Беседы с батюшкой. Всегда ли надо говорить правду

9 апреля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. 

– Тема сегодняшнего обсуждения: «Правду говорить легко и приятно. Так ли это?» Об этом мы сегодня и поразмышляем. Начнем с того, что такое правда. 

– Правда – это субъективное понятие, и, в принципе, ее еще нужно доказывать. По сравнению с истиной, которая объективна, непоколебимый абсолют. Для каждого верующего человека истина – это Бог. 

Есть русская поговорка: у всякого Павла своя правда. И в нашей беседе мы должны подойти к тому, откуда растет правда и правда ли это. 

Есть старый удивительный сказ, притча о том, как встретились правда и ложь. Они побеседовали, и ложь заманила правду своими сказками в колодец, чтобы поплавать, отдохнуть. Пока правда плавала, ложь переоблачилась в ее одежду и ушла. Правда осталась голой, и никто не стал принимать голую правду в этом мире, а принимали красиво одетую ложь. 

Здесь можно вспомнить русскую поговорку: сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам – урок. Мы должны все-таки научиться различать правду. Все знают выражение: режь правду-матку. Но стоит ли это делать? Готов ли ты услышать или сказать правду? Здесь тоже важно умение. Умение иногда промолчать, иногда пожалеть, проявить милость. Правда – это свет. Если резко включить яркий свет, то можно просто ослепнуть. Даже Господь нас бережет и не все нам открывает о нас самих. Поверьте, если бы мы узнали о себе всё сразу... 

– ...то сошли бы с ума. 

– Это минимум. Поэтому в правде мы должны возрастать. А корень правды, источник – это истина, абсолют, из которого правда может дать свои плоды. 

– Очень интересно Вы сказали о том, что не всегда нужно говорить правду и иногда пожалеть человека. В принципе, какой-то компромисс получается. А если мы не говорим правду? Это одно и то же с ложью? 

– Нет, конечно же. Мы должны понять, что есть две информационные точки, два абсолютно разных источника. В Евангелии написано, что не может из одного источника течь горькое и сладкое. То есть ложь и правда не могут умещаться в одном сердце. Источник лжи мы знаем; в Писании сказано, что отец лжи – это дьявол, он первый, кто усомнился в Божественной правде. Первое слово о правде ведь звучит именно от него. Кстати, Википедия говорит, что слово «правда» в Библии встречается шестьдесят восемь раз, а слово «истина» – в два раза меньше. 

Первое слово о правде сказал сатана: «А правда ли Бог?..» И далее по тексту. То есть сатана ставит под сомнение слова Божии; значит, он – источник лжи, он стал лгуном. И Сам Иисус о нем сказал, что он не устоял в истине и говорит свое. То есть он отключен от истинного источника питания. И все моменты жизни, когда мы сомневаемся, – это его подложка, его матрица, которую он внедряет в человека. Как он это сделал и с первыми людьми. Ведь Адам и Ева уже с измененным умом ушли из рая, они пали, стали смертными, их ум помрачился. То есть источником их информации стал дьявол. Конечно, у них были воспоминания о рае. Мы помним, Адам плакал девятьсот лет. Есть очень хорошее описание о плаче Адама. 

Но как теперь различить ложь и правду в самом себе? Это и есть духовное наследие Православной Церкви. Потому что именно Христос, Новый Адам, сказал: Я есть Истина. То есть Он явил людям ту правду, которую они потеряли в раю. 

– То есть можно утверждать, что ложь и молчание о правде – это разные вещи. В бытовой, семейной жизни, в общении с близкими людьми нам часто не удается говорить о правде, об очень важных вещах, которые мы считаем спасительными, по причине того, что человек не слышит это или не хочет слышать. Если я не говорю, например, с неверующим человеком, не пытаюсь его обратить в веру, то, наверное, я поступаю неправильно. Так ли это? 

– Есть еще умолчание или так называемая ложь во спасение. Вспомним нашего русского героя Сусанина, который спас нашего царя: он повел врага совсем другим путем и дал возможность подготовиться войску, которое защищало царя Михаила. И Сусанин погиб при этом. Поэтому есть ложь во спасение. Но это не ложь. Мы сейчас говорим все-таки о духовных источниках. А на войне другие ситуации; на войне как на войне. Если тебя взяли в плен, а ты – разведчик и знаешь, где твой штаб, разве ты врагам должен сказать, где он находится? Вроде правду скажешь, но одновременно будешь предателем. 

