Беседы с батюшкой. Священник Иоанн Коханов

29 марта 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Кунцеве священник Иоанн Коханов.

– Книга Бытия читается на богослужениях исключительно в Великий пост. Это замечательная возможность вспомнить, с чего начиналась история человечества, история нашего спасения. В Книге Бытия разные сюжеты. Сейчас мы находимся на той ступени, когда слушаем отрывки про Ноев потоп.

Потоп закончился, и Господь разговаривает с Ноем и заключает с ним некий завет. Это слово очень важное, ведь сама Библия состоит из Ветхого и Нового Заветов. Какой завет заключает Бог с Ноем?

– Завет уже был заключен в самом начале, когда Бог создал Адама, потом Еву. После грехопадения, когда первые люди согрешили, Господь уточняет условия этого завета. Здесь ситуация такая, что человечество фактически погибло. Для жизни на земле оно исчезло, остался только Ной и его семейство.

– Как будто все начинается сначала.

– Да, как будто все сначала. И конечно же, у Ноя, как и у любого человека при чтении этих строк, возникает вопрос: «Если Потоп был, может ли это повториться?» В Книге Бытия Господь говорит, что не будет более истреблять человечество, ибо зло в человеке от начала его рождения. Господь как бы поясняет для читателя через Священное Писание, что в человеке уже есть греховность, ставшая реальностью с грехопадением первых людей. Соответственно, бесконечное истребление не поможет. Господь обновляет завет, данный первым людям, появляется много подробностей.

Сначала Богом был создан Адам. Потом Ева. Человеку дана вся полнота власти. Он сотворец Господу. У него есть вся власть управлять землей, которую дал ему Господь, в частности Эдемским садом; потом власть жить в тех условиях, которые есть после изгнания из райского сада. Условий было не так много. Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю. «Ожидайте избавления от зла», которое нанес вам змий, которое вы принесли с тем, что послушались дьявола. «Ожидайте семени жены», то есть рождения нового человека, который избавит всех от греха. Это Книга Бытия.

В завете Ною Господь говорит уже не об этом общем ожидании, а о том, как людям жить на земле. Господь говорит о том, что если человек посягнул на жизнь другого человека, то сам должен такой же смертью и умереть. Появляются законы, заповеди от Бога. Господь видит, что люди сами не справляются, им необходимо четкое, конкретное указание, как жить, чтобы продолжать жить на земле и с Богом, и друг с другом в мире.

Там сказано о том, что все можно употреблять в пищу, включая животных и рыб. Это не оговаривалось нигде раньше. Люди делали это по наитию. Либо делали, либо не делали.

Знамение завета – это радуга, которая является живым свидетельством того, что действительно был Потоп и что есть от Бога благословение жить на земле. Здесь две линии: одна – продолжение тех благословений, которые Господь дал первым людям, а вторая – конкретика о том, как нынешним людям, Ною и его семейству, и тем, кто от них появится на свет, теперь жить на земле. Это очень важно.

– Радуга – это физическое явление. Как это совмещается со словами Писания, что Бог ее устанавливает как видимый знак заключения этого завета с Ноем? Он создает новое физическое явление?

– Это не так, что радуги не было, а потом появилась. Скорее Господь показывает на радугу как на некий символ этого завета, чтобы Ной, смотря на радугу, вспоминал, что она является живым свидетельством подкрепления этого завета с Богом.

Бог сотворил мир идеальным, совершенным, и увидел Бог, что это хорошо. И сказано, что на седьмой день почил, то есть Он перестал творить. Процесс творения остановился после творения человека. Человек – это увенчание, окончание процесса творения. Поэтому седьмой день, – день отдохновения. Было бы неправильно сказать, что радуги не было, а тут она появилась. Этого нет и в тексте. Господь говорит: «Вот вам знамение – радуга, которую вы видите».

– Вопрос телезрителя: «Когда Адам согрешил, Бог сказал: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно, – и выгнал его из райского сада. Получается, что Адам с Евой не вкушали и от древа жизни до грехопадения. Как же они тогда жили вечно?»

