Беседы с батюшкой. Священник Владимир Тоготин. Ответы на вопросы

11 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает и.о. настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы в Братцеве священник Владимир Тоготин.

− Отец Владимир, первый вопрос от телезрителя, который я хотел бы задать сегодня, следующий: замечено, что от усталости, печали и уныния помогают некоторые эстетические наслаждения (кино, музыка, книги, живопись и прочее). Насколько они допустимы для христианина?

− Конечно, допустимы. Тут никакого спора быть не может. Книги для христианина − это вообще пища духовная. Для нас очень важны Священное Писание, святоотеческие книги. Конечно, можно читать и художественную литературу. Мы часто детям, подросткам советуем читать фантастику, интересные приключенческие книги. Мне кажется, это полезно: у них появляется навык чтения.

Кинофильмы можно дифференцировать: есть шедевры, а есть кино, что лучше не смотреть. Очень важно, чтобы был духовный наставник, который мог бы подсказать, что лучше смотреть. В целом кино − это тоже искусство. Есть хорошие классические фильмы.

Живопись тоже часть нашей культуры. К ней можно отнести и иконопись. Хотя, конечно, не совсем корректно называть иконопись живописью: это отдельный пласт культуры. Я знаю много людей, которые именно через иконопись воцерковились, стали христианами. А начинали они просто с искусствоведения: изучали древних иконописцев, их биографии, жития (например, преподобного Андрея Рублева, которого Церковь даже канонизировала).

Архитектура – это море духовной эстетики. Если взять, например, даже наш стольный град Москву, то можно написать целую энциклопедию по ее архитектуре: один храм не похож на другой, один монастырь красивее другого. Можно по ним изучать эпохи и исторические пласты. Вся эта эстетика церковной архитектуры вызывает отзыв в сердце. Посмотрите даже на Кремль: какие там красивые соборы (например, Успенский собор потрясающего архитектора Аристотеля Фиораванти).

А какая красота в Великом Новгороде! Там стоят изумительные храмы домонгольской Руси. Я стараюсь хоть раз в год бывать в Великом Новгороде, чтобы зарядиться духовной силой. Там находятся мощи моего святого покровителя − святого благоверного князя Владимира Новгородского (скоро, 17 октября, будет его память). Это замечательная личность, один из первых русских святых. Он сделал великое дело − положил фундамент русскому православию. И этот фундамент − Софийский собор − до сих пор цел. Тем, кто там не был, рекомендую обязательно съездить в Великий Новгород, посмотреть на эти толстые стены, потрясающие фрески. В соборе, кстати, много святынь, хранятся мощи святых угодников: святителей, новгородских благоверных князей. Когда с этим соприкасаешься, это дает великую духовную силу. Я каждый раз уезжаю из Великого Новгорода окрыленный. У меня, как правило, весь год удачный, если я съездил помолиться святому благоверному князю Владимиру Новгородскому. Я чувствую его сильную поддержку.

Как правило, из Великого Новгорода далее мы едем в Санкт-Петербург. Там, конечно, тоже красота: соборы, храмы, Александро-Невская лавра. Где вы еще увидите храм с двумя колокольнями? Огромный, изумительный Троицкий собор с прекрасной акустикой, в котором сохранилась традиция ежедневно совершать две Божественные литургии. Очень важно, когда в храме постоянно совершается молитва. Или Никольский, Исаакиевский соборы. Это памятники, про которые можно говорить часами. Чесменская церковь в честь Чесменского сражения – гармоничная, замечательной барочной красоты.

Эстетика для любого человека, тем более христианина, имеет очень большое значение. Мы знаем, что наш Господь имеет имя − любовь. Мы всегда об этом говорим, но забываем, что у Бога есть другие имена. В том числе Бог есть красота. Есть знаменитая фраза Достоевского из романа «Идиот», что красота спасет мир. Действительно, кто с этим спорит? Сердце даже озлобленного человека, когда видит красоту, начинает потихоньку отогреваться, и рано или поздно он все равно придет в духовную норму. Поэтому, конечно, эстетика для нас очень важна.

Можно перечислять часами наши русские шедевры: и музыкальные, и архитектурные, и художественные, иконописные. Сколько нам осталось прекрасных икон, которые хранятся в Третьяковской галерее: «Троица», «Спас» Рублева... Слава Богу, сейчас это можно все увидеть в музеях, которые сотрудничают с Церковью и хранят эти памятники. А хранить их очень дорого, и музей порой помогает храму это делать. Это потрясающая древнерусская эстетика. Это наш фундамент, который нельзя отрицать.

