Беседы с батюшкой. Священник Стахий Колотвин

12 сентября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель строящегося храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

– Сегодня большой праздник всероссийского (или даже мирового) масштаба – день памяти перенесения мощей Александра Невского. Сегодня утром была служба, которую возглавил Святейший Патриарх Кирилл в Александро-Невской лавре. Была встреча с первым лицом. Кто для Вас лично, спустя восемьсот лет, Александр Невский?

– Александр Невский – святой, получивший некоторый рекламный фон. Его почитают как святого даже люди, которые в церковь-то редко заглядывают. В принципе, это хорошо, имеет некий миссионерский эффект. Это его внешняя роль.

– Мы знаем его как святого, а кто-то знает его как дипломата, полководца.

– Да, и как политического деятеля. В этом есть очень важный момент, который даже апостол Павел отмечал. Он говорил, что с иудеями был как иудей, с эллинами как эллин. Александр Невский спустя восемьсот лет для разных людей выступает в разной роли – в этом нет ничего дурного, это хорошо. Начнем извне и потом будем приближаться к уровню воцерковленного человека, который уже стремится к Христу.  

Александр не только исторический деятель, но и деятель, который является неким символом и современной эпохи. В 2000–2010-е годы его фигура сплачивает вокруг себя русский народ и дает очень важный перевес против страшной и безбожной кровавой популярности одного коммунистического диктатора, который хоть и происходит из братского кавказского народа, но очень много зла сотворил русскому народу, очень много новомучеников на смерть отправил. И некоторый стокгольмский синдром его популярности сходит на вторые, третьи роли благодаря  людям, которые жили на нашей Русской святой земле и просияли у Господа на небесах, но при этом добились каких-то земных достижений. Александру Невскому можно уже за это быть благодарным.

Для меня как любителя истории, даже безотносительно церковной истории, он очень интересный человек. Родился за два года до печальной битвы на реке Калке. Родился еще в Руси, которая была сверхдержавой Средневековья, с которой хотели породниться все короли, цари Европы. Эти богатые времена заканчивались. Растешь в обеспеченном детстве, а потом в подростковом возрасте попадаешь в этот страшный переплет, монголо-татарское нашествие. Мир переворачивается. Сложно не сломаться. И для наших современников, которые пережили тяжелые девяностые годы, развал страны, экономический упадок, фигура Александра Невского очень важна. Это пример для каждого из нас, для любого человека, который проходит через тяжелый этап. Когда хочется пороптать: «Господи, почему мне этот тяжелый этап выпал?», надо вспомнить, не было ли до этого спокойных этапов. Может быть, Господь дал тебе крепкие детские годы, спокойные годы учебы, несколько лет работы, и теперь ты подготовлен, чтобы переносить самые неожиданные опасности. Александр Невский, получив спокойное детство, а потом очень неспокойные годы, смог не сломаться на фоне разрушений русских городов, а давать ответ новым вызовам.

Что касается невозможности противостоять Золотой Орде, мы смотрим на Александра Невского как на человека, который смог запечатлеть себя в сердцах неуступчивых новгородцев. Он запомнился, и его сыновей просили на княжение в Новгород. Запомнился с хорошей стороны. Сейчас есть различные спекуляции, говорят: «Александр Невский карал восставших, кому-то глаза выкалывали и так далее». По меркам нашего времени, когда бунтовщика не казнят, а выкалывают ему глаза, кажется, это какая-то дикость, но по меркам Средневековья, наоборот, это был верх милосердия. Зачем человека оставлять в живых, если он восстал?

По плодам их узнаете их: самый лучший плод Александра Невского – это Даниил Московский. Сегодня мы тоже празднуем перенесение его мощей, и для нас эта фигура очень важная. Но она важна для любого русского православного человека. Он был похож на своего отца, но при этом был человек совершенно не военный, зато абсолютно дипломатический. Даниил Московский – младший сын Александра Невского. Александр Невский умирает; скорее всего, в Орде его отравили. Умирает в сорок лет с небольшим. Старшие дети уже люди взрослые (женились тогда рано). Даниил совершенно бесправный маленький ребенок. Князья, разобрав богатые города, Даниилу отдали деревушку Москву. «Мелкое селение на реке стоит – пусть ему будет. И нельзя сказать, что мы брата своего обидели». Дали ему совершенно негодную деревню, а спустя несколько веков получился почти Третий Рим. За счет чего? Не потому, что Даниил всех вокруг стал завоевывать, а потому, что, наоборот, выступал миротворцем. Он мирил своих братьев, племянников. Ему в удел завещали его родственники свои княжества как раз потому, что доверяли ему, зная, что он их не использует как пушечное мясо в междоусобных битвах.

