Беседы с батюшкой. Священник Константин Кокора

27 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора.

– Почему для молодых людей плотские отношения до брака считаются нормальными?

– Во-первых, это очень сильно пропагандируется в обществе. Когда люди смотрят телевизор, общаются со сверстниками, смотрят на примеры из жизни своих родителей или других людей, они этим заражаются, для них это становится нормой. Никто их не предупреждает, что это плохо, грех, беззаконие и что в дальнейшем их жизнь очень сильно может испортиться из-за этого греха. Часто молчим и мы, представители Церкви. Мы эту тему часто обходим или считаем ее деликатной. На самом деле так и есть. Но если мы ничего не будем говорить, то остальные скажут что-то другое и совершенно в другом русле. Еще и покажут.

 Степень сексуализации общества  запредельная. Человек с самых ранних лет начинает вовлекаться в среду, где все дозволено, все свободно и все можно узнать. У нас  в детстве не было такого доступа в Интернет, как сейчас. Дети в начальной школе уже все с мобильными телефонами. Не все родители, к сожалению, следят за тем, чтобы как-то ограничивать пребывание детей на тех или иных сайтах. Самая гадкая информация очень быстро распространяется. Дети могут столкнуться с тем, что может сильно испортить им жизнь в плане создания счастливой семьи, хороших отношений между мужем и женой, в плане поиска своего избранника или избранницы. Иногда дети получают такие травмы, после которых нужно сразу идти к психологам; может, даже к психиатрам, к священнику и в целом что-то в жизни менять. К сожалению, в этой области сейчас колоссальный кризис.

– Зачастую даже молодые люди, которые приходят в церковь, не осознают, в чем проблема. Даже мне говорили многие светские друзья: «Как ты можешь жениться на девушке, выбрать ее супругой, если не знаешь, какая она в других проявлениях»?

– Да, я тоже это часто слышу. Надо развенчивать эти мифы, что тут надо что-то проверять. Я обычно людям говорю: «Вы думаете, что все по-разному устроены»?  Процент того, что человек не сойдется со своей половиной именно в плане интимного общения, очень мизерный. На что опираются? Кто-то сказал, что такое может быть. И люди превращают это в какое-то страшное явление и говорят, что лучше попробовать. Они превращаются в естествоиспытателей. И пробуют. Они всю жизнь потом могут пробовать. Это просто отговорка. Да и дело приятное. Если бы касалось чего-то неприятного, человек бы сказал: «Лучше остановлюсь». А так вроде все очень просто, доступно.

В первую очередь нужно читать не только журналы и Интернет, а труды ученых. Те же сексологи на Западе (например, итальянского происхождения) пишут, что это невозможно – не сойтись. Это огромный миф, очень раздутый, суеверие. Ради чего? Ради развращения, ради того, чтобы человек поменялся. Грех травмирует душу. Он человека превращает в животное. Это отображается и на дальнейшем воспитании  детей, на дальнейшей деградации всего общества. Общество развращено полностью.

В наших руках огромный инструментарий даже в плане проповеди. Очень весомым аргументом является личный пример. Я много раз как священник сталкивался с тем, что люди, к которым я обращал свою проповедь, говорят: «Ты все правильно говоришь, но мы не видим примеров».

– Зачем нужен пример? Делай просто так, как написано. Сам стань примером.

– Проблема гораздо глубже: Бог не является авторитетом. Когда у людей спрашиваешь, какие заповеди они знают, это максимум:  «не убий», «не укради». Кто-то еще знает – «не прелюбодействуй». Несколько из десяти ветхозаветных заповедей и ни одной новозаветной. Хотя бы общекультурный уровень сохраняется. Но никто не думает пойти дальше, взглянуть на женщину или на мужчину не с позиции стремления завладеть им, а с позиции, когда оцениваешь человека как Божественную красоту, Божественное творение, образ и подобие Божие. Очень важно рассматривать представителей противоположного пола не только в качестве супруга, супруги, но и как отца или мать твоих детей.  Об этом никто вообще не думает. Перспектива создания таких отношений очень мизерная. Людям просто нужно удовлетворить какие-то свои потребности.

Бога не воспринимают как авторитет. Писание никто не читает. Наша проповедь становится единственным важным моментом. Да, можно так жить, никто от этого не умирает. Люди боятся: «Как же? Я заболею без этого». Люди думают, что это как без еды и питья прожить много-много времени. Причем это и совсем взрослые дяденьки и тетеньки, которые вроде уже должны понимать, что без этого не умрешь. И они сколько-то прожили без этого. Нужно показывать людям другое, на своих примерах. Мы вот так живем – и у нас счастливые семьи.

