Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

12 января 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святителя Николая в Покровском (г. Москва) протоиерей Павел Кондраков. 

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Есть очень жесткие слова апостола Иакова про язык, часть тела. Он писал, что язык – это прикраса неправды и оскверняет все тело. Как же так? Мы даже разговариваем с помощью языка, а апостол Иаков его достаточно жестко обличает.

– Язык имеет такое положение среди других членов, что может призывать и благословение Божие, и проклятие, ибо от языка зависит то, как человек вообще пойдет по жизни. Можно, например, своим языком такие бездны открыть! И даже убить человека. Мы знаем такие случаи, когда человек после каких-то злых речей от другого просто не находил себе места в жизни и в отчаянии погибал. Также язык тот орган, через который мы можем приносить благословение от Бога и в свою жизнь, и в жизнь других. Потому что все зависит от того, как мы им пользуемся.

Апостол Иаков говорит о том, что надо быть очень осторожным в обращении с языком. Здесь можно даже так поставить вопрос: как ты пользуешься языком, так складывается твоя жизнь и судьба. Мы знаем о таком интересном явлении, как воздействие слова на жизнь человека. Бывают даже такие случаи: если ребенку постоянно говорить, что он свинья, он начнет действительно вести себя так, что уподобится в своих действиях свинье. А если же ребенка всегда благословлять, говорить, что он хороший, даже если у него что-то не получается, поддерживать, подбадривать его, то он и развивается в нужном направлении. Здесь мы должны одно запомнить: когда мы Богу молимся, благословляем Бога языком, мы не можем этим же языком осуждать близких, проклинать их, ибо Господь сказал: «Не проклинайте, а благословляйте».

Также Господь говорит: «От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься». Представляете, совсем маленькая заповедь: не осуждай других – и будешь оправдан, не будешь осужден. В этом смысле апостол Иаков всех нас и предупреждает, что мы должны быть внимательны к своим речам, следить за своим языком, ибо от него приходит к нам либо благословение Божие, либо проклятие, которое мы сами навлекаем на себя через неправильное употребление этого органа.

– А если детей постоянно хвалить, разве это не поможет воспитать в них гордость, какое-то самомнение?

– Здесь надо понимать, что ребенок очень чувствует любовь. Если такая поддержка идет от чистого сердца, от любви, то ребенок, мне кажется, не испортится, только будет воспринимать это как поддержку. Ибо если постоянно показывать на какие-то недостатки ребенку, то он может вообще зажаться и не развиваться правильно. Но здесь надо тоже иметь меру (во всем надо иметь меру). Если даже нам что-то не нравится, можно это сказать таким образом, чтобы ребенок чувствовал, что мы любим его, о нем заботимся, но никак не пытаемся его унизить и сделать роботом, который выполнял бы наши приказы. Не надо унижать его достоинство, ибо это уже личность.

– Как найти эту золотую середину?

– Я думаю, это метод проб и ошибок. Родители поначалу очень часто ошибаются, и здесь помогает чтение. Надо больше читать о том, как воспитывать детей, можно даже читать книги каких-то психологов. Можно открывать творения святых отцов и смотреть, как они советовали обращаться с близкими. Но самый лучший вариант – помнить слова Господа: «Как вы хотите, чтобы с вами обращались, так и вы обращайтесь». Ставить себя на место ребенка. Он ошибся, но это же не трагедия. Если это не специальная ошибка, не какое-то повторяющееся действие, которое злонамеренно совершается, то, в принципе, можно его поддержать и даже подсказать, как нужно правильно делать. Но это все надо делать творчески, не просто в форме приказа, а именно подсказывать ему что-то и утешать, как-то правильно его направлять. Если же это какое-то злонамеренное действие, тут, конечно, можно даже выдумать такие действия со своей стороны, чтобы он задумался, правильно ли делает.

