Беседы с батюшкой. Архимандрит Александр (Глоба)

20 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря. 

– В больших городах мы часто встречаем людей с депрессией, подверженных паническим атакам, другим недугам, нарушающим душевное спокойствие и равновесие. Все ли эти болезни приобретаются вследствие каких-то духовных проблем?

– Все болезни человека являются следствием духовного несовершенства. Мы помним, что в Священном Писании сказано: когда Адам совершил преслушание, тогда и получил воздаяние за этот грех. И это является последствием преслушания: человек имеет страдания физические, духовные, душевные. У них один корень, который тянется от первых людей, совершивших этот поступок.

У нас есть и надежда на воскресение, жизнь в Царствии Божьем, однако мы должны пройти через жизненный искус, задуманный Богом. Это Божий Промысл, который заключается в том, чтобы человек стал совершеннее. Человек и сам захотел этот путь пройти. Бог дает человеку возможность изучить законы Божественного бытия, чтобы тот посмотрел, насколько он может своими духовными, душевными силами воспользоваться.

Все это ведет к тому, чтобы понять: без Бога невозможно быть полноценным созданием Божиим. Человек не является Богом, однако имеет дар Божий быть творцом. Господь дает нам возможность раскрыть себя в полноте. Имея Божественную любовь, Бог дает возможность познавать Его. Человек, наверное, никогда не познает Бога, но будет иметь такое прекрасное качество, как возможность Его познавать, и ему будет хорошо рядом с Богом. Все, что в жизни с нами происходит, – это определенная школа познания Бога.

– То есть когда мы в мире с Богом, участвуем в таинствах и приносим плоды покаяния, тогда мы меньше подвержены таким явлениям, как депрессия?

– Это все следствие чего-либо. Яркий пример: допустим, человек сшил себе костюм, а он ему не по размеру: либо велик, либо мал. Если мал, то последствия такие: жмет, сковывает движения, в нем невозможно что-то сделать. И когда костюм велик, спотыкаешься, чувствуешь какое-то неудобство, совершаешь неуклюжие движения. Поэтому  все должно быть в меру. Когда человек находится в этой мере, он чувствует себя более-менее нормально. А если чувствует какой-то дискомфорт, то, соответственно, будут какие-то последствия.

Примерно так происходит и в духовной жизни. Можно жить в ладу духовном, душевном, телесном с собой, не имея каких-то генетических отклонений. Однако если кто-то рождается с каким-то физическим несовершенством или уродством, то привыкает жить и в этих условиях.

Бывает, рождаются сиамские близнецы. Казалось бы, это ужасное состояние, но они себя чувствуют прекрасно, хотят жить, делиться радостью, познавать мир и быть для него полезными. Имея страдания из-за несовершенства, некрасивости, они, однако, живут и радуются. И если кто-то хочет ограничить их в чем-то, они воспринимают это с большой болью, тревогой и не хотят, чтобы им чинили какие-то препятствия: чтобы они сидели на одном месте или передвигались только на коляске. Они хотят сами познавать мир, быть полноценными творениями в этом мире.

Поэтому нельзя быть  эгоистичным и думать, что можно загнать человека в определенное гетто, где он будет чувствовать себя комфортно. Надо еще подумать, будет ли комфортно тому, кому мы хотим создать эти условия. Сам Господь Бог не дает возможности человеку быть роботом. Он говорит: «Иди, развивайся, делай ошибки. Но вот Мой закон, придерживайся его – и будет то, что Я говорю. Будешь нарушать закон, будет так-то и так-то». То есть дан рецепт, определенные правила, и человек сам для себя выбирает, быть ему с Богом, идти в направлении Бога или же идти путем эгоизма, самости и добиваться всего самому.

Но мы должны помнить: какой бы ни была батарейка, срок ее годности когда-то подходит к концу. Надо будет либо эту батарейку менять, либо ставить аккумулятор и получать энергию от более мощного и постоянного источника энергии. И таким источником энергии является Сам Бог. Если человек прибегает к этому источнику благодати, получает Божественную благодать, то раскрывается. А если идет вразрез с Божественными законами природы, испытывает природу на крепость, то, конечно, вынужден будет уйти с пути познания.

