Беседы с батюшкой. В чем нужно каяться

5 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев.

– Сегодня мы будем говорить на очень интересную тему: в чем нужно каяться. В преддверии Великого поста эта тема очень важна.

Десять дней остается до поста. С прошлого поста время пронеслось очень быстро. Все по-разному измеряют свою жизнь: кто годами, кто семестрами, кто неделями. У православного христианина мерило – Великий пост и Пасха. Когда наступает Великий пост, у каждого из нас возникает очень много вопросов. Мы привыкли к выражению: «нужно покаяться». Но в преддверии Великого поста вопрос о том, как нужно каяться, стоит особо. Тем более возникает конкретный вопрос: в чем нужно каяться?

– Вы всегда задаете очень трудные вопросы. Спроси у ребенка: «В чем тебе нужно покаяться?», он с недоумением посмотрит и скажет: «Пап, все конфеты на месте». Ваши вопросы всегда звучат как лично для меня, и я всегда говорю, что готовлюсь к этим передачам как к своей исповеди.

Покаяние вернуло меня в лоно Церкви, к Отцу. Сейчас как раз идет Неделя о блудном сыне, которую важно завершить именно покаянием. Евангельская история заканчивается покаянием сына, который возвращается к отцу. Сколько длится его возвращение? Сколько длится возврат от жизни со свиньями? Мы не можем об этом знать. Возможно, это вся жизнь. Это может быть и мгновение. Это может быть как у апостола Павла: встретив Христа, он получил прощение. У каждого человека свой крестный путь, по которому он идет.

В чем каяться? Сразу всплывает в памяти множество наименований грехов, которые есть в православных книгах о том, как подготовиться к исповеди. В вечерних молитвах на церковнославянском языке мы читаем такие грехи, которые нам даже на ум не приходят. Например, мшелоимство. Много анекдотов есть на эту тему, но не будем сейчас веселить наших зрителей.

Начать надо с Адама – человека, который первым согрешил, и представить себя на его месте. Он согрешил, вместе с Евой. Надо рассмотреть, в чем же он согрешил. Ведь для того чтобы каяться, нужно понять, в чем ты согрешил. Любое покаяние означает осознание греха. Если я каюсь – значит, знаю, что такое грех. Если я каюсь просто  потому, что это делают все, – покаяние будет просто галочкой в моей жизни.

Поэтому мы должны вспомнить, в чем же согрешил Адам. Это очень древняя история. Есть даже хорошие детские православные мультфильмы про грехопадение Адама. У детей психология игровая, они все видят через призму игры. Это у взрослых логика включается: мы начинаем судорожно вспоминать, в чем согрешил Адам, какой он съел плод: яблоко или апельсин...

Вернемся к Адаму, который согрешил вместе с Евой, и посмотрим, в чем он мог бы покаяться. Согрешил он очень серьезно, потому что у него были последствия грехопадения, и он о них знал, но сознательно пошел на грех... Если рассматривать грехопадение Адама и Евы глубоко, то мы видим сильнейший разрыв; это просто развод с таким грохотом, с таким хлопаньем дверью, что просто Вселенная вздрогнула.

Казалось бы: ну съел яблочко – и что такого? Это просто образ, визуальное видение. И сейчас люди думают: подумаешь, поел скоромного в пост – ничего страшного, это как бы ни о чем. Но надо увидеть глубину разрыва с Тем, Кто тебя сотворил, Кто тебя любит и дал тебе жизнь.

И здесь мы вспоминаем притчу о блудном сыне, который говорит: «Я ухожу от тебя, отец». Он ушел не потому, что ему было скучно (хотя, может быть, было скучно); он уходит потому, что так захотел, а это своеволие.

– И он не просто ушел, но еще потребовал часть наследства.

– Да. Так и Адам: он ведь не просто ушел, и он не умер. Если бы он сразу умер, то получил бы сразу воздаяние за грех. Но он взял жизнь, взял дыхание Божие, взял продолжение рода, взял благословение на возврат в рай. О чем это говорит? О том, что Отец его ждал.

На вопрос «Адам, где ты?» надо ответить каждому из нас. Вопрос именно в этом: «Где я сейчас? Вернулся ли к Отцу? Или только собираюсь вернуться? Или я еще пока отложил эту встречу? Или я пока не готов к этой встрече?» Ведь что такое встреча с Отцом? Это смерть.