Мы должны разделять правду мирскую, правду людей, и этой правдой занимается суд. Есть справедливость судебная, которая была в Ветхом Завете, и, в принципе, она давала возможность человеку оправдаться на суде (и сейчас это есть). Суд мог осудить человека. Был закон, который давал возможность правде существовать в рамках закона. Глаз за глаз, зуб за зуб... 

Но вот приходит время, когда является правда Божия на земле. Потому что просто живя законом, человек не получает спасения. В чем спасение? Для чего пришел Христос? Христос принес нам правду о Боге, мы забыли, Кто такой Бог. Те люди, которые ждали Бога, ведь ожидали совсем другого Христа. Они ждали справедливого воина, царя, который освободит их от гнета, который воскрешает мертвых, кормит армию... 

– Воду претворяет в вино... 

– Такого царя все хотели бы иметь. Но идти за этим царем крестным путем – уже никто не захотел, даже апостолы разбежались. Этот путь, оказывается, и есть путь спасения. Христос сказал: Я есмь путь и истина и жизнь. Это наше кредо, смысл нашей жизни. Тогда эта правда, которая обретается во Христе, становится и для нас правдой. Это горчичное зерно, которое бросается в наше сердце при крещении, когда человек приходит креститься с верой, желая освободиться от дьявольской лжи. Ведь у некрещеного человека ум непросвещенный, он соработник не духовному миру, даже если его дела кажутся добрыми, прекрасными. Одно дело – Суд Божий, и другое – человеческий. Поэтому иногда правда даже доброго человека является в глазах Божиих отвращением. 

– Вернусь к своему вопросу. Если я не говорю с неверующими людьми о вере, не совершаю ли я преступление по отношению к закону, данному нам Господом: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа? 

– Дальше по тексту там идут слова: уча их соблюдать все, что Я заповедал вам. То есть мы должны в первую очередь обучить человека. Что говорили апостолы? Какая первая проповедь была у апостолов? Они говорили о воскресении Христовом. Они не говорили: ты плохо себя ведешь, ты грешный, ты поклоняешься каким-то тельцам. Или: посмотри, надо вот так креститься, а не вот так; кланяться надо вот так, а не в другую сторону. Они об этом не говорили. Они в первую очередь говорили о воскресшем Христе. Это и есть 

Благая Весть, которую они несли по всему миру. Это зерно, которое они пронесли по всему миру, возросло и дало плоды – Православные Церкви, церкви верующих во Христа. Здесь опора именно на эту правду. 

Бывает, человек с пути Христова съезжает в сторону: увлекается политикой, например... Иногда слышишь речи: мол, давайте поддержим такого-то все вместе, он такой хороший, добрый человек... Я не могу дать оценку тому или иному человеку, потому что у меня нет власти кого-то судить. Если человек мне кается и говорит: «Я согрешил, отче», тогда, может быть, я смогу своим скудным умом поискать ответ на вопрос, как встать ему на правильный путь. 

Как говорил Антоний Сурожский, если человек в тебе не увидит искорку Божества, радости о воскресшем Христе, он не поверит тебе, даже если ты будешь ему доказывать что-то на пальцах. Человек не поверит, потому что ты сам в это мало веришь, тебе просто интересно об этом побеседовать. 

– Получается, чтобы говорить правду (когда мы говорим о вере), нужно обладать не только книжными знаниями, но и особым духом. 

– В первую очередь, конечно, Дух Святой должен быть в человеке, хотя бы задатки этого Духа. Если наша праведность не превысит праведности книжников и фарисеев, то грош нам цена. Они знали все Писание и даже с Христом спорили! Сам сатана Писание знает, у него пятерка с плюсом... 

– Вспоминается эпизод, как апостол Павел сказал в Афинах: «У вас очень много святынь и на одном из жертвенников написано: “Неведомому Богу”; вот о Нем я и буду вам говорить». То есть надо стремиться к знанию и умению говорить. Апостол Павел в этом случае и не соврал, и удивительно использовал их заблуждения против них самих. 

– Да, это умение человека найти хотя бы что-то хорошее в другом человеке. Если мы начнем искать друг в друге то, что нас разделяет, то, поверьте, мы просто раскромсаем друг друга. Крестные походы друг на друга были, есть и будут. Но если человек приходит с проповедью о Христе, он ищет возможность не обличить человека, сказав ему правду, а рассказать о Том, Кто эту правду несет в мир. Ибо правда пришла в мир в виде Христа, другой правды нет, все остальное – ложь. 

