Беседы с батюшкой. Протоиерей Игорь Бачинин

29 сентября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает руководитель Отдела по утверждению трезвости и профилактике зависимостей Екатеринбургской митрополии протоиерей Игорь Бачинин.

– Прежде всего поздравляю с праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Что Вы обычно говорите прихожанам в этот день? Почему это торжество по-особенному воспринимается нашей Церковью?

– Крест – полнота всей Вселенной. Крест имеет особое значение не только в жизни рода человеческого, но в первую очередь в жизни каждого человека. К сожалению, в настоящее время одна из особенностей наших православных христиан в том, что когда они приходят в Церковь, им хочется обрести мир и спокойствие, потому что тяжело в этом мире. И часто они в Церкви ищут не подвига и спасения, а именно благополучия и комфорта для своей внутренней жизни. Церковь в этот день напоминает о том, что жизнь – это время подвига, это период, когда мы приуготовляем себя к вечной жизни. В этот праздник выносится на середину храма Крест Христов как напоминание о нашем призвании, о том пути, которым Господь призывает всех нас идти в Царствие Небесное. Он говорит: отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Вот это мы пытаемся говорить нашим прихожанам, чтобы напомнить о том, что Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают его.

– Сила Божия, Крест Господень – великие помощники во всех делах. Недаром раньше в народе, когда нужно было заручиться чьей-то поддержкой, в особых случаях спрашивали: на кресте поклянешься? Было такое выражение: поклясться на кресте. Сегодня с таким выражением мы сталкиваемся редко. Тем не менее человек всегда проверяет, надет ли нательный крестик, боится его потерять. То есть все равно кресту придается большое значение.

– К сожалению, не все люди так относятся к кресту, даже те, которые формально являются христианами. Пониманию глубины христианства и того, что крест принес в нашу жизнь, людей надо учить, об этом нужно рассказывать. Я помню свой период воцерковления, когда мне попалась какая-то неказистая брошюрка в мягком переплете, напечатанная на желтенькой бумаге. Слова и примеры, в ней описанные, рассказывали как раз о действенной силе Животворящего Креста. Сердце мое впечатлилось одним примером из жизни первого поколения христиан.

У одного христианина жизнь была трудная, и он решил свести счеты с жизнью. Пошел к какому-то тогдашнему экстрасенсу и говорит: дай мне какое-нибудь зелье, чтобы раз – и всё. Тот ему дал хорошее, проверенное зелье. Человек пришел домой и приготовился к тому, что сейчас вся его трудная жизнь закончится. Он приготовил зелье, но по привычке перед тем, как принять его, осенил себя крестным знамением. Выпил, подождал – ничего не происходит. Он еще раз налил зелье, перекрестился, выпил – опять ничего не происходит. Он приходит к этому человеку и говорит: «Шарлатан, что ты мне дал?» Тот говорит: «Как так? Всем помогало». Теперь на глазах у него христианин сделал то же самое, но ничего не произошло. Тот говорит: «Ничего не понимаю! Дай я попробую». Попробовал – и все получилось.

Конечно, можно сказать, что в этом был удивительный Промысл Божий, который нередко в нашей жизни встречается, но который мы не можем понять. Но я для себя тогда понял, что крестное знамение имеет особую силу, и эта сила помогает не только в преодолении каких-то жизненных трудностей, препятствий. Думаю, вряд ли мы сможем перечислить все примеры, когда Крест Господень помогал человеку в любых обстоятельствах. Но в это надо поверить. Вера – это непременное условие получения Божественной благодати. Как обрести веру? Что сделать для того, чтобы Крест Господень действительно имел ту силу, которой он обладает, – зависит уже не от креста, а от самого человека.

Есть такая поговорка: креста на тебе нет. Это свидетельствует о том, что человек совершает такие поступки, которые с христианством, с благодатной силой креста никак не сочетаются. Чтобы обратить внимание человека на его речь, поступки, образ жизни, и существует такая поговорка. Многих людей это отрезвляет.

