Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

8 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) и Покровского храма в Ясеневе архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

– Завтра день отдания праздника Пасхи. Быстро пролетели сорок пасхальных дней. Какие особенности богослужения завтра?

– Они начались уже сегодня вечером. Было практически полное повторение пасхального богослужения, была праздничная пасхальная вечерня, Пасхальный канон. Полностью как в день Святой Пасхи. Завтра будут пасхальные часы и пасхальная Божественная литургия. Во многих храмах совершаются крестные ходы – как напоминание, как прощание с великим праздником Святой Пасхи. Она является для каждого из нас утверждением в вере и фундаментом.

У Исаака Сирина есть потрясающее наблюдение (это, наверно, его личный опыт), он говорит, что всякого человека под конец жизни, когда он приближается переступать порог вечности, дьявол будет искушать неверием. Люди под конец жизни проходят в основном через страдания, болезни, просят исцеления, просят бессмертия. Человек выходит на финишную прямую или становится на стартовый стапель, когда ракета его должна подниматься на небо, но он не принимает это.

Одна женщина говорит: «Батюшка, помолитесь, катастрофа, врачи рак обнаружили». Как будто человек бессмертный и не придется рождаться в вечность. (Кто-то из мудрых людей сказал: «Было бы обидно умереть здоровым».) Приходит вторая и говорит: «Батюшка, врачи рак обнаружили; слава Богу, теперь будет время подумать как следует о душе». Два разных взгляда на жизнь.

Мы каждый день читаем: «чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века». Что значит «чаю»? Церковнославянское слово, означающее: «ожидаю с нетерпением». Получается, все неправда, ложь, если мы так относимся к переходу в вечность. Когда-то тело должно разрешиться от души, а она – родиться для вечности. Родиться на руки Божии. Для многих будет именно так, мы в это верим, надеемся на безграничное милосердие Божие. Исаак Сирин предупреждает, что будет искушение неверием, и в этот момент самым основным фундаментом, и упованием, и надеждой будет вера в человеческое бессмертие.

Исаак Сирин говорит, что молитва  «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даров» должна быть стержнем и содержанием в момент этого искушения. Необязательно дожидаться этого искушения в будущем. Всегда при серьезном испытании, потере родных, близких, каких-то ситуациях не упускай эту мысль из своей души, своего сердца  и ума. В книге одного греческого богослова говорится: «Бог Всемогущ, а ты знаешь, чего Он не может? Он не может солгать». И если Он сказал, что будет воскресение мертвых, оно обязательно будет. Если оно будет, то все – мелочи жизни, даже сама смерть для верующих людей не является трагедией, а только переходом от временного к вечному, от скорбного к радостному, от тленного к нетленному. Это надежда, упование и стержень нашей веры и жизни.

Завтрашний праздник – возвращение к первоначальному дню, дню Святой Пасхи. Еще раз для нас напоминание, что ждет верных и какое наше упование в повседневной христианской жизни. «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века».

– Из года в год мы празднуем Пасху. Сорок дней Церковь напоминает нам о том, что человек после смерти не умирает, это лишь временный этап, после которого новое воскресение и новая жизнь, жизнь вечная. Но тем не менее мы все равно боимся смерти, мы плачем на похоронах близких.  Как переубедить себя, что на самом деле смерть близкого человека – праздник, ведь это его соединение с Богом.

– Мы не обладаем такой сильной верой, чтобы смотреть на смерть человека как на праздник. Почему? Мы теряем близких людей и понимаем, что не будет прежнего общения, подсказки, заботы, попечения, направления. Далеко ходить не надо, два года назад умерла моя мама Галина. Ее отпевали 28 марта 2019 в Покровском храме. Я отслужил литургию, развернулся в храм идти на отпевание, неожиданно увидел гроб в цветах и не мог сказать ни одного возгласа, потому что текли слезы. Я, безусловно, верующий человек, но есть человеческие эмоции, мы же не только из одной веры состоим, в нас не только один дух, а еще душа и тело. Я понимал, что лишился близкого человека. Мама для меня была как игуменья, поддержка, подсказка. Мы плачем по-человечески, но, безусловно, я верил, что ее душа к Богу ушла за светлую, добрую жизнь. Потом все успокоилось... Самое главное, чтобы эти эмоции не стали постоянными, а наша убежденность в бессмертии была постоянной, серьезной и сильной.