Опять же статистика существует. Человек, вступая во внебрачные отношения, потом не может иметь нормальную семью. Ты становишься рабом греха, не можешь остановиться. На моей памяти был случай, когда взрослая женщина с несколькими детьми сказала, что муж от нее ушел, ему 50 лет, он итальянец. Она говорит: «Я думала, он нагулялся уже». А он поехал в Африку в какую-то экспедицию и нашел там молодую девушку,  сказал: «Остаюсь здесь, мне больше ничего не нужно, я нашел новую любовь». И жена в шоке. Говорит, думала, это когда-нибудь закончится. Она русская. Терпеливая женщина. Русские женщины – терпеливые. И она, проявив это терпение, надеялась на лучшее. Но ужас греха в том, что ты не останавливаешься. Он тобой завладевает. Это как с наркоманией и алкоголизмом. Кажется, ты контролируешь это, а оказывается, даже остановиться не можешь. К сожалению.

– Говорят, что мужчины – полигамны. Инстинкт как у животных самцов...

– Более того, в Ветхом Завете мы можем найти примеры. Вчера только своей шестилетней дочери мы с женой объясняли, что у одного мужа – одна жена. Но в Библии найдешь и другие примеры. Она же возразит: «Вы сказали одно, а тут другое». Весь фокус на Христе. Мы как христиане ориентируемся на Христа, на то, что Он сказал, как Он жил, что  проповедовал. Мы должны ссылаться на Него. А если мы ориентируемся действительно на животные инстинкты, на основной инстинкт, на все эти вещи, которые связывают нас с биологической, физической природой, то, конечно, у нас будут другие приоритеты и цели. Большинство у нас в стране крещеные. Они  должны ориентироваться на Священное Писание, на то, что Господь говорит.

Но проще сказать: «Мне это нужно, я – мужчина». Я, кстати, слышал такие аргументы. Но потом с женой он уже не может нормально жить. И жены подают на развод. Они тоже делают свои выводы.  Проблема остается, к сожалению, колоссальная во всех областях. У нас за 2020 год семьдесят три процента разводов. По сути, если мы будем рассматривать добрачные отношения в перспективе брака, то это измена до брака. Человек вступает в отношения, которые браком не освящены. А если парень другую девушку возьмет в жены, то он уже, по сути, изменил ей: уже с кем-то разделил ложе.

Очень много вопросов. И по отношению к интимному общению: это ведь тоже чистая физиология для людей неверующих. Они прямо так и говорят: «Подумаешь! Что здесь такого? Я же просто удовлетворил свои потребности». А Церковь-то говорит, что это вообще другое.

– Для светского человека это запредельно.

– Перспектива рассуждения мала. Это, как люди говорят, просто физиология. Но от этих отношений появляются дети, которые освящаются Богом и призваны сделать человека сотворцом Бога. Душа в этом участвует. Невозможно человека не любить, но при этом отдавать ему свое тело. Хотя такое, к сожалению, тоже бывает. Ни он, ни она не любят, но все равно живут этой жизнью, говорят: «Ну а как по-другому?» Они не понимают даже, как по-другому, к сожалению!

– Недаром предки говорили: береги честь смолоду, и все будет хорошо.

– Кстати, тоже очень важный момент…

– А честь смолоду никто не берег и в большинстве случаев не пытался. Но все равно люди приходят к любви; бывает, до брака рождаются дети, потом заключаются союзы. Много всего происходит. Может, они верить в Бога начинают. А имея такой багаж прошлой жизни, действительно сложно не отчаяться. Мы можем их напугать. Но все-таки они могут стать членами Церкви, имея эти грехи молодости. Как с ними быть? Получается, они осознают свою поврежденность, им сложно бороться. Как адаптироваться к новой реальности брака?

– Всё возможно, Вы правы. Ни в коем случае нельзя отчаиваться. Ни в коем случае нельзя строить свою проповедь на запугивании и превращать ее в наставление, моралите не из любви к человеку, а просто потому, что есть какие-то правила.

