Беседы с батюшкой. Происхождение зла. Священник Александр Асонов

23 сентября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает глава Отдела по связям с общественностью Гатчинской епархии, настоятель храма в честь всех святых на Гатчинском городском кладбище священник Александр Асонов.

– Тема сегодняшней передачи: «Откуда в этом мире берется зло?» Мы сегодня будем говорить о происхождении зла. Когда я готовился к этой передаче, я понимал, что в разговоре о зле мы все, наверное, эксперты, потому что прекрасно знаем о том зле, которое творят окружающие. Мы можем вспомнить кого угодно (начиная от Гитлера). Мы знаем, что зло в этом мире существует. Более того, как это ни парадоксально, кажется, что лично я зло не творю. Да, я грешный, но не злой человек. Еще можно вспомнить о том, что существует злопамятство. Мы коллекционируем зло, помним о нем и в чем-то  жалеем себя любимых, подверженных злу других. Но я не погрешу против истины, если скажу, что мы имеем абсолютно умозрительное представление о том, что такое зло. Я прав или нет?

– Вы полностью правы. Мы знаем, что зло есть, но нам очень сложно его определить в контексте той или иной ситуации. То есть у нас есть какие-то определенные моральные кодексы, этические нормы, которые мы используем, в разных культурах по-разному, потому что везде по-разному эти морально-этические нормы формировались. У каждого народа свои определенные исторические корни и традиции. Есть что-то общее у всех нас, некоторая мировая практика, которая позволяет нам находить общий язык. Но в общем и целом эти нормы являются по большей части некоторой законодательной формой, выработанной на протяжении длительного времени. Как буква закона, которая не всегда хорошо срабатывает и определяет то или иное явление как преступление, то есть зло. Потому что для нас преступление предполагает именно совершение чего-то злого. В нашем сознании существует такая ассоциация, что преступление – это зло. Но очень часто накладывается контекст ситуации, и без этого не было бы понятий юриспруденции: адвокатуры, прокуратуры и прочего. То есть надо еще доказать, насколько это зло, преступление. Все очень сложно.

Определить вообще что-то как зло человеку было сложно на протяжении веков. И до сих пор это остается очень сложной проблематикой философского, социального и культурного характера. Мы знаем, что есть зло,  знаем, что есть добро. Но определить, что такое подлинное зло и подлинное добро, нам сложно. Есть какие-то простые примеры. Но они не всегда работают. Одна и та же ситуация в определенном контексте может рассматриваться по-разному.

Яркий пример: суицид – плохо. Что такое самоубийство? Добровольный уход из жизни. Но в контексте ситуации все может выглядеть совершенно иначе. Начнем с того, что добровольный уход из жизни необязательно совершается через повешение или вскрытие вен. Он может предполагать попытку защитить родных и близких. Например, перед вами вооруженный человек, который может однозначно убить кого-то из ваших родных и близких. Вы понимаете, что может произойти в следующую минуту, и кидаетесь на этого человека, осознавая, что вы идете на смерть. Но вы это делаете ради защиты ближнего. Вы готовы умереть, но вы самоубийца при этом, совершаете добровольный уход из жизни. В контексте данной ситуации это плохо или хорошо?

А Христос самоубийца или нет? «Никто не отнимает у Меня жизнь, я Сам ее отдаю», – говорит Спаситель. Христос рассказывает Петру о том, что у Него будут страсти, страдания, страшный крестный путь. И Петр Ему говорит: «Зачем тогда туда идти? Это же самоубийство, безумие». И что ему отвечает Спаситель (человеку, которого Он только что на Фаворе назвал камнем, на котором построит Свою Церковь)? «Отойди от меня, сатана».

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Как искоренить зло в себе и в мире?»

– Очень просто: начнешь с себя, и как-то вокруг начнет мир преображаться. Как искоренить? С позиции христианского вероисповедания – только через Господа Иисуса Христа и исполнение Его заповедей. Самая главная заповедь, которую Он оставил апостолам на Тайной Вечере: любите друг друга, как Я возлюбил вас. Мы опять возвращаемся к вопросу о том, что такое хорошо и что такое плохо, что такое зло и что такое добро. Потому что на Тайной Вечере Он говорит: «Нет больше той любви, как если кто добровольно отдаст свою жизнь за друзей своих». С одной стороны, это добровольный уход из жизни, и это плохо. Но, с другой стороны, надо знать, каков контекст (идея, цель, вектор).

Убивать человека – это плохо, преступление. Но если идет война, вы должны защищать свой дом, свою землю, родных и близких. Война – это, несомненно, трагедия, она не присуща человеческой природе. Всякий человек мужского пола, который переживал в своей жизни столкновение с насилием в отношении себя и других, с уверенностью скажет, что для его природы это был очень сильный стресс. Другой вопрос, что потом мы к определенным вещам привыкаем. Так устроен человек, мы ко всему можем привыкнуть. Есть такая поговорка: и здесь люди живут. Люди живут везде. То есть привыкнуть человек может ко всему. Но это не значит, что то, к чему он привыкнет, есть нечто хорошее, что в этом есть какой-то позитив.