В России были разные эпохи: Древняя Русь, послемонгольская Русь, барокко, классицизм. Я считаю, что ни в коем случае нельзя отрицать никакие стили. Это просто неуважение к собственной истории. К сожалению, мы сейчас видим зачастую, что люди продвигают свои вкусы: эта эпоха мне нравится, а эта не нравится; эпоха Дионисия хорошая, а эпоха Симона Ушакова плохая. Это совершенно тупиковый путь, на который вставать ни в коем случае нельзя. Это наше национальное достояние. Мы должны это знать, помнить и ценить. Любой стиль и эпоху надо изучать, любить и ничего не отрицать.

И в архитектуре есть разные стили. Например, церковь Покрова на Нерли. Когда мы видим ее гармонию, пропорции, нам кажется, что человек просто не может такое сделать. Видимо, у архитекторов домонгольской Руси, которые делали такие храмы, были какие-то секреты. Сейчас, наверное, трудно повторить эти пропорции. Когда смотришь на этот храм, чувствуешь, что это шедевр. С этим никто не будет спорить, это уже классика. Но надо ценить и другие стили. Например, в Санкт-Петербурге существует очень красивый классический стиль: белые позолоченные иконостасы. Это тоже наша история, культура.

Я считаю, это наше великое достояние, наша энциклопедия, фундамент. Порой у нас не хватает вкуса, и мы начинаем выбирать какой-то один пласт, а другие отбрасывать. Ни в коем случае так не надо делать. Пусть будут у нас и Симон Ушаков, и Феофан Грек, и Андрей Рублев, и Дионисий. Есть еще современные, очень талантливые иконописцы. Нельзя сравнивать иконописцев: они все разные, жили в разные эпохи, имеют разные жизни. Это все великое наследие, достояние нашей Руси.

− Вопрос телезрителя: «Когда я была моложе, читала каждый день стоя 150 раз молитву "Богородице Дево, радуйся". В связи с возрастом и болезнью я уже так не могу делать. Можно ли мне читать эту молитву лежа или сидя? И второй вопрос: если человек не живет по воле Божьей, не значит ли это, что он живет по воле злых духов или по своей воле?»

− Конечно, можно и нужно читать молитву «Богородице Дево, радуйся» и лежа, и сидя, и в транспорте, и дома, и в храме. Конечно, в храме, когда собирается много людей, молитва самая сильная. Это видно и из Священного Писания. Господь говорит нам: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Тем не менее молиться надо всегда. И святые отцы всегда нам давали пример непрестанной молитвы.  Если человек в болезни или оказывается в больнице, как он может молиться стоя? Естественно, можно и нужно молиться и лежа, и сидя. Мы в семье, конечно, молимся стоя. Но бывает, что кто-то из детей заболел, лежит с температурой. Мы ему говорим: «Сегодня ты молишься лежа». Малыш лежит, но все равно принимает участие в молитве. И мы за него молимся, читаем молитвы, чтобы Господь его исцелил. И если человек уже в преклонных годах будет молиться сидя или лежа, это не грех.

Читать 150 раз «Богородице Дево, радуйся» − это замечательно. Это правило, данное преподобным Серафимом Саровским. Люди приезжают в Саров, ходят по Канавке и читают эту великую молитву, гимн Божьей Матери. Я в этом году сподобился съездить в Дивеево. Радостно было приложиться к мощам преподобного Серафима Саровского, пройтись по Канавке, почитать молитву «Богородице Дево, радуйся». Мы ездили всей семьей и получили огромное духовное наслаждение от посещения Дивеева.

По поводу второго вопроса о воле Божьей: здесь, конечно, потребуется наше смирение, мудрость и рассудительность. Если мы делаем доброе дело и стараемся его довести до конца, то бывает, что появляются какие-то силы, которые пытаются нас остановить. Что это за силы? Бесы, которые действуют через людей. Здесь надо, конечно, проявить упорство и не поддаваться на эти искушения, соблазны. Нужно выполнять волю Божью, которая определяется тем, что призывает к милосердию и добру. Если вы чувствуете что-то неладное, то это не воля Божья, а искушение. Поэтому волю Божью надо стараться исполнять твердо, не обращая внимания ни на какие искушения. Нужно стараться бороться. А как? У нас, христиан, только два способа борьбы: молитва (о чем мы сейчас говорили) и система самоограничений (то есть умеренный пост).