– Еще один важный, на мой взгляд, аспект – неправда по отношению к собственной истории. Причем как к истории народа, так и к своей истории. Я понимаю, что Господь попускает нам забыть свои какие-то очень страшные грехи, ведь если помнить о них постоянно, можно сойти с ума. В данном случае я говорю не об исповеданных грехах, а о забытых. Хочу провести параллель. Ведь мы свою историю любим только в том случае, если она хорошая. Плохие страницы своей истории мы очень не любим или превращаем их в хорошие страницы. 

Например, недавно мы вспоминали наших новомучеников. Понятно, что мы не можем вспоминать об этом как-то благостно. Но и здесь мы способны сказать: вот какие они плохие, столько людей погибло, но мы всё претерпели, мы молодцы, и Церковь все-таки выжила. В принципе, мы опять отрываем себя от собственной истории, не думаем, что в какой-то степени и мы – дети тех людей, которые в том числе были повинны в смерти новомучеников. Как Вы считаете, переписывание истории в этом случае – это неправда, ложь или это умолчание? 

– Если заглянуть в Ветхий Завет, то для меня история избранного народа более понятна. Мы видим в истории этого народа и дни процветания во время правления Соломона, красоту храма. Потом был отстроен второй храм. Кто его построил? Человек, хуже которого в истории только Гитлер... 

– Ирода имеете в виду? 

– Да. Ирода Великого. Он строил храм для чего? Сейчас можно сказать, что для помпезности, крутости. Но все-таки он его построил. Какая здесь правда, в чем она таится? Господь ему внушил построить храм? Думаю, вряд ли. Но главное не в том, кто что сделал, а почему это произошло. Ведь правда кроется не в последствиях совершенного греха, а в причинах грехопадения. Мы же не судим постоянно Адама и Еву, что они согрешили. Почему я должен нести грех Адама? Почему я должен умирать? Они согрешили, а я, может быть, и не согрешил бы, если бы у меня была возможность быть в раю. Но я там не был. Можно обвинить во всем их, что у нас были такие плохие предки... 

История нашей Церкви не должна быть переписана. Надо увидеть в сравнении с историей Ветхого Завета, как наш русский богоносный народ так же отвернулся от Бога. И последствием этого падения народа являются и революции, и убийство царя, и расстрелы священников, и все остальное. Я бы сказал, что это было искупление падения нашей Родины, и, видимо, другой жертвы Бог не мог предусмотреть, потому что слишком велико было падение в душе человека. 

Правда именно в том, что человек отходит от Бога, и потом уже действует сатана. Господь попускает сатане совершать какие-то действия, но это делается для прославления Бога. Вспомним многострадального Иова: Господь разрешил сатане сделать с ним все, только душу его не трогать. Так и здесь: Господь попустил для нас такую скорбь. Для человека любая болезнь – скорбь. Но ведь это правда Божия. Человек должен задуматься: почему со мной это происходит? Почему это происходит в моей семье? Почему это происходит в моей стране? Тогда, может быть, он коснется темы покаяния. 

Начни с себя. Оказывается, я причина этого зла, которое происходит сейчас в том или другом месте. Я говорю о личностном покаянии. Не надо общего покаяния, не надо театральных моментов, что должна вся страна покаяться и так далее. Начни с себя. И это покаяние будет первой правдой, первым шагом к Богу. А Бог даст тебе Духа Святого, потому что именно в Духе Святом есть правда. Об этом писал еще Соломон: Слушайте, потому что я буду говорить важное, и изречение уст моих – правда (Притч. 8, 6). Он говорил о премудрости как о силе, славе и правде Божией. Это говорит и о Духе Святом, Который свидетельствует об истине. 

Что касается истории, мы никогда не узнаем правды, мне так кажется. Как можно узнать правду истории? Мы либо должны будем кого-то осудить, либо прославить. Мы и так в своих мыслях осуждаем тех, кто убивал, а тех, кто умер, прославляем. Я думаю, достаточно того, чтобы была память о том моменте, когда человек уходит от Бога, чтобы это стало причиной возврата человека к Богу. Вся история Ветхого Завета об этом: как только народ уходил от Бога, он получал в виде наказания или рабство, или какие-то страдания, или разрушение храма. То есть все время идет наказание Божие за уход от Него. Кого люблю, того наказываю, говорит Господь. Вот так и у нашего русского народа. Любит нас Бог. 