У каждого человека свои сильные стороны. И очень не похожи характером Александр Невский и Даниил Московский, но как они оба преуспели и в духовном плане (святыми стали), и в политическом! Кто-то думает: я человек энергичный, а ребенок у меня тихий, застенчивый, он в мире затеряется... Нет. Может быть  наоборот: буйные себе головы проломят и сгинут, а тихие, застенчивые потихонечку в жизни чего-то добьются. Главное –  энергию в мирное русло направлять, надо ребенка загружать больше занятиями, кружками, и он со своей неуемной энергией только радость будет приносить.

Что же для воцерковленного человека, который стремится к Христу, значит фигура Александра Невского? Важны слова апостола Павла. Он говорит: будьте мне подобны, как я сам подобен Христу. Мы подражаем святому не во всех его действиях, а в тех, которые нас приближают к Богу. Нам иногда  удобнее включить смирение, но не там, где нам хочется смиряться, а там, где хочется избежать проблем.  Тогда зарываешь голову в песок. Надо проявить, например, себя, заступиться за человека, которого несправедливо травят, подсиживают и так далее. Такая решимость нужна. Александру Невскому надо в этом помолиться. Где-то, наоборот, другой человек скажет: «Я решительный, лезу напролом, всех могу защитить». А посмотри на себя: может, пока одного защитил, а десять человек обидел. Тут тоже Александру Невскому надо помолиться. Это совмещалось в его дипломатичности. Где надо – всех собрать, где-то утешить, утихомирить, не махать шашкой направо и налево. 

Для каждого христианина Александр Невский пример неоднозначного человека в самых разных проявлениях. Он тоже очень может послужить на пути к спасению. Если мы будем ему по-христиански подражать, то для нас не будет проблемой ни его современный государственный культ, ни его образ в кинематографе. Знаменитый фильм «Александр Невский» во время Великой Отечественной снимали.  И это может нас не то чтобы озлоблять, а настраивать на борьбу с нашим единственным соперником, про которого сказано, что наша брань не против плоти и крови, против духов злобы поднебесной.

– Вопрос телезрительницы: «У меня родственница покончила жизнь самоубийством, ей было 73 года. Она верующий человек, ходила в храм, помогала, на престольные праздники готовила еду, причащалась, исповедовалась. Что с ней могло случиться, что она такое сделала? Мы с ее дочерью не находим ответа. Мог ли Господь Бог такое допустить или это происки лукавого?»

– Хорошо, что Вы рассказали контекст, что это был верующий человек, участвующий в приходской жизни…Нужно посмотреть на все обстоятельства. Может, у нее было психическое расстройство. Если у человека психическое расстройство, это не значит, что он человек второго сорта. На самом деле это всего лишь расстройство нервной системы. В этом нет ничего позорного, это проблема, с которой надо разбираться. Может, например, человек пережил микроинфаркты…

В подобных случаях Церковь считает, что человек не руки на себя наложил, а погиб из-за своей инвалидности. Вот хромой человек вышел на улицу, поскользнулся там, где все другие люди прошли, упал и голову проломил. Это же не самоубийство, его подвело  негнущееся колено. Так и человек, который психически болен. Если он под каким-то сбоем нервной системы на себя руки накладывает, это считается несчастным случаем. Может, она где-то наблюдалась. Даже если не будет никакой справки и официального документа, но мы знаем, что было психическое отклонение (они ведь и старческие бывают), то Церковь признает, что человек не отрекся от Христа, а переносил тяжелое заболевание.

Увы, бывают печальные ситуации, когда усопший мог просто не рассчитать с лекарствами, что-то просто перепутал… Это тоже не самоубийство, а несчастный случай. Кроме того, бывают печальные ситуации с пожилыми людьми, когда бандиты стараются завладеть их имуществом и имитируют эти самоубийства. Тут надо тщательно проверять.

– Если нет следствия, то как доказать?

