Беседы с батюшкой. Архимандрит Александр (Глоба)

24 августа 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

– Когда Христос учил в храме, иудеи спросили Его: какою властью Ты это делаешь? Он не дает им прямого ответа, а задает встречный вопрос. Они не могут на него ответить. Он говорит: и Я не скажу вам, какою властью это делаю. Почему Христос не мог ответить на этот вопрос? Что сложного в ответе?

– Сложного ничего нет. Если мы читаем Священное Писание, то даже для подростков, которые мало-мальски интересуются литературой, умеют читать, думать, эти слова не являются загадкой. Для детей, которые ходят в воскресную школу, имеют определенный православный дух и познания, тоже слова абсолютно очевидны и понятны, как и для нас. Когда мы учились в стенах Московских духовных школ, то проходили все это на соответствующих кафедрах.

Христос прибегает к этому методу очень часто. Это не единственный вопрос, на который Христос не ответил прямо. В рамках сегодняшнего понимания прогресс идет к тому, что хочется получить что-то концентрированное, выбранное, понятное, чтобы не было никакой шелухи, воды. Сейчас востребован математический элемент познания, вопрос–ответ. В то время не было такой формы ответа: можно было получить ответ на вопрос восточным дипломатическим способом; написать книжку и не ответить на поставленный вопрос. 

Почему Христос не отвечает в данном случае? Потому,  что Он прекрасно знает: люди провоцируют Его и задают этот вопрос для того, чтобы задать следующий. Людям, которые находились вокруг, еще, может, не была открыта та полнота духа, которая дана апостолам в Пятидесятницу. Сами апостолы, когда Христос учил их, многих вещей и слов не понимали. Те, что находились рядом со Христом, часто не имели никакого образования, они учились от Него. Их очень легко поджечь – как солому.

Такие люди задают совсем отвлеченные вопросы. Например, вопрос с монетой, когда Его искушали, платить ли кесарю дань. Господь вышел из этого капкана возвышенным способом. Здесь похожий случай: люди начинают искушать Христа, чтобы Его обличить, унизить, чтобы показать, что Он простой человек и не является Сыном Божиим, чтобы люди не видели в Нем Человека и Бога, во всяком случае, пророка, который обладает такими благодатными силами, что может исцелять, воскрешать. Например, в вопросе про субботу Он говорит: суббота для человека, а не человек для субботы. Дальше Он приводит слова про потерявшуюся овцу: не оставляет ли пастух девяносто девять овец и не идет ли искать единственную?

Ситуация, в которой находился Христос, была очень взрывоопасная. Люди все время хотели Его схватить, каким-то образом уничтожить, убить, смирить или сделать так, чтобы Его не слушали. Первосвященники, находившиеся в храме, примерно представляли, Кто это. Полностью они еще не могли это знать, но представляли, что это Человек, обладающий огромной благодатной силой, которая повергает умы людей ниц. Невозможно было объяснить, как Христос воскрешает словом: Он не применяет реанимационной практики, не делает искусственное дыхание, массаж сердца. В Евангелии говорится, что Он может прикоснуться к человеку, но очень часто Он говорит слово – и даже умерший человек подчиняется Его слову и воскресает. 

Здесь открываются Божественные качества Христа. Людям, которые были соблазнены красотами этого мира, духи злобы поднебесной нашептывали в уши, что надо сделать, как искусить Его. Но в то же время сам сатана не знал, что это Христос, Сын Божий. Нам кажется, что темные силы всё знают, видят, везде проникают, – нет. Старцы говорят: если не хочешь, чтобы темные силы узнали что-то, можешь держать это в мыслях, не говорить. Если скажешь, то они услышат за тысячи километров, придут, будут искушать и мешать. Христос был для этих темных сил закрыт по большей части. Когда, допустим, один бесноватый проповедовал, что это Христос, Сын Божий, то Он сказал ему: «Замолчи!»