– «Где ты, Адам?» Совершенно удивительный вопрос, на который мы будем искать ответ всю свою жизнь. И если будем искать – уже хорошо.

Вопрос телезрительницы из Воронежской области: «Начала читать толкования к Великому покаянному канону. Четвертая песнь: Воспряни, о душе моя: деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу, и оправдайся. Что интересно, переводы разные. В одном переводе пишут: открывай Христу свои дела и помышления и оправдайся. Другой перевод: оправдайся Христом. Прошу пояснения этого стиха».

– Начнем с перевода: оправдайся Христом. Это правильный перевод. Потому что мы не можем оправдаться перед Богом за свое грехопадение. Имею в виду не свое личное грехопадение, но и его в том числе. Грехопадение Адама и всего человечества смог оправдать только Иисус Христос: Он оправдал человека, взяв наказание на Себя. Он взял на Себя смерть, поругание. Это человек должен был быть так наказан. Адам должен был пойти на смерть за Еву. Если бы Адам прочувствовал свою любовь к Еве, он должен был бы сказать: «Да, Господи, это я виноват». Мы возвращаемся к вопросу, что сделал бы Адам, зная наперед, чем закончилось бы его покаяние. Если бы он сказал: «Да, Господи, я виноват», тогда дьявол сказал бы: «Если он виноват, его надо наказать. Наказание – смерть». И Адам должен был бы идти на крест. Скорее всего он это предчувствовал и понимал. Но он не был готов к этому, по своей человеческой природе он испугался и свалил вину на Еву.

– На Бога.

– И на Бога.

– Он сказал: «Ты дал мне ее».

– Так в чем же каяться? Это трудный вопрос. Однажды я исповедовался удивительному священнику, отцу Арсению (сейчас он служит на Афоне, раньше был в нашей епархии). Я долго ему исповедовался, перечислил все написанные ранее грехи. Он стоял, слушал, ждал. Я уже все перечислил – и тишина. Он спрашивает: «Все?» Я говорю: «А что-то еще?» Он говорит: «А ты подумал, откуда у тебя все это?» Я сказал: «Потому что я грешен». – «Нет. В чем причина твоих грехов?»

И я задумался: почему я грешу? Что меня тянет к греху? Какая сила повелевает моей волей? Ведь я вправе не грешить. Ведь если я могу разделять добро и зло, значит, я знаю, чем кончается грех, – моей смертью. Если я стараюсь не грешить, стараюсь перейти в другое состояние по отношению к греху, тогда я борюсь с ним. Но почему я этого не делаю?

И на этот вопрос он мне как раз ответил: «Взгляни на свое отношение к Богу». Я спросил: «А какое у меня отношение к Богу?» Он сказал: «Ты Его не любишь. Если бы ты любил Бога всем сердцем, всей душою, всем своим существом, ты не перечислял бы этот “паровоз” грехов. Ты не исполняешь первой заповеди. Все остальное – последствия нарушения первой заповеди».

Это произошло и с Адамом. Он, нарушив заповедь любви к Богу, получил в наследство не только жало смерти, но и страстные желательные функции, которые делятся на две категории: телесные и духовные, душевные. Об этом нам говорят святые отцы. У нас есть «учебник» о страстях, где сказано, с какой страстью и как бороться, как они пересекаются, как обладают над человеком, как одна страсть перетекает в другую. Это огромный труд. Кто ж это будет читать? Зачем? Это же надо работать, понимать.

Проще прийти и сказать зубному врачу: «У меня болят зубки». Врач скажет: «Что ж, прощаю тебе твою болезнь, иди». И ты уходишь с больными зубами. Но зубы-то надо лечить, надо понять причину, отчего они болят. Надо рассказать врачу, что я вчера съел килограмм конфет, например, покурил, что не чищу зубы. И так далее. Я должен рассказать и осознать причину болезни. Грех – это болезнь. Только тогда начинаешь получать исцеление.

Ведь Церковь – это врачебница душ и телес. Мы идем на исповедь именно в таком понимании: мы идем к Врачу, чтобы показать Ему свои раны, свою боль, которая находится внутри. Если я не просто об этом рассказываю, не просто говорю: «Я больной человек», но желаю исправиться, тогда у священника есть рецепты. С каждой страстью можно бороться; есть лекарства от страстей. И тогда начинаешь исцеляться, начинаешь понимать, в чем тебе каяться.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «В Евангелии Христос все время говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Мне интересно, что Он имел в виду под этим. Потому что есть два примера в Евангелии: богатый юноша и Закхей. Вот юноша, так сказать, исповедовался. А когда Христос предложил ему покаяться, мы знаем, чем это кончилось. Закхей ничего не рассказывал о своих грехах, он сказал, что конкретно сделает, – и Христос его похвалил. Мы можем всю жизнь рассказывать о своих грехах, плакать во всеуслышание, но если ничего конкретного не делаем, то это будет просто словоблудие, но покаяния не будет. Так в чем же суть покаяния?»