– Для нас это не так важно. Наша задача не следственные органы и психиатрию заменить. Наша задача – доверие Христу. Мы знаем историю Артемия Веркольского. Был гром, молния, он умер. А посчитали, что этот человек безбожный, что наверняка Господь покарал  его за страшные грехи. Его бросили в лесу без отпевания. Как-то это на нем сказалось? Нет, наоборот, через сто лет видят нетленное тело, мощи, чудотворение. Праведный отрок Артемий  Веркольский один из почитаемых на Руси святых.

Даже если люди вокруг считают, что человека нельзя отпевать, это вовсе не значит, что этот человек от Бога отделен. В нашей личной молитве мы все равно можем молиться за него. Надо посовещаться и с духовником усопшей. Батюшка ее исповедовал и, может, скажет: «Я в последние полгода заметил, что она путается в словах, странные слова говорит». Священник на исповеди может даже иногда диагностировать у человека какое-то психическое отклонение. В ситуации с молодыми людьми задача священника убедить пойти к психиатру. А в ситуации с людьми пожилыми побочные эффекты могут быть сильнее, и тут батюшки оставляют всё как есть.

В данном случае важно не подпускать к себе действие дьявольское – уныние. Лукавый говорит: сдавайтесь, все потеряно. Ничего не потеряно. Господь помнит любое доброе дело, любую добрую мысль, любое действие, которое ваша подруга сделала в Его славу и на пользу окружающим людям.

– Вопрос телезрительницы Оксаны: «В этом году я похоронила свою мамочку, она умерла от ковида. Могу ли я носить ее серебряный крестик?»

– Конечно. Сейчас уже целая индустрия крестиков существует, а раньше крест был как семейная драгоценность. И часто переходил от отца к сыну, от матери к дочери. Это вековая традиция нашего народа. Она немножко прервалась, потому что в советское время люди боялись крест надевать. Сейчас у нас есть такая возможность – иметь у себя на груди память о своей маме. Это имеет и важный практический смысл: лишний раз вспомнил о маме, помолился. Лукавый, да и люди невоцерковленные говорят, что крест – это смерть, проигрыш и так далее. Нет, крест – это орудие победы. Господь крестом Своим смерть сломал. Вот если у механизма шестеренки сломаются, он разрушится. Так же и механизм смерти. Крест Христов стал преткновением, благодаря которому мы получаем надежду на воскресение, а в воскресении уже надежду увидеться с нашими дорогими и близкими людьми, в том числе с нашими усопшими родителями.

– Вопрос телезрителя: «Я крещен во взрослом возрасте. Помню, в таинстве меня не окунали в купель. Это правильно или нет? Что мне сейчас делать?»

– Сейчас уже не надо переживать об этом, а стремиться к Христу. Делать все то же самое, что и любой другой христианин. Конечно, хорошо креститься погружением, но, например, в 90-е годы таких условий не было.

– А почему нужно погружение? Почему это такой принципиальный вопрос?

– На самом деле этот момент не принципиальный, а символичный. Символика в том, что мы вспоминаем крещение Господне. Господь погружался в реку Иордан. Греческое слово βάπτισμα («баптизма») – «погружать».  Люди иногда спрашивают:  как Господь крестился, когда еще не было креста? Кирилл и Мефодий использовали производное слово, связанное с крестом, которое в греческом буквально значит: погружать любую вещь во что-то, в другую среду. Господь погрузился в реку Иордан, и мы стараемся символически Ему подражать. Тем не менее мы знаем с самых древних христианских времен, что могло быть и крещение водою в окроплении, не только погружение.

Сейчас новые храмы строятся, почти везде проектируются баптистерии, где может быть крещен взрослый человек. На протяжении веков такой необходимости не было. До революции все детки были крещеные, а если крестились  новопросвещенные народы, например, при освоении Сибири, то это проходило летом в водоемах, в реке. Реку освящали, люди заходили в нее, крестились, то есть не нужно было никакого специального устройства. По прошествии безбожных семидесяти лет люди потихонечку возвращаются к вере, в том числе те, кто не был крещен, принимают благодать крещения. Но и сейчас зачастую нет возможности крестить погружением.

В храме, где я начинал служить священником, был заложен баптистерий, но он не был готов. Он был вырезан, но туда не была подведена вода, туда нельзя было наступить, не было поверхности. Я крестил взрослых людей погружением головы. Таким образом хоть чуть-чуть эта символика соблюдалась. Погружение было. Глава Тела Церкви – Христос, а самое главное в теле – голова. Если человек голову Господу посвятил, то все остальное посвящается тоже.

– Все-таки Бог не бюрократ.