Мне кажется, если мы наделали ошибок, нужно говорить о них открыто. Я, например, взрослым людям, уже согрешившим, говорю, что они могут поделиться этим со своими детьми, которые уже выросли до определенного возраста. Сказать: «Знаешь, я вот был в таком положении, это не самое лучшее. Сначала кажется, что это здорово, что  наконец-то все позволено, а потом вдруг понимаешь, что за все несешь ответственность; и в какой-то момент доходишь до мысли, что это стыдно и могло быть по-другому, но уже поздно что-либо исправить». Но опять же покаяние, слава Богу, всегда есть в Церкви, поэтому, покаявшись, поменяв образ жизни, человек может свидетельствовать о том, что он стал другим. Это можно видеть на примере людей, которые, может, и не в этой области согрешили. Тот же апостол Павел, будучи сначала совершенным богоборцем, христоненавистником, потом стал величайшим апостолом.

Другая сторона, которая мне кажется очень важной, – это то, что очень часто у нас возникают мифологемы. Мол, вот в Советском Союзе было все по-другому, не скажу религиозно, но морально, нравственно. На самом деле это не так. Мне как священнику на исповеди открываются изъяны, грехи пожилых людей. Просто под флером  «никому не говорить» было колоссальное количество абортов, измен, которые не воспринимались даже как что-то постыдное и грешное. В этом плане мы наследуем то, что посеяли.

Подрастающее поколение, конечно, на нас смотрит. Мы на него очень сильно влияем своим примером. Ребенок рождается чистым – как лист бумаги; что мы на нем нарисуем, то дальше и будет проявляться. И, конечно, если мы подадим ему отрицательный пример, ему потом будет тяжелее себя воссоздавать. Господь, безусловно, поможет. И Он действительно делает счастливыми семьи, которые прежде даже и наделали ошибок. Но просто это дается труднее. Лучше этого избежать, конечно.

– Пара собирается вступить в нецерковный брак, исповедовалась, и священнику стало понятно, что происходит. Как ему вести себя: советовать или нет вступать в брак?

– Вступать в брак в любом случае. Я всегда спрашиваю, даже если люди живут в блудном сожительстве, которое в миру именуют неправильно гражданским браком: «Вы имеете цель вступить в брак?» И, к сожалению, одна из сторон готова вступить в брак, а другая – нет. То есть один честен перед другим, а второй говорит: «Я еще подожду, посмотрю,  когда-нибудь решу». Чаще всего такие сожительства не заканчиваются браком вообще. Опять же, имея статистику, мы можем сказать, что и после гораздо труднее сохранить такой брак. Но, безусловно, нацеливаться на него нужно. Если человек сразу не видит в своем избраннике супруга, то, конечно, эти отношения становятся еще более греховными, потому что они изначально основаны на  лжи: ты человека просто используешь, и он тебя использует.

Отношение к телу в христианстве поразительно деликатное, священное. Тело – это обиталище Духа Святого. Через тело мы получаем освящение, любовь, мы умираем именно телом, нас, телесных, крестят. Поэтому Церковь так трепетно относится к тому, что происходит в теле. Апостол Павел пишет, что блудник грешит против собственного тела. То есть сам себя разрушает.

Я уверен, что человек в глубине души осознает, что живет в блуде и грехе, просто подчас ему не хватает решимости измениться. Иногда он говорит: «Я понимаю, что это неправильно, но ничего сделать уже не могу». Большим подспорьем будет, если хотя бы один из супругов начнет путь изменения, скажет: «Давай остановимся, потом нам будет от этого гораздо легче, если мы сейчас напряжем силы души и тела и остановимся». Если отношения к браку не ведут, то, конечно, их нужно прекращать.

Понимаете, как еще молодые люди рассуждают: «Нас обкрадывают, нам чего-то не разрешают. Мы белые вороны в этом обществе». А нужно сказать: «Да все это будет твое, но в браке, в тех отношениях, которые освящены Богом либо признаны государством действительными».

– Батюшка, есть такое мнение, что ранняя половая жизнь возникает из-за того, что подросткам или молодым людям не хватает любви в семье.

– Абсолютно согласен. Знаете, сейчас сексуальный дебют случается, к сожалению, уже в очень раннем возрасте. В двенадцать-пятнадцать лет, когда люди еще не сформировались как личности, они уже пытаются свою любовь пока таким карикатурным, скажем, образом проявить. Я согласен, что во многом это из-за недолюбленности. Стоит понимать любовь не как вседозволенность: вот я тебя вырастил до двенадцати-тринадцати лет, а дальше делай что хочешь. Любовь – это когда я в тебя вкладываюсь, объясняю, каких ошибок нужно избежать.

