Беседы с батюшкой. Строгость и разнообразие православной веры. Иерей Михаил Проходцев

8 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Тема сегодняшней передачи – строгость и разнообразие православной веры. Мы привыкли к тому, что в храме должны вести себя определенным образом. Если со строгостью более-менее понятно, то с разнообразием нет. Можно еще сказать, что эти понятия определяет чистота веры. Здесь совсем сложно. Уж кто-кто, а мы вряд ли можем говорить о хранении чистоты православной веры. Пожалуйста, разъясните, что такое строгость, разнообразие и чистота православной веры.

– Очень интересная тема. Мы можем озвучивать наши мысли и умозаключения на основе Священного Писания и Священного Предания. Сегодня понятием «строгость» в православии регламентируется жизнь каждого отдельного прихода, в котором есть определенные требования к прихожанам. Это удивительно, но все православие, все единство Церкви рассыпается на какие-то небольшие группы прихожан. Настоятели во главе таких групп часто устанавливают весьма своеобразные правила, опираясь на какие-то свои умозаключения, жизненный опыт и так далее. Строгость, которая возникает в тех или иных приходах, под параметры которой пытаются подогнать людей, на мой взгляд, очень спорное понятие. Если мерилом строгости является только мнение настоятеля и какого-то небольшого актива, который держится рядом с настоятелем, можно кричать: караул!

Строгость православной веры должна опираться на два столпа – Священное Писание и Предание. На них должен твердо стоять каждый православный христианин, то есть чтить Божьи заповеди и предания отцов, которые раскрывают православное учение во времени для каждого из нас. Есть определенные догматические формулировки, не терпящие никаких изменений. Строгость должна формироваться на основе чистоты Писания и Предания и неискаженной передачи их прихожанам. Так, как учил святитель Иоанн Златоуст, как об этом говорил святитель Феофан Затворник, какого мнения придерживаются отцы-аскеты по этому поводу. Есть незыблемые вещи, которые мы не можем подвергать сомнению и изменять. В них мы можем искать строгость. Это в первую очередь догматы, Божьи заповеди, все учение Церкви, на котором зиждется православие. Строгость нужна для того, чтобы мы придерживались определенных рамок. Для чего? Чтобы быть во Христе и не уйти куда-то в сторону, влево или вправо, при различной ереси. Как говорят преподаватели нашей духовной академии, когда принимают экзамены у студентов, особенно у заочников, все ереси мира звучат на экзаменах по догматике. Знать догматику – значит иметь возможность двигаться в русле строгости православия.

– Отличаются ли в строгости молодые священники от умудренных опытом? Может ли молодой священник быть таким строгим, что даже двухлетняя девочка должна быть в платке? И, наоборот, может ли человек, умудренный опытом, послаблять приходу какие-то вещи, женщинам приходить в брюках и так далее?

– Бог есть любовь. Мы с вами знаем эту очень важную, можно сказать, заповедь. Она была дана нам через апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Именно в его Евангелии Господь много говорит, что Он и есть любовь. Если Бог есть любовь, то и каждый верный Ему, считающий себя учеником Господа нашего Иисуса Христа, то есть христианином, просто обязан научиться быть любовью. Люди часто говорят о том или ином приходе, о той или иной ситуации – «а где же здесь любовь?», обличая нас, православных христиан, в том, что мы стали некими законниками, а любви не имеем.

Молодой священник может быть и строгим, и не очень строгим, образованным и необразованным, но когда он оказывается на приходе, где есть умудренные опытом священнослужители, которые давно служат, он всегда будет находиться в их тени.  Если модель поведения молодого священника не будет совпадать с той моделью поведения, которая сложилась в данном приходе благодаря настоятелю, молодой не будет иметь никакой силы. Не важно, будет это строгий священник или любвеобильный. Ему будет доставаться, если он строг, а настоятель недостаточно строг; или наоборот. Это будет горнило воспитания для него. Ему предстоит сделать выбор: будет он дальше служить в этом приходе или уйдет в другой, где найдет более понятную для себя атмосферу.

– Прихожанам легче, они могут совершенно спокойно уйти в другой храм или в течение долгого времени искать свой храм. Насколько это правильно? Сейчас серьезно обсуждается вопрос о том, чтобы посещать приход, который рядом с твоим домом. Как Вы к этому относитесь? Можно ли искать свой храм в течение какого-то времени?

– Всегда есть крайности. Человек должен найти свое место в жизни. У нас есть такая возможность. Если человека не устраивает его род деятельности, он может его поменять. Бывает, что нет возможности сменить работу, тогда он может оттенить эту неустроенность интересным хобби.