– Люди часто зацикливаются на потере и как будто не возвращаются к обычной жизни. Как этого избежать?

– Самое главное, помнить, что мы ничего не можем вернуть вспять. Что такое человеческая жизнь? Кто-то сказал: «Одна из составляющих счастья – действительное принимать за желаемое».

Шестилетняя девочка во время Великого поста говорит: «Я не люблю эту гречневую кашу», а восьмилетняя ей отвечает: «Машенька, надо любить то, что есть». Естественно, кроме греха и зла. Мы должны принять те обстоятельства жизни, которые не можем поменять. Мы должны принимать и свои болезни, и ковид. Мы должны понимать, что вечных людей нет. Расклад может быть всякий. Мы должны понимать и знать, что день, час, год в руках Божиих.

Паисий Оптинский говорил, что Господь забирает человека в двух случаях: когда нет абсолютно никакой надежды на исправление  этого человека – и он будет становиться только хуже, когда он не стал еще безвозвратно неизменяем и еще не на самом дне; и когда человек на самом верху своей духовной жизни, когда пшеница созрела. Зачем дожидаться, когда она перезреет? Мы, люди городские, давно не видели полей, засеянных пшеницей и другими злаками. Но теоретически мы знаем: если пшеница перезреет, то просто окажется на земле. А что будет с ней, если она окажется на земле? Она начнет гнить. Поэтому надо не пропустить этого момента зрелости человеческой души и человеческой жизни.

Мы знаем, что Господь забирает душу в житницу в наилучший момент для конкретного человека. Если, конечно, смерть не внезапная. Самая страшная – внезапная, ведь нет возможности ни помириться с кем-то, ни подумать, ни попросить прощения, ни покаяться, ни осмыслить свою жизнь.

О чем мы должны молиться? Чтобы не было внезапной кончины, без причастия Святых Христовых Таин. Старец Паисий говорит, что рак самая христианская болезнь. Почему? Он практически  неизлечим, только ненадолго могут быть ремиссии, и надеяться, кроме Бога, почти уже не на кого. Мы лечимся, применяем всевозможные средства, делаем операции, но человек должен понимать, что ему отведено какое-то ограниченное время. Для чего отведено? Для подготовки. Многие прихожане, когда заболевали, увольнялись с работы, если была такая возможность, не выходили из храма и светлыми, преображенными уходили на небо. Это не у всех бывает, но это звонок о том, что Господь нас позвал.

За голгофой обязательно будет воскресение каждого из нас. И голгофа будет в той или иной степени, но она не будет вечной, не будет постоянной, все равно будет воскресение.

– Вы сказали про пшеницу загнивающую, а человек в духовной жизни может «загнить»?

– Да, может. В советское время не было такого разврата, как сейчас. Развращение нравов. В советские времена сказали бы, что все прогрессивное человечество в этом году будет праздновать двухсотлетие со дня рождения Федора Михайловича Достоевского. На его могиле в Санкт-Петербурге в Александро-Невской лавре есть такие слова: зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно. Это умирание для греха, умирание для временной жизни и воскресение для вечности. Федор Михайлович как раз и был умирающим за правду, истину, чистоту, за обновление нравов. У него есть прекрасная мысль: «Вы думаете, что главное – это ум? Нет, главное то, что им движет. Душа и совесть. Ум без совести злодей. Ум подлец, любую гадость оправдает, если он без христианской совести». Я школьникам говорю, что образование может быть и средним, а воспитание должно быть высшим. Высшее воспитание – это когда людям с тобой хорошо. Добрый человек – умный человек. А недобрый человек – неумный человек. Поэтому если хочешь стать умным, становись добрым.