Очень важно проговаривать смыслы. Грех – это самоубийство. Например, есть законы физической природы: с девятого этажа лучше не прыгать. Ты можешь это сделать, но дальше ничего хорошего не будет ни для тебя, ни для твоих родных. То же самое в духовной жизни: если  согрешишь, дальше будет намного хуже, чем сейчас, хотя  получишь, может быть, какое-то удовольствие. Но не всякое удовольствие приводит тебя к самореализации, к тому, чтобы ты был счастлив.

Все ищут счастья, хотят быть счастливыми. Может быть, действительно не получив любви в семье, люди пытаются найти ее на стороне.

– Кто виноват в том, что блуд так распространен до брака?

– Я думаю, все виноваты.

– Но некоторые говорят, что виноваты мужчины.

– По большей части – да. Знаете, это как в моменте грехопадения: вроде первая съела яблоко Ева. Но святые отцы единогласно говорят: виноват больше Адам. Почему? На нем больше ответственности. Он глава этой семьи. Он получал от Бога заповедь о том, что нельзя вкушать определенные плоды. Он мог остановить Еву. Конечно, больше ответственности на мужчинах, я согласен.

Но при этом огромная ответственность на тех, кто воспитал этого мужчину. На тех же родителях, крестных. Мы о крестных говорим только в контексте крещения, а ведь это люди, которые должны своей жизнью влиять на крестника или крестницу. Конечно, ответственность лежит и на обществе, и на школе, и на нас, священниках и представителях Церкви. Мы должны помогать человеку обрести смысл и в Церкви, в христианской жизни.

 Человек не понимает: «Мы же никому не наносим вреда». Но все раскрывается, когда приходишь ко Христу, пытаешься освободиться от греха и вдруг видишь, что на самом деле ты жил в какой-то лжи.

Примеров много, когда человек делает над собой усилие, кается, пусть даже из-за того, что священник назвал что-то грехом. Господь через это послушание приводит человека к осознанию, что он был не прав. Дальше он обретает счастливую семью, счастливый брак, у него все складывается хорошо.

Бывает, люди уже в браке понимают, что надо было начинать по-другому. Им никто никогда не говорил этих вещей. Я иногда злюсь на людей: «Да что ж они! Это же прописные истины!» Потом себя одергиваю: «Это для меня прописные истины, а человека воспитывали вообще по-другому. И для него это сейчас, может быть, открытие Америки, что нужно, оказывается, иначе смотреть на все».

– В этот момент он может отчаяться: «Вот какой я плохой, а вы хорошие».

– Вопрос не в том, что кто-то из нас плохой, а в том, что ты будешь несчастлив. Я хочу тебе счастья, и мое стремление тебя в чем-то остановить – это стремление друга, который тебе сочувствует.

Недавно у меня был случай, когда человек открыл мне свой грех. Я говорю: «Я Вас очень люблю, очень хорошо к Вам отношусь. Вы для меня родной человек, поэтому я так переживаю. Я хочу Вам счастья». И он почувствовал это, но не нашел в себе силы сейчас остановиться. По крайней мере, я верю, что какое-то семя было в него вложено, то есть он услышал, чего я хочу для него. И нужно быть не просто святошами, которые всё запрещают, а все-таки проявлять здесь деликатность, гибкость.

– Мы говорим, что, вступая в брак, важно соблюдать чистоту. Но если так не происходит, можно ли венчаться в этой ситуации? Какие церковные процедуры нужно пройти, когда человек приходит к церковному браку и для него, скажем так, совершилось открытие, что так, как он жил, жить нельзя?

– Мне кажется, в первую очередь нужно возобновить ранее распространенную практику бесед и встреч со священником или представителем Церкви перед венчанием.

Не секрет, что люди венчаются по совершенно разным мотивам: чтобы семья была счастливой, чтобы светлая полоса в жизни была, просто на удачу, чтобы много детей было... Мотивы могут быть очень разные. И очень важно супругов или людей, желающих вступить в церковный брак, расспросить, что они от этого брака ждут, как его видят и так далее. Потому что здесь открываются смыслы, которые им были недоступны, когда они общались один на один. Мы же знаем, влюбленный человек теряет, так скажем, аналитическое мышление. Ему кажется, что это воплощение его любви, верный спутник всей его жизни. Ну и Бог с ним, что избранник, например, иногда выпивает, иногда залипает в Интернете; может, о детях не думает, ему вообще пока дети даже неинтересны.