– Да, конечно. Мы верим во «едино крещение во оставление грехов». Было это крещение, все грехи оставили, теперь задача новых не набирать.

– Вопрос телезрителя: «Александр Невский защищал западные рубежи. Запад пытался навязать Руси именно веру другую. А ордынцы требовали только материальных подаяний, в религию они не вмешивались. Но ордынцы принесли на Русь идеологию холопства, ханства. Раньше на Руси этого не было. При ордынцах это повлияло на государственное управление и на нашу веру. Это самое страшное, что они нам принесли. Мы по сей день считаемся холопами. Вот в чем проблема. Как вы это объясните?»

– Откроем «Русскую Правду» Ярослава Мудрого, это 250 лет до монголо-татарского ига, и мы увидим, что холопы были уже тогда. Есть крестьянин, который обрабатывает свои земли, и есть холоп, кто служит. Можно сказать, холоп – это тот, кто хлопочет, то есть занят какими-то хлопотами. Слово «холоп» сейчас обросло отрицательными коннотациями. Как во времена Христа слово «фарисей» означало человека, который придерживался определенной религиозной традиции. А сейчас это лицемер. Во времена Христа, когда Он говорил «фарисеи», Он их не ругал. Почему Он к ним так часто обращался? Они не безнадежные люди, они любили Бога, просто не очень Его понимали. Господь в Евангелии постоянно к фарисеям обращается. Точно так же слово «холоп», которое сейчас уже имеет презрительный оттенок, в древности этого оттенка не имело. Это, по сути, доверенное лицо. Как, например, в американских блокбастерах: богатый наследник умирает, и единственный, кто наследует все, – дворецкий, тот самый холоп, который управляет домом. В евангельских притчах есть домоправитель, это по меркам Руси был бы холоп. У него нет своего крестьянского надела. Крестьянин имеет свой кусочек земли. А холоп хлопочет о своем господине, о своем князе. К монголо-татарскому игу это не имеет никакого отношения.

От них, может, перешла подчиненность. Монголо-татарское иго, наоборот, дало жгучую тягу к свободе, а в плену были и наши западнорусские земли, под поляками, под литовцами. Матерь городов русских Киев стонет под пятой католических магнатов. Под ярмом турок мусульман стонут болгары, сербы – надо освобождать. Каждый для себя может вынести что-то свое. Монголо-татарское иго, конечно, тоже было мечом Божиим, наказанием Божиим за века междоусобных войн.

В России все было хорошо – торговля, деньги, строились гигантские храмы. Но люди воевали между собой, проливали русскую кровь. Князья нападали друг на друга, дружины рубили друг друга – вот Господь и покарал. Из-за монголо-татарского ига люди наконец сообразили: надо не друг друга, не христианские души ни за что предавать смерти, а объединяться для чего-то большего.

Конечно, монголо-татарское иго принесло много страшных экономических, технических потерь. Страшным было не только то, что изымали все материальное. Самое плохое–угоняли в рабство самых талантливых кузнецов, мастеровых. То есть если человек чем-то славился, его сразу угоняли в плен. В духовном плане это приучило к некоторому смирению, но при этом и к некоторой тяге к свободе.

Если мы посмотрим на самые страшные годы русского рабства, они, наоборот, пришлись на размах внешнеполитического величия. Это XVIII, ХIX века, время крепостного права, особенно начиная со времен Екатерины, которая освободила дворян от службы. Петр I полностью закрепостил крестьян, и они должны были всю жизнь работать на помещика, но при этом помещик должен был либо до смерти служить в армии, либо быть гражданским чиновником, причем без всякой пенсии. Все должны были служить, каждый на своем месте. Екатерина, придя к власти через переворот, разрушила эту систему: дворяне ничего не делают; что хотят, то творят, а крестьяне действительно находятся в рабстве.

Мы видим, что другие страны освобождаются, православные народы получают свободу, а русский народ стонет под этим ярмом. Но никто не может ввергнуть нас в рабство, кроме нас самих. Любой иноземный завоеватель, наоборот, всегда вызовет отторжение. Вспоминаем ХХ век и видим, что пришедшие к нам западные завоеватели как пришли, так и ушли.

– Кстати, на самом деле их же на это благословили. Это был настоящий крестовый поход. Правильно?