Сейчас в России статистически известно, что на десять браков приходится семь разводов. Все были умные, по два-три образования, но не были добрыми. Сошлись два эгоиста и не смогли построить нормальные человеческие отношения. Женатым людям я говорю, что ношение кольца – это все равно что ношение христианского креста. Женатый человек, который не носит кольцо, свидетельствует о том, что он от брака отрекается. Многие, когда едут в отпуск, снимают кольцо для известных целей. Это безобразие. Прихожанин на вопрос, почему кольцо не носит, отвечает, что оно стало тесным. Поправился. Ну а как так? Надо следить за собой. Другая отвечает: похудела – и кольцо слетело. Так купите другое кольцо, придите к священнику, перекрестите его и носите дальше. Кольцо – это бронежилет вашей семьи. Крест охраняет нас, а кольцо охраняет семью. В таинстве Венчания есть слова: «через положение сих перстней приставим ангела-хранителя». Мы снимаем кольцо – и сами ангела-хранителя отгоняем. Это равнозначно снятию с себя креста. В любом случае, при всех обстоятельствах нужно носить обручальное кольцо, как мы носим крест на своей груди.

– Вопрос телезрителя: «Является ли страдание необходимым для человека? Какими были бы люди, если бы никогда не страдали?»

– Мы к этому призваны. Бог зла не сотворил. Страдания от наших грехов. Святые не страдают: само страдание не воспринимается ими как страдание. А мы – грешные люди, без нашей голгофы никак, только если будем уклоняться от зла и творить благо. Самое главное, чтобы не было страданий совести. Внешние страдания ничто по сравнению со страданиями совести. Человек будет находиться с Богом, даже когда все рушится, если у него в душе Бог, вера, любовь, правда, истина, молитва, вера. Кто-то из мудрых людей сказал: «Если ты потерял деньги – это не беда, если потерял здоровье – полбеды, если потерял веру – это настоящая беда». Апостол Павел говорит: «Страдания нашего времени ничто по сравнению с той славой, которая должна явиться в нас». Если человек живет с этим упованием и ждет этой славы, то все внешнее для него становится временным этапом. Человек понимает, что без этого невозможно обойтись. Всему свое время.

Жизнь человека состоит не только из детства, юности и зрелого возраста, есть еще и старость, немощь. Одного человека спрашиваю: «Тебе сорок лет, почему ты до сих пор не женат?» – «Я хочу пожить для себя». – «Ты бестолковый человек. Наша жизнь состоит не только из зрелого возраста, а еще из долгой старости. Поэтому дети и внуки – это не проблема, это средства передвижения в старости. Кто с тобой окажется в старости?» Сегодня мы вкладываемся в детей, распинаемся за них, отдаем им свою жизнь, насколько это возможно, и надеемся от них получить то же. Лучше быть семейным человеком, особенно в наше время.

Для семейных еще один маленький совет. У одной женщины спрашивают, как она смогла прожить такую долгую жизнь с проблемным мужем. Он был не особо верующим, пил и бил, чего только там не было... А она отвечает: «Когда я была маленькой, моя бабушка говорила, что две пенсии лучше, чем одна. Вот так мы с мужем и прожили».

Конечно, дело не только в пенсии; близкий человек должен быть. Есть два варианта: или монашество, или семейная жизнь. А вот когда ни туда, ни сюда и разводов много – это катастрофа. На десять браков семь разводов. Апостол Павел говорит: «Пусть будет брак, но только о Господе». Смотри, какой фундамент. И если к гнилому яблоку положить свежее, то гнилое от этого не исправится. Здоровое яблоко начнет гнить. Добрые христианки и христиане, смотрите внимательно, с кем вы собираетесь прожить свою жизнь. Торопиться не надо. Везение и совпадение от Бога. Епископ Василий Родзянко говорил: «Я заметил, что совпадения и случайности прекращаются, когда я перестаю молиться». Если ты не сохранила честность и целомудрие, чистоту взглядов и тела, то как тебе повезет? Если вы всё, что можно нарушить, нарушили? Человек едет на красный свет и думает: пусть все устроится. Как устроится? Ты едешь на красный свет, по встречке. Ты идешь против Божиих законов. Не устроится. А когда терпеливо живешь по Божьим законам, тогда в жизни обязательно повезет. У молодежи в Покровском сложился такой девиз, даже целая практика: для того, чтобы удачно выйти замуж или жениться, надо молиться и делать добрые дела.