– Они вкушали от древа жизни. Об этом здесь и говорится. Надо немножко внимательнее читать. Изучать Библию, особенно Ветхий Завет, нужно обязательно с комментариями святых отцов, обращаться к толкованиям. Иначе мы можем многое не понять. Многие люди, особенно светские, неверно понимают Библию как некий справочник по происхождению мира и человека. Скорее это книга слова Божия, которая отражает важные смысловые вещи. Чтение Священного Писания важно совмещать с мнением святых отцов.

Когда Господь дает Адаму одну из первых заповедей, что нельзя есть от древа познания добра и зла, говорит: «Если вкусите от древа познания добра и зла, смертью умрете». То есть Господь предупреждает Адама о том, что есть смерть и что можно умереть. Это первый момент. Господь открывает ему знание. В данном случае это не является какой-то прихотью Творца, это заповедь, ограждающая Адама от преждевременного опыта. Ему дается некое понимание того, что может быть. У Адама и Евы пока нет опыта.

Второй момент, Господь говорит: стал как один из Нас, зная добро и зло. Это не является неким торжеством, скорее трагедия. Адам и Ева, не имея опыта, познали всю глубину греха, фактически приобщились к делу дьявола, клеветника. Такое состояние их души очень опасно. Человеку, познавшему грех, нужен процесс исправления, покаяния, чтобы наследовать вечную жизнь.

Если человек живет в грехе и не исправляется, то возможность жить вечно для него будет губительна. Он будет жить, вечно не исправляясь, не изменяясь. Фактически грех будет жить вечно. Поэтому Господь решает, чтобы Адам и Ева не жили в раю, не вкушали древа жизни. Об этом и сказано. Раньше вкушали, а теперь вкушать нельзя, ведь пока они бессмертны, процесс жизни во грехе будет бесконечен. А когда они лишены этого бессмертия, это состояние во грехе ограничено потенциальной возможностью умереть.

Между прочим, это является сдерживающим началом для человека и сегодня. Это очень важный момент: этим Господь, наоборот, уберегает человека, дает ему возможность через внешнее давление смертности жить без греха, бороться с ним.

Об этом мы и дальше можем прочесть, когда после трагедии Каина и Авеля рождается третий сын Сиф. И уже дети Сифа начинают призывать имя Божие.

– Почему Адам не мог жить вечно и каяться во грехе всю жизнь? И в течение своей жизни искупить его?

– Мы не можем решить за Адама, почему так. Видимо, для человека это было тогда непосильно. Может быть, есть еще какой-то вариант. Нужно сверяться с мнениями святых отцов. Многие из них замечательно комментируют Священное Писание. И преподобный Ефрем Сирин, например, и наши святители-каппадокийцы, и Василий Великий, и Иоанн Златоуст. Это жизненно необходимо, иначе мы многое можем понять неправильно своим умом, который еще не просвещен полнотой истины.

– Почему Бог обещает Ною, что больше не уничтожит человечество? Человечество погрязло в грехе. Почему Бог не может сделать этого снова? И значит ли это, что, как бы низко мы ни пали в своих грехах, Бог нас все равно не уничтожит?

– Меня все время смущает, когда мы говорим о Потопе как об уничтожении людей. Мы с вами должны помнить о том, что человек состоит из души и тела. Они не уничтожены, они живы. У Бога все живы. Это замысел Божий, чтобы эти люди, возможно, когда-то спаслись, может, даже молитвами Церкви. Мы же не знаем жизнь каждого человека, который погиб в Потопе, что с ним произошло.

Священное Писание гораздо позже выдвигает аксиому: всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Надежда всегда есть, потому что Бог есть любовь.