Глупый  даже со страницами Священного Писания не достигает цели. Поэтому нужно прислушиваться к совету опытного духовника, Церкви, нужно быть благоразумным. Как говорится в Книге Иисуса, сына Сирахова, чтобы предпринять какое-то действие, необходим совет, должно быть размышление перед каждым поступком, действием, какие будут последствия, если делается что-то по своему разумению.

– Вот к Вам придет кто-то и скажет, что у него апатия, нет никакой радости, на молитву вставать не хочется, радоваться тоже нечему, хоть и в церковь ходит, – почему такое может происходить? Что бы Вы ему на это сказали?

– Беседа должна строиться с двух позиций: пастырской и православного психолога.

– Почему именно православного психолога?

– Потому, что простой психолог может посоветовать какую-нибудь эрзац-полезную вещь. Казалось бы, психология – нейтральный предмет. Но нет. Дело в том, что православный психолог все-таки дает советы и ведет человека в рамках допустимых православными канонами догматов и явлений. Психолог секулярный может дать такие советы, которые не вяжутся, допустим, с православным учением. Скажет, к примеру, что блуд – это полезно в любой форме. Но с точки зрения пастырского душепопечения мы знаем, что это губительное состояние, этим человек не излечивается, а приобретает более сильную, глубокую духовную рану. Духовное исцеление в этом случае  будет более длительным и тяжелым.

– Тогда чем отличается православный психолог от священника?

– Дело в том, что психолог должен изучить определенные правила и концепции, он может предпринимать определенные действия. Психолог имеет определенный пакет знаний и компетенций и может ими пользоваться. Он их апробирует.

Если посмотрим, чему учится православный священник, то в сетке предметов, которые он изучает, мы не найдем того глубокого материала, что изучает психология. Есть предмет «пастырская психология», но там даются наброски, краткий курс. Если священник является специалистом по духовным вопросам, то психолог, психотерапевт, психиатр – это уже специалист по душевным вопросам. Поэтому для православного человека полезнее будет прибегать к советам православного психолога. Есть такие продвинутые психологи, которые могут исповедовать другую религию или быть атеистами, но вместе с тем их советы для православного человека должны укладываться в рамки православного учения.

Допустим, вы пойдете к психологу, который либо малоопытный, либо нетерпим к Церкви, он может сказать: «Ваши проблемы из-за того, что Вы ходите в церковь, поститесь, ходите к этому духовнику. Вам надо уйти от духовника, от Церкви, уйти от этих правил, потому что они ограничивают свободу личности человека». В этом духе он может давать советы. Для православного  такие советы будут вредными. Есть подраздел в сетке научных знаний – православная психология. Ортодоксальные иудеи пойдут только к психологу, который исповедует ортодоксальный иудаизм. Только к своим. Те, кто исповедует ислам, пойдут к мусульманам. А православные должны идти к православному психологу.

Очень хорошо, если священник имеет такие компетенции, такой пакет знаний, который он может приложить, когда кто-то нуждается в более глубоком консультировании православного пастыря. Если меня рассматривать в контексте нашего разговора, мне один собрат во Христе сказал, имею ли я право давать психологические советы, вести психологическое консультирование... У меня диплом врача, через каждые пять лет сдаются специальные экзамены, чтобы не терять квалификацию. Мы изучали медицинскую психологию для того, чтобы вести беседу. Она намного глубже, намного больше приближена к современной психотерапии. Я думал, этого достаточно. Но пришлось еще поучиться определенное количество времени, чтобы получить и такой диплом и помогать на качественно ином уровне, на правовом уровне. Мои беседы с подопечным могут иметь какие-то юридические последствия. Человек может сослаться на благословение, на совет священника. Как православный врач, психолог я могу сказать, на каких источниках базируюсь, почему дал такой совет.

Очень часто сердце что-то подсказывает священнику. В современном мире это не является полным ответом, ты должен опереться на большой уровень знаний, на литературу, которую можно проверить, на основании чего даются такие советы. Да, про духовные советы можно сказать, что это с неба пришло или показалось, явление было. С точки же зрения права и определенных действий, которые может совершить человек, должна быть ответственность. К священнику могут прийти и сказать: «Батюшка, Вы же благословили». А он ответит: «Ты можешь делать, а можешь не делать». Смысл этой безответственности? Священник должен нести ответственность за данное им благословение. Если он дает благословение, если беседует с человеком, если его к себе допустил, дает ему определенные советы, то должен за них отвечать. За каждую душу священник даст ответ. Чтобы была ответственность и перед архиереем, и перед человеком, священник должен иметь определенный уровень знаний и компетенций.

