Беседы с батюшкой. На вопросы отвечает священник Александр Волохань (Норвегия)

6 января 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– В 2020 году по всему миру вспоминалось столетие так называемого русского исхода, когда миллионы наших соотечественников покинули пределы своей Родины в результате гражданской войны. Кто-то больше никогда не смог вернуться обратно. О том, какую память об эмигрантах тех лет хранят в Норвегии, узнаем у отца Александра Волоханя, настоятеля храма святой Анны Новгородской в Тронхейме.

Батюшка, 2020 год был особо посвящен столетию русской эмиграции в Норвегию. Почему вообще этой дате уделяется столько внимания?

– В первую очередь по самому факту исторических событий. После 1917–1918 годов, когда произошло, можно сказать, изменение основ жизни народа, одним из последствий гражданской войны столетней давности стал массовый исход русских людей, которые покидали Отечество. В том числе часть из них оказалась в пределах Норвегии. Это было в феврале 1920 года. Из портов Архангельска и Мурманска несколько кораблей, объединенных впоследствии в одну флотилию под предводительством ледокола «Козьма Минин», прибыли в северные норвежские пределы, в порт города Тромсё. Там прошли карантин (сейчас мы уже хорошо знаем, что это за явление) и впоследствии переместились в пределы города Тронхейма, что в Центральной Норвегии (отстоит от столицы Осло на пятьсот километров).

Почему важно было не пройти мимо этого события? Еще и потому, что именно в апреле 1920 года нашими соотечественниками, тогдашними эмигрантами, беженцами, была отслужена первая православная Пасха на норвежской земле. Это произошло как раз в пределах города Тронхейма, где, собственно, сейчас находится наш приход в честь святой княгини Анны Новгородской. Этими памятными мероприятиями мы праздновали не столько сам исход, как явление, может быть, глубоко трагическое для жизни народа: исход из Отечества, когда в нем все полыхает, рушится и для многих становится неясным, какой ориентир избрать. В своих памятных торжествах мы больше праздновали столетие православной Пасхи на норвежской земле, выражая свою сопричастность народу в Отечестве и России и сохраняя память о своих корнях, истоках.

Мы здесь, на норвежской земле, своего рода преемники (духовные и, конечно, по плоти и крови). Практически все тогдашние эмигранты уже почили о Господе. Частью этих памятных мероприятий было в том числе совершение заупокойных богослужений о наших соотечественниках. Поэтому важно было не пройти мимо этих событий.

В истории Священной и истории народной есть события, которые становятся судьбоносными, поворотными. И важно сохранять о них память, осмысливать их на большей глубине, с большей высоты (как говорится, большое видится на расстоянии), чтобы сегодняшним современникам, проживающим за границей, на чужбине, не была безразлична участь их предшественников, которые, думается, в большинстве своем не хотели оставлять свою Родину и наверняка помышляли в скором времени вернуться. К сожалению, большинству это не удалось. Чтобы все это соединить вместе в памяти человеческой (в первую очередь в памяти русских, которые оказались в пределах Норвегии уже в наше время), прожить это молитвенно, осмыслить вновь и вновь, эти памятные мероприятия нами и совершались.

– Ведь можно посмотреть на это под разным углом. С одной стороны, это повод вспомнить покинутую страну и гражданскую войну в ней. С другой стороны – вспомнить свои корни и почтить память тех, кто уехал из России и прибыл в Норвегию.

– Да. К слову сказать, здесь наших соотечественников в 1920 году оставалось примерно 200–300 человек. Многие переехали в другие страны Европы. А  сотни наших эмигрантов, беженцев, которые остались, постарались воссоздать (что важно для человека верующего) в какой-то миниатюре или полноте то Царство Божие, пришедшее в силе, без которого жизнь человека утрачивает смысл. В 1931 году ими был создан первый русский православный приход в пределах  Норвегии.

Собственно, самые крупные норвежские города на сегодняшний день объединяют многих наших соотечественников. Мы берем это понятие шире: это не только граждане России, но и выходцы из тех стран, которые иногда называют странами русского мира – Украины, Белоруссии, стран Прибалтики. Наши приходы Русской Православной Церкви становятся, как правило, объединяющим началом для немалого числа наших соотечественников, которые здесь находят пристанище и для кого жизнь души является первичной, важной составляющей. Задача наших приходов – собственно, та же самая, что исконно является смыслом Церкви: давать людям возможность спасения. Для кого-то это некий переход от национальной традиции, которая коренится в народной истории, до возрастания и понимания самых глубин веры, и это уже отдельная тема существования человека вдали от Родины, на чужбине, что может становиться некой новой родиной.