Конечно, у каждого свой пост. Допустим, у египетских монахов был свой режим поста, у людей XVII века – свой. У многодетной мамы, которая еще и в положении, естественно, свой режим поста, и мы не можем запретить ей пить молоко. Или, например, у людей в преклонном возрасте часто бывают проблемы с костями, им тоже можно давать какие-то послабления.

Но в целом, конечно, лучше держать пост средним путем, как говорили святые отцы, как завещает Церковь: в среду и  пятницу  постные дни, когда мы отказываемся от мясного, молочного, сыра, яиц. А остальную пищу – картошку, фрукты, овощи – надо употреблять, конечно. И если мы боремся с помощью поста, то все бесы от нас отходят, потому что они боятся, когда человек начинает поститься.

Но, бывает, человек начинает оправдывать себя, хотя попоститься может, говорит, что больной, имея в виду какие-то несущественные болячки. Как правило, перед каждым постом ко мне приходит группа наших прихожан, говорят: «Батюшка, благословите на молоко». Я говорю: «А надо ли это? Может быть, все-таки чуть-чуть потерпите? И Господь укрепит ваше здоровье. Попробуйте без молока и станете крепче, здоровье укрепится».

Единственная просьба – не ударяться в крайности. Приходит ко мне девушка и говорит: «Я не могу поститься». Спрашиваю: «Почему?» – «Открыла календарь, а там написано, что сегодня должно быть сухоядение, можно есть только сухие финики». Я говорю: «Миленькая моя, это не для Вас такой режим поста. Лучше посоветуйтесь с духовником, и он, конечно, скажет, что Вам, студентке с гастритом, лучше утром поесть супчик или  кашу».

У нас должен быть нормальный, адекватный пост. Не нужно брать на себя подвиги, которые брали пустынники, отцы, достигавшие таких высот, которые нам даже не снились. А мы пытаемся с первого этажа сразу прыгнуть на двадцатый. Так не получится, для души будет только хуже. Все нужно делать умеренно, идти средним путем, как завещали нам святые отцы.

– Вы упомянули, что в церкви молитва сильнее. Как это правильно понимать?

– Я думаю, здесь присутствует некая тайна, которую, может быть, мы до конца не понимаем. Вообще в нашей Церкви  много тайн – тайна брака, тайна Святой Троицы. Люди вместе молятся. Видимо, Господу угодно, чтобы мы были вместе. Во-первых, когда мы вместе, мы начинаем учиться сосуществовать в мире, любви, единомыслии. Во-вторых, я как-то слышал проповедь нашего Святейшего, и она меня очень убедила. Он сказал: «Представьте, на службе стоит много людей. Естественно, все мы грешники, у всех ум рассеянный. Вот человек молится пять минут, а потом мысли его отвлекаются… И тут же его молитву подхватывает другой. Пока тот человек сосредотачивается, идет другая молитва, то есть идет некая трансляция молитвы. Когда же стоит один человек, его молитва какая-то разрывная. Практически все жалуются, что когда они стоят на вечерней молитве, очень уставшие, они не в состоянии сосредоточиться на 20 минут, чтобы прочитать молитвы. Естественно, человек отвлекается мыслью, а потом говорит: батюшка, я грешен, не могу сосредоточиться».

Я сам порой тоже отвлекаюсь, когда читаю вечером молитвы, думаю о том, что у меня не получилось, что нужно сделать завтра. А потом говорю себе: «Стоп. Я молюсь или ерундой занимаюсь?» То есть у любого человека присутствует такой грех – рассеянность, отвлечение. А когда двое или трое собраны, идет мощная трансляция молитвы. И чем больше людей, тем сильнее молитва.

Мне вспоминается великий наш святой – святой праведный Иоанн Кронштадтский. Когда он служил, храмы всегда были полные, все истово молились. И сам батюшка молился, и, как правило, по его молитве происходили чудеса, когда собиралось много людей. Я думаю, конечно, батюшка возгревал всех таким своим молитвенным состоянием.

Вспоминаю, что меня действительно убедили слова нашего Святейшего. Эту его проповедь я услышал давно и подумал, что когда стоит много людей, молитва действительно укрепляется. Но молитва – это тайна, которая до конца все равно не открыта. Молитва – это общение с Богом, разговор с Богом. И для Него, когда мы вместе, эта молитва уже являет собой любовь, общность.

Для Господа самое главное – чтобы мы любили друг друга. Мы знаем, что первая заповедь – возлюби Господа своего, а вторая, подобная ей, – возлюби ближнего своего. И эта заповедь является ответом на вопрос, почему молитва сильнее в храме. Мне это видится именно так.

– Вопрос телезрителя: «Скажите, пожалуйста, когда Господь выводил людей из ада, Он всех оттуда вывел или кто-нибудь остался?»