Ты приходишь к врачу, живот болит, а тебе дают таблетку от головной боли. Пошел домой, болезнь развивается, становится еще хуже. Кто будет отвечать? Естественно, врач, который неправильно назначил лечение. Часто бывает, что люди приходят к священнику как к последней инстанции,  и если священник что-то видит, то должен обратить на это внимание. Например, священник – врач, приходит человек, у которого малокровие или какая-то болезнь назревает. Видя это, он советует, помимо поста, сходить к врачу по поводу того или иного явления. Если ты видишь, а другой врач не видит, то больному надо это подсказать. Будет неправильно, если человек страдает от болезни, а ты начинаешь разглагольствовать с ним только о душе. Неправильно не замечать этих проблем.

«Не хочется молиться, не хочется напрягаться в каких-то моментах. Работа не в радость, от звонка до звонка – и домой: лежать либо смотреть сериалы. Молюсь – не помогает, причащаюсь – не помогает. Что это за состояние? Как с ним бороться?»

– Дело в том, какая планка поставлена человеком, что он хочет от этого получить. Не помогает. Что значит не помогает? Что должно помочь?

– Верит человек в целительную силу молитвы, что некие блага появляются. А тут ничего не появляется, начинается апатия.

– Молитва – это беседа с Богом, обращение к Богу. Мы должны правильно что-то просить. Мы не подходим к холодильнику и не лезем в морозильную камеру в поисках горячего пирожка. Если человек к Богу обращается, просит у Него что-то, то прежде всего он должен читать правила обращения к Богу. Они все даны на страницах Священного Писания, в апостольских посланиях, учениях святых отцов. Там говорится о том, что у Бога необходимо просить духовное. И Отец твой, видя тайное твое, воздаст тебе явно.

Если хочешь разбогатеть, то существуют определенные законы, которые надо постигать. Если хочешь построить дом, то необходимо соблюсти определенные законы, правила. Рассчитать, что-то достать, построить. С неба просто так ничего не падает. Бывает иногда, что кто-то чудесным образом получает, например, наследство или еще что-то. Классический путь постижения житейской мудрости – чтение Священного Писания, чтобы не быть в параллельном, иллюзорном мире. Сотворенный Богом мир реален, он не придуманный. Человек, который изучает Священное Писание, познает духовные законы, это прекрасно понимает и не верит в сказочного Бога. Мы должны иметь на Бога упование, надежду, но реально осмысливать, ощущать себя в этом мире и знать, что Господь дает нам только то, что необходимо. Сверх меры не даст. Меньше необходимого тоже не даст.

– А когда ничего не хочется делать? Есть даже такой термин – прокрастинация.

– Человек что-то да делает: умывается, поддерживает жизнедеятельность, к холодильнику идет, что-то там берет, телевизор включает, спит или смотрит в одну точку. Какие-то действия совершает. Самое главное, что целевая нагрузка приближается к нулю. Человек не достигает определенных результатов. Или ставит цели, но дело откладывает все время на завтра. Это у каждого может быть и может проявляться в определенной мере, больше или меньше. Более собранные люди быстрее избавляются от этого недуга.

Прокрастинация может выдавать начинающуюся депрессию. Человек, находящийся на лечении антидепрессантами, тоже может пребывать в состоянии ничегонеделания. Он получает таблетки, которые помогают избавиться от депрессии, но вместе с тем он в такой зоне комфорта, когда ему ничего не нужно, он всем доволен. Лежит куча мусора или одежды – он пройдет по ней. Нет еды в холодильнике – для него нормально. Он может заказать себе пиццу на следующий день или на вечер и будет сыт. И определенным образом будет себя чувствовать хорошо.