Как ты дальше будешь строить свою жизнь? А сколько у вас будет детей? А вообще хотите вы детей или нет? А как он относится к твоим родителям? У них есть контакт или нет? А в чем вы видите свое призвание? А где Бог в вашей жизни? Венчание сопряжено с Богом, буквально – мы Бога приглашаем в наши отношения, и Он на небесах наш брак венчает. Мы об этом знали или нет? Нам нужно, чтобы это всегда было? Мне одна молодая девушка на беседах о любви задала вопрос: «Если мне что-то не понравится, я могу развестись?» Это был церковный человек. Для нее так: если что, можно в заднюю дверь выйти…

– В принципе может. Почему нет?

– Может. Но если мы вступаем в брак с такими мыслями?..

– Программируем.

– Да.

– Я слышал, кстати, такое мнение. Одним говорю: «Почему вы не венчаетесь?» –«Ну, что-то… как-то… это…» У них ребенок, кстати, родился. Но они расписаны.

– Когда  вступаешь в брак – это риск, но ты, по крайней мере, честен перед собой и Богом. Вообще требование всех таинств – это честность перед собой. Мало ли как  дальше сложится… Может, жена вообще завтра уйдет от тебя. Может такое быть? Брак от этого тебя не спасает. Он не спасает от болезней, скорбей, бездетности. Вся падшесть природы будет присутствовать, но Бог будет рядом! Он будет освящать ваш союз, будет вести ваш корабль к спасению. А если человек изначально говорит, что он на этом корабле сколько-то проплывет, а потом сойдет, как Бог будет таких людей венчать?..

Помните брак в Кане Галилейской? Бог освящает воду, претворяет ее в вино. А если у меня даже воды нет? Если я с пустыми руками пришел? У меня были, кстати, такие  кощунственные случаи. Люди уже постфактум, после брака, признавались (не на исповеди, а в разговоре): они еще на венчании знали, что будут изменять. Для меня это, конечно, удар. Мне жалко и священника, который об этом, видимо, не знал, а может быть (что еще хуже), и не удосужился спросить о намерениях людей, позвать их на исповедь, сначала его, потом ее, и спросить честно: «Прямо перед Христом сейчас скажи: это действительно так, как ты себе  представляешь?» И это, может быть, спасло бы многие браки от разрушения.

Если человек искренен в своих намерениях, то, даже если он наделал ошибок, но пришел к покаянию (может быть, исполнил епитимью или у него что-то важное произошло), он может венчаться. Но опять же строгость брачного союза в том, чтобы человек подходил к нему в чистоте. Даже символы об этом говорят. Перед венчающимися постилают белый большой плат. Что он символизирует? Чистоту, непорочность, святость, то, что мы вступаем в брак чистыми во всех смыслах.

– Белое платье невесты...

– Да. Но, понимаете, сохранить это в наше время мне кажется вообще подвигом, потому что, как я сказал, люди к этому по-другому относятся, хотя венчаться хотят многие; просто ради скреп духовных: мало ли там что, хуже ведь не будет, давайте еще и это сделаем... Поэтому роль священника велика – вклиниться в эти отношения и сказать: «Всё ли так, как вы себе представляете?» Ваше мнение – это ваше мнение, мнение Церкви может быть вообще противоположным, и нам нужно привести их в согласие. Если не получается, может быть, пока не венчаться. Невенчанный брак, союз мужчины и женщины, скрепленный на государственном уровне, что было часто в советскую эпоху, тоже считается браком.

– Мы его признаем. Более того, насколько я знаю, запрещено венчать без регистрации.

– Да. Сначала надо на человеческом уровне все зафиксировать.

Но бывают разные случаи. У нас, например, с супругой было наоборот: мы сначала подали заявление, потом повенчались и затем пришли в загс. Но между двумя событиями был очень короткий период. Но самое главное здесь – стремление человека.

Бывает, взрослым людям говоришь: «Почему вы не распишетесь, что мешает?» – «Ну, кому нужен этот штамп в паспорте? Формальность». Но если это просто штамп, почему вы его не поставите?

– «Мы же любим друг друга, у нас дети, семья, только штампика не хватает…» Такая логика.