В силу того, что я занимаюсь различными формами зависимого поведения, мне попадался такой рассказ. Когда в царской России люди давали зароки трезвости, вместе с этим они надевали на себя зарочный крест, носили его и верили, что крест и та сила, которая в нем находится, помогает избавиться от разного рода искушений и соблазнов, которые встречаются в жизни каждого человека.

– Вы предварили мой вопрос. Когда мы что-то обещаем Господу и нарушаем свое обещание – очевидно, что это плохо. Но осознаем ли мы реальную глубину и степень ответственности, когда что-то обещаем, но не делаем? Со временем обещание как-то забывается, мы живем дальше, и ничего не происходит.

– Не всегда так бывает, что ничего не происходит. Буквально на прошлой неделе ко мне в храм пришла современная женщина. Нельзя сказать, что у нее есть какая-то зависимость, тем не менее она рассказала о таком случае. Когда у нее заболел ребенок и его состояние было очень тяжелым, она в сердце своем дала обещание, что не будет пить (причем она не знает, почему вдруг так решила). Главное, чтобы ребенок выздоровел. Ребенок действительно поправился, ситуация стала меняться, и она забыла о том, что Богу дала такое обещание. Однажды в компании на мероприятии ей предложили выпить бокал шампанского. Она выпила этот бокал и вспомнила, что давала Богу обещание. И теперь она пришла в храм с вопросом: что делать?

Если бы наши отношения с Богом были какими-то формальными, тогда это обещание, Ему данное, забылось бы и не вспомнилось. Но ситуация, в которой все это произошло, результат, который от этого появился, а самое главное – то, что произошло в душе человеческой, говорят о том, что жив Господь и Его любовь к нам безмерна.

Если ты упал, нарушил заповедь – вставай и иди дальше. Господь рядом, и Он об этом нам говорит. Часто нарушенное обещание для многих людей оказывается некой катастрофой. Когда с кем-то заходит разговор на эту тему, я всегда спрашиваю, помнит ли человек свое крещение. Ведь в крещении ты давал Богу обеты верности, отрекался от сатаны, сочетался со Христом, обещал, что будешь жить по христианским заповедям. Ты исполнил все это? Нет, нарушил. Господь об этом знал; Всеведущий Бог не мог об этом не знать. Но насколько велика Божественная любовь к нам, грешным, что даже если человек что-то нарушает, отступает от Бога, то Бог от человека не отступает. Он напоминает человеку: ты правильный выбор сделал, давай вернемся к этому, давай исправим твою жизнь, ведь ты понимаешь, как нужно жить правильно.

Часто бывает, что Господь попускает человеку падения, и после таковых падений вера у человека укрепляется, он совершенно по-другому начинает относиться к жизни. Неисповедимы пути Господни; нам сложно осознать во всей полноте действие Его Божественного Промысла. В этой ситуации нет каких-то рациональных объяснений, но есть вера. И то, что происходит внутри человека, является для него подтверждением Божественной истины и правды.

– Часто такие обещания даются в сердце, и человек, может быть, не озвучивает их даже самым близким людям, но все равно это как-то зацепляет...

– Конечно, это не может не зацепить. Наши личные отношения с Богом никуда не деваются. Церковь, как заботливая мать, старается человеку предложить такие возможности, такие способы, чтобы человек как можно глубже осознал свои отношения с Богом, не забыл о тех обещаниях, которые дал. Но ведь грехи бывают вольные и невольные. Бывает, что мы осознаем и понимаем, что делаем грех, а бывает, человек не понимает, что делает грех, и только после совершения поступка в душе его что-то изменяется и он начинает совершенно по-другому осознавать то, что произошло.

– Еще один вопрос, касающийся креста. Может быть, он покажется излишне простым или, напротив, мудреным. Зачем вообще крест Господу нашему Иисусу Христу? Зачем крест Богу? Наш крест мы еще можем попытаться осознать. Мы говорим: наберись терпения, не ропщи... А Крест Христа – зачем?