Это явление надо рассматривать с разных точек. Это может быть симптомом начинающейся или уже существующей болезни. Духовно это ненормально. В притчах Соломоновых сказано, что ленивый человек настолько ленив, что даже о еде своей не думает, ленится накормить себя, взять стакан воды. В притчах Соломоновых об этом явлении с духовной точки зрения очень сильно сказано. Если есть какой-то недуг, мы должны обратиться за помощью. Если у человека есть критическое мышление, он понимает, что это ненормально, и может обратиться к священнику. Если священник не совсем компетентен в этом, то обратиться к психологу или психиатру. От этого явления необходимо избавляться. Это ненормально. Может быть, в головном мозге не хватает серотонина. Это определенное вещество, которое отвечает за комфорт, удовлетворение человека, довольным его делает, радость придает. Человек в депрессии видит все в сером цвете. Его не радует запах цветов. Ничего не радует.

– По-другому это можно называть унынием?

– Уныние – это все-таки обратимое явление. Оно может усиливаться со временем. Сегодня так, завтра так. Оно прогрессирует в течение года или двух. Депрессия может тоже прогрессировать, но она имеет в своем основании функциональное поражение головного мозга, то есть что-то в головном мозге происходит не так. Уныние может быть духовным явлением, то есть у человека все нормально, но с поведением, отношением к окружающему миру что-то не так – это такие учебные моменты, человека можно чему-то научить. С депрессией же глубже – имеются какие-то механизмы декомпенсации в структуре мозга. В нужном количестве не вырабатываются гормоны головного мозга, поэтому приходится применять препараты, которые позволяют дольше жить гормонам радости. Допустим, ингибирующие средства – обратный захват серотонина.

– Это все по рекомендации врача?

– Конечно. Нужно идти советоваться к врачу. Я не называю препараты, дозировку, но если есть такое явление, то не надо бояться обратиться к психиатру, специалисту. Например, к психиатру боятся обращаться те, кто имеет водительские права, потому что могут быть какие-то ограничения, но есть платные специалисты, когда обращение не вносится в общую систему. Человеку необходимо смотреть за своим состоянием и психическим, и психологическим, прислушиваться к тому, что говорят со стороны. Допустим, человек злобный, ему говорят, что он злобный, а он говорит: я нормальный…

– А кому верить?

– Есть динамическое наблюдение. Наблюдает врач. В том числе и священник, если человек приходит к нему. Если на кого-то жалуются, то необходимо такого человека изучить более детально, духовно, давать какие-то благословения, задания, присматриваться к нему. Если человек бегает от одного священника к другому, то понятно: что-то не так, что-то его не устраивает в советах. Если он сбежал от одного священника, он может сбежать и от другого. Зачем ты тогда  спрашивал? Это все равно что врач назначил лечение, а он бежит к другому врачу, переспрашивает… Есть определенные стандарты, у священника тоже есть определенные стандарты. Есть такие советы, которые священник может дать, а есть такие, которые рекомендуются в покаянной практике Древней Руси, их уже сейчас не применишь, потому что другое время, понимание – нужно подстраиваться под современность.

– То есть я делаю  вывод: может, это не уныние, просто ты не высыпаешься; может быть, витамины попить, отдохнуть, сменить обстановку?

– Нет, уныние – это духовное состояние.

– Но можно его перепутать с другим?

– Если у человека какой-то апатический синдром, то скорее всего это уже не уныние, а какая-то болезнь, потому что многие болезни начинаются с того, что человек хочет полежать, отдохнуть, набраться сил. Если у человека такое состояние, когда его не поднять с кровати, не выгнать из дома – что-то здесь ненормально, надо искать причину. Нельзя все скидывать на уныние, леность, непослушание, здесь могут быть какие-то серьезные причины.

– А желание уйти в какую-то другую реальность? Например, в компьютерные игры, когда человек часами играет?

– Здесь надо бороться, это наркомания, зависимость. Если часик, это контролируемо, есть время расслабиться – можно. Но ненормально, если человек православный, ходит в церковь – и играет в какую-то игру, где убивают людей или существ, похожих на людей. Или, допустим, был разговор об оружии, когда человек озабочен оборотом оружия в обществе.

– Это актуально, судя по последним событиям в России.