Например, мне рассказали такой случай. Когда ребенок разбрасывал игрушки, мама говорила ему: «Понимаешь, это же плохо, у тебя бардак в комнате, ты постоянно не следишь за тем, что у тебя происходит. У тебя и в душе, наверное, тоже не очень хорошо». Но он этого не понимал, у него был такой принцип, что все игрушки на своем месте; если он их сложит, уже будет не тот порядок, какой бы он хотел видеть. В один момент мама его предупредила: «Игрушки могут обидеться и уйти, потому что им не хочется быть  брошенными, это твое негативное отношение к ним. Ты уж постарайся как-то, за ними поухаживай». Но он так и оставил их по привычке. Ночью она пришла, собрала все игрушки в пакет и унесла. Он утром просыпается, говорит: «А где же мои игрушки?» – «Ушли, сынок. Теперь тебе придется подумать над своим поведением и изменить его, тогда они к тебе вернутся». Он тогда все понял и после этого никогда не оставлял игрушки разбросанными на полу, в беспорядке.

– Вы как считаете, бардак в комнате у ребенка – это значит, что и в душе бардак?

– Хороший вопрос. Надо смотреть на конкретного ребенка, просто так не могу сказать. Но вообще многие отцы говорят, что внутреннее содержание выражает себя во внешнем проявлении. Когда у человека действительно есть какая-то дисциплина ума, поведения, он старается все-таки приучать себя к правильному отношению к вещам, складывает их, убирает за собой посуду, старается, чтобы была какая-то чистота. Этим самым он выражает себя.

Если же у ребенка какой-то дискомфорт, дисбаланс, он любит шалить, видимо, тут может проявляться его излишняя энергетика. Но ему надо просто помочь и хотя бы какие-то маленькие шажки в этом направлении делать. Например: «Давай положим сегодня книги на место, чтобы ты знал, где их брать»; или: «Давай вот здесь уберем, пыль протрем». Это должно быть в форме какой-то игры, заботы о ребенке, чтобы он понимал, что это общее дело. Не только мама должна убираться, пылесосить, папа должен что-то делать, но и ты, как член семьи, должен участвовать в общем деле. Когда он видит, что это именно общее дело, что все начинают ему в этом помогать, он будет расти как полноценный член семьи, которого уважают, с которым считаются и который вносит свой вклад в развитие благополучия семьи.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Как Вы думаете, что для Бога более важно: человек как личность или же конфессия, в которой он состоит?»

– Вопрос, конечно, интересный. Я за Бога не могу решать, что Ему ближе. Но вообще Господь заботится о спасении души человека – это естественно. Конечно же, Господь воспитывает человека для вечной жизни. Если же человек рождается в такой стране или в таком обществе (мы все ведь не просто так пришли в православие, имеем какой-то опыт, и Господь открыл нам истину именно в православии), где нет православия, но живет по правилам совести, по законам, которые ему подсказывает его сердце, то, мне думается, Бог о нем тоже заботится. Бывали даже такие случаи, когда человек был в другой конфессии или даже не имел никакого понятия о вере (был в атеистическом окружении), но пришел к вере в Бога и перешел в православие.

Мы знаем такие случаи. Например, был такой иеромонах Серафим (Роуз), он именно искал Бога и нашел его в православии. Мне думается, здесь ближе такое понятие, что Бог, заботясь о спасении человека, приводит его к истине, но эта истина открывается ему в той конфессии, которая поможет ему развиться в правильном направлении и найти эту истину, чаще всего в православии.

Бывают разные случаи, непостижимые судьбы Божии, когда человек живет очень хорошей, доброй жизнью, старается жить по заповедям Божиим, но всю жизнь в Католической Церкви. И он даже не может себе представить, как может перейти куда-то еще. Но и здесь Господь этого человека не оставляет, дает ему знаки, помогает вырасти до Царствия Небесного. А как Он судит каждого человека – это не нам решать, это вопрос открытый.

– Святитель Феофан Затворник писал в ответ на вопрос, спасутся ли католики, так: «Не знаю, спасутся ли католики, мне важнее, что я без православия не спасусь». Как Вам такая позиция?

– Мне думается, очень правильная позиция. Потому что человек оценивает именно себя в той вере и в той духовной жизни, которую он ведет. Он действительно видел полноту, которая дается нам в православной вере. Это очень важно понимать. Когда я еще искал Бога (это были 90-е годы), ходил на встречи с пастором к протестантам. Меня поразила неразвитость богослужений, общения. Там все очень куце, там нет икон, нет таких таинств, как у нас в православии (например, таинства Евхаристии во всей полноте, что мы получаем). Там все строится на общении с пастором, на проповедях, общении друг с другом, на их молитвах. А одного этого не хватает, не чувствуешь Божьего присутствия.