Еще был от наших телезрителей вопрос о паломничестве. Паломничество и трудничество в монастырях даже один или два дня – это тоже фундамент и драгоценный камень в копилку вашей души. Чуть-чуть что-то сделали для церкви, для людей, для монастыря – и обязательно в чем-нибудь повезет. Может быть, даже и на этом послушании, в этом паломничестве как бы с кем-то случайно встретились, пересеклись, а оказалось, что это и есть тот самый человек, который нужен.

Господь говорит: в чем застану, в том и сужу. Застал тебя в паломничестве, молитве, доброделании − и в этот момент глаза могут открыться, в них что-то может заискрить. Многие спрашивают: «Где вы познакомились?» − «В монастыре». Несколько пар таких было. Люди видят, кто из себя что представляет. В других обстоятельствах люди часто рисуются, хотят казаться лучше, чем они есть. А в экстремальных условиях паломничества многое сразу видно. Григорий Богослов семейным людям говорил, что у них всего в два раза больше: радость разделенная – умноженная вдвойне, скорбь разделенная – уменьшенная вдвойне. И у человека, который привык делиться в повседневной жизни, прекрасно сложится и дальнейшая его семейная жизнь. А у эгоиста будет много проблем в устройстве своей семейной жизни.

− Действительно, мы с Вами хотели поговорить о паломничестве. Для многих людей  поездка – это все-таки стресс. Как решиться поехать в паломничество?

− Я вспоминаю, как мы с приходом, когда строили приходскую жизнь, уезжали в паломничество в пятницу, а в субботу возвращались. Куда ездили? Валдай, Селигер, Бородино, Хотьково, Оптина. Всего один день и одна ночь. Это никакой не стресс, это перемена обстановки в выходные дни. Не вечно же сидеть перед телевизором в загазованной Москве (или других городах). Лето можно и нужно использовать для душевной подзарядки. Мы сегодня разговаривали с оператором Павлом, который нас сейчас снимает. Я спросил его: «Что у тебя в руках?» Он сказал: «Это аккумулятор для пятой камеры». Телекамера без аккумулятора не работает. Так и у нас тоже есть душевный аккумулятор, и его надо подзаряжать. А сильная подзарядка – это, конечно, монастырские богослужения.

Может быть, паломничество − это стресс для духовно слабого человека (в монастырях ведь длинные богослужения), но я много раз видел, как люди возвращались другими. Приехали на один день, может, еще задержались на один или два дня, а уезжают со слезами на глазах: не хотят уезжать. Почему? Как они говорят, здесь другая обстановка, мир, люди, отношения. Хотя, я вас уверяю, в монастырях почти все то же самое, что в миру, но там хотят двигаться по пути исполнения евангельских заповедей (если не получается двигаться, то хотя бы ползут по этому пути). Совершенных людей нет, но самое главное – это желание, намерение и волеизъявление. И в монастырях можно увидеть очень много добрых и светлых примеров. Длинные монастырские службы – это просаливание. Продукт должен осолиться: если рыбу недосолили, она может потом протухнуть.

Попробуйте сначала съездить в однодневные паломничества недалеко от вашего города. Постарайтесь посещать не только ваш приходской храм. Хотя бы один раз в жизни нужно побывать в Дивеево, Оптиной пустыни, на Валааме и Соловках. Для некоторых это далеко, но один раз надо съездить, потому что эти места (страницы в духовной жизни нашей страны) обязательно должны быть вплетены в книгу нашей жизни.