– Помните, Господь пришел креститься на Иордан к Иоанну, и тот Ему сказал: мне надобно креститься от Тебя. Господь в ответ сказал: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. В чем ошибка большинства православных христиан? Когда мы приходим в Церковь, мы категории религиозной жизни пытаемся мерить рациональными мерками: обязательно должно быть какое-то логическое объяснение, причинно-следственная связь, что из чего следует и почему именно так.

В Писании говорится: поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. Что значит поверил? Эта фраза не дает глубокого понимания, что произошло в душе этого человека, в его сердце, сознании, когда он поверил Богу. Достаточно вспомнить несколько эпизодов из жизни Авраама. Жил человек, внешне благополучный, состоятельный (которых сейчас называют олигархами), и вдруг голос ему говорит: оставь все и пойди туда, куда Я тебе скажу. У Авраама не возникает вопросов: а что будет? а как я там? а как же все то, что я имею? почему именно туда? а почему я?.. Он поверил – и это вменилось ему в праведность. Вот какова была вера и упование на Бога у человека, который родился в языческой семье (его отец поклонялся языческим богам, как мы сейчас сказали бы). Но настолько была глубока религиозность этого человека, живое чувство общения с Богом!

Когда Авраам получил обетование, что будет у него потомство, бесчисленное как песок морской, но, дожив до ста лет, ничего не получил, он не потерял веру, не поддался каким-то сомнениям, которые, безусловно, в душе этого человека были. Когда к нему явились три ангела и сказали, что его 90-летняя жена через год родит сына, Сара, услышав это, засмеялась. Женщины в 90 лет не рожают. С одной стороны – ее сомнение, с другой – его вера и упование. Дальше у них появился долгожданный сын, и Господь говорит Аврааму, чтобы тот принес сына в жертву. На иконах, гравюрах мы видим это событие, когда Авраам, исполняя повеление Божие, заносит руку над своим сыном, которого долго ждал и который является обетованным сыном. Он уже в сердце своем принес сына в жертву – вот какова была вера этого человека!

Может быть, в нашей жизни мы не встречаемся с такими испытаниями потому, что такова наша вера? Вот так мы верим в Бога, так уповаем на Него, что даже при малых трудностях сомневаемся. Например, заболел человек ковидом и думает: я буду жить или умру? Ведь мы понимаем, что болезнь – это действие Божественного Промысла, предельный смысл которого – в любви. Если ты хочешь попасть в жизнь вечную и в Царствие Небесное, ты туда торопишься или нет? Ты вообще хочешь туда прийти или нет?..

Когда мы встречаемся с такими обстоятельствами – это испытание нашей веры. Господь этим хочет показать, что же в нашей душе на самом деле происходит. Мы живем в каком-то своем мире, даже ходим в церковь, исповедуемся и причащаемся, но глубина упования на Бога, вера, которая может горы двигать, есть ли в нашей душе? Стремимся ли мы к тому, чтобы ее обрести? Различные обстоятельства, которые Господь нам попускает, в первую очередь направлены на то, чтобы увидеть эту веру.

То, что крест спасает нашу Вселенную, рационально доказать невозможно. Можно говорить, что есть богословские обоснования, есть опыт святых отцов. Но за себя скажу, иной раз читаешь эти тексты и чувствуешь, что они не касаются твоего сердца. То есть формально все прочитал. Некоторые люди говорят: прочитал, все понятно, ясно, но книжку закрыл – и пересказать прочитанное не можешь. И дело здесь не в вере, не в кресте, а в каждом конкретном человеке: насколько его сердце открыто к восприятию этой веры.

Мы можем сказать, что крест – это духовное оружие. Можно сказать о том, что подобно тому, как Моисей, выводя израильский народ из египетского плена, в пустыне возносил змея, так же был вознесен Господь. Можно говорить о Жертве, которую Господь принес на небесном жертвеннике. Можно много о чем говорить, но насколько сердце человеческое воспримет это?

