Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

5 апреля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает руководитель Молодежного отдела Песоченской епархии (Калужская область) священник Владислав Береговой.

− Сейчас идет Великий пост. Это очень важное время для каждого христианина. И я хотел бы начать передачу именно с этой темы – о важности и значении поста в нашей жизни. Как Вы думаете, как сегодняшняя молодежь относится к Великому посту? Она вообще знает о таком явлении, как пост (мы не говорим о церковных молодых людях)? Может, у Вас есть наблюдения, замечания по этому поводу? 

− Я часто в своих блогах общаюсь с невоцерковленной молодежью и вижу вопросы от нее. Молодые люди если и узнают о Великом посте, то из новостных сводок: «У православных с сегодняшнего дня начался Великий пост». Для молодежи что рамадан, что Великий пост – это нечто далекое и не из ее культуры. Нам кажется, что если человек живет в России, то он находится в границах христианской культуры: понимает Чехова, Достоевского, других наших русских классиков; он хотя бы что-то слышал о христианстве. Но нет. Оказывается, молодые люди не видят христианских смыслов в христианской литературе. Потому что если ты не обучен минимальным основам веры дома, то в школе тебя этому тоже не обучат (разве что в четвертом и пятом классах преподается ОПК). 

У нашей молодежи, которая крещена, но не просвещена, такая проблема есть: она узнает о посте из внешних источников, а не из семьи. Мало где родители держат пост. Когда ты живешь в церковной среде, тебе кажется, что все вокруг постятся, ходят в храм, молятся. Но таких людей меньшинство. Когда ты ограничен этим меньшинством, тебе кажется, что вокруг все благочестивые. Я работаю с молодежью не первый год и вижу: вопросы, которые нам могут показаться элементарными, задают абсолютно все молодые люди. В том числе и как правильно поститься, что такое пост. 

− Часто замечаешь активную молодежь вокруг известных священников, блогеров или в каких-то храмах. Но иногда кажется, что для молодых людей это просто мимолетное увлечение, что-то новое, интересное. В какой-то момент молодой человек решает, что он якобы православный, а через какое-то время уходит из Церкви. Мне кажется, что так происходит в половине случаев. 

− Мы уже переросли моду на Церковь, которая была лет двадцать назад, когда Церковь вдруг из гонимой стала Церковью общества. И масса молодежи пришла в храм (сейчас этой молодежи уже около сорока лет). Сейчас немодно быть православным. И это хорошо. Если ты носишь модную одежду (безобразную, рваную, вызывающую) только для того, чтобы окружающие увидели, что ты сегодня в тренде, что у тебя есть средства купить эту вещь, то ты спокойно ее через год уберешь и никогда больше не будешь носить. В следующем году у тебя уже будут другие модные кроссовки или что-то еще. И ты это носишь не потому, что тебе это нравится, а чтобы быть как все. Так же и мода на православие прошла: посмотрели, не понравилось, ушли. 

Все те молодые люди, которые находятся в волонтерских организациях, участвуют в прихрамовых мероприятиях, крепки духом. Они там не потому, что это модно, а потому, что от знакомства с Церковью они перешли к знакомству с общиной, людьми, с внешним Телом Христовым. Любой священник, который занимается с большим количеством молодежи, знает, что если скажешь: «Ребята, приходите на молодежку, поговорим о любви, жизни», придет человек сто или даже триста (я знаю, столько людей собирается на крупных молодежных мероприятиях). А потом священник им говорит: «Друзья, надо помочь с продуктами нашим подопечным бабушкам». Или: «Надо съездить в храм и убрать старые кирпичи. Приходите». И из этих трехсот человек придут только пять. Эти пять человек приходят в храм не для того, чтобы развлечься, себя показать, других посмотреть, найти себе невесту или жениха, а для того, чтобы послужить Церкви. Поэтому на церковных мероприятиях вроде бы не так много молодежи, но это те адаманты, которые, мне кажется, будут в Церкви долго. 

Поэтому миссионерство священников в соцсетях должно быть направлено на то, чтобы молодежь хоть как-нибудь познакомить с Церковью, рассказать о ней, разрушить какие-то мифы, стереотипы, привести на приходы. Чтобы молодые люди воцерковлялись по-настоящему, то есть входили в Церковь и составляли общину. 

− Какие мифы и стереотипы? 