– Вы говорили о том, что в связи с этой памятной датой совершались заупокойные богослужения о тех, кто в свое время прибыл на норвежскую землю. Какие еще мероприятия проходили?

– Важно отметить, что место упокоения первых русских эмигрантов, беженцев 1920-х годов, находится на небольшом кладбище при храме, расположенном на острове Хельгёйя (в переводе «Святой остров»), на озере Мьёса (самом большом в Норвегии), что неподалеку от столицы, напротив города Хамар. На этом кладбище покоятся десятки  наших соотечественников, которые нашли упокоение в норвежской земле. Их могилы увенчаны белыми православными крестами русского типа. Православным духовенством там регулярно совершаются заупокойные богослужения; я тоже совершал их. Это очень важно сохранять, чтобы не потеряться в мире, который в основном тебе чужой по языку, культуре, традициям. Нам совсем небезразлична участь  первых эмигрантов, тем более наших сегодняшних современников, соотечественников, православных в первую очередь.

Памятными мероприятиями для нас стали заупокойные богослужения в том числе о тысячах советских военнопленных. Почти четырнадцать тысяч погребенных, закончивших свой жизненный путь на тяжких работах во время оккупации Норвегии во время Второй мировой войны. А вообще советских военнопленных в пределах Норвегии было около ста тысяч. Мы, молясь о первых русских эмигрантах, молились в том числе и об этих советских военнопленных, чей жизненный путь завершился в пределах Норвегии. Здесь было много концлагерей, один из них – Фальстад – в семидесяти километрах от Тронхейма; сейчас там создан музей, в том числе центр по правам человека. Отрадно, что ежегодно там местными властями и сотрудниками музея совершаются памятные мероприятия, возлагаются цветы павшим советским солдатам, военнопленным.

Вообще это имеет место по всей Норвегии, по крайней мере, в рамках празднования Дня Победы. Известно, что Северную Норвегию удалось освободить благодаря помощи Советского Союза, восточный Финнмарк был освобожден советскими войсками. Совсем недавно я был в Киркенесе (это самый северный норвежский город). Там посреди города стоит памятник (монумент) советскому солдату, и регулярно местной городской властью (в юбилейные годы – с участием премьер-министра Норвегии, министра иностранных дел Норвегии, короля Норвегии, а с российской стороны – министра иностранных дел) совершаются довольно масштабные памятные мероприятия с возложением цветов, посещением важных мест, в том числе мест захоронения советских солдат.

Если развивать дальше тему столетия русской эмиграции в Норвегию, то для нас, конечно, важно то живое, что можно сохранять дальше. Центральным для нас, верующих, было совершение богослужений. Для нас важно преемство, о котором я упомянул вначале. В апреле 1920 года священниками из Архангельска, которые были в составе тех полутора тысяч российских беженцев, эмигрантов, в пределах Тронхейма была отслужена православная Пасха. В уходящем 2020 году (тоже в апреле) мы впервые служили пасхальную ночь в Стиклестаде, что в ста километрах от Тронхейма. Мы совершали православную Пасху на норвежской земле, восходя к тем истокам, которые уносят нас к началу XI века, к королю Олафу Харальдссону – он пал в Стиклестаде, и сейчас там находится небольшой православный храм.

Помимо этого мы в приходе постарались организовать для наших соотечественников концерт, где прозвучали произведения русских эмигрантов, написанные ими. Наши прихожане – Алексей Курбанов (изначально из Великого Новгорода) и Георгий Ильдейкин из Санкт-Петербурга, виолончелист – старались донести воздыхания души наших соотечественников в эмиграции. Также прозвучали православные песни на тему любви к Родине, Отечеству. Важно возгревать это в своей душе, чтобы она не атрофировалась. Как говорит апостол Иоанн Богослов, если мы не любим ближнего, которого видим, как можем думать, что любим Бога, Которого не видим... Если человек не в состоянии любить земное Отечество, даже если оно оказывается на отдалении в силу ряда причин (исторических или личных), то большой вопрос, всерьез ли он любит Отечество Небесное. Но это отдельная большая тема, о которой можно поразмышлять.

