Беседы с батюшкой. Психология покаяния. Протоиерей Игорь Илюшин

14 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма во имя Державной иконы Божией Матери (г. Санкт-Петербург) протоиерей Игорь Илюшин.

− Когда мы говорим о покаянии, у многих людей не возникает радостного чувства по этому поводу. Мы говорим: надо вычитать Покаянный канон; нас все время призывают каяться в своих грехах. Такое ощущение, что покаяние − это очень скорбный труд. На Ваш взгляд, это так?

− Дело в том, что люди, которые делают первые шаги в храме, действительно прежде всего сталкиваются с покаянием. Первое таинство − это исповедь. На ней должно происходить покаяние, и человеку сложно настроить себя на это. Начинается поиск грехов, а это неприятно. Получается, что человек забывает о смысле покаяния. Мы знаем, что греческий термин «метанойя» – это «изменение ума», изменение образа мыслей, переосмысление своих действий. Есть исследование, что русское слово «покаяние» (обычно никто не разбирает его происхождение) произошло от двух слов: «хаяние» (ругание себя) и «покой». То есть, с одной стороны, мы должны увидеть в себе грех, произнести его, а с другой стороны, должны обрести покой. Если мы обретаем покой, значит, наше сердце наполняет радость от прощения грехов.

Исповедь – это ядро покаяния. Покаяние не заканчивается исповедью. Это более глобальное состояние переосмысления своей жизни. Если мы говорим о психологии покаяния, то наше психологическое состояние не должно быть удручающим, унылым. Мы не должны осознавать себя самыми ужасными и страшными грешниками. Иначе можем впасть в уныние. Мы должны обязательно смотреть на Господа Иисуса Христа для того, чтобы наше покаяние приобрело истинный смысл.

Покаяние − это дар Божий. Нужно понимать, что без Него мы не сможем по-настоящему покаяться, измениться. Мы обычно сравниваем себя с другими. Мы знаем, что Господь Иисус Христос пришел для того, чтобы спасти все человечество от грехов. И на фоне этого глобального человечества я − конкретный маленький человек − не так уж сильно и нагрешил. Соответственно, мы сравниваем себя обычно с явными грешниками, и на их фоне мы праведники. На самом деле мы должны смотреть не на грешников.

Есть книги для подготовки к исповеди. В них перечислению грехов конца и края нет. Бывает так, что люди приходят на исповедь и начинают перечислять все это. Но мы должны приобрести в покаянии умилительный сердечный плач. Покаяние − это плач Адама, который и согрешил, и вроде бы получил прощение, но потерял рай и возможность видеть Бога.

− И приобрел смерть.

−Да. Соответственно, он уже не может быть в раю, поэтому его сердце было сокрушенным.

Наше психологическое состояние не должно быть подавленным. Мы должны радостно ожидать встречи со Христом и иметь благодарность за то, что Он для нас сделал. В каждом храме есть распятие (обычно оно большого размера − в человеческий рост), и важно каждому человеку перед ним просто постоять, посмотреть на Христа и осознать все это. Если человек по-настоящему приходит к покаянию, он понимает, что Христос пострадал и за него тоже, а не только за все человечество. Но в этом нет уныния, потому что мы знаем, что Христос воскрес, Он любит нас и пришел для того, чтобы сказать нам: «Покайтесь».

− Чтобы спасти не праведников, а грешников.

−  Да, Он пришел и к грешникам для того, чтобы всех ввести в Свое Царство и призвать к единению с Ним.

− Вопрос телезрителя: «Грех в мыслях наносит душе рану и нуждается во врачевании. Как поступать, если замечаешь, что в мыслях кого-то осудил, на кого-то рассердился, кому-то позавидовал?»

− Покаяние должно иметь три направления. Первое – это чистота мыслей, помыслов, сердца (то, о чем Вы спросили). Второе направление − это молитва, обращение к Богу. И третье − это принятие своей жизни, своего креста. Бывает, человек на исповеди начинает рассказывать о своих бедах, невзгодах; о том, как ему тяжело, сложно противостоять злу или нести болезнь. Все это для него безрадостно. Еще Иоанн Предтеча (провозвестник покаяния) говорил, что необходимо приносить плоды покаяния. А ими являются как раз чистота сердечная, молитва и принятие всех тягот, скорбей, любых жизненных обстоятельств с благодарностью и радостью.

− Вы занимаетесь помощью людям, попавшим в очень тяжелые ситуации, в том числе алкоголикам и наркоманам. Эти люди тоже каются, но я понимаю, что здесь покаяние должно быть каким-то особым. Здесь страсть видна, она обнаруживается и ими самими, и Вы тоже о ней знаете. Вы следите за этими людьми, за их духовным ростом или духовным падением. Так ведь?