− Их масса. Я неоднократно провожу опросы, когда спрашиваю, какие мифы и стереотипы мне удалось разрушить. Все боятся священников. Это повторяется в каждом комментарии: «Мы раньше боялись священников, теперь не боимся. Можем даже к настоятелю своего прихода подойти и что-нибудь спросить». И молодежи, и тем, кто первый раз приходит в храм, кажется, что священник – это небожитель, полубог. А оказывается, что он живой человек и с ним можно поговорить, душу перед ним излить. Если отношение к священнику только как к некоему жрецу: «Батюшка, освятите, помолитесь, преподайте мне Причастие, простите мне грехи» и так далее, то личностный уровень отношений нивелируется. А ведь личность воспитывает личность, а не памятник. Священник, по сути, сам себе воздвиг памятник. Если люди так к священнику относятся, это, в принципе, неплохо, но кто тебя дальше ко Христу поведет? 

Мы всегда говорим: нужен духовник. А где же его найти? Надо исповедоваться у одного батюшки, у другого и найти своего, чтобы между вами искорка проскочила, появилось доверие. Но надо быть уже хорошо воцерковленным человеком, чтобы найти духовника. А духовник нужен с первых же дней. И как ты его найдешь, если ты к священнику боишься подойти? Особенно когда ты молод и крайне драматично относишься ко всему: вдруг не так посмотришь на священника или не так ему скажешь, а он что-то между строк прочтет. 

Поэтому самая главная задача, как мне кажется, любого священника, который выходит в мир через соцсети, − разрушить стереотип о самих же себе. Ты живой, настоящий, искренний; ты любишь людей настолько, насколько можешь; ты хочешь им говорить о той встрече со Христом, которая когда-то произошла у тебя, и желаешь, чтобы она произошла у других. 

− Мне кажется, тут тоже проблема для священника: если он будет так раскрывать себя, будет очень приветливым, его просто физически не хватит. 

− Хватит. Мы же не своей силой все делаем, а благодатью Божьей. Иначе ты сгоришь, тебя надолго не хватит. Даже среди священников, мы знаем, есть такой термин, как «выгорание». Но, мне кажется, это следствие неправильной духовной жизни и неправильной расстановки ориентиров. Да, ты будешь предан, кем-то не понят, будут разочарования − с людьми работать всегда тяжело (даже среди апостольской общины был один предатель). Поэтому только Божья помощь: служение литургии, паломничество по святым местам, общение со старшими духовными товарищами и, самое главное, – молитва. Но это не так, что батюшка прочитает акафист и снова становится общительным и дружелюбным. Молитва − это образ жизни. В любой ситуации нужно говорить: «Господи, благослови! Господи, помоги! Господи, вразуми!» Постоянная память о Боге – это и есть молитва. Собственно, зачем нужны молитвы перед едой и после, перед сном и после сна, благодарственные, просительные, покаянные? Чтобы всегда иметь в уме Бога. То есть молитва – это не просто чтение специальных текстов-заклинаний, это образ жизни и сознания. А священников часто спрашивают как раз в магическом духе: «Батюшка, какую молитву надо читать во время купания ребенка, чтобы у него не было аллергии?» То есть видно магическое отношение. Хорошо хоть у православного батюшки спрашивают. 

− Значит, вера есть. Разве это плохо? 

− Хорошо, что есть. Я никогда не высмеиваю такие вопросы, но пытаюсь направить их в другую сторону. Молитва − это не заклинание, а твой разговор с Богом. Ищите воли Божьей; просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется вам; всяк бо просяй приемлет, и ищяй обретает, и толкущему отверзется. 

− Вернемся к теме поста. Например, сейчас среди молодежи модно быть вегетарианцем (или веганом). Можно сказать, люди постятся всю жизнь. Как объяснить пользу поста молодому человеку, когда ему надо отдыхать, развлекаться, устраивать свою личную жизнь? Как здесь быть? 

− Надо правильно понимать мотивацию. Одно дело, когда ты хочешь быть здоров, и другое дело, когда мясо тебе ненавистно. Есть даже апостольское правило: кто гнушается мясом, вином и браком не ради подвига, тот да будет отлучен от Церкви. Дело в том, что пост – это совокупность трех составляющих: молитвы, невкушения чего-либо и милостыни. Если ты соблюдаешь лишь гастрономическую составляющую поста, то ничем не отличаешься от вегетарианца. Должно быть усиление молитвы и увеличение благих дел. Собственно, у всех святых отцов акцент именно на этом. Иоанн Златоуст пишет: посчитай стоимость своего скоромного и постного стола, а разницу отдай нищим. У поста ярко выраженный социальный характер. А у нас получается зачастую, что постный стол дороже скоромного: надо, чтобы по составу было все постное, а по вкусу как скоромное. Постное молоко, постное печенье, постное мясо… 

− ...морепродукты. 