– Современное русское население Норвегии – это в большинстве своем выходцы из эмигрантов тех лет или военнопленных, которые после освобождения остались на норвежской земле, или это уже те, кто приехал в 90-е или 2000-е годы?

– Современные русские эмигранты в Норвегии – это большей частью, конечно, новая волна, то есть это другие люди, которые никак не являются по прямой линии преемниками первых русских эмигрантов 1920-х годов. К слову сказать, к началу 90-х годов число русских в Норвегии исчислялось всего несколькими сотнями. Это потом уже пошло по нарастающей: 700 человек в год, потом 1500 человек в год прибывало наших соотечественников в страны Скандинавии, в том числе в Норвегию. Поэтому это люди новые, которые  прямо не связаны с первыми русскими эмигрантами.

...Большинство русских соотечественников проживает в крупных городах: в столице Норвегии Осло, Тронхейме, Бергене, Ставангере и других городах, где мне тоже доводилось неоднократно бывать. Где-то есть уже наши приходы, в том числе с духовенством. А в большинстве случаев это общины (маленькие или большие), в которые совершаются пастырские богослужебные поездки с совершением Божественной литургии и других важных священнодействий, проведением пастырских бесед. Это помогает людям устоять в стихиях мира сего, чтобы стараться жить по Христу, как говорит апостол Павел.

– Поделитесь, как ощущают себя эмигранты. Когда уезжаешь от войны – это одно дело. Другое дело – когда переезжаешь из мира в мир. Расскажите подробнее, как Вы лично переживали переезд.

– Это особая и важная тема; по крайней мере, для того, кто оказывается за пределами Отечества. С одной стороны, человеку важно сохранять свои корни. Оказаться за границей, на чужбине человек может по разным обстоятельствам. Встречаясь с нашими соотечественниками-эмигрантами, я для себя понял, что многие эмигранты (по крайней мере, последней волны) выбирали путь переезда вполне сознательно. Это если речь идет, конечно, о взрослых, потому что у многих здесь уже создавались семьи, рождались дети.

С первыми эмигрантами мне встретиться не доводилось; думается, никто до наших времен не дожил. Но ими был создан первый русский приход в честь святителя Николая Чудотворца в Осло в 1931 году, который был в горниле исторических перемен, находился в разных юрисдикциях. Последнее десятилетие он пребывает в структуре, которую мы называли Парижским Экзархатом, что недавно воссоединился с Русской Православной Церковью, и это очень отрадно. Волею разных обстоятельств этот первый русский приход в Осло в данный момент находится в Сербской Православной Церкви. Ими же был создан и храм в честь святителя Николая в Осло, что очень важно и знаменательно. Храм создан в русском стиле; купол, который на нем воздвигнут, изготовлен, если не ошибаюсь, в Переславле-Залесском (но точно в России), и это очень радостно и возгревает душу.

Особенность жизни на чужбине осмысляется для меня в разных ракурсах. Мы помним слова из Священного Писания: не имеем здесь пребывающего града, но грядущего взыскуем. Проходит образ мира сего. Не собирайте себе сокровищ на земле... Думается, когда человек находится на чужбине, в эмиграции, у него острее чувство пребывания в движении, в пути. Конечно, кроме тех, кто совсем заземляется. Как в притче о сеятеле: вроде бы корень пущен и прорастает уже стебель, но заботы или радости века сего заглушают доброе зерно и не дают ему принести плод добрый. Как я вижу по своим встречам и общению, большая часть наших соотечественников все-таки ориентирована на земные аспекты жизни, это занимает первенствующее место по сравнению с исканием Царства Божия. А Господь в Нагорной проповеди говорит: ищите же прежде Царства Божия...

Но у тех, для кого вера важна (я это вижу и по себе, и по многим прихожанам в разных городах), чувство сопричастности Царству Небесному более остро, потому что является обостренным чувство отдаленности от Родины. У многих – чувство ностальгических воспоминаний и тяготения к Родине. Немало наших соотечественников регулярно стараются посещать родные пределы (для кого-то это Россия, для кого-то – Украина или Белоруссия). Я сам многократно в течение каждого года стараюсь бывать в России, в паломничестве в том числе, посещаю храмы, монастыри, бываю на конференциях. Это сохраняет живую связь.