Мне думается, святые не просто так уходили в пустыни, в какие-то монастыри, обители, прятались от людей, а именно искали Бога и находили Его. Они понимали, что именно в этой глубине, отрешенности от мира могут найти Бога. Тот же святитель Феофан Затворник, уйдя в затвор, не переставал изучать богословие, был замечательным экзегетом, сделал много толкований на Послания, на Священное Писание. Он многим людям помог обрести веру через свои писания. Он был таким же востребованным, как если бы жил в миру, а может быть, даже и больше помог людям. Потому что он нашел то, что искал, и через Бога, Которого он обрел, помог людям тоже найти истину. Поэтому он сказал то, что чувствовал, что вне православия просто погибнет.

– Вы упомянули сейчас про святителя Феофана, что он был в затворе. Затвор – это решение проблем, связанных с языком, о которых писал апостол Иаков?

– Знаете, мы сейчас иногда посещаем Католический центр. Это центр сестер милосердия матери Терезы, и там причащаем православных детей, находящихся на попечении у монахинь. У них есть такая интересная практика: две недели в году они полностью молчат. Я думаю, молчание иногда, то есть прерывание общения с другими людьми, – это полезная практика обретения своей души, обретения Бога в тишине. Потому что когда человек находится в постоянном движении, в общении, он не может сосредоточиться,  может даже потерять себя.

Если вы почитаете житие святого праведного Иоанна Кронштадтского, то заметите, что он уединялся от людей. Бывало, некоторые возмущались, почему батюшка садился в карету и уезжал куда-то вечером (он делал такую прогулку). Люди его ждали, хотели с ним пообщаться, а он просто вырывался из этой суеты, в которой был целый день, и находил себя, обретал опять Бога для того, чтобы дальше служить близким. Потому что силы человека накапливаются именно в тишине.

Когда человек молчит, задумывается о вечном, у него созревают новые мысли, глубже восприятие мира. И он уже с другим воззрением на мир приходит к людям, может им подсказать что-то. Когда течешь по течению, часто не видишь в круговороте, куда тебя несет. Только выйдя на берег,  можешь увидеть те горизонты, куда тебя может привести это течение. И ты можешь немного с другой стороны посмотреть на это течение. А если находишься внутри, как увидишь то, что с тобой происходит? Выход из этого течения и есть молчание, какой-то маленький затвор.

Преподобный Серафим Саровский часто говорил так: чтобы получить мир духовный, надо чаще спрашивать себя: где я? Уединяться и спрашивать, задавать себе такой вопрос. И эта самоидентификация, поиск себя помогают выявить твое место в мире, с тем чтобы этот мир был богаче, был тем миром, в котором Бог действует и Свой замысел о мире реализует через тебя.

Это известный факт: когда человек старается подстроиться под других, он нивелирует свою личность и таким образом становится неинтересным, ему нечего сказать. Он может повторять те же самые фразы, но с ним никто не считается и его неинтересно слушать. Но когда человек действительно себя обрел, когда у него есть что сказать людям, это большая польза; мне кажется, даже какое-то воздействие Бога через эту личность. Мы знаем: все святые говорили, что нет ни одного человека, который был бы здесь, на этой земле, лишним. Ни одного лишнего нет, все задуманы Богом для того, чтобы полнота мира была реализована в нашем современном пространстве.

– Мы упомянули праведного Иоанна Кронштадтского. Святитель Феофан решился уйти в затвор, праведный Иоанн Кронштадтский садился в карету и уезжал от всех побыть в тишине и молчании. Но Господь посылает апостолов на проповедь, то есть именно говорить, благовествовать. Имели ли право даже такие святые люди оставлять людей без своего пастырского слова и уходить в молчание, пусть даже это молчание было полезно для них? А было ли это полезно для людей?

– Тут надо понимать, что все-таки святитель Феофан Затворник даже больше помог людям, когда он ушел в затвор. Он не то чтобы спрятался от людей, а стал вести переписку. И объем переписки был такой уникальный и огромный, что люди удивлялись, как человек, будучи сосредоточенным в затворе, мог столько сделать для православия.