− Морепродукты некоторые отцы благословляют по субботам и воскресным дням. 

− Насколько я знаю, морепродукты можно есть всегда: они даже рыбой не считаются. 

− Есть разные мнения. Кстати, некоторые думают, что морепродукты – это рыба. Но под морепродуктами имеются в виду кальмары, осьминоги, креветки... Но тут сразу стоимость стола возрастает, и где тогда социальная составляющая? 

Мы в пост должны искать людей, которых надо накормить: бездомных, нуждающихся. Понятное дело, никто сейчас не голодает, но пусть немного вкуснее поест тот, кто ест не так вкусно, как ты. Бездомные есть везде. Находи их и корми в эти дни. Я знаю, в некоторых городах ситуация очень напряженная. Многие социально активные люди (не только православные христиане) готовят еду и для себя, и для бездомных. Они кладут ее в пакет, подписывают: «Это для бездомных». И вешают рядом с мусорным контейнером, где бездомные периодически копаются. Делайте так, и это будет настоящим постом. Ты можешь эту социальную составляющую поста соблюдать всегда. 

И важна молитва. Пост без молитвы – это попытка доплыть до Царствия Божия в лодке, где два весла, но ты пытаешься грести одним. Есть постовой богослужебный устав. В первые четыре дня Великого поста читается Канон Андрея Критского, по средам и пятницам служится литургия Преждеосвященных Даров. Приходите в эти дни на богослужения, и у вас будет настоящий пост. Не получается ходить на службу – усильте домашнюю молитву. Не забывайте про Евангелие. Молитесь, разговаривайте с Богом. Собственно, в этом и есть суть поста. 

− Батюшка, у меня много светских друзей. Они могут прийти в храм послушать, как красиво поют, мало что понимая. Но когда говоришь им об утреннем, вечернем правиле, они говорят: «На это времени нет. Слава Богу, что хоть в храм прихожу раз в неделю по воскресеньям». Как к этому относиться? 

− Ничего не навязывать. 

− Может, нужно им правильно что-то объяснять? Мне сложно объяснить, например, Канон Андрея Критского: в нем мало что понятно, во второй части службы еще читают повечерие. Даже опытный не понимает, что происходит. Как все-таки объяснить молодому человеку, что нужно молиться? 

− Речь идет о том, чтобы у человека появилось желание общаться с Богом. Необходимо делать акцент не на службе, не на чтении молитв, а на личном общении человека с Богом. Поэтому можно только предлагать, но не очень настойчиво. Если у священника есть возможность молодого человека поставить на клирос (пусть он только стоит там, молится, смотрит, что читают) или как-то задействовать его в богослужении, то это будет лучшим подарком воцерковляющемуся молодому человеку. Да, на больших приходах так не получится. Но у нас не так много молодежи. И каждый священник должен видеть молодых и задействовать их в богослужении. В конце концов, можно просто дать молодому человеку прочитать Трисвятое на клиросе: он ждет этого момента, чувствует свою сопричастность, пытается молиться, следит за текстом. Мне кажется, этот вариант будет наиболее полезным. 

Можно просто предложить человеку побыть на службе, послушать, что там читают, но без его личного желания это не принесет плодов. Он должен сам захотеть. Ты можешь предложить: «Давай хотя бы на какую-то часть сходим, на десять минут. Посмотришь, как у нас служат постом». Я так тоже пробовал. Действительно, человека надолго не хватает. Но надеюсь, что я какие-то крупицы посеял. По себе помню: я воцерковлялся в юности, и мне страстно хотелось участвовать в богослужении. При первой возможности я влился в клиросный состав. Сначала просто был на клиросе, учился читать. Мне давали домашнее задание: почитать дома шестопсалмие, каноны, учить церковнославянский язык. Через какое-то время меня уже ставили на важные моменты богослужения, давали читать канон. Мне было интересно. Если бы я не участвовал в богослужении, то тогда стоял бы и томился: когда же это все кончится? У меня был текст богослужения. Когда смотришь в книгу с чинопоследованием литургии или всенощного бдения, то уже понятно, что стоит за песнопениями. Ты же их не воспринимаешь, если не знаешь текста. Вроде тебя все умиляет, вдохновляет, но ум остается безучастным. А как молиться, если ум не молится? Тяжело. Ведь в молитве обязательно участвуют и ум, и сердце. Если только сердце, то это половина молитвы. 