– Великим постом мы все время произносим покаянную молитву. Мы просим, чтобы Господь вернул нас на путь покаяния. Все-таки весь пост направлен на то, чтобы примирить себя с Богом. И если мы идем по этому пути, то учимся быть честными хотя бы по отношению к себе. Или все же мы обречены никогда не узнать о себе никакой правды? 

То есть мы все время находимся в некой лжи по отношению к себе, потому что нас и Господь жалеет, и мы сами себя жалеем; и вот это жаление воспитывает в нас ложь. Или мы все же способны преодолеть это в себе? 

– Да, вопрос очень трудный. Я смотрю на себя, на свою попытку встать на путь правды хотя бы ради того, чтобы быть честным перед собой и перед людьми, и, конечно, я вижу огромнейший путь, который еще нужно пройти. Наверное, я еще и не встал на путь истины и правды, хотя этот путь рядом – пожалуйста, шагай, ступай. 

Но, видимо, падения будут преследовать каждого человека до его смертного одра. Как говорят святые отцы, жизнь у нас от литургии до литургии и от падения до падения. То есть мы падаем и встаем, иногда ползем, но идем именно к прощению, к литургии, к исповеди, а не от победы к победе. 

– Как Александр Македонский. 

– Да, победить все и вся. Разделяй и властвуй. И здесь пост, конечно же, обнажает нас, он начинает обличать нашу совесть. Человек постепенно начинает освобождаться от мирского. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его. То есть если мы начинаем проходить этот путь в поисках Царства Божия, мы не можем найти его таким зримым образом, как написано. Мы не увидим его зримым образом. 

Это Царство открывается в каждом человеке, его нужно искать в самом себе. Эту правду нужно найти в себе, а правда – это Христос, Истина. Хорошо начать жить по этой правде, жить, как жил бы во мне Христос, что бы Он сейчас сказал, что бы Он сделал… 

Сатана задал вопрос Еве: «А правда ли, что Бог сказал, что нельзя вообще вкушать с древа?» То есть вопрос такой, что скажешь «да» – будет неправильно, скажешь «нет» – снова неправильно… Когда нас о чем-то спрашивают, мы не должны бросаться на амбразуру и говорить: «Сейчас я расскажу о тебе всю правду, я все про тебя расскажу». И не нужно даже про себя говорить все. 

Иногда даже исповедь становится такой: я согрешил в том, в том, да еще в этом... Человек как бы гордится своими грехами, он не в покаяние уходит, а даже тщеславится. То есть у дьявола столько цепких коготочков, столько ниточек с этой ложью, чтобы не отпустить человека от мира сего... И вот здесь у человека должна быть решимость найти в себе силы сказать эту правду сначала самому себе: что он великий лжец, он обманывал Бога всю свою жизнь. 

Даже сейчас, стоя на исповеди, он хочет скрыть те моменты, которые будут неприятны батюшке: «Что он обо мне подумает, если узнает такое? Каким же я теперь буду в его глазах?» И вот эта боязнь сказать правду себе опять же является той ложью, которую сатана нашептывает на ушко, потому что мы не знаем, что такое прощение. 

Мы забыли, Кто есть Бог. А Бог есть любовь. И если бы мы шли к Богу как к источнику любви и говорили: «Господи, у меня нет любви», – Он бы сказал: «Так ныряй в источник, вот он, он здесь. Нырни и напейся этой любви и сам стань любовью в мире сем». 

Но мы боимся сделать этот шаг. Лучше будем считать себя грешными, недостойными, некими аккуратными грешниками, приходящими на службу с кивающими головами, в черных платочках и так далее. Но, увы, все это только прелюдия, это еще даже не конфликт; и до антракта еще далеко. 

– Даже в церкви мы можем быть неискренними, даже в обращении к Господу, когда молимся и думаем о каких-то других вещах. Или, исповедовавшись и ожидая причастия, мы совершенно спокойно можем сказать: «Куда Вы идете? Тут я стою». 

Я понимаю, что ложь начинается с каких-то очень маленьких вещей, действительно с мелочей. Но мы привыкаем к этим мелочам, постепенно обвыкаемся в этой лжи и постепенно в ней возрастаем. Как же ее в себе побороть? 