У нас нет предмета демонологии,  чтобы мы измеряли силу или свойства сатаны и его подчиненных. Но вместе с тем Евангелие ясно говорит, что человек был обременен, поражен бесом. Именно этот бес и говорит, что Христос – Сын Божий. Некоторые святые отцы пишут, что он говорил это не из-за того, что знал, а из-за того, что мог догадываться, что это Христос. Эта методика используется на допросах и очень хорошо отработана. Человек, который приводится для дачи свидетельских показаний и не владеет этими психологическими приемами, легко попадается: ему задаются правильные вопросы, и человек, отвечая на них, думает, что тот, кто задает их, уже точно знает ответ. Но тот, кто мыслит критически, понимает: если бы  были железные доказательства, то эти вопросы бы не задавались. Так и здесь. Это свидетельство как искушение. Христос и здесь говорит: «Замолчи». И тот замолкает. У Христа была огромная сила как у Бога. Отвечая на вопрос, нужно отметить, что таким был стиль ответа в восточном обществе.

Второе: Христос (как Бог) знал сердца людей и знал, что Его искушают. Как Человек Он имел внутреннее право не ответить на их  на вопрос: они пренебрегали Его ответом. Или задавали провокационные вопросы: ответишь так – будешь виноват с этой стороны; ответишь по-другому – не поймут люди. Поэтому лучше сказать: «Не знаю». Христос говорит: и Я вам не скажу. Здесь раскрывается отношение Христа не к этим людям, но к их качествам, которые были гнилые. Для Господа противоестественны качества, направленные на унижение достоинства, на то, чтобы человек попал в ловушку. Он уходил от этого, чтобы не участвовать в деле людей, которые хотели над Ним надругаться, убить Его.

– Вы сказали, что бесы не слышат наши мысли, но слышат слова. Когда поругаешься, можно подумать о ближнем: «Да чтоб ты провалился», а можно произнести это вслух. Если подумал, то бес не услышит? А если сказал, то бес услышит и сделает так?

– Есть слова, которые не сказаны, но могут быть исполнены. Ты подумал, но подумал так, как будто сказал. Это было не на стадии духовного прилога, когда ты подумал, но можешь эту мысль отогнать, – ты уже решительно заявил о том, чтобы что-то произошло, как бы в сердце своем сказал. Вот, например, Христос говорит: если вы с вожделением смотрите на что-то, то есть эту мысль не отгоняете, – вы уже причастны этому движению души, сердца, этому греху.  Дай тебе возможность, убери рамки морали – и ты просто это сделаешь. Есть такое понятие: слова без слов.

Если человек находится в духовном размышлении, рассуждении, тогда есть возможность отогнать эти мысли. Тогда силы злобы поднебесной не могут к человеку каким-то образом прилепиться. Когда человек говорит и думает в сердцах, то это уже выходит за определенные рамки. Обратной дороги уже нет: вырабатывается эмоция, человек испытывает душевное волнение, определенное телесное состояние. И, конечно, человек духовно повреждается, когда желает своему ближнему какой-то неприятности. У него обязательно где-то заболит или щелкнет так, что потом придется лечиться либо обращаться за медицинской помощью. Это имеет  накопительный эффект, который может вылиться в какие-то болезни, язвы, что разрушают человека изнутри.

– Бытует мнение, что сказанное даже на эмоциях может сбыться. Правда ли это? Виноват ли человек, который пожелал другому чего-то дурного?

– Приписывание таких возможностей человеческому естеству не всегда имеет под собой основание. Очень много шарлатанов, которые желают человеку, чтобы он из этого мира ушел. Правда заключается в том, что все равно придет время, когда каждый человек уйдет из этой жизни. Кто-то сказал, и это осуществилось по его желанию? Или это свойство человеческого организма – умереть? Бывает так: человеку желают, чтобы он споткнулся, сломался. Я не думаю, что все случаи, когда люди падают, получают травмы, из-за того, что им кто-то этого пожелал. Здесь взаимосвязи нет.