− Такой вопрос о людях, которые оказались на улице. У нас как- то был в гостях отец Михаил Потокин, который отвечает за социальное служение в Москве. Он рассказывал, как трудно сейчас этим людям: очень мало людей на улице в связи с карантинными мерами, нет того потока подаяний, что бывает обычно. И эти люди умирают с голоду. Действительно, спешите делать добрые дела и тем людям, которые дурно пахнут, плохо выражаются, просят деньги; к которым ты с презрением относишься. Может быть, обратить на них внимание – это большее дело? 

– Я немножко в теме, как живут бездомные. Это ужасная жизнь! У нас они действительно вызывают какое-то отторжение, но нельзя так. Они находятся в ужасных обстоятельствах. По сути, они не могут не пить; они пьют, чтобы хоть чуть-чуть нивелировать весь ужас своего бытия. Им негде жить, негде помыться, к ним относятся не как к людям. Хотя у многих просто отобрали квартиру, многие оказались обмануты кем-то. Они уже были не в очень хорошем психологическом состоянии, им нужна была медицинская, психиатрическая помощь, но вовремя такая помощь не была оказана – и человек оказался на улице. То есть важно помогать тем, кто крайне нуждается в этой помощи. Пусть не от чистого сердца, но Христа ради. Ведь любой поступок Христа ради – это некоторое преодоление самого себя. Нежелание помочь должно быть пересилено стремлением помочь ради Христа. Поэтому хотел бы всех призвать: помогайте тем, кому крайне нужна ваша помощь. 

– В пост часто присылают вот такие вопросы: как быть беременным или кормящим женщинам с маленькими детьми? Для них пост практически невозможен. Как им причащаться тогда? 

– На самом деле любой священник (за редким исключением) скажет: пока женщина беременная или кормящая, поститься не надо; организм требует усиленного питания за двоих, ребенку необходимо получать все важные для его развития микроэлементы, которые женщина получает через еду. Но если священник разрешает женщине молоко, кефир, творог, сметану, мясо для поднятия гемоглобина, это не значит, что нужно делать шашлык, готовить сырники и поливать их сгущенкой. Можно ограничить вкусность своей пищи; есть то, что нужно, полезно. Не пить лимонад, не есть конфеты. Вроде бы конфеты, печенье – постный продукт, но там же одна химия. То есть нужно ограничить себя во вкушении неполезных продуктов. Напомню еще раз, что необходима молитва и социальная деятельность, возможная для беременных и кормящих. 

– Как быть, если в семье кто-то один не постится? 

– Кстати, по поводу вопроса, надо ли этим женщинам поститься три дня перед причастием. Обычно большинство священников благословляют не поститься. Кто-то может сказать, что хотя бы один день не вкушать мясных продуктов перед причастием, допустим, в субботу. Опять же есть послабление в отношении всенощного бдения: как женщина пойдет на всенощное бдение с только что родившимся ребенком? Это довольно сложно. Бывает, ребенка оставить негде, и даже всю службу женщина не выстоит. Поэтому к беременным и только что родившим – очень большие снисхождения, можно приходить практически к причастию. Достаточно один раз взять у священника благословение на какие-то послабления и дальше ими руководствоваться. 

Теперь по поводу того, если кто-то один в семье постится. Допустим, ты постишься, а семья не постится, и ты требуешь себе отдельной кухни: мол, я пощусь, а вы мне тут бульончик даете. Это некрасиво по отношению к тому, кто теперь обязан готовить и постные блюда, и непостные. Хочешь вкушать постные блюда – встань и приготовь. Принеси из магазина что-то постное и ешь по отдельной программе. 

И не надо своим постом обременять своих родных. Для кого-то несложно приготовить одно блюдо и другое, но в основном это сильно отягощает. Мне кажется, в пост действительно важно не есть друг друга и не быть обременительным для своего супруга (супруги) или для родителей. 

Бывают же совершенно нелепые ситуации, когда приезжаешь к любимой бабушке в деревню, она приготовила тебе что-нибудь вкусненькое как выражение своей любви к тебе, а ты говоришь: я этого не ем, вы хотите меня искусить, в аду теперь из-за вас буду гореть... Это некрасиво. У нас, как правило, желание исполнить какую-то обрядовую форму выше, чем возможность не оскорбить человека. Мы забываем о любви к ближним. Но некоторые оправдывают этим свое непощение, мол, бабушке своей отказать – это нехорошо. Такого лукавства быть не должно. 