Война – хорошо или плохо? Все зависит от контекста. В контексте политических взаимоотношений война – это плохо для агрессора. То есть тот, кто является агрессором, в результате поражения должен будет понести серьезные контрибуции. Самый яркий пример – Германия времен Второй мировой войны. Почему для Германии это был полный крах, который она переживает до сих пор? Немцы до сих пор чувствуют свою очень страшную вину перед мировым сообществом. Германия до сих пор остается оккупированной территорией, там стоят американские военные базы. Советские войска вывели по договоренности, а американские базы стоят. Все мировое сообщество об этом говорит очень тихим голосом. Но когда вы приедете в Германию, то столкнетесь с этим, если будете внимательны и пообщаетесь с немцами.

Агрессор Второй мировой войны – Германия, поэтому потом для нее контрибуции. А для той страны, которая защищалась в этот момент, война была вынужденным братоубийством, потому что все люди братья вне зависимости от национальности и языковых культур, этнических традиций. То есть это страшная трагедия и для самих стран, потому что и с той, и с другой стороны гибнут обычные люди. Но здесь мы защищаемся, идет священная для нас война. В нашем контексте это хорошо, а в их контексте  уже плохо. Одно и то же событие – с разных сторон.

– Когда мы пытаемся оценить зло в православном понимании, мы думаем в другом контексте. Понятно, то зло, которое совершается и которое мы можем оценить, – это одно. Но есть  еще и то самое умозрительное зло. Мы употребляем такие термины, как «вражий промысел» и прочие, отождествляем сатану, лукавого, дьявола с прародителем зла.

– Было восстание против Бога определенных небесных сил, которых исторически называли архангелами, престолами, началами. Есть такое учение, оно имеет право на существование, но не факт, что это корректное учение. У большинства христиан взгляд на эти вещи, если говорить честно, с позиции изучения исторического христианства и древнеиранских религий, наполовину зороастрийский, наполовину гностический. Гностицизм в христианстве как страшное явление продолжает существовать на разных уровнях. Он имеет форму определенного дуализма и некоторой дихотомии, то есть это борьба света с тьмой (то, что было и в зороастризме). В зороастризме сложная древняя богословская концепция.

Интересно отметить, что про волхвов, пришедших поклониться Младенцу Иисусу, плохо указывают, откуда они пришли. До сих пор еще ходят легенды, как их звали, откуда они пришли, кем они были. В одном из Евангелий они называются магами, а маги – это клир в древнеиранских религиях, в том числе в зороастризме.

– Вопрос телезрительницы из Гомеля: «Если подавать постоянно записки на сорок литургий за усопшую нераскаянную женщину, то изменится ли ее участь и станет ли она легче? Спасется ли человек неправославной веры?»

– Мы, православные христиане, считаем, что основная молитва о разрешении грехов человека, который отошел ко Господу, читается священнослужителем во время отпевания. Есть специальная молитва, в которой Церковь просит, чтобы Господь простил и отпустил грехи усопшему. А потом, когда мы заказываем сорокоуст,  мы усиливаем свою молитву, которая таинственным образом соединяется с молитвой Церкви невидимой. Для нас это важно, потому что мы считаем: у Бога нет мертвых, и тот, кто отошел ко Господу, сейчас вместе с нами молится. И таким образом он молится за нас, а мы за него.

Эта древняя традиция связана с евангельским повествованием. Потому что Господь являлся апостолам сорок дней до Пятидесятницы. Считается, что в соответствии с этими евангельскими описаниями, скорее всего, все люди, когда умирают, еще сорок дней пребывают в некотором пограничном состоянии между мирами. Потому что Сам Господь Иисус Христос вознесся на небеса на пятидесятый день. Мы празднуем Пятидесятницу, а потом Троицу, потому что Он вознесся; и было сошествие Святого Духа. Отсюда все эти традиции идут. Благодаря нашей убежденности в том, что есть вещи необъяснимые, но существующие, мы сорок дней потом молимся за этого человека, считаем, что он молится вместе с нами, и мы своими молитвами перед Богом за него просим. Мы просто помним этого человека и потом всю жизнь молимся о нем. Кстати, когда вынимаются частички на литургии за усопших, это практически то же самое поминовение, на котором читаются имена усопших. И на литии после литургии также читаются имена усопших. Но это уже отдельная литургическая традиция.

