим о чем-нибудь другом». Особенно если это сказано не свысока, с гордостью, а с любовью, то человек тебя поймет и не обидится. А если и обидится, то не такой уж он тебе друг или подруга. Точно так же и здесь: не нужно обманывать ребенка даже ради самых благих побуждений.

На самом деле достаточно сказать: «Это причастие». Ребенок маленький знает много слов (он их постоянно слышит), но их значение он еще не понимает и не скоро поймет. Читаешь ребенку книжку − он какие-то новые слова не понимает, но не спрашивает об их значении. Иногда я сам читаю книгу детям и ничего не объясняю; или слышу, как жена читает: старшая дочка уже многое понимает, а средний сын не все. У него  спрашиваешь: «Родион, ты понял это слово?» Он: «Нет». И даже не задумывается, что не понял, потому что он погружен целиком в повествование. Это похоже на чтение литературы, например, на английском языке: какие-то слова не понимаешь, но даже не задумываешься об этом, потому что идешь дальше по тексту. Разум перескакивает через незнакомые слова (конечно, если у тебя достаточно большой словарный запас) –  и у тебя все выстраивается в единую линию.

Точно так же детям перед причастием (не во время его, конечно, объяснять, что это такое) достаточно говорить: «Это причастие». Лучше даже так: «О! Это причастие!» Потому что ребенок больше, чем рациональные вещи, чувствует родительский настрой: мамин трепет,  радость от того, что идем причащаться. Когда ребеночек капризничает, нужно задуматься о том, как давно он был в храме, как давно мама причащалась. Очень часто мамы говорят: «Неделю назад его привозила, а он так же капризничал». Ее потом спрашиваешь: «Милая моя, а сама-то ты причащаешься?» Она отвечает: «Нет. Нам после крестин сказали – главное, ребеночка причащать». А что мне говорили после крестин, не помню, давно было.

− Это самый удачный случай.

− Кстати, порой батюшки говорят матерям: «Как? Ты не причащаешься?» Я же им говорю: «Молодец! Ты просто не полностью поняла задачу: надо же вместе. Если  ты считаешь, что это ценно для ребенка, то и для тебя это должно быть ценным. Вместе причащаетесь – не страшно». Порой мамы некоторые смущаются: «Я не могу с ребеночком всю службу отстоять». Если у тебя малыш на руках, то ты живешь в его ритме: можешь постоять 15 минут – значит, причащаешься после 15 минут. Если можешь сначала полчаса погулять у храма, послушать службу через колонку, потом 15 минут побыть в храме – значит, причащаешься в таком ритме. Забегаешь в последнюю минуту − все равно подготовься, помолись накануне и причащайся вместе с ребенком: ему намного легче будет причащаться.

Ребенку постарше (4– 5 лет) уже можно объяснять. Почитайте с ним Священную историю, детскую Библию, другие детские книги про Рождество, Пасху, скажите: «Христос за нас умер, пролил Свою Кровь на Кресте. И чудесным образом она оказывается в Чаше у священника». Не надо думать, то это шокирует ребенка. Ребенок привык к сказочному миру, для него чудо – это норма; в отличие от нас он в этом живет. Чистота его младенческой души – это уже чудо в мире вокруг нас, который находится в грехе. Злость  еще не властна над его душой.

Когда говоришь ребенку о некотором чуде, он это чувствует. Другое дело, если все называть чудом и ничего не пояснять, тогда, конечно, ребенок с возрастом выпадет из контекста. А если ему все-таки про любовь Христову говорить, то, может, он даже заинтересуется богословием и решит потом стать батюшкой.

− Вопрос телезрительницы: «Батюшка, Вы как-то сказали, что люди очень часто на исповеди зачитывают грехи то ли скороговоркой, то ли стишками, я сейчас не помню точно, какое Вы употребили слово. Я как раз такой прихожанин, который зачитывает свои грехи скороговоркой.

Если раньше я гневалась за неделю сто раз, то на этой неделе уже девяносто девять, но я же все равно гневалась. То есть плоды совсем небольшие, и они батюшке неизвестны: на исповеди я же все равно говорю об этом грехе. Получается, что моя исповедь каждый раз одинакова. И у меня вопрос: как батюшка может увидеть плоды покаяния? И что это такое?»

− Очень хороший вопрос. Покаяние все равно должен увидеть Господь, и плоды покаяния сказываются на нашей жизни. Господь обязательно оценит, если  Вы хоть один раз из ста от своего греха удержались, − это уже большое достижение. Исповедь требует усилий и души, и разума, и тела − всё в нашей человеческой природе мы соединяем для того, чтобы исправиться. В исповеди Дух Святой освобождает нас от тяжести грехов, и Господь смотрит, что ты будешь делать дальше: нагружать себя снова этой тяжестью и медленно скатываться к адским глубинам либо стараться оттолкнуться от нее и сделать лишний шажок вперед.