Конечно, важна связь в молитве, и мы обязательно поддерживаем это горение. Постоянно на богослужениях звучит поминовение предстоятеля Русской Православной Церкви. По благословению, недавно данному нам священноначалием, мы добавляем: Патриарха Московского и всея Руси и всех северных стран (как раз стран Скандинавии). Это собирает нас воедино, сближает наше бытие здесь, за границей, с жизнью в Отечестве, в том числе через поминовение предстоятеля Русской Православной Церкви.

Я упомянул бы «Послание к Диогнету», хорошо известное церковным людям, где автор, рассуждая на эту тему, говорит, что христиане – это особый народ, потому что для них Отечество может стать чужбиной, а чужбина может стать Отечеством. По развиваемой дальше мысли автора, наше высшее Отечество – Небесное. Для русской эмиграции Отечество становится чужбиной, а чужбина становится родиной, новым местом пребывания и восхождением мыслью, молитвой и образом жизни к Отечеству Небесному.

– Очень много в наше время говорят о необходимости выхода из так называемой зоны комфорта. Это состояние, когда человек топчется на одном месте, коснеет в каких-то знаниях, умениях, привычках. Говорят, что в течение жизни необходимо изучать что-то новое, осваивать новую технику, изменять свои привычки. Но часто бывает, с возрастом человек все больше и больше укореняется в своих сформировавшихся привычках, и выйти из зоны комфорта ему достаточно сложно, а в каких-то случаях даже и невозможно. Мне кажется, эти две темы сильно пересекаются. Когда ты попадаешь в какой-то незнакомый город, тем более в новую страну, не знаешь языка и не знаешь, где жить, – это стопроцентно выход из зоны комфорта; ты действительно находишься один на один с новыми задачами,  в стрессовой ситуации. Поделитесь, пожалуйста, своим мнением, насколько важным Вы считаете бросать себе такие вызовы и пытаться выйти из зоны комфорта.

– Очень важная тема. Здесь мы можем вспомнить отца всех верующих Авраама: Господь ему тоже указывал выйти из пределов одной земли и идти в другую. Можно вспомнить про исход израильского народа из Египта в сторону земли обетованной. Их шествование – уж точно выход из зоны комфорта, хотя и в рабском состоянии. Помнится, у них возник ропот, некоторые думали вернуться обратно, в состояние пленения, но некой устроенности, нежели искать чего-то высшего, но при этом негарантированного или не скоро осуществляющегося. Думается, это актуально для многих из нас.

Вспоминается в этом контексте один эпизод из жизни норвежцев. У подавляющего большинства населения материальная жизнь устроена достаточно неплохо, но мне очень близка их традиция, обыкновение повседневности – ходить в походы: в лес, в горы, преодолевать большие расстояния. Для меня особенно удивительно, что в протестантской стране с выхолащиванием веры в последние два десятилетия активно возродилась традиция совершать паломничество из Осло в Тронхейм и Стиклестад, которая уходит корнями к XI веку, к временам почитания святого Олафа, норвежского короля. Немало норвежцев сегодня преодолевают этот путь: более пятисот километров. Кстати, на телеканале «Союз» мы освещали отдельные моменты, связанные с этим паломническим маршрутом и со Стиклестадом. Это тоже некий выход из зоны комфорта; современные норвежцы ищут его. И это связано не только с темой здорового образа жизни, катания на лыжах и чего-то подобного. Похоже, человек в своей нише не вполне чувствует себя в том самом верном состоянии.

Здесь есть некоторые аспекты, некоторые грани, если вернуться к вопросу о том, нужно ли человеку искать некий вызов, искать большего. Если вспомнить притчу о добром самарянине, важно оказать помощь людям, которые в ней нуждаются. Таких ведь может быть много. А мы, засидевшись в каком-то своем мирке, можем это упускать. Мне очень созвучно понимание, которое многие наши священники доносят до прихожан: что грех – это не только когда мы совершили что-то неправильное, но и когда мы не совершаем того, что должны совершить. Нужно  участвовать в жизни тех, кому это необходимо. Вот это я назвал бы очень весомой причиной выхода из зоны комфорта.