– Мы не знаем. Я думаю, все, кто хотел с Ним пойти, однозначно вышли, потому что Бог для того и пришел. Он сказал: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Что может препятствовать выходу людей из ада? Только их собственная воля. Видимо, даже грех не является препятствием, причиной, чтобы Господь оставил человека в аду. В аду в основном все грешники, да и все мы грешники, однако если человек кается, Господь смывает его грехи невидимым образом, и это тоже великая тайна.

Неверующему человеку это непонятно. Мы привыкли мыслить какими-то юридизмами: я – тебе, ты – мне; нашалил – получил за это по заднему месту. У Бога совсем не так, у Бога нет юридизмов, у Него есть милосердие. Поэтому все, кто хотел выйти из ада, кто способен на покаяние, кто способен принять Христа, однозначно вышли.

– Вопрос: «Меня очень печалит состояние людей после смерти. Ведь до Второго Пришествия даже праведники находятся без тела; значит, они пребывают в состоянии дискомфорта».

– Это совершенно неправильное рассуждение. Вы мыслите земными понятиями. Мы знаем, что у Бога нет времени, время есть только у нас, поэтому душа оказывается в некой реальности, где времени нет. Мы сейчас рассуждаем о таких материях, о которых, по сути, рассуждать не должны, потому что не знаем этого. У нас есть Священное Писание, на которое мы опираемся, и мы знаем: кто будет со Христом на земле, тот и там окажется со Христом. Рассуждать о чем-то, есть чистилище или нет (как в католическом учении), сколько там душа будет находиться, не совсем корректно… У нас есть, конечно, некоторые опыты посмертные, мы слышим иногда, как люди умирают, а потом возвращаются.

Кстати, недавно я соборовал девочку 13 лет. У нее случилась клиническая смерть на пять минут. Врачи сумели подключить ее к искусственным системам и спасли. По просьбе мамы я соборовал девочку. Сейчас она пришла в себя, слава Богу! Думаю, что сейчас некорректно о чем-то расспрашивать девочку. Но знаю, что многие люди, пережившие клиническую смерть, замыкаются и кардинально меняют свою жизнь. Они стараются не делиться этим.

Все мы знаем, что есть другая реальность – другая жизнь; с этим даже не спорят ученые. Однако реальность у всех разная: один человек попадает в одно место, другой – в другое; кто-то возвращается после клинической смерти. Этим Господь открывает нам небольшую щелочку света, чтобы мы немного взбодрились и протрезвились и не были атеистически настроенными материалистами; чтобы знали, что есть будущая жизнь.

Рассуждать, сколько времени душа будет там находиться (год или полчаса), это не в нашей компетенции. Нам дано знать то, что Господь сказал в Писании: будете в Царствии Божьем, если примете Меня; кто исполняет Мои заповеди, тот со Мной. Так Он говорил фарисеям. Лучше на эти темы не рассуждать, а помнить о том, что все мы будем со Христом, если будем стараться жить по Евангелию.

Вопрос телезрителя: «Когда Христос индивидуально молился в Гефсиманском саду, Он молился до кровавого пота. Трое апостолов тоже молились, но потом уснули. Какая молитва сильнее была: коллективная или индивидуальная?» 

– Вы привели немного некорректное сравнение. Апостолы были грешными и немощными людьми, они это сами признавали. В этом евангельском отрывке говорится о том, что апостолы настолько были уставшими, что у них не было сил, поэтому они уснули. Христос – это Сам Господь; нельзя сравнивать Его молитву с молитвой других. Он молился Богу Отцу. Это не просто человек, а Богочеловек, Вторая Ипостась Святой Троицы. Но мы говорим о молитве простых, немощных людей. Поэтому нам надо молиться в храме, где много людей молится.

Христос молился до кровавого пота потому, что Он пошел добровольно на крест. Нам трудно это представить. Это невозможно больно. Исследователи говорят, что это страшная смерть. Он терпел невыносимую боль. Есть такие изуверские казни, когда человека, например, заживо закапывают в землю. К такого рода казням относится и смерть на кресте.

Любая молитва требует сил и труда. Некоторые неверующие люди думают, что молиться – это значит «ничего не делать». А вы попробуйте просто постоять пять минут и почитать по-настоящему молитву. Вся спина будет мокрая от напряжения. Любая молитва требует отдачи. Она забирает много интеллектуальных и физических ресурсов. Если стоишь в храме и молишься два с половиной часа (а в монастырях еще дольше), потом просто выжимаешь рубашку. Вот поэтому Иисус Христос молился до кровавого пота. У Христа не было греха. Он мог молиться один. Хотя Он призывал учеников бодрствовать.