Человек избавлен от свойств как-то духовно влиять на другого. Мы не можем прочитать чужие мысли, хотя можем их угадать. При помощи определенных мыслительных алгоритмов мы можем предугадать поведение человека и то, что он может сказать. Изучая психологию, можно предвидеть, что он сделает. Господь забрал у нас функцию манипулирования другим. Мы можем физически воздействовать на него, можем воздействовать душевно, сказав какие-то слова, и духовно, когда молимся за него. Воздействие есть, но мы обращаемся к Богу, просим у Него определенной благодатной силы, чтобы помочь человеку. Это обязательно получается. Мы желаем чего-то несовершенного, с точки зрения христианина или просто человека: по своей сути человек греховен и несовершенен. Кому-то пожелали, чтобы он упал, а он утонул или получил другую травму. Пожелал одно – произошло другое. Кто-то получил что-то по своей немощи, а другой по своей душевной слабости. Эти факторы не пересекаются. Если только человек знает, что там яма, и говорит идти туда, тогда, естественно, другой может попасть в эту яму. Здесь есть взаимосвязь, этот человек виноват.

– Христианину важно иметь рассуждение в слове: не пустословить, не празднословить. Что значит «рассуждение в слове»?

– Если человек живет в Боге, он должен продумывать то, что будет дальше, на несколько шагов вперед. Как говорит апостол Павел: этот закон прописан в сердцах людей. Когда ты желаешь человеку доброго, чего-то совершенного, например, любви, благополучия, то это – закон, который написан Богом скрижалью на сердце. Человек может даже не рассуждать о том, как будет хорошо тому, кому он желает добра и любви. Это произойдет. Священное Писание, апостолы и святые отцы призывают нас находиться в определенном духовно измененном состоянии. Человек осознанно приводит себя в такое состояние, когда он молится, читает Священное Писание и святых отцов, старается жить по Евангелию, по слову и закону Божию. Такому человеку легче: вся его жизнь пропитана особыми действиями, которые находятся в рамках  Божьей воли. Как правило, такой человек творит только добро. Даже если он ограничивает в чем-то другого человека, который, допустим, хочет или может упасть, он применяет силу, но она применяется для того, чтобы человек не потерял жизнь, не упал. Например, если кто-то хочет прыгнуть с моста или каким-то другим образом повредить себе здоровье или жизнь, а его схватят и приведут в чувство, используя силу, то никто не скажет, что тот, кто его спасал, не имел любви.

– Если человек обладает свободной волей, собственным правом выбора, почему бы не оставить его делать то, что он хочет? Можно ли по-христиански оправдать силовое вмешательство в жизнь человека?

– Наверно, тут можно согласиться, но только такая закавыка в Священном Писании: Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов. Если бы Христу было все равно, Он бы сказал: «Вы – автономные личности, люди, могущие делать всё. У вас есть благодатная сила, вы защищены ангелами и полностью независимые существа, поэтому Богом хранимы; живите как хотите». Однако Христос говорит о том, что человек может даже жизнь свою отдать, чтобы спасти другого. Есть такие уникальные слова. Они бессмысленны для тех, кто не верит во Христа. Христос говорит, что Он может жизнь дать и может жизнь взять. Христос – хозяин жизни. Христос – хозяин смерти. Отец дал Ему такую власть: творить суд над человеком и определять его состояние после смерти.

Мы верим во Христа, для нас это непреложный закон. Если предоставляется случай, когда необходимо положить жизнь за близкого человека (близкого не по родству, а по естеству; любой человек для нас близкий, даже не нашей веры), то Господь говорит: нет больше той любви. Он не заставляет нас что-то делать, а дает выбор человеку пойти на такой шаг, чтобы самому потерять жизнь и спасти другого. Господь дает нам право выбора, но вместе с тем  дает жизнь. Даже если человек по своему несовершенству сделает ошибку, покается, Господь по любви Своей может определить человеку место в Царствии Небесном. Он Сердцеведец. Он знает, из чего человеческая душа соткана, знает сердце человека. Здесь мы полагаемся на волю и любовь Бога. Мы вспоминаем слова Христа, когда Он говорит, что все возможно Богу.

– Но и человек должен прикладывать определенные усилия. Может ли Бог спасти человека, который этого не хочет? Вот у человека есть друзья или родственники, которые не тянутся к Богу. Можно ли надеяться на то, что Бог их спасет, если они сами не горят желанием к Нему идти?