Вопрос не к нам, а к Господу Богу. Он принял такое решение, значит, так для человечества полезнее. Возможно, как говорят некоторые комментаторы, проповедники Священного Писания, Господь проявляет здесь Свою любовь посредством некой Божественной педагогики. Об этом говорит царь Давид в Псалтири: Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя. Господь наказывает человека, преподает ему некое наставление, которое при этом не ведет к смерти. Господь не уничтожает человека, а дает возможность через такой урок исправить свою жизнь, измениться, приблизиться к Богу.

Всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Очень интересные слова, практически всем открывающие дорогу для спасения. Следует ли из этих слов, что если, проведя достаточно греховную жизнь, перед смертью призовешь имя Бога, покаешься в своих грехах, то спасешься?

– Да, шанс есть для каждого человека. Один из наших духовных писателей говорил, что Господь как адвокат: Он в человеке постоянно ищет что-то, в чем человек мог бы оправдаться, в чем его оправдать. Найти какую-то маленькую страницу, которой человек мог бы оправдаться за всю свою жизнь. Господь каждого хочет спасти.

Но здесь не говорится о том, что человек станет праведником. Мы читаем в Евангелии о том, что праведники, святые люди, переходят от смерти сразу в жизнь и приходят на суд Божий. Человек не станет праведником, но спасется. Господь его спасет теми путями, которые Он ведает.

– Бог не осуждает, а оправдывает?

– Конечно.

– Тем не менее есть Страшный суд.

– Что такое Страшный суд? Это день, когда всем будет явлена личность каждого человека, какой он на самом деле, какой он есть перед Богом. Соответственно, это определяет его бытие в вечности: в Царстве Божием или в месте, лишенном света, в аду.

Господь об этом говорит: от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься. Да, с одной стороны, Господь – страшный Судья, с другой стороны, любящий Отец. Такая интересная библейская парадигма: смерть грешников люта, как мы читаем у царя Давида, а с другой стороны, Господь – любящий Отец, Который ищет для каждого человека возможность спастись.

– Как правильно воспринимать Бога? Помнить о Нем как о любящем Отце или же как о страшном Судье?

– В категории духовной жизни «правильно – неправильно» довольно условно. Мы читаем у святых отцов древности и у тех, кто пытался объяснить святых отцов нашим современникам (это Феофан Затворник, Игнатий (Брянчанинов)), что есть несколько стадий градации любви человека к Богу, отношений человека с Богом.

Первая любовь появляется из страха смерти. Человек боится смерти, страшится, что будет с ним за гробом, поэтому его любовь к Богу основана на страхе. Вторая стадия, когда страх уходит и у человека появляется боязнь наказаний, что он каким-то образом нарушит что-то, удалится от Его благ в вечности, что будет одинок и так далее. И третья стадия – это боязнь отпасть от Бога, лишиться Его света, лишиться общения с Ним. Это уже не тот страх, который мы воспринимаем сначала. Человек боится греха. Как апостол Павел говорит: чада, бегайте греха. Человек боится греха, потому что грех его отдаляет от Бога. Человек лишается возможности быть с Богом в любви, пребывать в благодати Божией.

Пример высшей формы такого страха, когда святые отцы древности, молитвенники (например, Антоний Великий, Макарий Египетский), боялись выйти из этого состояния молитвенного общения с Богом, когда человек молился уже в Духе Святом и малейший грех, малейший помысел греха буквально выбивал его из этого состояния. Человек терял  молитву. Об этом писал и батюшка Серафим Саровский.

– Вопрос телезрителя Алексея: «Увижу радугу и вспомню завет», – сказал Господь. Но разве Бог может что-то забыть?»

– Библия не справочник по нашей земной или небесной географии. Это скорее такой образ, что Господь всегда обращает Свой взор к человечеству, всегда помнит о нем. И когда люди говорят, что Бог про них вспомнил, это скорее о том, что человек вспомнил о Боге и ощутил Его присутствие рядом с собой. Поэтому здесь такой образ: Господь обращает внимание на человека, чтобы тот с помощью радуги вспомнил завет, который Бог сотворил с ним. Это вполне укладывается в логику Священного Писания.