− Вопрос: «В каком облике душа отлетает к Богу?»

− Сложно об этом сказать. Апостол Павел в Священном Писании говорит: еще не открылось, что будем. Знаем только, что… будем подобны Ему (то есть Христу), потому что увидим Его, как Он есть. И еще в другом месте апостол Павел говорит: ожидаем Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его. Из этих слов апостола Павла некоторые отцы заключили, что и молодые, и старые, и младенцы воскреснут в образе Господа Иисуса Христа, то есть в Его совершеннолетнем возрасте тридцати трех лет. Это взгляд святых отцов: Христос уничиженное мое тело преобразит так, что оно будет похоже на Его тело. Мы можем сказать только о том, что открыто нам в Священном Писании.

Мы уже приводили слова Иоанна Златоуста, вспомним еще один его вопрос, который он задал пастве: «Скажите мне, где находится рай и ад?» Прихожане молчат. Тогда он им говорит: «Рай и ад находятся где-то в глубине этого мира. И нам надо искать не местоположение рая и ада, а того, как сподобиться одного и избежать другого». Какая разница, в каком виде отходит душа к Богу? Как она жила, так и отойдет. В дореволюционное время в Оптиной пустыни были две девушки. Они обе заболели тифом. Одна умерла через неделю, другая через две-три недели. И старец Амвросий сказал про первую девушку: «София отошла безболезненно, потому что была проще». Оказывается, как поживешь, так и умрешь. Первая девушка была простой, то есть имела духовное смирение. Будем беспокоиться не о том, в каком виде душа из нас выйдет, а какая она сейчас и какой христианской жизнью живет. Это, наверное, в нашей жизни самое главное на сегодняшний день.

− Мы говорили о паломничестве по монастырям, и я хотел бы спросить Вас, что такое трудничество. Кто может стать трудником?

− Вопрос сложный. Дело в том, что если мы приехали в монастырь, например, на один день с ночевкой, то это время в основном занимает экскурсия по монастырю и богослужения. Но если вдруг вы увидели общий труд братии (особенно если это маленький монастырь), то нужно всегда думать: чем я могу быть полезен? Если вы увидели, что надо помочь (или вас попросили исполнить то или иное послушание, посильный физический труд), то это необходимо сделать, потому что это и есть служение монастырю, братии. Братия служит нам: кормит, совершает богослужения. Это все колоссальный труд, потому что монастыри в основном находятся не в городах, и надо приготовить, постирать, помыть, убрать и прочее. Поэтому, как говорил покойный игумен Никон в Оптиной пустыни, любовь должна быть взаимной. Любить и не быть эгоистом может любой человек.

Премудрые греки говорили, что если тебя попросили, ты уже опоздал. Мы должны быть слышащими и зрячими. Если ты видишь, что кому-то нужно помочь, то почему дожидаешься, когда тебя попросят? Конечно, если это не какой-то серьезный труд. Бывает, люди расписывают монастырь, а человек готов взять кисточку и трудиться вместе с ними. Мы говорим про то, когда что-то разгружают, переносят, про помощь на кухне. У нас, например, когда мы ездим в паломничество, есть такой обычай: после того как мы пообедаем в каком-нибудь монастыре, сами убираем за собой посуду и несколько человек остаются ее мыть. Если есть необходимость задержаться, то мы немного помогаем. И я много раз видел радостные лица людей, которые после небольшого физического труда возвращались как на крыльях. Одно дело – молиться и созерцать, и другое − когда человек пожертвовал своим комфортом, временем, трудом в монастыре. Это чрезвычайно много и важно для самого человека. Важно, что человек переступил через свой эгоизм. Старец Паисий Афонский говорил, что за самоотверженную любовь Бог дает двойное здоровье. Мы могли оставить неубранный стол и уйти, монахи и трудники справились бы. Но если мы приезжаем и хотим стать братьями и сестрами, хотим влиться в эту семью хотя бы на один день (мы же называемся общиной), то должны поступать по-братски. Если бы все так делали, то монастыри не были бы так загружены (особенно летом, когда происходит бесконечное жертвенное служение для паломников и гостей обители). Для них это колоссальная нагрузка, потому что после всей этой готовки, уборки нужно еще совершать богослужения, которые большей частью в два раза длиннее, чем в обыкновенных храмах. Поэтому когда будете в каком-то монастыре, будьте зрячими, слышащими и думайте, чем вы можете быть полезны.