– Известно, что отличить психическое заболевание от беснования могут далеко не все. Но слышал про опыт дореволюционных врачей, когда брали четыре стакана со святой водой, а пятый с обычной. Если человек безошибочно выбирал несколько раз стакан с обычной водой, то считалось, что он бесноватый. Можно ли использовать этот опыт и какие могут быть здесь ошибки?

– Применять эти трюки греховно и неполезно. Мы знаем опыт нашей Святой Церкви. Благоверная царица Елена приехала на Святую Землю, и по ее приказу нашли три креста. На одном из них распяли нашего Господа Иисуса Христа. Кресты стали поочередно прикладывать к покойникам. От одного из трех крестов покойник ожил. Кем была царица Елена? Сколько она восстановила храмов после языческого засилья в Иерусалиме, Вифлееме! Мы ее почитаем как великую святую, это был человек святой жизни. Поэтому Господь ей открылся. Нам, грешным людям, лучше не экспериментировать. Давайте больному ежедневно по утрам пить святую воду, приводите его в храм. Сначала просто свечи поставить, погулять. Так постепенно человек научится молиться, и ему станет лучше.

– Этот пример напоминает средневековые опыты ордалии. Когда хотели определить правоту человека, давали в руку кусок раскаленного металла. Считалось, если у человека рука оставалась здоровой, то человек говорил правду. 

Хотелось бы вернуться к вопросу об искусстве. Бытует мнение, что искусство (кино, живопись, музыка) в России в последние десятилетия деградирует. Так ли это?

– Если глобально смотреть на это, то человечество действительно идет по пути регресса. Хотя многие могут это оспаривать. Мы очень недооцениваем наших предков. Храмы домонгольского периода стоят до сих пор. Велика культура Древней Руси! К сожалению, она утеряна в силу определенных обстоятельств. В искусстве то же самое.

Но не все так однозначно. В иконописи, например, сейчас есть очень талантливые иконописцы. Если человек живет духовной жизнью, то Господь дает дар. Если талантливый человек в душе не очень духовный и пытается просто зарабатывать, то и иконы будут не совсем настоящие. Это и есть деградация: когда человек теряет духовную жизнь.

Как трепетно люди относились к православию во времена Александра Невского, дети учились на Псалтири... Первые наши святые благоверные князья Борис и Глеб просто взяли и сами сдались Святополку. Многие не понимают, почему они так поступили. Потому, что у них были смиренные сердца. Они искренне верили в евангельские заповеди и искренне их исполняли. Сейчас происходит некоторое лукавство.

Духовная деградация очень тесно связана с деградацией в искусстве. В любую эпоху жили талантливые духовные люди. Мы знаем многих святых XVIII и XIX веков. А XX век сколько дал нам святых! Сколько у нас новомучеников... Вчера праздновали память священномученика митрополита Петра (Полянского). Чистой жизни был человек. Какого достиг смирения! И это наш современник.

К сожалению, деградация искусства связана с деградацией духовной жизни нации, человечества. Почему произошла революция? Потому, что люди перестали ходить в храм, перестали молиться, перестали жить духовной жизнью. Это случилось не сразу. К этому шли долго. Потом опомнились. После революции масса людей стала возвращаться обратно в храмы. Но было уже поздно. Всё разрушили. В своих воспоминаниях митрополит Антоний (Храповицкий) писал: чувствовали, что надвигается беда, буря. Но изменить уже ничего было нельзя.

Если начнем жить по совести, будем читать молитвы, ходить в храм, читать Евангелие, стараться делать своим близким добро, жить в семье по-человечески, не ругаться, то многое изменится. Порой мы сидим за телевизором и осуждаем своих соседей, друзей. Дети  это слышат. Надо следить за своим языком, чтобы никого лишний раз не осудить; не раздражаться. Это называется духовной жизнью. Если мы к этому будем  приходить, то Россия встанет с колен. И искусство у нас будет настоящее.

Сейчас хорошее время; есть духовные ростки. Например, появились церковные каналы на телевидении. Можно посмотреть трансляции богослужений. Я раньше не мог себе представить, что можно  смотреть службы по телевизору. Недавно с удовольствием посмотрел службу из Киево-Печерской лавры. Там столько наших святых угодников! Сейчас туда не попадешь, но можно включить телевизор и как бы побывать там. Это прогресс в искусстве. Этой возможности надо радоваться.

Ведущий Александр Черепенин

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​