Другой вопрос, что иногда под это подводят непрестанную тягу к постоянной новизне впечатлений: когда становится скучно жить, когда на своем месте уже все надоело. Многих затягивает так называемый духовный туризм (как метко это было названо), когда верующие слишком увлекаются паломничествами, порой обделяя вниманием близких, упуская глубину видения личности другого, раскрытие потенциала в музыке или другом виде творчества или осмысление истин веры, в которые мы не углубляемся, а часто принимаем это в спешке. И здесь большой вопрос, стоит ли заниматься такой переменой места и деятельности; это, может быть, будет слишком распылять и приведет в итоге к утрате глубины жизни.

Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет. Тут важно понять, туда ли ты сеешь доброе зерно: те таланты, которые тебе даются Богом, возможности жизни (не в плане только творческих способностей, как об этом часто думают). Собственно, к подвигу мы призываемся Самим Господом. Мы помним слова Христа, что Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его. Поэтому если человек замечает, что он становится все более сонным по жизни, находится в каком-то состоянии спячки, то уж точно надо вспомнить слова Господни: трезвитесь, бодрствуйте... Мы не знаем времен или сроков, которые Отец положил в Своей власти, поэтому должны бодрствовать. В этом отношении надо искать, что более полезно человеку.

– Вы упомянули, что в Норвегии все больше развивается внутренний туризм, паломничество по стране. У каждого народа есть какие-то черты, привычки, которым стоит поучиться. Недавно смотрел передачу про Швецию, у них есть такое явление, как «лагом» (насколько я понял, это умение жить умеренно, знать меру, быть сдержанным). Всем известны магазины IKEA, которые, в общем-то, являются наглядным примером этого явления: четкость, лаконичность, ничего лишнего, все в меру. Что можно сказать о Норвегии? Что у местных жителей можно позаимствовать?

– Мне откликается, что на флагах Скандинавских стран мы видим изображение креста – главного символа христианства; это очень отрадно и утешительно. Понятно, что это символы, которые все меньше сохраняют свой живительный корень, и это еще одна отдельная тема или аспект современности. Мне откликается достаточно доброжелательное отношение норвежцев к другим. С первых дней, месяцев пребывания там я в основном встречал такое отношение. Не в том смысле, что это идеальные люди, но отношение к другим у норвежцев дружелюбное. Хотя порой нет такой степени откровенности (что можно назвать уже минусом) при встрече с обычным попутчиком, например, в поезде, автобусе.

Отношение к делу, которое тебе поручено, – добросовестное; здесь это норма жизни. Хотя иногда это кажется слишком формализованным (палка о двух концах, обратная сторона медали). Но есть понимание: если есть законы и правила жизни, их надо соблюдать. Правовое сознание населения на очень высоком уровне, и это помогает даже в решении каких-то приходских вопросов.

Если взять церковную сторону жизни, мы встречаем повсеместно не просто даже дружелюбное отношение, а всемерное содействие. В качестве примера: наш приход в Тронхейме уже четырнадцатый год арендует деревянный храм в центре города, и первые двенадцать лет нам его предоставляли совершенно бесплатно, несмотря на то, что расходовалось электричество и прочее. В последние два года мы согласовали небольшую арендную плату. Это тоже пример способности принять тех, кто чужой тебе по языку, культуре. Может быть, это следствие современных установок на мультикультурализм, как сейчас говорят, а может быть, следствие как раз глубинных христианских установок: как  хочешь, чтобы к тебе относились, так и ты относись к другим. Это важная составляющая заповеди Господней об отношении друг к другу. Здесь это тоже очень прослеживается.

Про здоровый образ жизни мы уже упомянули. Есть даже поговорка: норвежец рождается с лыжами на ногах. Из моего кабинета видны лес, горы, и я часто вижу идущих в поход детсадовцев или школьников. Здесь очень развито спортивное ориентирование, многие этим увлекаются. Когда я гуляю с собакой в лесу, нередко вижу, как кто-то бегает с картой или компасом. Это довольно важные аспекты.

Обратите внимание, Скандинавские страны – Дания, Швеция, Норвегия – это монархии (конституционные). Королевство Норвегия – официальное название Норвегии. Неоднократно было обсуждение этого на общенародном уровне, и монархия сохраняет свое место в жизни. Я общался со многими норвежцами, они почтительно, уважительно отзываются о короле, королеве, говорят о них с большой любовью. Для них это важно.

– Не могу не спросить о занятии, которое потихоньку перекочевало и в Россию, – это скандинавская ходьба. Об этом стоит поговорить, потому что в последнее время в различных парках можно встретить много людей, как правило, пенсионного возраста, которые идут со специальными палками для скандинавской ходьбы либо с обычными лыжными. Насколько это распространено в Норвегии? И вообще скандинавская ли это ходьба?