– Эти вопросы отсылают нас к метафизике христианства. Мы должны уже не так прямо выстраивать параллели. Такого наговорить можем с нашим богословием…. Споткнемся и упадем с высот нашего размышления человеческого и разобьемся. Здесь надо полагаться на волю Божию. Вместе с тем Церковь имеет определенный свод правил, определенное учение, определенную догматику о том, что человек должен делать. Близкие все равно молятся за человека, который, например, лишает себя жизни. Другое дело, в церкви не молятся за человека, если он был умалишенным или каким-то образом был под воздействием наркотических веществ. Домашняя молитва, особенно материнская или тех людей, которые особенно его любят, со дна моря достанет. Священное Писание говорит о том, что грешники попадут в геенну огненную. Но давайте не будем за Бога решать, как это будет происходить. Мы должны ненавидеть грех, но любить людей. Не радоваться тому, что душа человека будет мучиться, а молиться, чтобы Господь, видя нашу любовь, помог и этой душе, и нам по Своему человеколюбию. Чтобы Он видел в нас ростки добра духовного. Ради этого Господь помилует человека, даже если он с виду кажется злым.

– Человеку самому не спастись, но он должен приложить максимум усилий к этому. Чтобы, может быть, даже и твои близкие спаслись.

– Здесь параллель с ребенком.  Он сам не сможет родиться, если не будет потуг матери.  Он, может быть, хотел бы родиться, но не может по своему состоянию. Так и здесь. Христос говорит, что нужны эти потуги матери, нужна работа Духа Святого, нужна работа Святой Троицы, работа Бога, чтобы человек вошел в Царствие Небесное. Как бы мы этого ни хотели, у нас это не получится. Должна быть определенная внешняя сила, которая может реализовать наши желания. Внешняя сила для нас – Бог, Который нас спасает, может это сделать. А от нас – желание Царствия Небесного, быть живыми. Как ребенок должен быть живым к рождению. Ребенок не должен быть мертворожденным. Так и мы не должны быть мертворожденными для Царствия Небесного.

– Это не просто желание спастись, в чем-то оно должно быть выражено. Если говорить о ребенке, то он тоже двигается, чтобы родиться, чтобы появиться на свет.

– Господь и намерения человеческие целует. Если человек на смертном одре, когда осталось несколько вздохов, чтобы уйти в вечность, наконец понимает эти слова, то Господь и эти намерения целует. Не нужно считать, что вот он сволочь был, негодяй, делал все не так. А бывает так, что люди покаются перед смертью, ангелы приходят и забирают душу уже в чистоте.

– Если твои неверующие близкие будут хотя бы просто иметь какие-то благие намерения, делать добрые дела (может, даже не для Бога, а помогать  ближним своим, окружающим), можно ли тогда надеяться, что они спасутся?

– Нам надо надеяться хотя бы самим спастись. Мы глаза ломаем об чужие огороды. Смотрим, у кого-то что-то уродилось, у других загнулось, у кого-то что-то спилили, у других что-то выросло. Мы должны смотреть в свое сердце, свою душу. Как говорил Серафим Саровский: спаси себя – и тысячи спасутся возле тебя.

– Насколько я знаю, это не совсем корректная цитата. «Стяжи дух мирен и тысячи спасутся вокруг тебя».

– Дело в том, что смысл стяжания Духа Святого – прийти к спасению.

– Когда Господа спрашивают о смысле Его учения, содержания, Он говорит: возлюби Бога и возлюби ближнего. Наша вера реализуется именно в какой-то заботе об окружающих, ближних...

– Притча о милосердном самарянине об этом говорит. Человек научен неправильной вере. Он самарянин, с иудеями не общался. Они поклонялись полуязыческому богу на своей горе. Он делал дела милосердия, и эти дела, это сердце были угодны Богу.

 Спасутся коммунисты или нет? Разные коммунисты были. Спасутся язычники или нет? Разные есть язычники. Если человек шел против Бога осознанно, то Бог дает ему возможность быть без Него.  Если человек что-то делал по незнанию или недоразумению, то Господь как Человеколюбец, Сердцеведец видит, знает, чувствует все то, что происходило с человеком. Если это фальшь, то Богу фальшивое золото не нужно, Он его выжигает. Если это правда, золото, но испачканное, то Господь тоже его переплавит, наносное сгорит, останется только золото.