Есть города, где храмов нет до сих пор. Это печально. Бывает, что в городе всего один приход. Об этом есть замечательный фильм «Голгофа». Храм, священник, которого прислали, и прихожане. В этом фильме видно, что и священник готов иной раз сбежать от своего прихода, его замучила неустроенность, он бьется как рыба об лед. Он искренне желает, чтобы его прихожане спаслись. Он старается тянуть их ко Христу, туда, где есть истина, путь и жизнь, а они упорно не идут.  Бывают ситуации, когда нет возможности ни у людей, которые живут в маленьком городке, уехать куда-то в другой приход, ни у священника выбрать других прихожан.

В большом городе другая ситуация. У нас на проспекте Ветеранов огромное количество храмов. Стоит один храм, через дорогу строится еще один огромный храм. Хорошо, что есть кому ходить в эти храмы. В наш храм в честь святой Нины ездят прихожане из очень далеких уголков города. Но есть люди, которые живут на Авангардной улице рядом с нашим храмом, а предпочитают ездить в другой. Пусть человек будет там, где ему хорошо. Если атмосфера прихода тяжела для душевного устроения, пусть лучше человек в другое место пойдет, чем будет мучиться.

– У нас стали проводиться миссионерские литургии: священник в какой-то момент останавливается и объясняет, что происходит, что такое выход с Дарами, например. Есть очень резкие мнения по поводу того, что таких миссионерских литургий проводить ни в коем случае нельзя, потому что разбивается сакральность Божественной литургии.

– Литургия как общее дело никак не страдает, если служится с комментариями. Я тоже слышал крайние мнения. Они были вызваны разными факторами. Когда я учился в академии, я понял, что разнообразие литургических обрядов – это нормально. Есть восточные литургии, есть западные литургии в рамках православия. Есть приходы, которые служат западными обрядами, но находятся в православной церкви. Такие приходы есть во Франции,  Америке,  Германии. Если они в рамках РПЦЗ, то они молятся за нашего Святейшего Патриарха Кирилла, поминают своего митрополита, который в этой местности является епископом. Но это община, которая в свое время перешла, например, из англиканства, их обряд несколько сродни богослужению по общей книге молитв в англиканской церкви.

Такое разнообразие нормально. Литургия святого апостола Иакова – это нормально, ее служат в нашей духовной академии раз в год, в Феодоровском соборе. Это удивительная литургия, по чину своему она древнее, чем те литургии, к которым мы привыкли, – святителя Иоанна Златоуста и святителя Василия Великого. Она служится вокруг престола. Во время литургии оглашенных читается Священное Писание, епископ проповедует, восседая на своей кафедре перед собравшимися молящимися людьми. Это очень сильно выглядит. Каждый раз, когда служили в академии, было такое впечатление, как будто мы первые раннехристианские катакомбники. Это очень впечатляло. Что касается миссионерской литургии, если вся община прекрасно понимает, что литургия – это общее дело и все согласны, что сегодня она будет с комментариями, то нет никаких проблем. Едиными устами, единым сердцем будем возносить молитвы и актуализировать для себя богослужения.

– В храме могут быть люди, которые не понимают, что происходит во время литургии . Это могут быть и те, кто ходит в церковь и тридцать, и сорок лет. А тут им объяснят...

– Важный момент: по уставу на литургии оглашенных после чтения Апостола и Евангелия положена проповедь. Ее необходимо творить именно в это время, потому что предполагается, что на литургии присутствуют оглашенные, которые после должны выйти и не присутствовать на литургии верных, пока они не сподобятся святого крещения. В первую очередь именно для них священник истолковывает только что прочитанное слово Божие. Тут тоже можно сказать, что они разрывают литургию пополам, вставляя в нее проповедь. Фактически останавливается богослужение, священник выходит и что-то говорит. Но мы же прекрасно понимаем, что на самом деле это просто необходимость. Первая часть литургии завершена. Она завершается проповедью. Потом начинается ектения – это уже начало второй части богослужения, которая ведет к самой главной его части – анафоре. Это молитва благодарения, когда именно верные, верующие в то, что Господь Иисус Христос их Бог и Спаситель, с верою и любовью приступают к общей молитве. Они благодарят Господа и просят, чтобы Он освятил дары, которые стоят на престоле, чтобы они стали Его Телом и Кровью.

Все эти моменты мы понимаем, когда постоянно включаемся в литургию, постигаем ее. А постигаем литургию мы всю жизнь, в том числе и книжно. Читая о Божественной литургии, мы открываем для себя богослужение и актуализируем его для себя. Если литургия служится с комментариями, то это тоже постижение богослужения, возможность глубже понять его, погрузиться в него и пережить это. Божественную литургию правильно не почувствовать, а именно пережить. Для этого нужно ее понимать, а не просто стоять и ждать, когда батюшка уже закончит свои бесконечные возглашения, причаститься, детей причастить и домой пойти.