– Вопрос телезрителя: «В Книге Притчей Соломоновых написано: путь глупого прямой в его глазах; но кто слушает совета, тот мудр. Почему путь глупого прямой? Ведь в духовной жизни мы стараемся выстраивать достаточно очевидный путь: ходить в церковь, исполнять заповеди, и тогда нас ожидает Царствие Небесное. Это достаточно прямой путь».

– Человеку, не размышляющему о себе, о Боге, может показаться, что для спасения достаточно простых вещей. Прямой путь понятный: ходи в церковь, молись, причащайся, не совершай грехов, выполняй заповеди и спасешься.

И вроде бы все правильно, но, когда человек начинает так жить, все равно возникает очень много сложностей. Как исполнять заповеди так, чтобы не нарушить свободу другого человека? Предположим, мы стараемся молиться, выполнять молитвенное правило дома. А если у человека дом полная чаша и его родственники не хотят молиться? Их вообще раздражает его молитвенность. Что ему делать? Не молиться? Некоторые говорят так: «Я молюсь, не мешайте мне». Некоторые, как я читал воспоминания христиан 1990-х годов, молились в ванной комнате: закрывались и молились тайком от своих домашних.

Человек все равно сталкивается с ситуациями, которые требуют от него творческого подхода, когда не будет лицемерия, нарушения свободы других людей, даже если они неверующие или маловерующие. Тут должна быть какая-то мудрость, которая приобретается только с опытом. Человек пробует, вдумывается, вчитывается в Евангелие.

Мы имеем замечательный пример нашего Спасителя. Христос принимал людей до поздней ночи, исцелял их, утешал, а потом уходил на некое отдохновение и затем на молитву. Иисус удалялся в пустынные места и там молился. Апостолы, проснувшись рано поутру, находят Его на этом месте. «Господи, где Ты был? Нам надо идти дальше». Он говорит: Пойдем в ближайшие селения и города, чтобы Мне и там проповедовать. Иными словами, Господь не заставлял апостолов вместе с Ним молиться. Это первый момент.

Второй очень важный момент: когда они пришли и спросили Его, Он не сказал им: «Минуточку, закончу – и потом пообщаемся». Нет. Он сразу обращается к ним, как будто их ждал. Он всегда скор на любовь, на отзывчивость к человеку и сразу бросает все, даже молитву. Хотя это очень важное дело. И идет туда, где ждут Его ученики. Господь делает снисхождение к той жизни, которой живут Его ученики. Может, Он бы и рад был, чтобы они с ним молились, но надо, чтоб они к Нему сами пришли. Очень мудро пишет царь Соломон. И мы, как вы помните из Евангелия, должны любить ближнего, как самого себя. Любовь предполагает уважение свободы другого человека.

– Вопрос телезрителя: «У Бога обителей много. Как это можно представить? Как мы живем в России: одни в Якутии, а другие в Крыму, в Сочи? И еще один вопрос. Одна монахиня говорила так: «Я уверена, что спасусь, потому что Бог разбойника помиловал. А в ад и добровольцев хватает. Я туда не доброволец, поэтому уверена, что спасусь».

– Хорошо, что у вашей знакомой монахини есть такая уверенность. Это похвально. Человек должен хранить надежду на милость Божию. Матушка пыталась до Вас донести, что у нее есть вера, надежда на любовь Господа ко всем нам, любовь всепокрывающую, которая сама оправдывает человека.

Современников нашего Спасителя, иудеев, очень интересовал вопрос: «Как там будет? Какая будет жизнь в мире Божием, в Его Царстве?» И недаром Христос постоянно говорит, что Царство не от мира сего, поэтому говорить категориями земных реалий о Царстве Божием неверно. Иисус Христос говорит о том, то там есть все, что люди хотели бы, но не в том виде, в каком мы это ожидаем.