А святой праведный Иоанн Кронштадтский уезжал всего на полчаса. Что за это время произойдет? Мне думается, никому он не повредил, а даже наоборот. Он как раз и возвращался обновленный, облагодатствованный. Таким образом и помогал людям, и  держался. Мы знаем, сколько он сделал для Церкви. Это же не только молитвы, служение людям. Сколько он написал! Сейчас уже вышла новая серия его произведений, просто диву даешься, сколько там томов. Если старая была из пяти томов собрана, то сейчас уже такая большая серия! Ведь он размышлял, думал, писал для себя, но в то же время люди получали пользу, когда публиковались заметки о внутреннем содержании его жизни.

Он написал интересную книгу «Моя жизнь во Христе». И сейчас православные пастыри пользуются ею. Она очень полезна для нас современных, потому что он нам очень близок, он жил в гуще событий, был с людьми, испытывал искушения, побеждал их постоянно. И для нас это является укреплением, большой пользой, потому что мы сверяем свою жизнь с его записями и понимаем, что и он не был лишен той проблемы, какая у нас сейчас. Поэтому мы просто смотрим, как он ее решал, и стараемся действовать в таком же русле,  очень помогает его опыт.

– Апостол Иаков еще писал: кто не согрешает в слове, тот человек совершенный. То есть достаточно не согрешать в слове – и уже станешь совершенным человеком? Как этого добиться, чтобы не согрешать в слове?

– Первое – это, конечно же, молитва. Без Божией помощи это невозможно. Есть даже в псалмах такое изречение: Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих.

А еще известен такой случай у преподобного Сергия Радонежского, когда один из его учеников хотел пойти на подвиг молчания. И преподобный Сергий сказал ему: «Ты просишь о великом, но завтра приходи на литургию, я тебя благословлю». И когда этот ученик пришел на литургию, преподобный Сергий, помолившись, вышел из алтаря и крестом осенил его. И этот ученик говорит, что когда он осенял его, из креста как будто вышел пламень, его всего охватило этим пламенем, и с этого момента он стал молчать. Но что интересно, были моменты, когда он хотел заговорить, но какая-то сила ему препятствовала это сделать. Лишь однажды он поведал о чуде, которое видел с преподобным Сергием, и после этого опять молчал.

Это о чем говорит? О том, что если мы хотим научиться молчать, контролировать свой язык, то, конечно, надо молиться Богу усердно. И это не просто сиюминутная чудесная помощь от Бога, это работа над собой. То есть мы можем смотреть за собой, и когда мы что-то не то говорим, бываем резки, чувствуем, что лишние слова высказываем, то после этого надо каяться. И Господь, видя наше усердие, наше желание быть молчаливыми, теми, кто контролирует свой язык, свою речь, конечно, поможет.

В противном случае может быть и так: Бог может подать просимое, а человек еще не созрел, потому теряет дар. Это очень опасно, потому что это пренебрежение Божьим даром. Надо помнить, что любой дар требует и особой заботы. Поэтому если ничего не получается, не надо унывать, надо просто работать над собой, трудиться и знать, какая у тебя цель. Для чего ты это делаешь? Чтобы стяжать благодать Божию, не погибнуть через свой язык. «А тот, кто молчит, – говорит премудрый Соломон, – есть мудрый муж». Батюшка  Серафим говорил, что часто раскаивался из-за того, что говорил, но никогда не раскаивался, если молчал. И мы часто за собой замечаем: когда что-то лишнее скажешь, потом переживаешь и думаешь: зачем я это сказал, кому это надо было? Когда человек следит за своим языком, он понимает, где ошибается, а где нет. В то же время человек совершенствуется, постоянно растет в этом направлении.

– Вопрос телезрительницы: «Я вспомнила Симеона Верхотурского. Он был скромным, одежду шил. Но он делал это недоброкачественно, не до конца. Он не любил, чтобы его хвалили. А как же так? Ведь люди гневались, потому что вещь не была доделана. Это же тоже грех. Получается, он их искушал на грех, ради того, чтобы его не хвалили? Как здесь разобраться?»

– Я думаю, что Вас интересует практическая сторона этого дела. Это ведь не просто вопрос: как он так делал? Да, он так делал. Но если мы в своей жизни это никак не применим, то зачем нам это знать? Тут вопрос, конечно, еще в чем? Нас соблазняет то, как он себя вел. Мы видим житие и видим, как он себя вел. Но мы не знаем, как он отмаливал этих людей. Может, он всю ночь потом молился и просил у Бога прощения. Он искал смирения, унижения себя.