– Но ты делаешь это не для себя. Если ты любишь супругу и она этого хочет, а ты не можешь этого сделать, значит – что-то здесь не в порядке. И, уверяю, каждый человек понимает психологически, внутри, что на самом деле он просто открывает створки задней двери черного входа. «Если что, ты знаешь: нас ничего не связывает».

На детей это очень сильно влияет. У ребенка уже другое отношение к папе.

– А как это изменить? Нужна государственная программа? Пример?

– Просто нужно серьезно подходить к выбору супруга. К сожалению, чаще всего мужчины ведут себя безответственно. И женщинам нужно ставить себя так, чтобы не было таких случаев, говорить: «У тебя все серьезно?» Есть вообще какие-то проверки, как человек поведет себя в той или иной ситуации, насколько он серьезно настроен. То есть можно давать ему некое задание, чтобы он подтвердил свои намерения. Они легкие, бытовые, но на самом деле сразу все видно. Надо, чтобы твои ценности человек тоже  разделил. Либо показал своей жизнью, своими действиями, что он их не разделяет.

Когда я общаюсь с людьми, которые потерпели некоторое фиаско в браке, спрашиваю, знали ли они о чем-то раньше. Например, женщина говорит: «Меня избивает муж, он забрал у меня дочь, я не знаю, что с ней дальше будет…» – «Вы до брака предполагали, что так будет?» – «Да, предполагала». То есть были какие-то проявления. Наверное, нужно в этот момент остановиться, сказать: «Мне это не нравится». И дальше по реакции человека все будет видно.

Конечно, идеального варианта, чтобы прямо «принц на белом коне», чаще всего не существует. Нам в любом случае с чем-то придется мириться. Но то, с чем придется мириться, должно быть минимальным. Мы знаем, что и с нами нелегко, мы тоже должны меняться. Но есть другая крайность: «Я его изменю». Девушки так часто поступают. «Он плохой, но я его изменю, я именно та спасительница, моей любви на это хватит».

 Вот Вы сказали о великодушии, терпеливости русских женщин. К сожалению, это оборачивается потом неприглядными явлениями. Не могла спасти. И не нужно было его спасать, потому что он сам выбрал такой путь. И не для того, чтобы спасать, мы вступаем в брак, а для счастья, радости и любви в браке, а если ты этого хочешь, а другой не хочет, не заставишь это его сделать.

– То есть лучше не вступать в брак с человеком, если видишь какие-то проблемы, с которыми ты никогда не сможешь смириться… А думать изменить кого-то – это очень наивно.

– Изменить кого-то крайне сложно. Если человек говорит: «Я понимаю это, осознаю, с этим борюсь и все сделаю, чтобы ты была счастлива»,– это одно. А когда человек говорит, что он такой, какой есть, и его никто не исправит, он показывает своим поведением, что вряд ли будет меняться. Тут можно долго рассуждать, если любовь. Бывают такие случаи, что человек меняется. Но чаще всего не получается никого исправить. Если до брака не получилось, после тоже не получится.

– Насколько важно благословение родителей перед вступлением в брак? С нашей точки зрения, это важно, но не всегда родители одобряют выбор своих детей.

– Люди нецерковные смотрят на это по-другому, поэтому и картина с родителями для них совершенно другая. Более того, вступающий в брак молодой человек может иметь плохие отношения с родителями своей будущей супруги или вообще с ними не общаться. Может, у самой девушки плохие отношения с родителями. Здесь извечный вопрос отношений отцов и детей. Опять же это важный признак: если молодые люди плохо относятся к своим родителям, оскорбляют их (вспомним заповедь о почитании), не любят или унижают, то, скорее всего, так же будет и в их семье.

Да, благословение родителей свято, родители играют огромную роль, как бы нам ни хотелось это ретушировать. «Предки свое отжили, ничего не понимают, это все ретроградство». Но на самом деле это очень важно, потому что ты плоть от плоти своих родителей. И то, как ты обращаешься с ними, будет сказываться на твоей семье. Мы друг за друга несем ответственность. Так же к тебе будут относиться и твои дети. И уже, можно сказать, на каком-то генном уровне я формирую некоторое отношение к миру на уровне таинства, сопряжения всех душ.

 Достоевский писал: «Каждый человек несет ответственность перед всеми людьми за всех людей». А уж в семье, малой церкви, хотим мы это признавать или нет, все гораздо сопряженнее, этот организм тоньше. Если один член семьи болеет, все остальные расстраиваются, все идет не так. Если мы создаем хороший фундамент (говорит Господь в Нагорной проведи), то дом будет стоять. Если фундамент сразу начали не с того, наделали ошибок, неправильно положили камни, чаще всего наше здание будет рушиться.