– Здесь очень много холмов, гор; половина территории Норвегии – горная местность. Многие города расположены на довольно заметной высоте. Ландшафт пересеченной местности. Поэтому людям постарше тяжеловато покорять вершины, маленькие или большие. Так что это явление встречается, но оно не настолько массовое, как увлечение лыжами.

Хотя в спортивных магазинах Норвегии палок для скандинавской ходьбы, что называется, на любой вкус и цвет: разных видов, разного качества. И в зимнее время можно поскользнуться и упасть, а для людей старшего возраста это может быть очень опасным. Так что это явление в чем-то имеет скандинавские корни, но я не эксперт по этому вопросу, отдельно его не исследовал.

– Вам приходится в своем служении преодолевать сотни километров, чтобы добраться от одного храма до другого, совершить богослужение, навестить своих прихожан. Наверное, эти поездки так или иначе изматывают физически. Условно говоря, мы сейчас находимся в Екатеринбурге. Не каждый же человек ездит в выходные в Тюмень, например, преодолевая расстояние почти триста километров. И так должно быть постоянно. Не говорю уже про гораздо большие расстояния. Что Вас отвлекает, позволяет переключиться, отдохнуть? Расскажите, какие у Вас есть хобби и увлечения.

– Вы правильно упомянули, поездок немало. Буквально последняя из них была на север в город Тромсё, что за 1 100 километров от Тронхейма, и далее – в Киркенес. Возвращался я через Осло на двух самолетах.

Про отдых или увлечения... Когда я путешествую на машине или  самолете, корабле (при хорошей погоде), то само созерцание красот, Богом сотворенных, наполняет сердце радостью. Действительно, величие Творца выражается в Его творении. Это очень утешительно и вдохновляюще. Для меня встречи с людьми, которые рассеяны по многим общинам и городам, становятся большой радостью. Я не хотел бы, чтобы это прозвучало как для красного словца, но в какой-то момент я буквально пережил слова Господа, которые Он сказал апостолам после беседы с самарянкой. Пришедшие апостолы, как бы укоряя Христа, намекали на то, что пора бы вкусить трапезу, но услышали от Него ответ: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня. Я нередко проживал это глубинное чувство удовлетворения от того, что делаю, при встрече с нашими соотечественниками, которые очень в этом нуждаются. Собственно, каждая душа по природе своей христианка.

Если говорить об увлечениях, я еще в юные годы занимался художественной фотографией, поэтому созерцание красот соединяю с фотографированием. Еще со студенческих лет, когда я учился в юридическом вузе в Москве, друзья-студенты научили меня играть на гитаре, и это часто становится еще одним измерением в жизни; песни, большей частью православные, патриотические, лирические, тоже наполняют мою жизнь. Меня радует, что в моей семье играют на гитаре и поют. И в нашем приходе мы тоже стараемся это добавить к бытию приходской жизни – может быть, для кого-то это станет переходным моментом, что-то отзовется, откликнется в глубинах души, ума, и человек поймет важность жизни по вере.

– Прошу Вас в завершение программы передать нашим зрителям новогодние и рождественские пожелания. Думается, слова напутствия и наставления будут полезны.

– Я хочу пожелать в период Рождественского поста, приближения к светлому празднику Рождества Христова всем телезрителям канала «Союз», всем православным в России и других странах русского присутствия, русского мира, Русской Православной Церкви, в том числе в Скандинавии, крепости веры, сохранения надежды на Бога, понимания, что пути Господни неисповедимы. При этом помнить, как говорит апостол Павел, что ни высота, ни глубина, ни настоящее, ни будущее, ни жизнь, ни смерть не отлучат нас от любви Божией во Христе Иисусе. Это очень важно и помогает в минуты особой глубокой скорби, каких-то утрат (и в минуты, может быть, слишком хорошего благополучия) сохранить главный вектор, главное измерение своей жизни.

Радость о Господе передается в словах Луки и Клеопы. Когда они встретили воскресшего Христа, сказали: «Не горело ли сердце наше, когда Он разговаривал с нами?» Хочется, чтобы память светлых моментов жизни в этой встрече с Богом (как она была и у апостолов на горе Фавор) обязательно помогала нам пройти любую временную тьму века сего.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​