Мы помним о подвиге юродства. Блаженная Ксения и блаженный Василий ведут себя, может быть, иногда неподобающим образом. Да, они спасаются, юродствуют, но люди часто об этом не знают и тоже согрешают. Но ведь и Ксения Петербургская, и блаженный Василий действовали в разуме Божием.

Интересный случай был. Есть на юге такой святой, блаженный Павел Таганрогский.  Пришел к нему один блаженный – еще молодой парень. Была очередь, и пока он стоял в очереди, кому-то что-то подсказывал, с кем-то шутил, кого-то смирял, унижал, щипал. То есть все делал как юродивый. Когда этот парень вошел в келью к блаженному Павлу, тот сказал: «Брат, ты рановато этим занялся, давай прекращай это дело, потому что для юродства нужен духовный разум. Ты можешь себе повредить. Лучше живи проще, а со временем, если нужно будет, Бог приведет тебя к этому подвигу». Он ему запретил этим заниматься.

Почему Симеон Верхотурский так поступал? Это тайна. Мы не можем в нее проникнуть. Мы понимаем («со своей колокольни») этих жителей: заказываешь какую-то вещь, а тебе приносят ее ущербную и поврежденную. Конечно, будешь  ругаться. Но он смиряется. Но если это в Промысле Божием о каком-то святом, то, видимо, этот грех этим святым и отмаливается. Ты-то что? Ты праведно гневаешься на него: он сделал не то, что тебе надо. А Господь, видя его расположение и молитвы о тех, кого он, может быть, ввел в грех, конечно, миловал его и помогал ему. Для нас это непостижимо. Это все равно что постигать младенцу жизнь взрослого человека. Есть духовные люди, которые действительно постигают эти вещи. А есть те, кто только приходит к вере. Они в Церкви очень многого не знают, им это непонятно. Но надо себе сказать, что это особый Промысл Божий, особое действие Бога для того человека, который рядом с ним жил. Он же спасся, стал святым. Мы видим результат. Если бы он погиб, мы могли бы сказать, что он что-то не то делал, а раз он спасся, то тем более имеет великую благодать. Ведь в той области, в которой он прославлен, он является большим заступником. Его почитают. Это величайший святой.

– Вопрос телезрительницы  натолкнул меня на такую мысль. Ведь мы призваны подражать святым. Может быть, и нам нужно подражать праведному Симеону, относиться к работе небрежно? Святой же так поступал, и он прославился, мы его почитаем.

– Надо знать, какая у него жизнь. Вы задали интересный вопрос. Я сейчас приведу аналогию, чтобы перейти к тому, о чем Вы спросили. Многие приходят на исповедь и говорят: «Батюшка, я читал Серафимово правило, но не полностью». – «А какое Серафимово правило?» – «Три раза “Отче наш”, три раза “Богородице Дево” и Символ веры». А давайте посмотрим, какое было Серафимово правило. Утром: три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево, радуйся», один раз Символ веры. А потом от завтрака до обеда беспрерывно читать: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня». И трудиться. В обед опять читать три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево» и Символ веры. И потом до вечера опять: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй меня, грешного». Тогда получается уже другое правило. Вот Вы сказали: а давайте будем вот это делать… Хорошо, но тогда давайте поститься так, как он, молиться коленопреклоненно, как он.

Например, я знаю, что блаженный Павел Таганрогский каждый день за ночь делал тысячу поклонов. Давайте попробуем. У меня был один случай. Один человек, который был зависимый, искал спасения. Он попал к одному батюшке в монастырь. Ему было очень тяжко. И ему батюшка сказал: «Делай тысячу поклонов». И тот так устал, что у него ноги тряслись, говорит: «Я потом понял, как по-настоящему подготовиться к причастию». Он как раз готовился к причастию. Взять одно, а другое не взять – это неправильно. Мы не можем говорить о том, что Симеон Верхотурский себя неправильно вел и смущал других, пока сами не начнем так же жить. Мы не можем постичь, как он мыслил. Но здесь есть такая тонкая грань: можно выполнять то, что он выполнял, с гордостью – и погибнуть.