–  Некоторые начинают со священником спорить… Некоторые люди бьют себя в грудь, называясь православными, а даешь им пастырский совет – для них это уже не авторитет, начинают ощущать себя уже полубогами. Оружие дает человеку обманное видение, что он чуть-чуть больше, чем другой человек, защищен, но это опять-таки обман – человек не должен быть в состоянии превосходства над другим, а оружие делает таким. Раньше, когда я еще не был священником, я с собой носил газовый баллончик от собак, а сейчас прошу Господа, чтобы собак мне не посылал на пути, чтобы хороших людей больше было. Вроде Господь милует. Я стараюсь не иметь при себе ничего, вести себя как православный; и думаю, Господь будет беречь.

– Батюшка, в продолжение темы такое явление, как панические атаки. Что это такое?

– Дело в том, что это тоже разбалансировка в организме человека, они бывают при вегетативной сосудистой дистонии, либо в подростковом возрасте, либо когда человек испытывает определенный стресс и напряжение. Например, в 2020 году  много людей обращалось с симптомом панических атак, очень многие выходили из равновесия и обращались за квалифицированной медицинской помощью, потому что  часто по телевизору рассказывали, сколько людей умерло, заразилось.

– Сейчас вакцинация, например...

– Вакцинация должна быть, это я говорю как медик. Говорят, она слишком рано дана… Нет, она изучалась на протяжении длительного времени, и векторы известны. Я уже сделал ревакцинацию через полгода – и ничего. И считаю, что надо соблюдать определенные меры, воду пить, чтобы кровь не была густой, но вместе с тем человек к этому должен подходить осознанно – пойти к врачу, выяснить, есть ли у него какие-то болезни. А у нас как хотят? Ничем не занимаюсь, к врачу не хожу, вакцинироваться не пойду… Потом – больница, потом – смерть. А потом еще кто-то виноват. А кто виноват? Сам человек виноват, потому что не захотел серьезно отнестись к своим проблемам или проблемам, которые существуют вокруг него.

Что касается панических атак,  разбалансировка в головном мозге гормонов также может быть вызвана определенным стрессом, и человек получает душевное глубокое страдание. Допустим, это может заключаться в нехватке воздуха, человек может задыхаться так, что  думает, будто он умрет. Бывает, нападает такой страх и трепет, что человек не знает, как скрыться от этого, для него страх приобретает реальные черты, хотя другой  этого не замечает. В панических атаках самое главное – не поддаваться этому страху, потому что плохого ничего не произойдет, как бы ни было страшно. Если человек будет это понимать, то есть техники, как от этого быстро избавиться. Например, возникает сердцебиение, назначаются препараты, которые блокируют наступление следующих приступов. Самый простой способ – подышать углекислым газом в пакет. Выдохнуть и подышать спокойно, ровно этим газом, чтобы большое количество кислорода не попадало в головной мозг и не раздражало центр, который вызывает  панические атаки. Если такие панические атаки все-таки бывают, доходит до того, что человек начинает страдать: отнимается нога, рука, половина тела либо все тело.

– Реально отнимается?

– Нет, человек себе так представил. Ему кажется, что у него сердца нет, живота нет, что проблемы у него реальные. Это панические атаки. Это проявляется в вегетативных соматических процессах.

– А это может быть, простите, каким-то беснованием?

– Нет, беснование немножечко другое (и имеет духовную природу), человек находится вне себя, а здесь человек в себе. А если это купируется медикаментами, веществами, средствами, которые назначаются врачом-психиатром, неврологом, успокоительными средствами, то это имеет соматическую природу.

– Очень важно все-таки, несмотря на то, что мы некоторые проблемы объясняем с точки зрения медицины, а некоторые как духовные, четко их разграничивать, понимать, как к этому относиться.

– Обязательно, потому что бывают люди, которые находятся на учете в психиатрическом стационаре, у них может быть и беснование, человек находится в исступлении, но это очень редкое явление. Если человека можно привести в чувство, каким-то образом нормализовать, то чаще всего это не беснование, а психические или соматические расстройства.

– Отец Александр, спасибо Вам за сегодняшнюю беседу, было очень интересно. Но все равно осталось много вопросов; надеюсь, в будущем обязательно их разберем.

Ведущий Сергей Платонов

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) и Покровского храма в Ясеневе архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​