Очень сложно говорить о том, как нам надо вести себя по отношению к другому. Другое дело – священник. Он в определенной степени может что-то говорить человеку, советовать на основании церковных правил, канонического права, пастырского богословия. Если имеет определенные компетенции, в их пределах  может что-то сделать. Если кто-то гадает на кофейной гуще и говорит, что это благо, то такого человека слушать не нужно. Не нужно делать того, что неугодно Богу. Если Бог не любит этого, значит, под любым предлогом мы не должны участвовать в делах тьмы. Если Господь хочет, то как бы трудно ни было идти к Богу, мы должны идти к Нему. А смотреть, кто как живет, не нужно. Может, человек спасается иным путем: ему нужно упасть на самое дно, удариться, поползать по этому дну, грязь пособирать, чтобы потом набраться сил и выползти из этой ямы.

Есть Писание, есть пророки, есть учения, Церковь, священники... Скажешь, что тебя реанимировали, и что тут чудесного? Или клонировали.  Сейчас много способов поставить под сомнение приход человека с того света... Скажут, что ты чокнутый.

– В новостях недавно прочитал мнение одного врача. Если у человека видения  людей после их смерти, это на самом деле галлюцинации, которые вызваны в мозге нехваткой кислорода.

– Дело в том, что Священное Писание написано буквами, и его сила, чтобы подействовать на человеческое сердце, заключается в том, чтобы сработали определенные физиологические механизмы. Должно быть хорошее зрение, чтобы прочесть, или слух, чтобы услышать, аналитический ум, чтобы разобрать, что написано. Это все творение Божие. В человеке это формировалось. Господь творил человека, эти нервные структуры, мозг, все остальное. При помощи гормонов, кислорода, углекислого газа происходят какие-то процессы.

Врач рассказывает то, что он наблюдает. Но он не может ответить за духовную составляющую этих процессов. Люди, которые, допустим, не видели Христа, описывают Его. Люди, которые не видели Божью Матерь, описывают Ее, говорят, что Женщина вошла, у Нее на лбу звезда, на руках Младенец... Или узнают какого-то святого. Николай Чудотворец приходит. Но человек не знает его. Господь являлся людям не просто так, в тонком сне, то есть при работающем мозге… Мы можем все это рассказать, поделиться опытом. Это все опыт.

Врач тут, конечно, не обманул, просто у него неправильные выводы.

– Природа этого явления медицинская вот такая, но еще есть духовная составляющая. Человек увидит не галлюцинацию, а то, что ему предназначено.

–  Это личный духовный опыт. Нельзя сказать, что это воздействие… Вот силы злобы поднебесной являются тем людям, которые употребляют какие-то вещества. Появляется возможность это увидеть. Но всё не из-за этого происходит, а во время этого. Почему мы говорим, что алкоголь – зло, табак – зло, наркотики – зло? Человек во время этого вторгается в неизведанные просторы. Господь не хочет, чтобы мы туда вторгались, там можно с ума сойти, можно впасть в зависимость, умереть. Это ненормальный человеческий опыт, но это опыт. Люди, которые побывали в таких состояниях, делятся им. Они видели демонические силы. (Художники могут воплотить это.) Они побывали там под воздействием психоактивных средств и увидели что-то. Так что не значит, что этого нет. Это средство для того, чтобы увидеть тот мир. В мозгу происходят определенные явления, но они идут как параллельные процессы... Вопрос очень сложный. Профессия врача очень уважаемая, почтительная, но вместе с тем не должно быть поползновений в ту сферу, в которой ты не являешься специалистом. Я могу осудить Церковь и рассказать, что это все брехня. Вот здесь он специалист, а здесь нет. Надо очень критически к этому относиться. Надо найти духовную составляющую.

– В период пандемии врачи сделали очень много для людей, но в больницах были и священники тоже, которые духовную сторону вопроса брали на себя. Врачей надо слушать, безусловно. Каждый занимается своим делам.

– Я не думаю, что священники, которые были в больницах, указывали врачу, что ему делать. Каждый занимался своим делом. Реаниматолог – реанимацией, лечащий врач –лечением, священник – спасением души человека. Синергия духовного, душевного, телесного. Эта синергия очень полезна, человек становится более целостный, начинает понимать, что он – творение Божье, которое призвано хвалить Бога своим житием, своей жизнью. 

Ведущий Александр Черепенин

Записала Анна Вострокнутова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​