− Да. Понятно, что в первую очередь должно быть, конечно же, покаяние в грехах, общение с Богом. Священник − лишь свидетель прощения грехов. Но он является еще и наставником, который может направить человека, подсказать, куда ему двигаться дальше. Действительно, такие явные проявления, как алкоголизм и наркомания, являются греховными. И это, конечно, большой повод для покаяния.

Очень важно называть грех и сознавать себя грешником. Например, в сообществах анонимных алкоголиков высказывание человека в группе начинается со слов: «Здравствуйте. Я алкоголик». Точно так же и здесь. Можно сказать: «Я, грешный, недостойный раб Божий, предстою перед Тобой, Господи. Исцели меня!» Но это не удручает человека, не ввергает его в уныние по той причине, что человек мысленно не смешивает себя с понятием зла, греха; не сравнивает себя с дьяволом. Он не говорит, что я и есть зло. В том-то и дело, что мы все царственное священство, как сказано в Писании; мы все сыны и дочери Бога. Мы должны себя сравнивать с Богом. И, глядя на Него, мы уже видим свое несовершенство.

На исповеди у нас должны возникать эти нотки покаяния, желание исправиться, тянуться к Богу, в сторону света, добра. При этом, конечно, у нас остается видение своего греха, своих недочетов. Когда на соревнованиях  бегут, соревнуются и кто-то споткнулся и упал, у него же от этого нет отчаяния, уныния. Он все равно бежит дальше. 

Именно с таким сознанием будет психологическая радость, желание. Господь сказал: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48), – это недосягаемая планка.

Но этот призыв есть.

– Призыв есть, и когда мы идем в этом направлении, то без уныния работаем над собой дальше.

Вопрос телезрителя Евгения из Белгорода: «В Евангелии читал, что покаяние любого грешника всегда сопровождается каким-то конкретным действием. А теперь у нас на исповеди можно до Второго Пришествия рассказывать о своих грехах, каяться, плакать. Если никаких действий не предпринимать, то никакого покаяния вообще нет – получается одна болтовня».

– Страшно, когда на исповеди происходит просто перечисление чего-то без участия сердца, сердечного сокрушения. И в Ветхом Завете, и везде есть призывы к покаянию. Вспомним 50-й псалом царя Давида: какой это был вопль! Это был действительно вопль человека, который потерял чистоту сердечную, который упал, но хочет исправления; хочет, чтобы ту жертву, а именно сокрушенное сердце, принял Господь. Он говорит (а мы понимаем, что Писание богодухновенно), что жертвой Богу является именно сокрушенное и смиренное сердце. Это не самобичевание, но желание исправиться, сожаление о содеянном, взывание к Богу о том, чтобы Господь исцелил, ниспослал помощь.

Но, с другой стороны, есть такая притча: согрешили два монаха и ушли из монастыря.
Потом к ним по благодати Божией пришло покаяние; они вернулись в монастырь, и старец сказал им: «Вам дается такая епитимья: 40 дней каждый из вас должен пребывать в своей келье и молиться. Потом подойдете ко мне, и я приму вас обратно в число братии». Один монах после 40-го дня пришел к старцу. Тот спросил: «Что ты делал?» И монах ответил: «Я каждый день плакал, молился, сердечно сокрушался». Спросил другого монаха: «А ты что делал?» – «А я радовался, славословил и благодарил Бога, что у меня есть возможность вернуться в число братии». Старец сказал, что оба приняты в число братии. Получается, что и такое, и такое покаяние приемлется Господом.

Бывает так, что человеку необходимо поплакать перед Богом, когда у него окамененное сердце. А бывает, что человек приходит в церковь (особенно если в первый раз) и говорит: «Не понимаю, что происходит, почему я плачу: я просто слышу служебные песнопения, и у меня текут слезы». Это хорошо: душа начинает исправляться, она чувствует чистоту, окаменение сердца растопляется, и идут слезы. Это зависит от психологического устроения каждого, но в итоге человек все равно наполняется радостью от того, что имеет возможность служить Богу, молиться. В таком покаянии идет именно славословие, потому что далее в Церкви мы участвуем в таинстве Причастия, а это уже – встреча со Христом, принятие величайшего таинства и наполнение Божией благодатью радостного славословия.

– Мы каемся в одном грехе постоянно – в осуждении. Мне понравилось, когда один батюшка в проповеди сказал: «Что такое осуждение? Каясь, мы говорим Господу, что воруем у Него прерогативу судить».