– Какую пользу человеку может принести послушание в монастыре?

– У Иоанна Лествичника есть такая мысль: «Послушание – дело физическое, но исправляет немощи духовные». Человек на послушании что-то потерпел, где-то потрудился, вышел из области привычного комфорта – и совершил маленькую жертву. Господь говорит: жертва хвалы прославит Меня. У старца Амвросия спросили: «Как спасаться?» Он ответил словами святого Давида Псалмопевца: виждь  (обращение к Господу) смирение мое, и труд мой, и остави вся грехи моя.

Поэтому молитва молитвой, а посильный труд в монастыре (даже если вы приехали на один день) будет на пользу. У нас действует правило: три дня – гость, а через три дня – уже член братства. Если человек остался на больший срок в монастыре – значит, надо вливаться, впрягаться в общую упряжку. Пассажирами по жизни, к сожалению, многие хотят быть,  мало кто хочет впрягаться в телегу. Я из личного опыта заметил, что люди хотят, чтобы их не «припахивали»: начинается это с армии, потом в коллективе, в семье (и в монастырях такое есть, к сожалению). Но скажу: везет тому, кто везет.

Старец Паисий говорил: «Тому, кто делает что должно и еще чуть-чуть, Бог дает двойную благодать». Что значит «что должно и еще чуть-чуть»? Дело, сделанное от души, – это и есть «еще чуть-чуть». Мы же, наоборот, хотим не перетрудиться даже в своей собственной семье. А это неверный путь. Мы в семье никогда не должны бояться перетрудиться, потому что должны понимать, что жизнь – это не наслаждение, а служение. Кто это понял, тот становится счастливым: он нашел наслаждение в служении. А когда человек ищет одного наслаждения, он его никогда не найдет; а если и найдет, то оно скоро закончится. Поэтому будем искать наслаждений в служении.

– Вопрос телезрителя: «Скажите, как побороть свой страх перед первой исповедью?»

– Дело в том, что мы должны отсечь человеческий образ священника. Надо понимать, что перед крестом и Евангелием мы произносим слова о наших немощах и недостатках как бы перед глазами Христа и в Его уши. То, что мы сказали словами, – ушло из нашей души. Не важно, кто стоит рядом: священник является только свидетелем, а не судьей; он такой же грешный человек.

А если мы священника-свидетеля делаем главным действующим лицом исповеди, тогда начинается: неудобно, страшно... Поэтому: «Вот, чадо, Христос здесь невидимо стоит, принимая исповедь твою; не стыдись и не бойся, и ничего не скрой от меня, но, не уклоняясь, открой все, что соделал ты, — и получишь прощение от Господа нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его перед нами, я же только свидетель, чтобы засвидетельствовать перед Ним все, что ты скажешь мне; если же что скроешь от меня, то впадешь в двойной грех». Поскольку пришел во врачебницу, будь внимателен и не выходи неисцеленным.

У человека спрашивают: «Что у Вас болит?» – «Болит палец». Зеленкой помазали и отпустили; а потом оказалось, что у него полруки сгнило. Потому что у него не только палец болел, а начался абсцесс. Почему про абсцесс ничего не сказал? Вся рука опухла, но он ее не показал. Можно такое представить? Нет! Мы врачу все покажем и расскажем для того, чтобы получить исцеление (еще с три короба наврем). Поэтому, если хочешь быть здоров, расскажи все, что сделал, и примешь оставление грехов от Господа нашего Иисуса Христа.

Ведущий Александр Черепенин

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​