Второй вопрос был такой: спасутся ли неправославные люди или инославные? Ответ очень простой: мы не можем принимать решение за Бога. Это решает Бог, Судия. Апостол Павел говорит, что язычники тоже могут спастись, потому что у них есть некое знание о законе, по которому они и ответят, исполнили они его или нет. А верующему христианину все будет по благодати, потому что он исполняет закон уже при жизни. Если в жизни христианина пребывает вера, надежда, любовь, то «на таковых нет закона». Это древнее христианское учение. Поэтому буддисты, мусульмане, атеисты – все придут на Суд.

– Мы знаем о том, что есть в нашей жизни те или иные страсти, которые могут нас привести ко злу (оно появляется в нашей жизни или мы творим его сами). Сколько зла сотворено из-за того, что человек не может справиться с той или иной страстью... Если говорить о преступлениях, то не все они прописаны в законе. Но, может быть, есть такое, когда внутреннее ощущение человека о зле соотносится не с законом юридическим, а скорее с законом духовным?

– В контексте христианского вероучения зло – это следствие греха, а грех – это следствие свободы человеческой воли.

– Но мы можем как-то узнать об этом зле, сами оценить зло в себе?

– Сам по себе человек, вследствие некоторой духовной атрофированности, не имеет способности в полной мере оценить степень своей пораженности злом. Есть хорошие примеры из области психиатрии. Больной человек никогда не будет считать себя больным. Он сам себе диагноз не поставит. Хотя я знаю другие случаи: больные шизофренией адекватно оценивают свое состояние и в нужное время ложатся на обследование. Но это уже отдельный разговор. Суть в том, что страдающий человек с психиатрическими отклонениями не всегда адекватно тестирует реальность и свои поступки, поэтому на него и не распространяются некоторые статьи уголовного права. Вместо того чтобы его приговорить к пребыванию в местах, не столь отдаленных, его скорее всего определят в лечебницу,  он там будет проходить определенное лечение.

То же самое касается духовной поврежденности человеческой природы. Мы не можем полностью адекватно оценить, насколько сильно поражены злом и являются ли те или иные наши поступки плохими или хорошими. Поэтому у православных христиан в молитвах очень часто есть прошение, обращенное к Богу: «Господи, прости нам грехи, которые мы совершаем осознанно и неосознанно. Прости нам всё, потому что мы сейчас, может быть, делаем плохие вещи, но этого не понимаем. Пройдет время, мы увидим и ужаснемся, что их творили. Прости нам, потому что нет ни одного праведного человека на земле, только Ты, Господи, Свят».

Всякий человек согрешает. И зло происходит через то глобальное повреждение Божественного образа в человеческой природе, которое случилось вследствие свободы выбора человека. Происхождение зла связано со свободой воли человека. Потому что Бог в Эдемском саду дает человеку выбор. Господь насадил деревья и сказал, что есть древо жизни, а есть древо познания добра и зла, и велел не вкушать от одного из деревьев. Но при этом человек имел право вкусить. Слова Бога носят рекомендательный характер, свобода выбора у человека остается. И человек выбирает этот путь. Он совершает волевой акт, и начинается очень интересная история развития вообще всего. До сих пор мы пожинаем эти плоды, в том числе и в своей жизни.

Вопрос телезрителя: «Смерть – это зло или благо? Апостол Павел говорил, что смерть для него приобретение. Но никто же не радуется, когда умирает близкий человек».

– Ответ простой. Смерть – это и не хорошо, и не плохо; это неизбежность; природное явление. Смерть мы персонифицируем, представляя ее в каком-нибудь образе дамы или скелета.  Занимаемся неким антропоморфизмом. На самом деле это закономерное и естественное природное явление, как, например, рождение.

Рождение  хорошо или плохо? Если следовать из концепции, что смерть – освобождение, то рождение – порабощение? Конечно, нет! И то, и другое – естественные природные явления, как наше постепенное жизненное отмирание. Все, что с нами происходит, ведет к постепенному отмиранию. В молодости мы уверены, что будем жить вечно, что жизнь можно переписать (как с черновика). Но это невозможно. Мы все постепенно  умираем: зубы выпадают, волосы седеют и так далее. Это естественные процессы, их надо воспринимать как нечто существующее в природе.

Умирание, рождение в муках и смерть имеют на себе отпечаток первородного греха, то есть повреждение Божественного образа в человеческой природе. И, как следствие, это порождение многих искажений в природе вообще. Поэтому вся тварь совокупно стенает,  писал апостол Павел. Прекрасный мир был создан. Но человек, имея свободную волю, сделал выбор. Человек единственное существо на земле, которое обладает уникальными способностями.

Наука это давно доказала. Животные тоже обладают какими-то способностями; например, дельфины, кошки... Но это недоказуемо. Все попытки извлечь скальпелем какой-то ответ на это заканчивались неудачами… Как говорил архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), отвечая на вопрос чекистов, видел ли он душу: «Я много раз оперировал на мозге, но никогда не видел там ума». То есть мозг как материальный физический объект существует, а где там находится ум – неизвестно.