Казалось бы, простой вопрос: зачем это Христу? Я думаю, есть один-единственный ответ: Господь нас любит. Поступок, который Он совершил, – это не исполнение какой-то нужды, не исполнение какого-то долга. Рационально все это объяснить и донести до других сердец невозможно. Только если твое сердце открыто, если ты веришь и испытал в своей жизни Божественную любовь, тогда тебе все будет понятно. Понятно не на уровне какого-то рационального объяснения, а просто, когда ты взираешь на крест, в твоем сердце что-то откликается, на глаза наворачиваются слезы. И ты обращаешь взор к самому себе и пытаешься изменить самого себя. Вот для этого и нужен крест.

– Можно ли сказать, что предыдущий вопрос, который я задал, – теологический? Теология – наука, которая рассматривает много сложных и глубоких вопросов. Когда человек озадачивается подобной проблематикой и у него возникают подобные размышления – это повод задуматься о том, чтобы получить соответствующее образование. Теология – наука, способная ответить на многие вопросы.

– Конечно. При этом я хотел бы сразу развести два основных понятия: теология и богословие. Если сказать об этом простым языком, богословие дает человеку знание Бога, а теология – знание о Боге. Как ты приобретешь знание Бога, если о Боге ничего не знаешь? Знание о Боге предшествует познанию Самого Бога.

В Уральском государственном горном университете уже одиннадцатый год существует кафедра теологии. И можно сказать, что у нас достаточно низкий уровень религиозной образованности. Вообще понятие «религиозная образованность» мы в словарях не найдем. Можно говорить о религиозном образовании, образованности человеческой личности как о некотором культурологическом феномене, который присутствует в жизни каждого человека, но религиозная образованность, которая сочетается со знанием, верой, опытом, практикой духовной жизни и дает человеку познание Бога как такового, – это задача, которую мы должны совместно решать.

Понимая важность и необходимость этого, мы на нашей кафедре стараемся решать подобного рода задачи. В первую очередь обучаем студентов, потому что понимаем, что можно говорить об этом бесконечно долго и интересно, но от этого ничего не поменяется. Для того чтобы религиозная образованность в современных православных христианах возрастала, должно быть нечто большее.  И все начинается со знания. Как человек будет менять свою жизнь, постигать какие-то истины, если у него нет знания о вере, о тех традициях, которые у нас существуют, о том, насколько эти традиции соприкасаются с нашей культурой, искусством, как проявляются в жизни каждого человека? Несмотря на то, что у нас в Екатеринбурге и в нашей области мы много усилий прикладываем для того, чтобы просветить наш народ, этого крайне недостаточно.

 Вопросы, которые Вы задали, − простые, понятные, непраздные. И я прекрасно понимаю, что такие вопросы возникают в душе человека. Зачем это все надо? В чем смысл этого? Почему я должен именно в этот день прийти в храм? И тому подобное. Это происходит именно в результате нашего невежества. Что можно сделать, чтобы это исправить? Нужно понять, что это так и есть. Если мы не признаем и не понимаем существующей проблемы, тогда и нет действия.

– Если проблемы нет, то и решать ничего не надо.

– Да. В этом отношении повышение религиозной образованности – самое элементарное, простое действие, которое является очень важным для нашей современной церковной жизни. Я уж не говорю о том, что мы прошли пик религиозности. Если в 1990−2000-х годах россиян, которые идентифицировали себя с православием, было 70−80%, то в 2017 году их было 69%, а в 2019 уже стало 63%. Это данные ВЦИОМ. Кто нам даст более объективные данные, как не научные исследования? Можно проводить самим такие исследования. Но кто это будет делать? Для этого нужны соответствующего уровня специалисты.