Когда к батюшке Серафиму подошли и спросили, можно ли носить вериги и власяницу, он сказал: «Твои вериги и власяница – если тебя кто-нибудь оклеветал, осудил, плюнул в тебя». То есть надо сначала внутренне созреть, а потом думать о том, что бы ты смог сделать внешне. А внутренне созревают через внимание и честное к себе отношение, проверку через заповеди Божии: как говорит Господь – и как думаешь ты. А это не так легко.

– Следующий вопрос: «Как отучить себя сквернословить и в гневе говорить обидные вещи близким людям?»

– Да, это работа. Я уже сказал об этом. Надо просить Бога: Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих. Каждый раз, как только это сделал. Потому что в запале можешь себя не контролировать. Можешь после прийти к иконам или даже тут же сказать: «Господи, прости меня. Помоги мне». И это искреннее желание исправиться действительно даст плоды.  

Еще надо посмотреть, как ты живешь, что смотришь, сколько спишь, ешь. Надо посмотреть на свой режим, на свое правило. Какое правило у тебя? Если ты не молишься, начни молиться. Если не читал Евангелие, начни читать. То есть надо наполнять себя положительным содержанием, благочестивыми размышлениями. Это желание не согрешать в тех испытаниях, которые могут с тобой случиться, искушениях, которые могут произойти. Ты идешь куда-то и знаешь, что, возможно, там встретишься с искушением, люди тебя будут раздражать, может, как всегда, те бранные слова, которые ты не хотел сказать, скажешь. Здесь надо просить: «Господи, помоги мне». Когда будешь так делать, Господь обязательно даст силы, и ты будешь не только контролировать себя, но  и плохая привычка от тебя совсем уйдет. Привычки уходят постепенно. Они как страсти. Если страстям не давать воли, они засыхают. И если эту привычку ограждать, ограничивать, то она постепенно уйдет из твоей жизни. Но только не надо отчаиваться. А то, бывает, пытался-пытался, ничего не получилось, и стал еще хуже делать: зачем мне стараться, ведь ничего не помогает… Вот здесь человек поступит неправильно. Надо видеть себя таким, кто обязательно получит помощь от Бога.

– Следующий вопрос: «Заочно я стала крестной матерью сына своей двоюродной сестры (ему 11 лет). Мы с ним не знакомы, не общаемся и вряд ли встретимся. Живем в разных городах. Что я могу для него сделать?»

– Молиться. Потому что молитва не имеет преград, расстояний. У нас немного поверхностное отношение к молитве. Потому что мы не испытывали силы молитвы. Мы не ощутили благое иго Христово, когда Господь силой Своей приходит в нашу жизнь. Мы ощущаем Бога в нашей жизни, чувствуем Его помощь через обращение к Нему. Мы видим нужность и полезность молитвы. Когда это есть, понимаешь, насколько молитва может быть действенной силой, которая может помочь и твоему крестнику. Начинаешь молиться от всего сердца. Когда меня только рукоположили, я не понимал, когда мне говорили: «Батюшка, мы за Вас молимся». Я думал: «Да я и сам помолюсь». А так получилось, что много было в жизни искушений, сложных событий. И когда люди стали это опять говорить, я стал прислушиваться и понимать, как это важно, что люди меня помнят и кто-то обо мне молится. Вы не думайте, что это маловажное дело. Молитесь за своего крестника, и это будет самая лучшая для него поддержка и помощь.

– Как Вы думаете, это правильно, когда заочно становятся крестными?

– Конечно, неправильно. Ребенок должен видеть свою крестную, с ней общаться. Но случаи бывают разные. Иногда приходит человек, а у него вообще никого нет. Лишь бы кого брать тоже не хочется. У меня был такой случай. Пришли крестная и родители, мы девочку покрестили. А эта крестная – наша прихожанка. Она потом говорит: «Батюшка, я же по-настоящему к этому отнеслась. Я решила быть в их семье, помогать ребенку, молиться о нем». Она какие-то подарки приносила, начала звонить. Должно же быть какое-то единение?.. А они как сказали? «Ты побыла крестной, ну и хватит. А теперь мы будем сами жить». Это нехорошее отношение. Есть сейчас собеседования перед крещением, чтобы понимать серьезность намерения людей. И здесь надо помнить, что самое лучшее – это когда ты очно участвуешь в крещении своего крестника, когда потом его воспринимаешь с купели и с ним по жизни идешь. Это духовное таинство, родство душ. Когда моя дочка встречается с крестной, у них общение на уровне взглядов, жестов. Я даже не постигаю этого. Дочка перед крестной преображается и становится как агнец. Это, конечно, чудо. Крестный должен быть в общении со своим крестным ребенком.