Мы не очень хорошо понимаем ту степень покаяния, которая должна происходить. Иначе прав Евгений, говоря, что никакого плода мы не приносим. Мы все-таки должны приносить плод изменения своего образа жизни, чтобы с чем-то проститься. Какой Вы бы дали совет? Взять один грех, бороться конкретно с ним и таким образом приносить плоды? Или бороться сразу со всеми?

– Еще святитель Иоанн Златоуст говорил: только тогда мы можем считать грех побежденным, когда испытываем к нему ненависть. Можно сказать, если грех нам еще не предоставляет негативных чувств, чувства содрогания при одной мысли о нем – значит, мы еще не покаялись, еще на стадии покаяния, исправления, но плода нет. Многие святые отцы говорят: чтобы по-настоящему победить грех, уходят десятилетия. Без милости Божией это не происходит. Просто называние греха без желания исправиться еще не является покаянным чувством.

– Но если мы преодолеем это, то испытываем чувство облегчения, радости, свободы.

– Все наши страхи даны нам для божественных деяний. Раздражение и осуждение мы должны испытывать ко греху. Если этого нет – этого недостаточно.

Вопрос телезрительницы Надежды из Воронежской области: «Когда идешь исповедоваться, так хочется, чтобы батюшка какую-то епитимью назначил. Я говорю: батюшка, назначьте мне епитимью. А он говорит, что я еще слишком слабая, поэтому не назначает. Но если бы мне ее назначили,  я бы старалась, вспоминала, за что ее назначили. Вот в этом психология покаяния как раз и заключается: дайте мне наказание, хоть маленькое, но чтобы я его исполняла и вспоминала свои страсти».

– Священники тоже имеют свой опыт общения с людьми на исповеди. Я, наверное, все же соглашусь с тем священником, который Вам не назначил епитимью. Во-первых, если мы будем назначать епитимьи по правилам, то у нас в храмах не останется людей. Потому что, бывает, отлучают от Причастия на несколько лет за некоторые грехи. Человек сейчас настолько немощен, удален от церковной жизни, что тот факт, что он пришел в храм и покаялся, мы уже расцениваем как некий подвиг. Если дать еще какую-то епитимью и отлучить на время от Причастия, то человек просто обидится. Есть такие примеры. Люди, которым назначили строгую епитимью на исповеди, потом приходят в храм через годы, преодолев свою гордость.

Епитимью можно накладывать, но не всем. Человек, много лет ходящий в храм, сильный в вере, может понести строгую епитимью и не будет воспринимать ее с обидой и огорчением. Это вопрос нашего времени. Советский период был периодом безбожного атеизма. Несмотря на то, что в 90-е годы у нас открыли храмы, люди стали изучать священную литературу, все равно мы не воспитаны психологически в послушании Церкви. Это только сейчас начинается, когда вырастает первое поколение по-настоящему воцерковленных людей. Но их мало; и наши храмы, к сожалению, не переполнены.

Храмы не переполнены, но сегодня на празднике Покрова Пресвятой Богородицы невозможно было поднять руку для крестного знамения. С одной стороны, это очень радует; с другой – хочется, чтобы храмов было больше.

К покаянию нас призывают разные обстоятельства: болезни, неурядицы в семье, финансовые проблемы и так далее. Но мы не воспринимаем это как призыв к покаянию, а воспринимаем как наказание, обвиняя при этом Бога. Почему так? Мы же не просто просим хлеба насущного, а с маслом и сыром. Мы не готовы воспринимать какие-то Божьи призывы через беды. Как увидеть и услышать эти призывы?

– Главное в покаянии – это принятие своих скорбей и своей жизни с благодарностью к Богу. Это возможно только человеку, который хочет этого и ходит в храм. Задача священника – направить человека на благодарность Богу. Не должно быть уныния, недовольства своим существованием, что проявляется в осуждении, гордости, скрытом ропоте на Бога. Человеку необходимо приобрести радостное сердце. Господь учит: если брат попросит тебя пройти с ним одно поприще, пройди два.

Поприщем в Римской империи был такой закон. Когда Римская империя оккупировала Иудею, то каждый римский солдат имел право остановить любого еврея, дать ему свою амуницию, которая весила около двадцати килограммов, и заставить ее нести. Еврей был обязан идти это поприще (1 600 метров) и следовать за воином в любом направлении. Когда Господь Иисус Христос нес Крест, схватили Симона Киринеянина, и тот нес  Крест до Голгофы. Симон не имел права отказаться.