Я вспоминаю такой случай: несколько лет назад по всей стране прошла волна подростковых суицидов. И в нашей системе образования сказали: «Надо заниматься воспитанием». Пришли к такому очевидному, казалось бы, решению. Но кто этим будет заниматься? Мы сейчас говорим о задачах, связанных с курсом «Основы православной культуры». Нужно до учителей донести информацию, написать учебники (они, слава Богу, уже появляются). По этим учебникам нужно подготовить специалистов. А их ведь еще нужно мотивировать, чтобы они пошли преподавать. Нужно организовать этот процесс. Технология понятна: нужна кафедра, специалисты, которые будут этим заниматься. Знакомые из Министерства образования говорят мне: «Батюшка, у нас в Институте регионального образования создается такая кафедра. Не могли бы Вы порекомендовать человека, который мог бы эту кафедру возглавить?» А что значит возглавить кафедру? Это выход на все педагогическое сообщество области.

– Да, на все ключевые фигуры образовательного процесса.

– Все преподаватели обязаны повышать квалификацию. Я тогда владыке сказал: «Давайте! Промысл Божий нам дает такую возможность!» Какие требования к человеку, возглавляющему кафедру? Это должен быть доктор педагогических наук, у которого есть исследования именно по этой тематике. В крайнем случае, кандидат педагогических наук, который пишет исследовательскую работу. Но мы не нашли среди наших православных христиан таких людей, которые соответствовали бы необходимым требованиям для такого важного дела. И это ведь не завышенные требования.

Часто мы свою необразованность и некомпетентность списываем на систему образования. На самом деле, занимаясь вещами, связанными с системой высшего образования, я вижу, какие возможности мы в настоящее время имеем. Сначала мы организовали в вузе экспериментальный курс духовно-нравственной культуры и патриотического воспитания (преподавали мы его год). С этого учебного года мы имеем возможность донести до студентов, которые поступают к нам в вуз, то, что хотим (я убежден, что закон это позволяет), но у нас некому это делать. Для того чтобы преподавать в вузе, нужно быть как минимум кандидатом наук. Пожалуйста, есть теология. Напиши бакалаврскую, магистерскую работу, защитись, стань кандидатом. Мы много слышали о диссертационных советах, которые были созданы для присвоения званий: доктор теологических наук, кандидат теологических наук.

– Насколько мне известно, на данный момент таких людей очень мало.

– Не больше десяти. А кто запрещает нам это делать? Сейчас есть уникальная возможность подготовить кадры для системы высшего образования. Сейчас Сектор церковноприходских школ проводит обучение учителей. Это важная, нужная работа, но она достаточно узкая и рассчитана только на тех, кто приходит в храм. А это даже одного процента не составляет от тех людей, которые пришли в этом году в школу и придут в следующем году. С этой категорией и нужно работать.

Нужно сказать, что учителя не ждут, когда к ним кто-то придет и донесет до них традиционные душеспасительные духовно-нравственные ценности. Нет. Свято место пусто не бывает. Мы видим, что оппозиционные силы и процессы, которые разворачиваются в нашей стране, не дремлют. Совершенно справедливо сказал об этом владыка Иларион (а он является председателем Научно-образовательной теологической ассоциации), что теология – это способ, инструмент формирования ценностного мировоззрения. Мы имеем в настоящее время такую возможность.

У нас в университете образование заочное (сейчас оно даже упрощено: мы находимся на дистанционном обучении). К нам поступают люди отовсюду. У нас даже учится человек из Забайкалья. Он в свое время окончил обучение на кафедре теологии при Российском государственном профессионально-педагогическом университете, стал бакалавром. Сейчас узнал, что есть магистратура. Возможностей для того, чтобы подготовить специалистов высшей школы, не так много. Я даже не знаю, есть ли еще где-то на Урале магистратура по теологии. Я приглашаю всех учиться.