Если Вы будете каждую неделю подходить на исповедь, то не успеете нормально к ней подготовиться, потому что за неделю ситуации, искушения будут абсолютно типичные, Вам не с чем будет их сравнить. В субботу будет праздник святителя Николая – конечно, надо причаститься, но и на воскресной литургии тоже – как же в малую Пасху без причастия? Получается, на утренней службе Вы исповедовались, потом вечером снова идете: тогда специально придется что-то изобретать. Постарайтесь, естественно, причащаться на каждой неделе, но не нужно каждую неделю подходить на исповедь, особенно если батюшка Вас знает. Если он Вас редко видит в храме, то тогда наверняка не благословит. Но если Вы к нему ходите каждую неделю, то скажите: «Батюшка, я хочу более сознательно к исповеди подготовиться, можно я буду причащаться?» Священник, может быть, старенький и не читал документ об участии верных в Евхаристии, тогда он, возможно, скажет: «Нет, раз в месяц исповедоваться не стоит. Давай ты одну неделю причащаешься с исповедью, другую – без нее». То есть можно найти со своим любимым духовником какой-то компромиссный вариант.

В следующий раз, когда Вы будете готовиться к исповеди, подумайте: вот я 99 раз прогневалась, а сколько раз мой гнев действительно вылился на ближних? А сколько времени он был только в душе? Когда я полчаса не могла остановиться после того, как гнев вылился на ближних, а когда он через пять минут затих? Какие факторы на это повлияли? Может, это был начальник или несчастный человек, на котором можно отыграться? Когда бывает, что гнев жжет тебя весь день и ты внутри кипишь, но, слава Богу, наружу ничего не вырывается? А когда бывает, что прогневался так, что готов человека в лепешку раздавить, а потом внезапно тихий ангел пролетел – и на душе возник покой: что я сделал для этого?

Чем больше сражаешься со страстями, тем более подробный анализ происходит в душе. Так же происходит и в науке: анализируешь, разбираешь что-то на составные части, причем не важно, химическую формулу или древние тексты, − выделяешь предлоги, падежи в рукописях, ищешь глубинный смысл. В том и другом случае ты разделяешь целое на части, чтобы лучше охватить все целое. Точно так же с грехом: проанализировав все ситуации, понимаешь, что когда перед встречей с потенциальным обидчиком помолился, то сразу о нем забываешь. Ты, конечно, его не полюбил всем сердцем, но забыл, Господь помогает успокоиться. А когда до встречи с обидчиком не помолился, но сделал это после, то тогда ты чуть больше в гневе находишься, но тоже постепенно гнев затихает. И ты понимаешь, что где-то помогла молитва, где-то ты смог избежать этой встречи, хотя, возможно, хотелось поскандалить. Обошел острый конфликт – и ничего не стряслось. Иногда кажется: не решим этот вопрос – небо на землю упадет, а оно и не упало. И понимаешь: так зачем бороться, натыкаться на собственный грех, если можно эти проблемы вообще не решать?

Когда постоянно бежишь на исповедь и стараешься сказать свои грехи, то забываешь, что христианин предназначен не для борьбы с грехами. Борьба с грехами – это наша сопутствующая деятельность. В первую очередь мы должны возрастать в добродетели.  Нужно думать не только о том, что я согрешил, но и о том, что же я хорошего сделал, как я могу помочь ближнему и послужить Богу. Тогда Господь, видя, что мы не только боремся с грехами, но и стараемся приблизиться к Нему, поможет совершенно незаметным образом наши грехи уж если не окончательно победить, то минимизировать настолько, что они не будут мешать нашему спасению, а лишь будут напоминать, что мы люди немощные и расслабляться нам рано.

− Отец Стахий, спасибо за сегодняшнюю беседу. Спасибо телезрителям за интересные вопросы. Надеюсь, в будущем мы обязательно продолжим наши встречи. Очень радостно, когда нам звонят и задают действительно глубокие и важные вопросы по Писанию. Разбирая здесь какой-нибудь актуальный вопрос на личном примере, что очень интересно и важно, мы можем помочь кому-то другому, у кого похожая ситуация; в принципе, проблемы у всех одинаковые.

Прошу Вас обратиться к нашим телезрителям.

− Дорогие друзья! Скучал: мы давно не виделись на телеканале «Союз». Всех зрителей телеканала рад приветствовать в середине Рождественского поста. Впереди нас ждут самые непростые дни поста, когда, с одной стороны, будут светские праздники и хочется порассуждать, выделиться, показать, какой ты православный, а с другой стороны, есть соблазн совсем забыть про пост. Поэтому я всем нам пожелаю в предстоящие дни памяти великомученицы Варвары, святителя Николая хорошенько друг за друга помолиться: и вы за меня, и я за вас тоже помолюсь. Помолимся, чтобы нам достойно провести дни окончания Рождественского поста: встретить Христа, Который уже грядет родиться. Господь очень хочет с нами встретиться и смотрит, насколько мы достойно подойдем к встрече с Ним.

Если получалось в дни Рождественского поста каждый день открывать Евангелие, то почитайте еще Ветхий Завет, особенно пророков, которые пророчествовали о Христе. Если не получалось, то почитайте хотя бы Новый Завет о том, как Христос уже пришел в мир, поразмышляйте об этом. Что бы ни происходило в стране и мире, это нам поможет. Господь говорит: Царствие Божие внутрь вас есть. Сохраняйте его!

Ведущий Сергей Платонов

Записали Маргарита Попова и Наталья Богданова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святителя Николая Чудотворца в селе Сапково Рязанской епархии, руководитель Рязанского Центра охраны материнства и детства «Право на жизнь» священник Виталий Рыбаков.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​