– Мне очень нравится, как перед крещением человек отрекается от сатаны. Это просто изумительно: и дунь, и плюнь, и чуть ли не растопчи его, дай ему пощечину.То есть это прекрасный образ. Для первых христиан, видимо, он был явственным. Потому что за церковной оградой их могли убить сразу после того, как они приняли крещение; вели их на съедение зверям, и они понимали, что смерть близка. 

И вот это ожидание смерти («помни о смерти и никогда не согрешишь») является желанием войти в область Христову, в Его мистическое Тело, членами которого все мы являемся. Ведь когда мы собираемся вместе, мы является Телом Христовым. Но чтобы войти в Тело Христово как член Церкви, чтобы стать единым с Телом Христовым, его человеческой природой, мы сначала исповедуемся, очищаемся. Мы причащаемся, пропускаем через себя Его Кровь. 

В человеческом теле миллиард клеток, и каждая из них получает кровь. Если, например, перетянуть палец, то он посинеет и начнет гнить. Так и с членами Церкви, которые находятся вне ее. Это наш крест, ношение язв на нашем теле, и от этого болит все тело, а не какой-то один член. 

Маленькая заноза в ноге – и уже не можешь ходить, пока ее не вытащат. А сколько таких заноз у нас в теле! Откроешь Интернет и ужасаешься. Страшно смотреть на все эти оскорбления, на всю эту грязь и волну негодования о каких-то церковных моментах нашей жизни. И понимаешь, что очень много зависит от каждого человека. 

Раскроем свое сердце, даже темное, помраченное страстями, подойдем ко Христу и скажем: «Господи, прииди и вселися в ны»… И если бы мы верили, что сейчас скажем это – и в нас вселится Дух Святой... 

Представьте, Дух Святой, а я Ему говорю: «Вселяйся в меня», – и Он в меня входит, потому что я Его об этом прошу. Он же не может сказать: «Я не войду в тебя, потому что не хочу в тебя входить». Я же прошу Его, и Он входит. И мы должны верить в то, что в нас есть Дух Святой. А если Он в нас есть, каким я сейчас уже буду, кого буду обзывать, кого буду насиловать? Я в кабак пойду с Ним? А если причащусь? 

Я иногда строго говорю людям, которые не могут бросить курить: «Как же ты будешь причащаться? В тебе сейчас будет Христос. Как ты думаешь, как Христос относится к курению? Поразмысли, что произойдет с тобой после причастия. Ты должен понять, что в тебе будет жить Христос. У тебя на руках сейчас будет Младенец». И люди немножко задумываются. 

Я говорю: «Если Вы не можете бросить грех, давайте подождем. Может быть, надо принять какое-то лекарство против греха, епитимью, нужны какие-то врачебные духовные силы, может быть, поработать скальпелем, чтобы Причастие не стало просто чашечкой кофе. Вот пришел ты в церковь, поставил пару свечек и заодно причастился. Нет, к Причастию нужно относиться очень серьезно». 

И если мы впускаем в себя Христа, ложь уходит. Мы отрекаемся от сатаны. И если перед причастием мы сказали: «Отрекаемся от тебя, сатана, и идем ко Христу, сочетаемся с Ним, во мне правда, во мне Христос, истина», – происходит метанойя, и дальнейшие мои действия уже будут следствием того, что во мне это творит Христос, а не я. У меня нет тщеславия в этом, потому что во мне это делает Христос. 

– У меня есть знакомый, который каждый раз перед выходом из дома произносит молитву: «Отрекаюсь от тебе, сатана, и служения тебе, и гордыни твоей. И сочетаюсь Тебе, Христе Боже, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». 

– Прекрасно. 

– Мне кажется, если это происходит искренне, то все слава Богу. Но недаром в своем утреннем правиле мы произносим молитву Макария Великого: Боже, очисти мя грешнаго, яко николиже сотворих благое пред Тобою. Неужели, если быть к себе честным, мы видим только свою абсолютную ничтожность? И может ли в этом случае это помочь мне возрастать, что называется, не во лжи, а в правде? 

– Преподобный Силуан Афонский учил своих учеников держать ум во аде. Для чего он это делал? Для чего нужно думать об аде? Мы о смерти думаем, и нам страшно, а держать свой ум в аду, там, где находятся грешники, где страдания и вечная смерть, где зловоние – для чего это нужно? 