– Православному человеку надо помнить, что вся наша жизнь – это некий крестовый поход, но не против людей. Господь сказал: возьми крест свой и следуй за Мною. В монголо-татарское иго этот крест действительно был: вынести все тяготы, что-то перетерпеть, собраться, где-то выступить и дать отпор.

Мы должны благодарить Господа: «Господи, спасибо Тебе, что я живу не в годы Великой Отечественной войны. Спасибо, что я живу не в годы монголо-татарского завоевания». Но кому даны более легкие условия, с того и больше потребуется. Если кому-то нужно выжить, перетерпеть, то для нас важнее созидать, помогать окружающим, своему ближнему, служить Богу и людям.

Сейчас очень удобно списать какие-то свои недостатки на то, что виноват кто-то в ту дальнюю пору... Но не получится переложить все с больной головы на здоровую. У нас есть личная ответственность перед Богом. Да, конечно, мы учитываем исторические факторы, какие-то объективные предпосылки, но на нашем пути ко Христу, в борьбе с нашими страстями нам никто не может помешать, кроме нас самих.

– Если вернуться к исторической справке, говорить о Ледовом побоище и времени, когда на новгородскую и псковскую земли пришли тевтонцы с Орденом меченосцев, на самом деле это был крестовый поход. А если говорить об ордынцах, то в то время они не были магометанами, мусульманами, они были язычниками, огнепоклонцами. И здесь возникает вопрос: почему в то время сложилась такая политика?

– Монголы, как и многие другие язычники, признавали, что у каждого может быть свой бог.

– То есть они уважительно относились к духовенству, священников не убивали.

– Почему современное неоязычество не похоже на язычество древнее? Потому, что у древних язычников каждый верил в своего бога. То есть в одном городе верили в Велеса, в другом – в Мокошь, а, например, в Киеве верили в Перуна и так далее. Признавали существование других богов, но в каждом месте главенствовал свой бог. Это был как бы местный культ.

Индия – языческая страна, там тоже в каждом городе какое-то свое божество. Другие их уважают, но не почитают. Татары относились к этому точно так же. У них было какое-то свое божество, но они хорошо относились к тому, что у других народов были свои божества. Но после того как Золотая Орда приняла мусульманство, наступило некоторое ожесточение, и на Русь свалился новый вал несчастий, потому что возникла некая идеология, которая ставила себе задачей не только завоевать людей, но и обратить их в свою веру. Но во времена Александра Невского этого еще не было.

– Вопрос сохранения веры встал как раз при Дмитрии Донском, тогда уже шли за веру.

– Конечно. Просто надо решать задачи по мере их поступления.

– Но в это время жили преподобный Сергий, святитель Алексий, другие святые.

– Конечно. Между Александром Невским и Дмитрием Донским сто лет, они не просто разных поколений. С высоты наших прожитых лет, в XXI веке, нам кажется, что они жили примерно в одно время. На самом деле здесь такая же разница, как если бы про нас сказали, что мы жили в годы революции или Гражданской войны.

Между временем жизни Александра Невского и временем жизни Дмитрия Донского такая же разница, как если бы мы жили в предреволюционные годы, еще в Российской империи, и проблемы у нас были бы совершенно другими. Точно так же и во времена Александра Невского и Дмитрия Донского проблемы тоже были совсем другими. Орда была разной, и в историческом контексте разными были те же крестоносцы, меченосцы.

Тогда, в начале XIII века, в 1204 году, был целый вал крестовых походов, и в том же веке крестоносцы, вместо того чтобы идти на юг против мусульман, разграбили Константинополь. Они увезли оттуда множество святынь, забрали все, что только можно, и население города сократилось с миллиона до нескольких тысяч человек. То есть это были звенья одной цепи.

После монголо-татарского нашествия связь Руси с Византией ослабла, но она никогда не прекращалась. Конечно же, Александр Невский, который получил хорошее образование, имел широкий исторический кругозор, знал, что за 15 лет до его рождения нападение на Царьград, город, откуда мы приняли Святое Крещение, совершили не мусульмане. Мусульмане только через 250 лет захватят Константинополь.

– Это были латиняне.

– Да, и они изгнали православное духовенство, а в православных храмах поставили католических священников. Константинопольский патриарх был вынужден бежать в Никею, и ему не давали служить в Константинополе на протяжении 60 лет владычества латинян.

При мусульманах православные священники служили в Храме Господнем в Иерусалиме, но пришли католики и изгнали православных священников; стали служить только католические священники. То есть здесь некий парадокс: при иноверцах православному духовенству было легче, чем при христианах, которые вроде бы нам собратья.