– Мы часто сталкиваемся с проблемой, когда тот или иной священник вдруг начинает вести службу по-своему. Я в данном случае говорю и о сектах. Да и сейчас существуют православные священники, которые откололись от общей Церкви; например, знаменитый Кочетков. У них много последователей, мы не можем сказать, что за ними никто не идет. Мы начинает рассуждать, осуждать и думать, почему он не прав, а остальные правы. А может быть наоборот: один в ногу, а рота не в ногу?

– Отец Георгий Кочетков, насколько я обладаю достоверной информацией, находится в лоне Церкви, но его способ проповеди многие считают странным. Он не запрещен Церковью и не лишен священного сана. Его правила построения общины у многих вызывают вопросы. Это построение заключается в том: отец Георгий проповедует, что миряне должны быть очень образованными людьми. Кочетковские общины, где люди идут ко Христу вместе с отцом Георгием, очень специфичны; например, те люди никогда не пойдут в другую общину. У них другие правила. У нас так, у них не так. Это главное отличие. Это и вызывает вопросы у многих, в том числе и у меня. В нашем храме я служу так, как принято служить, как меня научили в академии. Мы служим на церковнославянском языке. Люди не стоят с текстом Божественной литургии в руках. Не знаю, к сожалению это или к счастью. Иной раз я жалею об этом, потому что при общении с некоторыми прихожанами понимаю, что они вообще не знают, что происходит. Хотелось бы это изменить. Дорогие прихожане, пожалуйста, изучайте Божественную литургию. Хотя бы по простым каким-то брошюркам, чтобы знать, как она устроена, из каких частей состоит. Для вас это тоже будет полезно.

Что касается членов Преображенского братства, которых называют кочетковцами, у них есть свои особенности: богослужение ведется на современном русском языке; есть свой институт, в котором получают фундаментальное образование; молятся они только в определенных приходах. Может быть, им не запрещают ходить в другие храмы, но из-за своих особенностей все другие приходы ими воспринимаются как неправильные. К сожалению, из личного общения с членами братства я понял, что многие думают именно так; но, возможно, не все.

Как это расценивать? Повреждение какое-то  или особая специфика? Ни в коем случае я их не осуждаю; верю, что члены Преображенского братства добрые христиане; но меня что-то немножко смущает, как и многих других. Поэтому я искренне желаю всем членам братства и отцу Георгию оставаться всегда в лоне Церкви. Дай Бог (если у братства есть какие-то перекосы), чтобы Господь их повел правильным путем и с ними не произошло никаких печальных вещей, как с Арием, например, про которого мы знаем из истории Церкви.

Какие-то странности бывают в каждом приходе, но у некоторых они становятся гипертрофированными. У нас есть священники, которых запрещают в служении, даже лишают священного сана из-за лжеучений, что они начинают распространять. Откуда это берется? Недостаток образования – это мое личное мнение. Распространяются жуткие, страшные суждения, о которых не прочитаешь ни в одном учебнике по догматике (в рамках академической традиции); какие-то брошюрки про странных старцев (которые, может быть, никогда не существовали); непонятные пророчества… Бедному святому Паисию Святогорцу какие только пророчества не приписывают…Это ужасно!

Сегодня на самом деле православный мир очень разделен из-за таких теологуменов приходских священников. Они сами смущаются, потому что лезут в медицинские вопросы, рассуждают о прививках (благословляют или не благословляют прививаться); лезут в личную жизнь прихожан, начинают за кого-то решать, продавать или не продавать квартиру, машину; общаться или не общаться с такими-то людьми… Вообще это странные вещи. Задача духовенства – решать духовные вопросы, а когда происходит такая интеграция в личную жизнь человека – это неприемлемо. Священник не имеет на это права.

– Недавно меня спросили по поводу прививки: «А какой батюшка тебя благословил?» Я был крайне удивлен этому вопросу.

У меня вопрос по поводу новейшего способа молиться – через Интернет, когда человек отсылает куда-либо свои просьбы помолиться за него (в том числе за пожертвования). Вы активный пользователь современных гаджетов; что скажете по этому поводу?

– Действительно, я много пользуюсь современными информационными средствами, но в подобного рода сайты не верю. Сейчас в большом количестве распространены различные мошеннические схемы. Я знаю, что многие священники в Instagram, например, собирают записки на воскресную литургию. Если вы лично знаете этого отца и не сомневаетесь в том, что он частицу за вас на проскомидии вынет, – тогда можно ему отправить имена сообщением, а также пожертвование. Все знают, что священники питаются от алтаря, как заповедали апостолы, поэтому небольшое пожертвование всегда приятно; на эти средства батюшка кормит свою семью. Это единственно приемлемый вариант, все остальное – сомнительно.