– А браки с иноверцами, особенно с мусульманами?

– Да, сложный вопрос. Вот та женщина, которую избивает муж, как раз вышла замуж за представителя этой религии.

– Она сохранила православие?

– Сохранила. Понимаете, чаще всего такие люди номинально православные. Когда мы вступаем в брак, мы должны осознавать, какую роль в этом играет Бог. Если я вступаю в брак с иноверцем, с представителем другой религии, то нужно понимать, что его религия и на его жизнь сильно будет влиять. А мы в очень многом не сходимся, как бы нам этого ни хотелось. Мне часто говорят: «Бог один». Но я вижу противоположные явления и в плане воспитания детей, и в плане молитвы, спасения и так далее. Но это отдельная тема.

Бывают случаи таких счастливых браков, но их гораздо меньше. И мусульмане тоже очень разные, бывают просто номинальные мусульмане.  И если вдруг возникает вопрос о религии, люди решают его по-разному.

– Как в такой ситуации относится к этому Церковь, когда приходит любовь? Она для нас тоже играет большую роль. Ладно, если это католик или протестант, а если буддист или еще кто-то? Мы же не можем не благословить брак? Ведь так?

– Априори не можем венчать.

– Как в случае с вашей прихожанкой.

– Она не прихожанка, просто пришла исповедоваться. И я вижу проблему в том, что не пришла раньше. Она видела проявления к ней негативного отношения, насилия,  могла раньше остановиться. И мы бы это предупредили. Но она не приходила раньше, хотя  крещеная и  должна была приходить в храм, так или иначе общаться со священником, исповедоваться, причащаться, участвовать в таинствах. Поэтому здесь вопрос в том, что мы можем это предупредить, сказать, что Церковь не может освятить этот союз по определенным причинам. Но помешать  любви мы не вправе, и мы не можем сказать, что какой-то союз Богом будет не освящен или проклят. И мусульмане тоже очень разные люди.

– Как и мы разные.

– Конечно. Подчас и такое происходит, что представители ислама ведут себя более нравственно, чем представители нашего крещеного населения. Поэтому Церковь заявляет, что  всей полноты церковного брака здесь не будет, но дальше уже – как вы сами считаете. Мы примерно предсказываем, как потом это будет развиваться, а дальше уже ваша ответственность. Опять же до брака все это нужно проговорить. Если человек номинально относится к своей религии, он ее может вообще поменять, такое тоже бывает. Женщина вступает в брак, принимает ислам. Значит, она христианкой, по сути, никогда не была. То есть, встретив Христа, невозможно потом стать мусульманином. Иногда бывает наоборот – христианка вступает в брак с мусульманином. И он потом меняет свою религию или, например, соглашается даже детей крестить.

– Компромисс серьезный.

– Некий компромисс... Но дальше возникает вопрос воспитания детей, потому что это очень важно. Если мы воспитываем их в христианской традиции, это меняет все кардинальным образом. Это причастие, исповедь,  участие в богослужениях, это исповедание своей веры.

– В конце концов, посты.

– Да, даже в бытовом плане будет все совершенно по-другому выглядеть…

Предотвратить что-то в наших силах, сказать, но запретить что-либо мы не можем, поскольку человек свободен.

– Действительно, многие опытные священники говорят о том, что нужно избегать таких браков.

– На их стороне опыт. Церковь часто говорит устами своих священников не потому, что хочет что-то запретить, а потому, что за их плечами, может быть, несколько десятилетий, несколько поколений, которые свидетельствуют о том, что дальше ничего не получается.

– Но мы верим в то, что бывает хорошо и что даже самые страшные грехи нас не отлучают…

– … от любви Божьей.

– Конечно. И пока мы живы, у нас есть возможность изменить нашу жизнь, поэтому отчаиваться ни в коем случае никто не будет. Будут крепкие семьи, будут рождаться дети… Это, конечно, в идеале.

 Батюшка, большое спасибо Вам за эту беседу! Важно говорить об этом как можно чаще. Может быть, кто-нибудь нас услышит и кому-то мы поможем.

Ведущий Сергей Платонов

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает насельник Сретенского монастыря игумен Павел (Полуков).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​