Поэтому, глядя на XIII век, мы видим, что выбор Александра Невского был продуманным, основанным на образовании и абсолютно релевантным, и он добился успеха. Эту угрозу он остановил, а другую угрозу, масштабом значительно больше, он нивелировал через свое смирение, что очень важно. Он не то что боролся, воевал и уже зубы обломал. Александр Невский знал, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, и когда он защищал от немцев новгородские и псковские земли, он делал это не для того, чтобы погордиться, а потому, что его попросили; он объединил людей на эту битву.

Надо понимать: когда Александр Невский воевал с немцами, шведами, он еще был удельным князем, он еще не пришел в полноту власти на Руси. А когда он надел на себя тяжелую шапку Мономаха и возглавил все русские земли, пусть и раздробленные, каждую со своим князем, и ему приходилось уже на все отвечать, это была уже совсем другая нагрузка.

Есть такое выражение: «Кто не революционер в 17 лет, тот подлец, а кто революционер в 40 лет, тот дурак». Александру Невскому уже в зрелом возрасте, когда на него легла такая большая ответственность, когда он уже решал не просто какие-то локальные проблемы того или иного княжества, а беспокоился обо всей Русской земле, приходилось делать шаги куда более выверенные, более сложные. «Если бы молодость знала, если бы старость могла…»

Для нас, возрастающих во Христе, пример Александра Невского должен быть примером внутреннего развития человека. Он подчинял себе какие-то свои страсти, чтобы приносить людям пользу, направлял их в мирное русло. Александр Невский рос, учился владеть  своими страстями. Если бы он с ними не совладал, то уже отвечал бы не Новгород и не Псков, а вся Русская земля – случилось бы новое нашествие.

Мы, конечно, понимаем, что существует угроза язычества, ислама, католичества и так далее. Но самая главная задача человека, который стремится к святой жизни, – это упование на Христа и молитва. Если бы Александр Невский был политическим деятелем, дипломатом или полководцем, ничего бы у него не вышло в это тяжелое для всей страны время. Но поскольку он уповал на Господа, Господь ему помог.

Когда педагоги на уроках в школе рассказывают об Александре Невском, они ошибаются, говоря, что вот какой он был молодец, что исключительно всего добился сам. Он не сам всего добился, а только с помощью Божией. Без помощи Божией ничего не получится. Можно сказать, что наши силы умножаются на помощь Божию. Если же мы отказываемся от помощи Божией, хотим жить по гордости, то все будет умножено на ноль. Любой школьник, по крайней мере уже в средних классах, знает, что если умножать на ноль, то и получится ноль.

– А как это – жить по гордости? Например, если ты начинаешь какое-то свое дело, свое действие, как делать его не по гордости?

– Это самое сложное. Недаром в святоотеческом и аскетическом богословии гордость – это самая сильная страсть, которая все подавляет. Если чревоугодник или пьяница захочет погордиться, втереть кому-то очки, он перестанет есть, выпивать и станет идеальным. Если человек начинает блудить и так далее, из гордости он сможет это превозмочь и будет этим гордиться.

Недаром гордость свалила с небес Денницу и сделала его сатаной. Гордость очень опасна, она заползает в наше сердце, и мы не воспринимаем ее как нечто дурное, потому что нам кажется, что мы сделали какую-то полезную вещь, добились каких-то успехов и это хорошо. «Господи, правда я же сделал что-то хорошее, доброе?»

– «Для Тебя, Господи, старался, детей учил чему-то».

– В том-то и дело. А лукавый, по сути, такой ложкой дегтя начинает отравлять бочку меда. Верующему человеку, конечно, проще, ведь когда мы молимся и вспоминаем, что Господь – наша надежда и упование, Он может опять же по нашим молитвам нас смирить.

Иногда люди говорят: «Я вроде жил не безбожно, а по-христиански – постился, молился, отчего же Господь все мне обрушил? Бизнес был – рухнул». Конечно, хочется сказать: «Что же Вы не помогли строить храм, когда бизнес был? А сейчас, когда бизнес рухнул, Вы пришли плакаться».

– Но это тоже неплохо, хотя бы так.