– Вы абсолютно правильно заметили о покаянии Закхея делами. Закхей при встрече с Христом увидел свою жизнь, которую прожил до Христа. Свет Христа осиял его жизнь, он увидел всю ее некрасивость, все свои обманы и ужаснулся. Увидев лицо Христа, он воскликнул: Господи! Половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Он понимал, что пришла расплата. Он готов был все отдать (наверное, практически все и отдал), чтобы только получить прощение. И он его получил, потому что Христос сказал: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама».

С юношей было немножко по-другому. Юноша не исповедовался, он просто рассказал, что исполняет заповеди. Господь сказал: «Если хочешь стать совершенным, возьми крест и следуй за Мною». Взять крест в то время – это страшная казнь. То есть: возьми то, что тебя убьет, на чем ты будешь распят. Христос уже тогда проповедовал крест, Он знал, что будет распят на кресте, поэтому потихоньку готовил людей к несению креста. И Он спросил: «Готов ты пойти за Мною, раздав все свое имущество?» Богатство, о котором стал сожалеть юноша, не дало ему возможности пойти за Христом, хотя он был близок к тому, чтобы стать апостолом. Евангелие умалчивает о жизни этого юноши, но мы понимаем, что его сердце было близко ко Христу.

Поэтому, думаю, покаяние должно обязательно сопровождаться делами. Невозможно обидеть человека, отнять у него что-то, а потом просто сказать: «Прости». Я недавно с детьми разговаривал о покаянии, объяснял им это. Например, ты отнял у кого-то яблоко, потому что тебе очень захотелось, и, доедая его, просто говоришь: «Прости меня». Этого недостаточно, ты должен возместить это чем-то человеку, хотя это и ветхий закон. И человек должен тебя простить.

Ведь пока человек что-то на тебя имеет, твои молитвы Господь не примет. Сказано в Евангелии: «Прежде примирись с братом твоим, и тогда только приди и принеси дар твой пред Богом». Например, тебе кто-то должен сто долларов, и ты никак не можешь простить ему, что он долг не возвращает. Но при этом идешь в храм к Богу за прощением грехов. Пока ты не примиришься с человеком, не простишь его, все будет бесполезно: ты не проявил любовь – и тебе не видать любви.

– С Закхеем интересная история: он был маленького роста и, чтобы увидеть Христа, залез на дерево. Удивительно просто!..

Получается интересно. Каждый раз, когда мы слышим какое-то евангельское повествование, притчи, мы понимаем: вот так нужно жить. Но мы живем как-то вопреки, что удивительно. Вы приняли уже тысячи исповедей; люди приходят, что-то говорят, в чем-то каются. Наверное, после того, что слышишь, кажется, что все ужасно: люди злые, грешные, кошмарные. Но в глазах священников все равно радость. Почему?

– Священник – как рыбак. И ловим мы не чистые, красивые мысли людей или их благие поступки, но вылавливаем как раз грязное бельишко. Я себя сравниваю со стиральным порошком Tide. Я стираю. Не я лично, но та благодать, которая дана священнику. Епитрахиль, которую мы носим, является прообразом вод иорданских: входя под нее, человек дает обещание Богу. Как когда-то люди шли с исповедью к Иоанну Крестителю и он крестил их в Иордане с прощением их грехов. Это прообраз, что из-под епитрахили выходит новый человек.

Это даже прообраз крещения, потому что покаяние является вторым крещением. Иногда человека омывают водой при крещении, а он не понимает сути этого. Да, он радостный, происходит какое-то воздействие, но человек не понимает всей глубины происходящего.

Меня, например, крестили в детстве, и я не помню этого преображения. Я все время мечтал креститься еще раз. Я однажды подошел к батюшке и сказал: «Знаете, я не помню, чтобы меня крестили. Крестите меня, пожалуйста, еще раз. Я очень хочу быть крещеным по-настоящему, с полным погружением, чтобы, погрузившись в воду, прочувствовать, что я умер со Христом, а вышел из воды новым человеком». Очень этого хочу. Священник сказал, что в принципе, если я не помню, что был крещен и нет свидетелей, есть такая формула: «Аще не крещен...», – и происходит крещение.