Сейчас этим занимаются нейролингвисты. Они пытаются понять, что такое мозг. Это антенна, которая принимает сигналы? Или сама по себе существующая реальность нашего сознания? Существует много научных изысканий на эту тему. В свое время этим занимался Институт мозга человека имени Н.П. Бехтеревой. Под конец жизни сама Н.П. Бехтерева занялась вопросами мистического характера, пытаясь изучить необъяснимые явления. То, что есть необъяснимые вещи в нашей жизни, – это факт. И для науки они остаются темными пятнами, в том числе вопросы добра и зла; это как обратная сторона Луны.

В религиоведении тоже разные взгляды, в каждой религии свое объяснение. Конечно, есть пересечения в отношении добра и зла, потому что у всех религий (это мое личное мнение) есть один исторический источник. Как у нескольких языков может быть один язык-прародитель; в генетике можно доказать, что был один Адам и одна Ева, все остальное – сложные генетические вычисления. То же самое касается и религиоведческих концепций. Можно увидеть параллели между религиозными учениями, традициями и так далее. Например, древние сказания о всемирном потопе есть и в иудаизме, и в древнеиранских религиях, и у австралийских аборигенов. Где Австралия, а где Палестина?..

– Есть такая молитва: Суда Твоего, Господи, боюсь… зло же делать не перестаю. Совершая грех, мы совершаем зло. Мы идем на исповедь. Можем ли мы на исповеди с помощью священника понять и оценить свою степень падения, свое зло?

– Если верующий человек обладает опытом Божественного откровения, у него есть свои собственные внутренние духовные возможности определять степень своих ошибок и преступлений и отвечать лично перед Богом. Исповедь перед священнослужителем традиционно является формализацией раскаяния человека. То есть до того, как человек пришел на исповедь и преклонил свою голову под епитрахиль, Бог уже видел его сокрушенное сердце. Человек  может ничего не говорить; сам приход – это уже акт человеческой воли. Вопрос в том, насколько это искренне? Можно обмануть кого угодно, но обмануть свою совесть и Бога невозможно. Как в стихах Н.А. Заболоцкого: «Нет на свете страшнее измены, чем измена себе самому». Если у человека есть опыт богообщения, то все получится, потому что человек сам это чувствует.

Вопрос телезрителя: «В Библии ничего не сказано о том, что дьявол что-то плохое сделал человеку. Почему?»

– Сатана – в переводе на наш язык значит: «противник, противостоящий, тот, кто наговаривает». В религии древних народов, в том числе в иудаизме, сатана – это некая сила мироздания. Ее персонифицируют – как, например, персонифицируют смерть (как природное явление). Считайте, что это некое природное явление, если выражаться простым языком. То есть существует система мироздания, в которой действуют определенные законы. В этой системе одна сила приводит в действие другую силу, которая называлась у древних сатаной. У древних это была часть мироздания, подвластная Богу, затем ее персонифицировали. Более того, у древних она не была отрицательной силой, а создавала некоторую гармонию в мире. Все же она была сотворена Богом не как злая сила.

Нашим слушателям я рекомендую перечитать Книгу Иова и ужаснуться, насколько жесток там Бог, к Которому все время обращается праведник. Потом приходят ужасные друзья, которые начинают его еще больше мучить моральными вопросами и рассуждениями. Человек, можно сказать,  разлагается на их глазах, а они начинают рассуждать о высоком богословии и о том, что он сам в чем-то виноват. Книга Иова – одна из древнейших философских произведений, относится к книгам мудрости. Считается, что она возникла еще до Закона Моисея. В ней сатана – это часть мироздания, он отчитывается перед Богом.

Зло от греха, а грех – от свободной воли. Кто вкусил от древа познания добра и зла? Не змей. Человек запустил этот процесс. Сеющий ветер, пожнет бурю. Нам же надо найти виноватых в своей жизни. Если у меня все плохо, то виноваты президент, патриарх, коллеги, родители… Обвиняя других, мы будем умножать наше зло, вместо того чтобы подумать: а что я-то сам сделал в этой жизни? У христиан это называется гордыня. Не гордость, а гордыня. И от этой гордыни все наши беды.

Мы приходим в этот мир и сразу начинаем всех учить. Потом мы стареем, понимаем, что наговорили за свою жизнь глупостей, но уже поздно – надо уходить в мир иной. Мы не успеваем надышаться воздухом свободы и радостью жизни; не видим солнечного света, не дарим цветы любимым, нет радости и любви…

– А если есть радость и любовь, то зла там нет…

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Елена Кузоро и Ирина Обухова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает благочинный Спасского церковного округа г. Москвы, настоятель храма Владимирской иконы Божией Матери в Куркино священник Игорь Константинов.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​