Например, в Тверской епархии, где служит митрополит Амвросий, на официальном сайте епархии появилась информация, что принимаются записки на литургию. Я знаю владыку Амвросия лично, и если он благословил это, то обязательно будут читать записки, поминать как нужно (если у кого-то будет желание, можно жертвовать и записывать имена). Хотя в Интернете множество сайтов-дублеров, и здесь люди действуют на свой страх и риск.

Разнообразие православной веры может привести к тому, что могут потеряться всякие ориентиры. Как оставаться свободным в лоне Православной Церкви и принимать ее дисциплину? Дисциплину не внешнюю (когда на богослужении надо вести себя соответствующим образом), а внутреннюю. Существует ли такое понятие в Православной Церкви: «внутренняя дисциплина»?

– Это общечеловеческое понятие. В Православной Церкви существует такое понятие, как трезвение. Это важное понятие, которое нужно усвоить каждому из нас, кто идет на Божественную литургию. Трезвение – это возможность быть здесь и сейчас; быть, а не казаться; присутствовать, присутствуя (без философских терминов здесь не обойтись). Человек физически пришел на службу, но он всю службу где-то витает, бродит по храму – это не трезвение. Трезвение – когда человек понимает, куда он пришел: в то место, где ему будет преподан величайший дар Бога – Его Святые Тело и Кровь; но преподан будет по нашим молитвам. Потому что только благодаря общим устремлениям к Господу («едиными устами и единым сердцем») Господь слышит молитвы Своих верных и освящает Дары; они становятся Телом и Кровью Христовыми. А если всем все равно – это не литургия.

– Давайте представим себе, что приход состоит из людей, которые пришли в первый раз в церковь. Они прошли обряд крещения, исполнили закон, но ничего не хотят изучать, не умеют молиться. Тем не менее Христос даже ради таких умер и воскрес? В этом случае будет благодать, даже если люди не очень способны ее воспринять?

– Я надеюсь, что найдутся среди присутствующих два праведника, ради которых Господь освятит Дары. Когда люди прошли обряд крещения и говорят, что им больше ничего не нужно, – совершать литургию нет смысла. Зачем тогда таких людей вообще нужно было крестить?

Я за три года покрестил восемь человек. Из них в храме вижу только двоих, остальных нет, хотя крещению предшествовала длительная катехизация. Один мужчина был особенно любознательным, мы с ним встречались для бесед дополнительно, – тоже куда-то исчез. К сожалению, бывает, когда люди хотят креститься, но при этом говорят: «При чем здесь Христос?» Я вынужден отказывать им: православный священник должен крестить людей, которые исповедуют православие.

В Символе веры мы читаем: что есть Бог Отец, Бог Сын, Бог Святой Дух; что Христос вочеловечился, пострадал на кресте, умер, воскрес, придет судить вновь; мертвые воскреснут. Я спрашиваю: «Вы верите этому?» Бывает, когда человек искренне говорит, что это басни. Значит, мы прощаемся с ним до того времени, пока он не будет готов постичь ту веру, в которую желает креститься или крестить свое чадо. Если родители не верят, то по чьей вере я могу крестить их ребенка? Бывает, что людям была передана уже искривленная вера, которая не является православной; например, люди не верят в воскресение мертвых и говорят, что Христос был просто хорошим человеком, не был Богом. Что делать? Если у человека есть желание для самого себя открыть православную веру и научить вере своих чад – тогда мы будем общаться и, Бог даст, будет совершено крещение. А если нет, то крещение невозможно. Если люди не верят или верят неправильно, они фактически еретики.

– Мы должны соотносить себя, свои возможности (в том числе и физические) со строгостями в Церкви, включая посты, дисциплину. Но при этом мы должны быть в вере разнообразными людьми. Как найти единство?

– Мы всегда опираемся на Священное Писание и Священное Предание. Когда мы опираемся только на приходские традиции или на умозаключения батюшек, которые вещают с амвона или через Интернет, – это совсем не то. Строгость, которую нам навязывают те или иные христиане, надо всегда соотносить с духом Писания и Предания. Если там его нет, надо уходить подальше от таких строгих товарищей, чтобы не заразиться разрушительной для нашей веры строгостью. Сейчас мало кто касается Предания; давайте тогда будем касаться Писания; будем, как апостолы, собираться в храме, молиться, петь псалмы, проповедовать. В храме творится молитва, это место для благоговейного почитания Бога; здесь нет места для безобразия.Давайте будем изучать Писание и соотносить дух строгости с тем, как нас учит жить Господь. А Он учит нас жить в духе любви.
 

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Анна Вострокнутова и Ирина Обухова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​