Это не какой-то психологический прием, чтобы как бы уйти от ответа. Здесь происходит пленение ума. Во-первых, непросто держать ум во аде – ты при этом еще должен произносить определенную молитву – Иисусову, которая позволяет испросить прощения у Господа. Это не только покаянная молитва, она еще и свидетельство о Божественной природе Иисуса Христа. Мы обращаемся к Нему: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. То есть исповедуем Христа Богом, Сыном Божиим. И потом уже произносим: помилуй мя, грешнаго. Эта молитва обрезает наши лишние умственные блуждания. 

И вот для того, чтобы еще более принизить наш ум, потому что он падший по своему рождению, ум, который прилепился к земле, мы и говорим: Николиже сотворих благое. Мы даже не можем умом помыслить, что на земле способны сделать что-то доброе. То есть мы принимаем себя великими грешниками, и это опыт святых отцов. Для того, чтобы ум наш не рассеивался. И если мы приходим к Судье и просим помиловать нас, то происходит не наказание, а прощение в виде благодати. То есть нам дается благодать взамен исповеди и покаяния. А благодать – это Дух Святой, это энергия Святого Духа. И для стяжания благодати происходит это взаимодействие молитвы, ума и покаяния. 

Мы спасены благодатью. Благодать дает нам возможность жить с улыбкой, радостью и действием проповеди. Потому что невозможно проповедовать с поникшей головой. Все-таки должна быть радость. 

– Я уже рассказывал о том, как в одной церкви увидел молящуюся, которая обращалась к Богу: «Господи, помилуй меня Твоей любовью и благодатью». Это очень мне понравилось. А вопрос вот какой: память у нас весьма избирательна – мы очень любим какие-то страницы своей истории и так далее. Насколько оправданно наше желание забыть что-то из своей жизни? 

– Вы знаете, наверное, для человечества это нормально. Человек всегда ищет счастья. А счастье ведь возможно только от того источника, который это счастье дает. И вот эта мысль о том, что счастье только от внешнего, является как раз ложью. Человек ищет временного счастья, временного утешения, даже если это какая-то страсть, которая вроде бы утешает. 

Винопитие – как хорошо оно утешает… «Выпил рюмку, выпил две – закружилось в голове» – вот и все, вот и счастье. Либо прелюбодеяние – страшный грех, а какой счастливый... Посмотришь какие-нибудь сериалы – там только на этом все и основывается. 

– И на ненависти. 

– Да. Ненависть, злорадство тоже дают людям какое-то счастье. То есть люди забыли источник счастья. И вот каждая проповедь о Христе – это напоминание о том, где этот источник. Если вы хотите к Нему, пожалуйста, приходите. Как говорится, стол накрыт, телец упитанный заколот. Идите с покаянием. Господь и перстень вам даст, и новую одежду. Как написано в Писании, так все и будет. Других вариантов у нас нет. 

– Я хотел бы, чтобы в конце передачи Вы сказали о том, насколько для всех нас Священное Писание является мерилом правды и истины. 

– В американской и английской традиции есть такие судебные мероприятия, когда человек клянется на Библии: «Клянусь говорить правду, только правду…» Библия является источником истины. Это слово Божие. Если взять в руки Евангелие, можно почувствовать какую-то удивительную тишину, радость. Все свойства благодати, которые присущи человеческому естеству, находятся здесь. Каждая буква – это энергия, каждое слово – семена. 

Вот откроешь: «Что есть истина?» Я есмь путь и истина и жизнь. И все, можно закрывать и целовать. Настолько все просто… Как говорится, «где просто, там ангелов со сто». Поэтому, начиная читать Евангелие, ты начинаешь касаться этого источника и будешь постепенно пить из него… Сколько ненужной информации в нас заложено! И вот эту информацию надо вытащить, а это может сделать только другая информация, правильная, более правдивая. И когда ты будешь мыслить через Евангелие, тогда поверишь, что будешь говорить только истину и ничего, кроме истины. 

– Получается, можно переиначить тему нашей передачи – «Правду говорить легко и приятно». Правду читать нелегко, но приятно. И ту радость, которую дарит нам Господь, не сравнить ни с чем. Вспоминаются последние слова из Нагорной проповеди: Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Радостно знать, что у нас есть такое зеркало, в которое мы можем посмотреть. Это зеркало, конечно же, Евангелие. 

Ведущий Глеб Ильинский 

Записали Нина Кирсанова и Людмила Белицкая

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​