Если тебе предлагают на дне рождения или на работе кусочек тортика, а ты говоришь: «У меня пост, а вы меня искушаете», чести тебе это не делает. Поверьте, Господь Свою благодать не заберет, если ты съешь несколько граммов сладкого; все намного сложнее. По намерению твоего сердца, по тому, как ты относишься к людям, Господь будет относиться к тебе, а не потому, насколько скрупулезно ты соблюдал пост. 

Некоторые еще рассматривают пост как единый монолит. Если, допустим, в 29-й день поста человек вынужден был съесть что-то скоромное, то искренне считает, что Господь теперь пост не примет. И спрашивают: «Батюшка, я теперь зря постился?» 

– Некий перфекционизм. 

– Неправильное понимание того, что есть пост, Кто есть Бог. Формализм; по сути, фарисейство. Но человек не рассматривает это как фарисейство. 

Если какой-то день выпадет из вашего поста, это не значит, что Господь пост не примет. 

– Достаточно часто встречается такой вопрос: как быть супругам в пост в плане личных отношений? 

– Каждый батюшка мыслит по-своему. Хотя апостол Павел четко написал, что уклоняться друг от друга нужно и можно для молитвы и поста только по взаимному согласию. Он пишет: жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве. 

Если желание поститься супружеским постом вызывает у вашего мужа крайнее несогласие, то он имеет право показать слова апостола Павла и настоять на своем. Мучить вторую половинку своим личным благочестием не надо. Мало ли что. Апостол Павел был мудрый человек; он предполагал, что возможны разные искушения в результате такого одностороннего воздержания, и рекомендовал на все века поступать именно так. 

В любом случае «консенсус патрум» говорит о том, что если ты причащаешься в воскресный день, то как минимум сутки супружеское воздержание быть должно. Если можете оба воздерживаться дольше – пожалуйста, но сутки – минимум. То же самое касается времени поста. Полезно и вреда никому не будет. Будет даже некоторое обновление отношений, если хотите. 

Но если уж совсем не получается воздерживаться, то, мне кажется, это даже не будет поводом для исповеди, поскольку как ты можешь считать грехом то, что апостол разрешил, не считая это грехом? Ну а дальше – смотрите сами. Мне кажется, это вообще не вопрос для обсуждения со священником, потому что не надо между двумя вставлять кого-то третьего. Решайте все интимные вопросы дома, самостоятельно между собой. Апостол Павел по этому поводу уже все сказал. 

– Вы сказали такое словосочетание: «консенсус патрум». Что оно означает? 

– Буквально по-русски это означает «согласие отцов». Ведь святые отцы тоже в каких-то моментах заблуждались, даже в догматических, представьте себе. Тем более что касается вопросов взаимоотношений друг с другом, вопросов личного благочестия. Они могли давать разные советы. Разные люди – разные советы, естественно. Это мы сейчас привыкли пользоваться телевидением, Интернетом и возводим под общий знаменатель советы, которые были даны конкретным священником конкретному лицу, что тоже не совсем правильно. 

Как же определить, какое решение святых отцов наиболее правильное: Василия Великого, или Златоуста, или Григория Нисского? Смотреть: чем больше отцов согласны в едином мнении, тем это мнение лучше, достовернее и правильнее. Поэтому мы и употребляем такое словосочетание: согласие отцов. 

– В молитве Ефрема Сирина есть следующие слова: Господи, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего. По личному опыту знаю (и многие, наверное, со мной согласятся), что именно во время поста начинаются самые главные проблемы с осуждением... 

– Да. И, бывает, ты себе какой-то грех прощаешь, а другому не прощаешь. Такой интересный психологический момент. 

Не зря в этой молитве говорится много замечательных слов. Преподобный Исаак Сирин показал те страсти, которые с большей силой выпячиваются Великим постом. В частности, мы говорим: Господи, даруй ми зрети моя прегрешения (акцент на слове «моя») и не осуждати брата моего. В молитве еще говорится о смиренномудрии, которое необходимо получить от Господа Бога. Это не что иное, как правильное представление о самом себе, одна из разновидностей смирения, когда ты мудрствуешь правильно, смиренно; понимаешь свое место в обществе и, самое главное, – перед Богом. Если посмотреть на себя глазами Бога (то есть через призму Евангелия), то можно увидеть, насколько ты во всех отношениях человек недостойный. А еще пытаешься осуждать кого-то, пытаясь за счет этого человека вознестись. Ведь вор вора не осудит. Поэтому если ты видишь себя настоящего, то перестаешь осуждать других. Этого мы и просим в молитве. 

– Двигаясь к завершению нашей программы, давайте попытаемся объяснить какие-то самые главные способы, как пройти Великий пост достойно, чтобы на Пасху не было чувства, что ты что-то не успел доделать. 

– Самое главное, Великим постом – ничего не бояться. Мы воспринимаем, к сожалению, этот период как период особых искушений, болезней, скорбей. Мол, лучше вообще ничего не делать, все дела прекратить, сидеть на диванчике, закрывшись от бренного мира. Прочитал это в каких-то источниках и боишься. Но если сорок дней будешь бояться, у тебя все будет валиться из рук, сознание будет помраченным, и ты уже будешь ожидать подвоха от любой ситуации, которая будет с тобой приключаться в эти дни. 

Поэтому я призываю всех: не бойтесь. Если Бог с нами, то кто против нас? Не думайте, что теперь все силы зла против вас ополчатся и будут вас вынуждать к каким-нибудь гадостям. Да, некая прослойка между телом и душой утончается, и начинает выпирать изнутри все, что в тебе есть. Но Господь еще Каину говорил: грех у двери лежит, но ты властвуй над ним. У нас есть силы руководить своими эмоциями, чувствами, словами, действиями, поступками. Главное в дни Великого поста – перестать быть рабом своих страстей, привычек, так полюбившихся грехов. Надо возглавить свое собственное тело, свой ум возвысить к Господу Богу: «Господи, я отдаю всего себя Тебе, помоги мне, руководи мною». 

Хорошо это читается в молитве Оптинских старцев, в молитве Филарета (Дроздова). Эти две молитвы, думаю, стоит читать каждый день всем тем, кто не читает утренних или вечерних молитв. Так же, как мы читаем молитву Ефрема Сирина Великим постом. Не читаешь ничего – читай эти три молитвы. Можешь делать несколько поклонов. Надо усугубить молитвенную жизнь. 

Не зря Господь чаще всего на страницах Евангелия говорит: не бойся и радуйся. Великим постом не надо ничего бояться – Бог поможет во всем. Только стоит захотеть. Господь даст силы. Естественно, чем дольше ты находишься в плену какой-либо страсти, тем тяжелее будет бороться. Но хотя бы на три процента приложи какое-то усилие, а Господь возместит тебе оставшиеся девяносто семь. 

Повторюсь, Великим постом не надо обременять своих родных. Перестав кушать непостную пищу, не надо начинать грызть друг друга. Необходимо принудить себя к какому-то молитвенному деланию; хотя бы прочитать весь Новый Завет за Великий пост, это не так сложно. Апокалипсис можно оставить на потом, но четыре Евангелия и апостольские послания одолеть можно. Вообще по уставу все Евангелие читается в первые три дня Страстной седмицы, это не является чем-то невозможным с точки зрения Церкви. 

– Еще один очень важный момент. Как часто нужно причащаться в эти дни? 

– По-хорошему любой христианин причащается еженедельно. Если есть такая возможность – пожалуйста. Тем более сейчас не надо три дня как-то особо поститься перед причастием, потому что пост теперь каждый день. Если получится так – слава Богу. Необходимо приобрести опыт причащаться на литургии Преждеосвященных Даров, хотя бы один раз в течение поста, когда бы она ни служилась, утром или вечером. По уставу она должна служиться вечером. Почему бы не приобрести такой интересный опыт хотя бы раз за эти сорок дней? 

– Иногда даже удобнее вечером: после работы пришел и причастился. Только нужно выдержать евхаристический пост... 

– Да, как минимум часов шесть. 

– Например, с обеда не кушать, а часов в семь вечера причаститься. Есть такая практика в московских храмах. 

– Да, очень хорошая практика. 

– В завершение программы скажите несколько слов для наших телезрителей... 

– Повторюсь: ничего не бойтесь. Если Бог с нами, кто против нас? Не бойтесь завтрашнего дня, для каждого дня хватает своей заботы. Не переживайте о дне вчерашнем. Живите сегодня, наслаждайтесь радостью сегодняшнего дня. Смотрите, что есть вокруг хорошего, приятного, радостного. Главное, как говорил доктор Гааз, спешите творить добро. Не откладывайте на завтрашний день то, что можно сделать хорошего сегодня. 

Ведущий Сергей Платонов 

Записали Нина Кирсанова и Наталья Богданова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «Что надо, чтобы жить и радоваться».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​