Но потом я поразмыслил и решил посоветоваться с Евангелием. Я люблю советоваться с Евангелием. Открыл Первое послание апостола Петра: «Крещение – это обещание Богу чистой совести». Вот что такое крещение. То есть я должен под епитрахилью сделать такую генеральную исповедь, чтобы умереть; чтобы все грехи были смыты с меня в этом покаянии с моими слезами. То есть я понял, что мне нужна просто исповедь, настоящая исповедь, чтобы очистить себя от этой греховной грязи; как в стиральной машинке – чтобы все вытянуло.

– Мы привыкли каяться в некоем наборе грехов: осуждение, раздражение, гордыня. Такой обычный наборчик. Я читал у отцов, что исповедоваться нужно в тех грехах, которые обличают тебя. И здесь у меня самый главный вопрос. А как найти в себе те грехи, которые меня обличают? Ответ-то понятный: задай себе вопрос и ответь на него. Но ведь иногда мы читаем, как нужно исповедоваться, и понимаем, что можно каяться так: я грешен во всем. И всё.

– Да, общая формула: каюсь, грешен. В давние времена, когда еще была индульгенция у католиков, у них было очень простое решение этого вопроса. Был список грехов; человек, подходя к перегородке, говорил о грехах, которые он совершил, и сразу же счетчик включался, и он понимал, чем он должен каждый грех загладить.

– То есть это епитимья.

– Епитимья, но она касалась финансовой составляющей. Можно было также поклоны делать или чтобы вместо тебя сделали поклоны – целый интересный список. Потом это, естественно, отменили, потому что все-таки это попахивало торговлей. А в православном вероучении есть прекрасная книга Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди».

– Вопрос телезрителя из Чебоксар: «Как можно простить людей, которые тебе что-то плохое сделали? Иногда прощаешь их в душе, а потом опять возвращаешься к мыслям об обиде, а они даже не осознают, что сделали очень плохо».

– Начните молиться за этого человека. Есть ведь даже прямое указание: молитесь за обидчиков ваших, благословляйте проклинающих вас, любите врагов. Раз Господь попустил такую ситуацию в Вашей жизни – это экзамен для Вас. И Вы должны сдать его хотя бы на четверочку. Пишите за человека сорокоусты о здравии, начинайте сами молиться, сделайте несколько поклонов за него: Господи, прости раба такого-то и меня, грешного. То есть усилием воли начинайте молиться за него.

Может быть, сначала будет противно, потому что мысли будут путаться. Враг не хочет вашего примирения в душе, потому что это его козырная карта. Как же вы попадете в Царствие Небесное, когда в его колоде пять тузов и один из них – это Ваше непрощение? Поэтому надо опередить его. Пока мы еще не идем на суд, у нас есть возможность примириться с соперником своим. А он для вас сейчас соперник в духовном плане. И Вы должны совершать молитву. Господь ведь именно этого и ждет. Из Евангелия Вы познаете, как это сделать. Евангелие – это наша подсказка, как поступить. Вы сдаете экзамен, Вас обидели. Как поступить?

– Четыре варианта ответа.

– Да. (Смеется.) И только один из них будет правильный – помолиться за врага своего. Простить сразу невозможно. Как я могу сразу простить? Я же не святой. Поэтому первое, что у меня вспыхивает, – это гнев, опирающийся на мою гордость, тщеславие. Оно будет вопиять: как это меня обидели такими словами? принесли мне убыток! Это мое человеческое возмущение. А тут же надо включить «антивирусник» – Евангелие, которое должно опережать наши мысли. Даже не наши, а мысли врага, который нам подсовывает эти мысли. Он так хитер, что играет с нашим умом, как кошка с мышкой. Он подбрасывает нам мысли о том, как мы должны поступить, и мы поступаем именно так.

Но Христос поступил бы по-другому. Опередите эту мысль, спросите, как бы поступил Христос в этот момент? А как? Как в Евангелии написано. Открываешь Евангелие, читаешь и понимаешь. Тогда начинаешь молиться, и происходит метанойя – изменение ума. Вчера ты на человека кричал, а сегодня за него молишься. В этом есть прогресс духовный.

– У нас бывает такая бытовая ненависть... Говорят, что от любви до ненависти один шаг. В общем, правильные вещи. Потому что от ненависти до любви – сто, тысяча или двести тысяч шагов. Но интересно, что я однажды последовал этому совету и начал молиться за человека, который вызывал у меня не просто резкую антипатию, но страшное раздражение, потому что этот человек приносил постоянную, ежедневную боль. Я понял, что смириться с этим никак нельзя, иначе мне придется набить ему лицо. Я понял, что я не могу этого сделать. Я начал молиться. Поначалу действительно, как Вы правильно сказали, было ощущение лжи внутри меня самого. Но после того как я начал говорить: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй...» – ситуация стала меняться. И человек стал меняться тоже. Он начал меняться, и тогда я понял, что это никакой не магизм...

– Это живое Евангелие.

– Да, в действии.

– Начинает работать Евангелие. Это самое главное. Чтобы научиться этим жить, мы должны его изучать.

– Но это счастье, что у меня один такой человек был. Я вспоминаю литургию и как мы молимся в это время. Если бы мы вдумались в те тексты, которые слышим, то, наверное, тогда вообще просто каждую литургию выходили бы из церкви примиренные. В этом случае должен ли я каяться в тех грехах, смысл которых я не понимаю, но которые прописаны в том числе в пособии, как нужно каяться?

– Я думаю, что книги, которые описывают уровень грехов, можно не читать. Грех познается не чтением этих книг. Невозможно разогнать темноту в темной комнате белым покрывалом. Только свет Христов может аккуратно приоткрыть тебе тайну твоего грехопадения. Как любящая мать, когда включает свет, закрывает ребеночку глазки, чтобы свет не сразу попадал ему в глаза (иначе он будет жмуриться, плакать), так и Господь: Он как бы прикрывает наши глаза. Мы бы ужаснулись, если бы всё увидели в одночасье – этого ужасного человечка в себе, который живет и которого мы всю жизнь кормили, поили, лелеяли и вдруг увидели его воочию. Я бы просто сошел с ума мгновенно от ужаса.

Поэтому здесь происходит такое: как раскопки города, который когда-то был, может быть, красив. Потому что когда мы были крещены, мы были сыновьями Божиими. Когда нас крестили, мы были святыми без дел, мы были маленькими святыми детьми. У нас ореольчик, который пишется на иконах, присутствовал в то мгновение, когда мы были крещены, помазаны святым миром. Эти печати Святого Духа почивали на нас.

Но постепенно святость уходила, и я начал, как блудный сын, расточать ее направо и налево непонятно с кем. И потом, оказавшись в полном непонимании происходящего, начинаешь думать: «А что я здесь делаю? Как я здесь оказался?» И когда человек осознает свое глубокое падение, начинается поиск выхода. Это как мышь в мышеловке. Она ищет, где выйти, куда нырнуть, куда убежать. А выход один – Христос.

Клетка открыта, мы сами в этой клетке сидим. Мы свою клеточку уже реставрировали, повесили даже иконочки, но мы сидим в ней и не выходим из нее, потому что не то главное, что мы сделали снаружи, а главное, что у нас будет внутри. И выходя из этого свиного положения к Отцу, мы должны знать из Евангелия, чем закончится эта встреча. Мы не должны бояться исповеди. Исповедь начинается именно с осознавания своего грехопадения…

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Как правильно называть грехи на исповеди?»

– Каждый грех имеет свое название. И здесь мы подходим к той лестнице из десяти заповедей, о которой говорит Иоанн (Крестьянкин), построивший опыт исповеди по этим критериям. Но он начинает с первой заповеди…

А я подумал: а если начать с последней заповеди? Если начать с малого? Как раскопки – потихонечку очищая то сокровище, которое было заложено при крещении, те образ и подобие, что Господь дал нам. И первой будет десятая заповедь: «не пожелай чужого». Потом «не завидуй». Начнем с малого. Разве я не завидовал? Разве я не желал чужого? Начинаю вспоминать. Увидели в себе это – вот уже как будто пятно грязи на твоей душе. А душа чистая – это необыкновенная красота. И это пятнышко держишь в уме.

Очень хорошо записывать свои грехи, но никому не показывать, кроме священника. Запишите, чтобы не забыть: я позавидовал. Не надо рассказывать, кому и в какое время завидовал. Просто мое сердце упало в зависть. Потом: «не обманывай». И переходим дальше: «не кради, не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй». И вот с нижних заповедей потихоньку поднимаемся. Рассмотрите свой день именно в этом ракурсе, по всем заповедям. Это будет калька, будет вашей шкалой. И она сама вам подскажет, где вы согрешили.

Если ты почитаешь родителей своих, любишь их безгранично, отвечаешь на их звонки, приезжаешь к ним – тут каяться не в чем. Но если в сердце твоем: «Вот опять мама звонит, опять надо ехать туда-то...» – это и есть грех, он совершается в сердце. Потому что есть мысль, которая опережает наше действие: я еду, но нехотя, жертвую, но не желаю жертвовать, тихонечко это делаю, лишь бы отстали. Вот это мое внутреннее  нужно из себя вытащить. Этого грязного, никчемного, ненужного человечка нужно вытащить и показать его Христу. «Господи, избавь меня от него, от этих грехов, забери их». Потому что Господь пришел для того, чтобы взять грехи наши. И Он взял их на крест, прибил рукописание грехов руками язычников ко кресту, чтобы мы не срывали эти грехи снова. Они на кресте находятся.

– Вы так хорошо об этом сказали… Завтра у нас Вселенская родительская суббота, день, когда мы с хорошим сердцем будем вспоминать своих близких. И не только близких, но и всех в вере православной скончавшихся. Это великий праздник. Но завтра мы должны будем свое сердце в этом смысле еще и исповедовать таким образом. Что самое главное, о чем дальше говорит отец Иоанн (Крестьянкин), а также Евангелие, если мы можем добраться до последнего (вернее до первого) греха?

– Да, это будет тяжелая работа. Поэтому нам не нужно исповедоваться в тех грехах, которые мы не понимаем. Иногда не чувствуешь за собой греха, если сказал громко что-то своим детям, а они на тебя обиделись. Мы не чувствуем обиды своей жены, когда в чем-то ее упрекнули. Недосоленный суп – а она обиделась. Ведь это тоже грех, если глубоко рассмотреть. Мы же обидели человека. Потерпи, досоли сам. Когда ты этого не видишь, значит, пока еще слепенький. Ты каешься в больших своих грехах, в том, другом, а мелких грехов не видишь. А ведь в этом вся суть – увидеть в себе мелкую грязь, крапинки. Потому что из этих мелочей составляется наш характер. Как раз в таких мелочах проверяется человек. Если ты можешь все время улыбаться, а один раз сделаешь что-то плохое – это будет показывать, что ты все время улыбался просто так.

Бывает, что человек падает, грешит против тебя. Но мы должны это воспринимать за попущение Божие, мы должны понять, что сейчас, в этот момент, он лишился благодати, что она его поддерживала как вожжи; так поддерживают малыша, который ходит. Он думает, что сам ходит, а это просто его папа держит. А малыш-то смеется: «Это я, я пошел». Папа эти вожжи отпустил, он носом – тюк: больно, нет папы, благодать кончилась. Надо срочно искать благодать.

Значит, мы что делаем? «Покаянием отверзи нам, Богородица, двери царские». То есть мы начинаем покаянием привлекать к себе благодать. Ведь мы не можем сами с этими грехами справиться. Мы для чего приходим исповедоваться? Чтобы получить прощение, благодать, которая даст нам возможность действовать. Это сверхлекарство против греха. Мы благодатью спасены. Не просто нам прощаются грехи, мы в этой благодати начинаем творить все новое, мы радуемся, торжествует. Это торжество православия. Рождается новый человек в покаянии. Да, он потом может снова упасть, но именно об этом речь у святых отцов: от падения до падения идет человек к Богу. И не отчаивайся, держи свой ум во аде, как говорит Силуан Афонский, как бы принижай себя. Ум мой всегда будет понимать свое греховное состояние, а душа будет рваться к Господу.

– Скоро Великий пост. Благословите наших телезрителей на такое доброделание во время Великого поста.

– Это великое счастье. Я жду Великого поста как манны небесной. Для меня это просто начало новой жизни. Я через пост пришел к вере. Пост освободил меня от многих лишних фобий, страхов. Я познал любовь Бога. Пост является сильнейшим действием для души. Он утончает наше тело, оно становится послушным. Только через пост и молитву мы можем хотя бы немного приподняться над землей.

Птица имеет два крыла. И Святая Церковь говорит, что эти крылья – пост и молитва. Помощи вам Божией. Берите благословение у священника. Он знает ваши силы. И поменьше смотрите рекламу.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​