Господь каждого человека ждет к Себе, независимо от его условий жизни, от его национальности, от языка, на котором он говорит. Там для каждого человека есть место. Господь говорит о том, что в Царстве Божием ни женятся, ни выходят замуж. «Обителей много» означает, что там вся полнота всяческого во всем. Надо думать не о том, что говорится про обители, а зачем это говорит Христос. Надо смотреть в контексте отрывка. Господь здесь больше говорит о том, что Он долготерпелив, многомилостив, всех к Себе зовет и ждет.

– Телезритель привел аналогию: Якутия и Сочи. А у святых отцов есть аналогия по степени приближенности к Богу? Одинаковая ли награда положена святителю Иоанну Златоусту, который всю жизнь был монахом, пресвитером, епископом, архиепископом Константинопольской Церкви, святым отцом и учителем Церкви, и благоразумному разбойнику, который хотя и покаялся на кресте рядом со Христом, тем не менее всю жизнь провел в разбоях, грабеже?

– Господь говорит, что даст апостолам возможность судить двенадцать колен Израилевых. У них будет функция суда над всем народом Израиля. Это уже другое состояние пребывания апостолов в том мире.

– Как можно качественно понять, что у Бога много обителей? Чем дальше от Бога, тем хуже жить, даже в раю? Чем ближе, тем лучше?

– Мы все время пытаемся волей-неволей уйти от парадигмы, что это будет совсем другая жизнь. Все время пытаемся перенести ту жизнь на какие-то земные реалии. Это делать необязательно.

Наверное, образ пребывания в Царствии Господа будет разным по талантам, по неким духовным дарованиям тех или иных людей. В Церкви есть традиция почитания святых людей. Мы вспоминаем их как заступников, помощников, наших сомолитвенников. Мы верим, что они рядом с Богом. Но мы не обращаемся как к святым к другим людям, которые жили доброй христианской жизнью. Какая-то разница есть. Но, с другой стороны, говорят, что в Царствии Божием перегородок нет.

– Мы говорили про молитву. Вы рассказывали пример, когда в квартире живет, предположим, большая семья. Как в такой ситуации поступать правильно? Исповедовать ли перед другими свою веру, молиться, может, даже вслух, чтобы других, слышащих слова молитвы, это вдруг как-то вразумило, помогло им услышать что-то важное для себя? Или же прятаться от них и по-евангельски молиться втайне, чтобы Отец, видящий тайное, воздал явно?

– Мне ближе евангельская парадигма. Господь Своим личным примером дает образ того, как нужно молиться. Даже дает конкретную молитву – «Отче наш». Если человек молится, это видно. И видно не потому, что он стоит и громко читает молитвы, а потому, что у него радостный, приподнятый, добрый дух.

Многие люди, которые в детстве, в советские годы, были вне Церкви, вспоминают, как их бабушки молились так, чтобы никому не мешать. В своей комнате, в своем уголочке тихонечко, иногда даже по ночам, делали поклоны за своих детей, внуков и так далее. Наше исповедание должно быть тогда ценно, когда нас действительно об этом спрашивают. Тогда это имеет смысл.

А кичиться своей верой не нужно. Волей-неволей мы все равно в это скатываемся, если ощущаем себя пророками в своем Отечестве, что должны что-то открыто рассказывать, показывать, говорить, настаивать на своем. Так проявляется наша гордыня, которой у нас у всех очень много. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Нужно чаще вспоминать про это. Пути гордых постоянно претыкаются.

Если нет возможности помолиться, как нам хочется, встать и прочитать молитвенное правило, то можно это сделать так, чтобы никого не соблазнять, никому не мешать. Например, в то время, когда никого нет дома, когда все ушли на работу и в школу, или утром, когда все еще спят, или вечером, когда все уже спят. Или перенести это правило в сферу глубоко личной молитвы, когда мы можем молиться короткими молитвами; например, читать Иисусову молитву.

Важность молитвы состоит в том, что мы общаемся с Господом. Мы должны это делать как можно чаще. Форма в данном случае может быть совершенно разной. Если человек утром читает пятьдесят Иисусовых молитв и технически делает это со смирением и любовью, так, чтоб никому не мешать, даже пусть лежа на кровати, это может быть действительно настоящей молитвой, которая производит свое благотворное влияние на человека и на тех, кто живет рядом с ним. Надо проявлять смирение.