Я глубоко убежден, что это не просто право твоего личного выбора: хочешь ли ты этого, нравится ли тебе это... Это вопрос совершенно другого порядка: люблю ли я Церковь? Почему? Я уже сказал, что динамика отрицательная. Есть еще одна цифра (правда, с ней не все соглашаются). За время преподавания в школах курса «Основы православной культуры» среди людей в возрастной категории от восемнадцати до двадцати четырех лет в два раза увеличилось количество атеистов. Мы вроде имеем возможности, но как мы их реализуем? Мы находимся в выжидательной позиции: почему я? Кто-то должен за меня это сделать.

Мы забываем о том, что у каждого из нас есть определенная ответственность перед Богом. Господь сподобил нас жить в это время, и Его Промысл дает нам определенные задачи.  Мы знаем, что решение этих задач начинается с принятия решения самим человеком. Я по себе знаю, насколько это непросто. Когда студенты приходят ко мне, я всегда рассказываю им, как я преодолел свою личную инертность, чтобы пойти учиться. У меня уже было два высших образования: светское и церковное. Когда мы в Уральском отделении Российской академии образования открыли научно-исследовательскую лабораторию, мой научный руководитель сказала: «Если Вы открыли лабораторию, так Вы и работайте в ней». А что значит работать в ней? Писать научные работы: кандидатские, докторские.

– Как минимум статьи Высшей аттестационной комиссии, публикации.

– Как минимум. Это все подготовительный этап. Как мир может измениться? Апостолы получили благодать Святого Духа. А кто тебе не дает сейчас ее получить? Веришь ли ты, что можешь ее принять? Любишь ли ты так Христа и Церковь, что готов для этого потрудиться? Если человек найдет в себе положительные ответы на эти вопросы, он неизбежно задаст другой вопрос: что делать?

Я имею достаточно негативный опыт инертности современных православных христиан. Одиннадцать лет назад в педагогическом университете открыли бакалавриат и магистратуру «Духовно-нравственное воспитание». В итоге эту программу закрыли, хотя было подготовлено порядка ста шестидесяти магистров, были написаны две кандидатские работы и начата одна докторская работа. Почему? Потому, что даже на бюджетные места студенты не набирались.

– Один московский профессор говорит своим студентам: «Я вас хочу настроить на то, что вы сейчас получаете высшее образование не для себя, а для своих детей. Если вы хотите, чтобы ваши дети учились и чего-то добились в жизни, постарайтесь здесь и сейчас принять знания и позаботьтесь о своих детях». Можно ли сказать, что если человек идет на теологию, то он заботится не просто о своих детях, а о своей душе и душах тех людей, которые находятся рядом с ним?

– Вне всякого сомнения. Но я бы еще к этому личному мотиву и необходимости получения знаний кое-что добавил. Мы сейчас имеем возможность заниматься просветительской деятельностью в системе высшего и среднего образования, но мы не делаем это. Почему? Потому, что у нас недостаточное количество кадров; недостаточно того горения, радения о Христе, которое помогло бы нам эту задачу решить.

Ведь мы понимаем, что для нас, ныне живущих, просто так не пройдет то, что мы имеем возможность и не используем ее. Мы часто говорим об информационной опасности. Мы должны понимать, что Всемирная паутина эффективно решает те задачи, которые мы не решаем. У человека, который попал в эти сети, мировоззрение формируется там. Одним из проявлений этого является инфантилизация нашего молодого поколения (этому есть определенные педагогические и психологические объяснения).

Где найти горящие сердца? Как их возбудить? Как говорится, от свечи загорается другая свеча. И от одного горящего сердца может загореться сердце другого человека. Это, кстати, еще одна очень важная проблема. Один московский светский профессор подметил, что мы имеем проблему, о которой, возможно, не говорим. Когда у детей, которые ходили в воскресную школу, вместе с нами причащались, начинается подростковый возраст, они уходят из Церкви. Почему? Потому, что не произошло личной встречи со Христом. А она происходит только тогда, когда твое сердце Его найдет. И знания − это путь к тому, чтобы обрести горение сердца. Дальнейшая задача – сделать так, чтоб оно не угасло.

Ведущий Тимофей Обухов

Записали Нина Кирсанова и Анна Вострокнутова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​