– Следующий вопрос: «Как правильно проводить святочные дни?»

– Это очень актуальный вопрос. Сейчас мы в таком периоде, когда можем забыть Христа и потерять то, к чему стремились весь пост: к встрече Христа. И это будет обидно. Или мы можем это развить. На Украине есть такая традиция – колядовать. Люди ходят в гости друг к другу, поют праздничные песни. Это должно быть на слуху. Это радость. Это радость не застолья и телевизора. Хотя и это тоже нужно как дополнение. Сейчас нам дано послабление и в пище, и в правилах.

 Но главное: обратить свое внимание на духовную составляющую. Не забывать молиться, продолжать ходить в храм и причащаться. Это очень важно. Даже на святках, хотя поста сейчас нет, мы можем готовиться и причащаться, потому что в этот период мы, наоборот, через Причастие еще более осмысленно будем подходить к этому празднику, к этим святым дням. Что значит: святые дни? Это когда мы вспоминаем Рождество Господа нашего Иисуса Христа, ради чего Он пришел, что для нас сделал. И конечно же, Христос должен родиться в душе каждого, вырасти, возмужать. И человек должен сказать с апостолом Павлом: уже не я живу, но живет во мне Христос. И вот когда человек так живет, от силы в силу, со ступеньки на следующую ступеньку восходит в духовной жизни, конечно, он только приобретает. А если мы ждали, когда можем наконец разговеться, расслабиться, теряем все, что приобрели. Конечно, заново, по кругу, делать тот же самый оборот очень обидно. Поэтому я советую постараться максимально себя направлять в духовное русло, читать литературу, узнавать больше о Рождестве. И это все будет помогать одухотворяться и правильно проводить эти дни.

– Мне бы хотелось спросить по Посланию апостола Иакова. Он начинает третью главу со слов: Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению. Как Вы считаете, в какой момент православный христианин может перейти от изучения веры к тому, чтобы наставлять окружающих? Например, научить своего ближнего, как правильно веровать.

– Тут главное – не навредить. Надо всегда помнить о том, что ты изучаешь православие, но как бы не стать тем, кто становится занудным учителем, фарисеем, который отцеживает комара, а верблюда может проглотить, который возвышается над другими своей ученостью и своими знаниями. Самое лучшее наставление для близких – помощь. Вот у человека какая-то проблема. Он у тебя просит помощи, здесь можно помочь; если скорбь, с сочувствием и аккуратно что-то подсказать… Ты сам можешь подвергнуться суду, если будешь осуждать ближнего, так можешь далеко зайти. Иногда у прихожан видишь такое выражение «учености»: «А Вы разве этого не слышали, а Вы это не читали? А Вы не в новостях? Ну как же так?..»  

Давайте разберем, о чем речь. Господь, если надо, открывает человеку все, что нужно. Конечно, это не значит, что надо закрыться и жить вне мира. Нет, мы живем в миру. Интересоваться надо тем, чем живет Церковь, чем живет наше государство. В какой-то мере это полезно, потому что ты не можешь отделить себя от общества, ты живешь в нем. Но должна быть в приоритете твоя духовная жизнь, а все остальное должно прилагаться.

– Отец Павел, большое спасибо за сегодняшнюю беседу. По традиции хочу попросить Вас подвести итог передачи и что-то пожелать нашим телезрителям.

– Мне бы хотелось в эти святые дни еще раз напомнить: давайте мы с вами не будем терять ту благодать, которую получили в празднование Рождества Христова. Чтобы эти святочные дни наполнились радостью и мы постарались сохранить тот внутренний настрой, который приобрели за время Рождественского поста. И чтобы родившийся Христос был для нас чудом. И, радуясь этому чуду, мы делились бы этой радостью с другими людьми, которые нас окружают.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Наталья Культяева

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​