– Вы заметили, что Христос прервал Свою молитву, когда к Нему пришли апостолы. Казалось бы, это же разговор с Отцом. Когда мы молимся, мы разговариваем с Богом. Нехорошо, если кто-то отвлечет нас от этого разговора. Как правильно поступать в ситуации, когда тебя отвлекают от молитвы? Следовать примеру Христа и бросить этот разговор с Богом?

– Христиане стремятся подражать тому, как жил Христос. У апостола Павла есть такая мысль: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона. Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями».

Апостол Павел говорит о том, что в Священном Писании в заповедях не прописано, как быть кротким, как иметь благостный настрой, как сохранять мир, но эти качества присущи Спасителю. Если мы будем Ему подражать, то будем приближаться к этим качествам. Сам Христос проявляет такую любовь к Своим ближним, к людям, что всегда идет им навстречу, несмотря на серьезность Его дела, молитвы.

Я читал воспоминания о митрополите Антонии Сурожском. Кто-то из его духовных чад рассказывал, что владыка имел дар молитвы, буквально погружался в нее. Бывали моменты, когда Антоний Сурожский стоял на богослужении в алтаре и молился, а к нему подходили разные люди, священники, кто-то из церковных послушников, и просили совет, спрашивали что-то житейское или по богослужению. Владыка как будто выныривал из себя, из этого моря молитвы и общения с Богом, и отвечал на вопросы. Для него это было неимоверно тяжело, но он всегда это делал. Всегда был отзывчив даже на самые простые просьбы людей.

Мы замечаем это в жизни людей, которых называем праведниками, старцами. Часто к ним приходят люди с совсем простыми, житейскими вопросами. И эти старцы, священники, духовники никогда никаким вопросом, даже самым малым, не брезгуют; всегда готовы ответить на все вопросы, насколько это возможно. Никогда человеку не говорят: «Ты меня об этом не спрашивай, а спрашивай о духовном, о серьезном». Такого никогда не услышишь. Надо в евангельском духе и молиться в том числе.

– Любовь к ближним, получается, первичнее молитвы?

– В данном случае, конечно, это ведь две стороны нашей жизни. Одна – это общение с Богом, другая – общение с людьми. В заповедях Господь подчеркивает, что важны обе заповеди: и любовь к Богу, и любовь к человеку.

– Любовь к Богу стоит на первом месте.

– Да. Это несомненно. Но Иоанн Богослов пишет: если ты говоришь, что любишь Бога, а брата своего ненавидишь, то грош тебе цена. Любовь к Богу невозможна, если ненавидишь своего брата.

– В заключение хотелось бы попросить Вас подвести итог нашему разговору и что-то пожелать нашим телезрителям.

– Желаю добиться хороших, добрых результатов за этот Великий пост. Пост – это время, когда наша душа оживает, переживает весну. И чтобы прийти к лету нашей жизни духовной, важно весну провести с пользой. Желаю, чтоб всем нам удавалось чуть лучше, чуть больше научиться молитве, общению с Господом. А это невозможно без погружения в жизнь Церкви, в посещение богослужений, в чтение Священного Писания. Крест, который выносился в воскресный день, – это не только память о том, что будет Воскресение. Хотя, конечно, это одна из центральных тем.

Крест еще и оружие нашей победы над злом, грехом. Крестом мы укрепляемся. Господь нам дает через крест Свою благодать, которая ведет нас к Богу, к любви, к ближним.

Будем укрепляться крестом Христовым, вникая в слово Божие, проходить время поста, чтобы прийти к Божественной Пасхе наполненными благодатью Божией, радостью и светом.

Ведущий Александр Черепенин

Записала Анна Вострокнутова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает насельник Донского ставропигиального мужского монастыря иеромонах Филарет (Бердников).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать