Беседы с батюшкой. Привыкание к Церкви

29 сентября 2022 г.

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма во имя Державной иконы Божией Матери (г. Санкт-Петербург) протоиерей Игорь Илюшин.

–  Давайте сегодня поговорим о привыкании к Церкви, о привычке к религиозной жизни. Я помню время, когда кончились откровенные гонения христиан, Церковь была еще мала, но уже ощущалось, что она существует. Тогда очень много людей стало приходить в Церковь, практически с утра до вечера проходили крещения. Люди потоком шли в Церковь, потому что очень нуждались в этом. Потом времена изменились. Люди как будто привыкли к Церкви и перестали ее ценить. И снова нужно как-то привлекать людей к ней.

Но есть и другая проблема – привычка к религиозной жизни, когда она сводится к выполнению какого-то обряда: прочитать определенное правило, отстоять литургию.

Вы очень долго служите, видели разных людей: и тех, которые приходили в церковь и уходили, ничего не почерпнув, и тех, кто навсегда оставался в ней с первого посещения. Ваша религиозная жизнь началась с самого детства. Есть ли у Вас привычка к религиозной жизни? Что это такое?

– Привыкать к Церкви нельзя. В 1990-е годы я присутствовал на крещениях огромного количества людей в храме Димитрия Солунского. Иногда в день крестили по 40 человек. Это было связано с тем, что железный занавес наконец-то был разрушен и религиозная жизнь стала известна большому количеству людей. Она перестала быть запрещенной.  Тогда народ хлынул в Церковь с хорошим порывом.

Сейчас люди продолжают идти ко Христу, строят огромное количество храмов. Но появилась опасность привыкания к этому. Мы вычитываем определенное правило, выстаиваем на службах, но при этом теряем благоговение. Привыкнуть можно к чему угодно, но только не к Богу.

Есть притча про работников, которые жили очень бедно. Их окружали такие же бедные люди, а богачи этого города были очень скупы и не давали возможности другим как-то заработать, не проводили никаких благотворительных мероприятий. Люди всегда жили в нужде, зарабатывали только на кусок хлеба. И они решили обратиться к мудрецу с вопросом: «Сколько можно терпеть это? Когда это закончится?» Он им говорит: «Потерпите сорок дней». Работники соглашаются: «Хорошо, а что будет потом?» «А потом привыкнете», – ответил мудрец. То есть потом ничего не изменится, но они привыкнут.

Человек привыкает к сложным условиям, к тяжелой работе. Но очень опасно привыкнуть к молитве, к религиозной жизни. Приобщившись Церкви, человек получает благодатное состояние, эйфорию, радость от молитвы. Он, счастливый, бежит в храм, молится со слезами, с интересом читает Священное Писание, старается узнать что-то интересное о важных событиях и святых. Но проходит какое-то время, например, 30–40 лет, и человек начинает считать себя неким духовным богачом.

Тут можно вспомнить притчу о богаче, который наполнил житницы зерном и размышлял о постройке новых житниц, не обращая внимания на нищего Лазаря. Ее можно посмотреть и в ином толковании. Богатства – это духовные наработки. Человек думает: «Я много прочитал, почти все знаю в Церкви, у меня большой стаж. Я уже привык к своему положению. Я уже кто-то. И когда приходят молодые, ничего не знающие, я имею право им что-то сказать».

Апостол Павел разрушает эту схему, он говорит, что если человек себя мнит кем-то, то он ничто. Происходит разрушение идола, которого человек творит как бы с благими намерениями: подходит к новым людям в храме, учит правильно ставить свечку, говорит, что они выглядят неподобающим образом, прошли там, где не положено.  Понятно, что такое состояние появляется от того, что происходит привыкание к храму, чего не должно быть в принципе, так как это место − святыня. Здесь можно вспомнить пророка Моисея, когда он увидел купину и Господь сказал ему снять обувь, потому что место свято. В церкви должно быть ощущение благоговения, предстояния перед Живым Богом. Если мы почитаем труды дореволюционных отцов, например праведного Иоанна Кронштадтского, то увидим, что он благоговел в алтаре, в храме, он не мог ни о чем думать, кроме молитвы.

− Вопрос телезрителя Евгения: «В проповедях Христа слушающие каждый раз находили что-то новое. А сейчас на службах все повторяется изо дня в день, из месяца в месяц. Люди, которые ходят на службу постоянно, знают наизусть, что за чем следует. Уже не чувствуется благодати, она уходит. Может, в этом проблема, надо больше заниматься проповедью и меньше служить?»

– Видите, в том-то и дело, что Господь установил Церковь Святую, непорочную, и в ней  есть все для того, чтобы мы испытывали благоговение. Здесь дело как раз в отношении человека к тому, что происходит в церкви. Когда я читаю Евангелие, то каждый раз узнаю что-то новое для себя.  Все зависит от того, с каким чувством мы подходим к этой святыне. Есть такая история: спрашивают пожилую женщину, почему она так редко ходит в храм. И она отвечает, что там каждый раз одно и то же, поют «Христос воскресе». Понятно, что эта женщина приходит в храм только раз в год,  освятить куличи. Даже эта торжественная фраза не трогает ее душу, ничего не меняет в ней. Настоящий христианин понимает, что храм − это святыня, то место, где человек может получить прощение грехов, соединиться со Христом, место, где предстоят ангелы Божии. Если человек слушает службу как заезженную пластинку – это один подход, но есть и другой: каждый раз восторгаться любой молитвой, умиляться, плакать от благоговения. Если у человека есть ощущение привыкания, то ему нужно работать над своей душой, над своим отношением к святыне.

− Понятно, что литургия в каждом храме всегда одна и та же, за исключением литургии Василия Великого, Златоуста, апостола Иакова и других. Существуют какие-то различия, но ектении, возгласы священника почти всегда одинаковые. Интересно, что я иногда спрашиваю у людей, что происходит, например, во время Великого входа. Люди отвечают, что это такой красивый момент службы. Большинство не знает подробностей, значения действий священнослужителей, не внимает ектениям. Если вслушаться,  о чем мы просим Господа, разве можно остаться равнодушным? Нам нужно больше узнавать о службе. Привыкнуть к литургии и знать ее до конца нельзя.

− Конечно, необходимо познавать Бога. Если мы посмотрим на нашу жизнь, у нас не только Божественная литургия имеет однообразную структуру, но и вся наша жизнь. Каждый день мы просыпаемся, кушаем, занимаемся делами, ложимся спать.  Даже если посмотреть на природу − каждый день встает солнце, происходят циклы утро−день− вечер, сменяются времена года. Сказано: сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь. Действительно, человеку нужно постараться проявить усердие в познании Бога. Иногда мы ходим в храм, но не читаем дома Евангелие, не молимся по-настоящему, только произносим формально слова. Хотя как можно читать формально слова: блаженны алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся? Мы должны проявлять всецелое, всепоглощающее усердие. Или: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душею твоею, всем помышлением твоим. Все сказано. Господь неоднократно говорит: имеющий уши да слышит, – а мы часто пропускаем многое мимо ушей. Иногда человек ставит ориентир своей жизни на что-то мирское, душевное. Мы знаем, что человек трехсоставен, это тело, душа и дух. Понятно, что телесный человек ставит в приоритет плотское – алкоголизм, наркоманию. Душевный  точно так же дезориентирован, хотя он чаще отдает приоритет более высокому – другому человеку (мужу, жене, ребенку). Но когда что-то случается, человек от тебя отворачивается или его забирает Господь, душевный человек не знает, что ему делать, ему непонятно, для чего дальше жить. А если на первом месте стоит Бог, то это человек духовный, который устремляется всегда к Богу.

− Вопрос телезрительницы Ирины из Петербурга: «В предыдущем вопросе Евгений безапелляционно заявил, что все время одинаковая служба – скучно. Я хотела бы сказать, что у меня совсем другое восприятие: десять лет я хожу в храм, на всенощной часто повторяются знакомые строки из Евангелия, но каждый раз я удивляюсь тому, что слышу их как будто впервые, нахожу что-то новое. Изумительное чувство: прошло десять лет, мир изменился, а ты приходишь в церковь и слышишь прекрасные слова, ты их знаешь и с радостью принимаешь».

− Действительно, даже в своей обычной жизни мы говорим одни и те же слова: «здравствуй», «доброе утро», «как дела?» Есть интересная притча: некий пожилой старец воспитывал мальчика. Прошло время, старец умер, и молодой человек, уже выросший, узнав об этом, поспешил на отпевание. Юноша пришел в дом старца и увидел знакомые вещи, но не нашел золотой шкатулочки, которая раньше всегда стояла на полке. Через две недели по возвращении домой молодой человек получил посылку с той самой шкатулкой, которая была отправлена почившим незадолго до смерти.  Он открыл шкатулку и увидел  надпись: «Спасибо за то, что ты был рядом со мной. Спасибо за то время, что провел со мной».

Молодой человек понял: не важно, что мы говорим, а важно, что какую-то часть времени уделяем нашим близким; общаемся с ними, пусть даже и говорим одно и то же. То же самое относится и к нашему Господу. Когда мы приходим в храм Божий, мы говорим одни и те же молитвы. «Отче наш» произносим каждый день; но важно, что мы говорим ее Богу сейчас.