– Да, это тоже как бы неплохо. Но я говорю человеку: «Очень хорошо. Если бы Вы не вспоминали о Боге, достигли бы еще большего богатства, умерли бы в своих миллионах и попали в ад. А поскольку Вы надеялись на Господа, Господь в какой-то момент, когда Вас захлестнула гордость, просто взял и чуть-чуть Вас приземлил, чтобы Вы не возносились. Поэтому не надо унывать. Трудитесь снова, добивайтесь успеха снова, но уже с оглядкой».

Самая лучшая профилактика гордости – это некие моменты смирения, которые посылает нам Господь. Есть замечательная пословица – «обжегшись на молоке, дуют на воду». Вот так же и человек – превозносился, но Господь его заземлил, поэтому лучше лишний раз смириться, быть более аккуратным.

Но есть и другая крайность, может быть, гордость наоборот – отсидеться и смолчать. Человеку кажется, что он молчит по своему смирению, ни во что не вмешивается, а на самом деле в нем говорит гордость. Ему просто наплевать на окружающих людей,  поэтому он сидит и отмалчивается – мое дело сторона. Это такой вид гордости.

Можно сказать: «Гордость только у экстравертов, у интровертов ее нет». Нет, можно быть горделивым и не сказать ни слова. Ты просто проходишь мимо других людей с высоко поднятой головой и ничего им не говоришь, думая: «Вот эти гордецы везде со своим мнением лезут». Может быть, наоборот, твое мнение здесь поможет, поэтому не гордись.

Самый лучший способ победить гордость – это противоположная ей добродетель. Святые отцы говорят, что есть семь страстей и семь добродетелей, и самая главная, единственная добродетель, которая может победить гордость, – это любовь. Если ты с любовью относишься к Богу, то будешь помнить, что все успехи посылает тебе Господь, а ты лишь помогаешь Ему в этом деле.

Если ты действительно с любовью относишься к человеку, то, даже превозносясь над ним и понимая, что у тебя что-то получается лучше, стараешься сделать так, чтобы не задеть, не обидеть человека, не дать ему позавидовать тебе, то есть стараешься проявлять заботу о человеке. Господь не говорит нам бороться с грехами. Господь говорит нам возрастать в добродетели, а грехи убирать, поскольку они нам мешают. Поэтому, дорогие братья и сестры, нам нужно возрастать в любви, тогда гордость сама отпадет.

– А как все-таки нужно делать? Что нужно делать, чтобы был опыт своего делания? Например, молиться, что-то просить – как это практически реализуется в жизни?

– Действительно, можешь чему-то научиться, стать на кого-то похожим только в непрестанном общении. Поэтому, чтобы относиться к любому делу по-христиански – в профессиональном, семейном плане и так далее, нужно постоянно общаться со Христом. Недаром апостол Павел говорит: непрестанно молитесь. Но это не значит, что нужно забросить все дела и только стоять и бить поклоны. Хотя если принял монашество, отшельничество, то почему бы и нет?

Все равно свою жизнь сопровождаешь молитвой. Идешь по улице – и молишься про себя. И это очень хорошо. Но связь не должна быть односторонней, поэтому, конечно, нужно открывать Евангелие, читать и сравнивать его со своей жизнью. Потому что молитва – это наше обращение ко Христу, а в Евангелии Господь обращается к нам.

Поддерживая некий баланс, мы действительно будем помнить о Господе. Обращаемся к Господу в молитве – и уже понимаем, что живем не по гордости, не для себя, а для Бога. Недаром притчи в Евангелии такие радикальные – они нас тоже заземляют. Лучше заземлиться через евангельскую притчу, чем ждать, когда же Господь пошлет жареного петушка, чтобы он чуть-чуть поклевал, и тогда придется сказать: «Господи, я все понял, больше не повторю. Помилуй меня».

– Да, это очень важно. Давайте подведем итоги.

– Дорогие друзья! Сегодняшний день – это день, который объединяет нашу Русскую землю. Мы празднуем перенесение мощей из одного города, связанного с жизнью Александра Невского, в другой, совершаются крестные ходы. Люди оставляют свои дела, отвлекаются от суеты и уделяют время молитве. Однако не стоит ждать перенесения мощей, каких-то икон. Не стоит ждать каких-то внешних эффектов.

Предстоящая неделя – трудовая. У нас будет много забот, много дел. Но нам нужно в сердце иметь молитву, обращаться к Евангелию. Если мы будем уделять время Господу, вырываться из суеты ради Него, то Он поможет нам справиться со всеми делами, как помог Александру Невскому.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​