Были христиане, которые, исполняя закон Господа Иисуса Христа, сами искали воинов и предлагали им пройти поприще. Пока они шли и несли амуницию, они проповедовали о Христе. Были случаи, что христиане приводили к Богу римских воинов; к их числу относится Корнилий, сотник, который именно таким образом пришел к вере.

Вопрос телезрителя: «Что нужно делать, чтобы на исповеди не повторять одни и те же грехи? И второй вопрос. У меня есть соседка, которая лицемерит, говорит неправду. Что мне делать? Сказать ей об этом или оставить все так, как есть?»

– Мы грешим постоянно. Первородным грехом поражено все наше человеческое естество. Мы будем до последнего дня под этим грехом, потому что он в нас проник. Человек призван к тому, чтобы бороться с грехом. Потому что дьявол имеет доступ к нашим мыслям и всегда пытается искусить: как рыкающий лев ходит, ища кого поглотить. Нападает на человека в тот момент, когда человек совсем этого не ожидает. Поэтому нам надо до последнего дня просить у Господа прощения в своих грехах. Это первое. И второе: стремиться к святости, чистоте. Святость Господа для нас недосягаема, это вечная работа для нас. Тем не менее Господь по Своей милости нас освящает. Поэтому покаяние – это великая милость Божья.

Что касается того, чтобы другому человеку сказать о его грехе, тут надо быть очень осторожным. Не каждый человек вправе указывать на ошибки другого. Надо быть уверенным, что человек не обидится, услышит и примет  замечания. Иоанн Лествичник учил: если человек не спрашивает совета, а мы начинаем его учить без его согласия, то это является насилием по отношению к человеку. Мы как бы невольно начинаем его обличать. Человек обижается.

Надо молиться за этого человека.

– Молиться – понятно, но это другое дело. Говорить слова обличения кому-то можно человеку, максимально обладающему святостью. Например, Иоанн Предтеча был чист, свят, поэтому мог говорить слова обличения и фарисеям, и саддукеям, и царю Ироду. Его чистота жизни соответствовала максимальной чистоте и святости.

Телезрительница говорила о повседневных грехах, в которых мы все время каемся. Может быть, нам нужны эти грехи, чтобы не возгордиться победой над ними?

– Я бы не сказал, что они нам нужны. Они попущены нам. Господь попустил; значит, в этом есть определенный смысл. Есть русская поговорка: нет худа без добра. Если Господь попускает случиться чему-то плохому, значит, потом выйдет что-то хорошее. Христианин должен принять любое свое падение без отчаяния.

Мы знаем пример Иуды, который вроде бы совершил покаяние; даже в каком-то смысле исповедал грех: пришел к первосвященникам и сказал, что он предал кровь Неповинного. Он назвал грех и совершил поступок: вернул им деньги. Но тем не менее благодать Божья его не коснулась. Его гордость не дала возможности принять факт греха. В отличие от него Петр принял факт греха и услышал прощение. Господь трижды спрашивал у него: любишь ли ты Меня?  И Петр услышал ответ: паси овец Моих. Отчаяние и гордость Иуду привели к самоубийству. Покаяние приводит к радости, освобождению, к чувству свободы от греха. Нет уныния, ты славишь Бога, наполняешься радостью даже при сердечном сокрушении. Когда грешники каются на земле, ангелы Божьи радуются на небе.

Это хорошее знание о покаянии, надо его беречь. Когда мы говорим о покаянном духе, оно приобретается все-таки молитвой или частой исповедью? Или покаянный дух можно выработать, прочтя, например, «Лествицу»?

– Главное – сильное желание самого человека: жажда Бога, правды, истины. Это не должно быть посредственным признанием своих грехов: да, грешен, напишу грехи,  прочитаю на исповеди. Нет. Должна быть работа над собой, победа над грехами. Должен быть плод, который заключается в том, что человек забывает про грех и уже не видит его. Как в притче про двух монахов, которые у реки увидели девушку. Она не могла перейти эту реку. Один монах взял ее на руки и перенес. После чего второй монах перестал даже с ним разговаривать, а потом стал упрекать, как тот мог прикоснуться к девушке и перенести ее. А этот монах ответил, что он перенес ее и оставил на берегу, а тот ее до сих пор несет. Это пример того, что человек достиг плода: не видит греха; сделал дело и забыл про него.

Оставить грех – одна из главных задач в работе над покаянием.

– Научи нас, Господи, видеть свои грехи, каяться в них и радоваться победе над ними и освобождению от них.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Наталья Богданова и Ирина Обухова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​