Почему нельзя привыкнуть к Божественному, святому? Потому, что время – это самое драгоценное, что дает нам Господь; и мы должны найти время на Бога, должны прийти в храм. И это не рационалистическое умственное познание чего-то, узнавание нового (это как раз то, что предлагает нам дьявол, который пытается забить наш мозг различными играми для молодежи, никому не нужными новостями: кто что купил, что надел, с кем развелся). Мы живем этим, вместо того чтобы уделить время Богу, побыть с Ним, помолиться теми молитвами, которые читали на протяжении веков наши предки. Это наследие нашей Церкви.  

На самом деле у человека очень много времени. Вопрос в наших приоритетах, как мы распределяем свое время. Мы всегда можем найти дополнительное время, чтобы подольше задержаться в храме, подойти к иконе, помолиться, остаться на службе до конца, послушать благодарственные молитвы после святого причащения, чтобы наше сердце в этот момент благоговейно, с благодарностью раскрылось. Осознать, что мы в этот момент  пребываем с Богом и нам от этого хорошо, радостно. Церковь – это та площадка, где происходит красивое раскрытие души. Но можно закрыться суррогатами – вычитыванием одного и того же.

Если посмотреть на Древнюю Церковь, на фарисеев, которых Господь всегда обличал, они делали все правильно: читали все молитвы, постились, давали милостыню, знали Священное Писание наизусть. Чего не хватало? Не хватало благоговейного отношения к величию, радостного трепета от присутствия Живого Бога здесь, рядом. А когда есть привыкание (сейчас послушаем, а потом покушаем), то надо что-то в себе менять. Как Господь говорил: имеющий уши да слышит. Когда будет услышано и сделано, тогда мы будем ориентироваться на духовное. Если ориентир, цель нашей жизни поставим на Христа, тогда будем испытывать великую радость, благоговение от предстояния в церкви; для нас все будет в радость. Мы знаем, как молились святые люди, читаем их жития и должны брать с них пример.

Современный мир затягивает человека, увеличивает количество искушений. Сказано, что дьявол – это рыкающий лев, он всегда пытается кого-то поглотить. На самом деле это не так сложно, как кажется. Господь говорит: иго Мое благо, бремя Мое легко есть. Когда христианин приходит в храм Божий, Господь говорит: «Будьте как дети». Надо стать на этот момент ребенком, отложить все житейские попечения в сторону и просто постоять, порадоваться, поблагодарить Бога. Миром Господу помолимся. Господь щедр, многомилостив, долготерпелив. Он нас любит, обнимает. Как тут можно стоять и ждать, когда закончится богослужение? Если не включаться в это радостно, душевно и трепетно,  это все пройдет мимо.       

– Часто в нашей духовной практике исповедь превращается в привычку. Исповедь может быть долгой, но пустой; а может быть краткой, но настоящей. Постоянная исповедь может превратиться в привычку: осуждаю, горжусь…. А может стать тем ключом, который нас сподвигнет, чтобы побороться с привыканием.

– Исповедь не может быть всегда одинаковой. Не надо что-то из себя выдавливать, нужно, чтобы все было естественным. Первые исповеди после прихода в храм – это исповеди со слезами, с сокрушением; человеку бывает сложно что-то сказать, комок подкатывает к горлу. Если человек постоянно ходит в храм, то исповедь радостная. Конечно, человек подходит с сокрушенным сердцем, но грехи уже не такие тяжкие, а повседневные (раздражение, осуждение); и, конечно, есть над чем работать, каяться. Но ты понимаешь, что Господь тебя просто обнимает, дает тебе энергию, благодатную силу, которая помогает постепенно все преодолевать.

У человека, который регулярно ходит в храм, нет уже стенания, сердечного сокрушения, а есть радость, – и это нормально. Нужно прислушиваться к своему состоянию, ничего искусственного Богу не нужно. Если у человека есть радость на молитве, на исповеди, это прекрасно. Если есть сокрушение – тоже хорошо. Наша вера живая; сейчас – так, завтра – по-другому.   

– Мы же на исповеди каемся не перед священником…

– Перед Богом предстоим. Но самое главное, что человек получает благодать, и уменьшается грех; человек получает силу, поддержку и любовь от Бога.

– Вы замечали, что во время причастия Святых Христовых Таин бывает, что люди не трепетно подходят к этому, а толкают друг друга, стараются пролезть вперед. Можно ли это расценивать как некое привыкание к этому?

– Возможно. Но каждый человек идет по своим ступенькам; кто-то еще не дошел до понимания, поэтому торопится. Я знаю, что некоторые за последние места борются, бывает по-разному. Тем не менее Божественная благодать исцеляет всех. Главное, чтобы было все по любви. Хочется всем пожелать именно этого.    

Ведущий Глеб Ильинский

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает духовник и старший священник Алексеевского женского ставропигиального монастыря города Москвы протоиерей Артемий Владимиров.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать