Беседы с батюшкой. Нужно ли Богу наше поклонение? Протоиерей Александр Рябков

10 сентября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма во имя святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах протоиерей Александр Рябков. 

– Казалось бы, очевидно: если мы обращаемся к Богу, то обращаемся к Нему в поклонении, если мы правильно это понимаем. Бог заботится о нас, Он любящий Отец. Как мы, сыновья, можем не любить Его, не уважать?

Поклонение очень сложное понятие. С одной стороны, мы можем его расценивать как какое-то раболепие, безвольное участие, с другой стороны, в слове «поклонение» есть очень хороший смысл. Что такое поклонение? Как православным христианам понимать это слово?

– Очень много слов в Евангелии, связанных с поклонением. Господь говорил самарянке: придут времена, поклоняться будут Богу в духе и истине. Очень часто церковные слова, термины понимаются  превратно. Даже самая простейшая молитва «Господи, помилуй!» понимается людьми так, что якобы человек просит не казнить его. Помилуй – это не казни. Некая амнистия. Это очень узкое понимание. Слово «милость» не только помилование преступника, нарушителя закона или каких-то предписаний, это еще и дарование благ, щедрот, талантов. Если я ищу прощения грехов, проще сказать: «Господи, прости меня». И понятно, и просто. А когда говорю «Господи, помилуй!»,  я прошу именно милости, духовных даров, которые наполняют душу благами, что посылает нам Святой Дух.

Мы молимся: «Царю Небесный, прииди и вселися в ны». Мы полностью не можем описать, что дает нам вселение Святого Духа. Но мы можем представить то, что приходит вместе с благодатью Духа Святого в сердце, ум, душу человека. Я представляю, что это – мир, тишина, покой, радость. Когда мы говорим о поклонении, у нас тоже это понятие может сужаться, урезаться, несколько редактироваться и редуцироваться лишь до раболепного преклонения перед величайшей силой. Да, Бог наш Отец Небесный. Сравнение с отцом или с матерью земными очень понятно и просто иллюстрирует эту тему. Мы преклоняемся перед отцом и матерью, несмотря на то, что уже взрослые и пожилые, седые и сами имеем детей и даже внуков. Если наши родители живы, мы перед ними преклоняемся.

Мы преклоняемся перед ветеранами, перед заслуженными людьми, перед их талантом, служением, жертвенностью, которую они принесли на алтарь Победы или вложили в наше воспитание, если мы говорим о наших родителях и дедах, прадедах. Преклоняемся даже перед усопшими. Преклоняемся перед подвигом, перед каким-то служением или жертвой.

В Боге есть забота, достоинство Отца. Поклонение этому не является каким-то ущемлением нашего достоинства, наоборот, это нас возвышает. Господь принес жертву за наше спасение. Поклонение Богу – это поклонение  величайшей жертве, которой мы спасены.

Нужно ли Богу наше поклонение? Если мы обратимся к православной и церковной догматике, то увидим, что Бог самодостаточный, Он ни в чем не нуждается. Наши родители остро нуждаются в нашем почитании, послушании, любви. В этом нуждаются наши близкие. Все люди нуждаются в любви близкого, родственника, который живет с ними под одной крышей. Особенно нуждаются в этом люди пожилые. Для них непонятно, почему их заслуги, труды, бессонные ночи над нашей колыбелью не находят в нашем сердце отклика или почитания. Мы сами, будучи родителями, нуждаемся в послушании и почитании наших детей.

Господь в этом остро не нуждается, у Него нет этой потребности. Он не скорбит, не расстраивается, не испытывает какого-то ущемления, недостатка, как испытывает это человек, которого обидели непочтением. При этом мы помним Его слова: милости хочу, а не жертвы.  Господь ждет от нас милости. Есть догматическое утверждение, что Бог ни в чем не нуждается, но Он сотворил нас, сотворил мир, в первую очередь чтобы излить на нас Свою любовь. Мы балансируем на грани. С одной стороны, мы не можем сказать, что Бог нуждается в нашем поклонении, но, с другой стороны,  видим, что Бог желал сотворить личности, которые испытывали бы Его любовь, на которых Он изливал бы Свои дары, на человека, в целом на человечество. Здесь важно не терять баланс, не уклоняться в одну или другую сторону.

Язычники утверждали, что их боги нуждаются в жертвах, которые приносили разные поклонники Артемиды, Диониса или Зевса. Бог не нуждается в таком поклонении, Он не страдает, Его Божественная жизнь не терпит какого-то урона. Но Господь желает нашего спасения. Он в какой-то мере испытывает страдание, крестные страдания за нас, если мы живем греховно. Все проповедники в страстные дни или в конце Великого поста говорят о том, что мы снова распинаем Бога, будучи искупленными Его жертвой, совершая и повторяя смертные грехи, продолжая жизнь во грехе и страстях, которые нас низводят до уровня животного или даже ниже.

Говоря о поклонении, особенно церковном, в Священном Писании мы можем видеть разные утверждения. С одной стороны, через пророков Господь говорил гневные слова израильскому народу: «Я не нуждаюсь в ваших жертвах, ваши жертвы и дым от всесожжений не благоухание, а зловоние для Меня». С другой стороны, по слову пророка и царя Давида, Он говорит: жертва, приятная для Меня, – дух сокрушен. Господу приятно наше поклонение в духе и истине, в нашем сокрушенном покаянном духе. Господь радуется именно такому  поклонению перед Ним.

Мы не можем сказать, что Бог без внимания относится к нашему поклонению или нашей молитве. При этом, конечно, мы должны понимать, что поклонение Богу требуется в первую очередь нам самим. Мы можем перенести это понимание поклонения, преклонения и почитания в светский регистр, как мы сейчас говорили про родителей, про наших предков, пожилых людей, ветеранов. Они чувствуют, что достойны поклонения, почитания. Это чувство вполне законно. Теперь перенесем это понимание несколько в другой контекст, когда это поклонение  перед отцом, матерью, дедушкой или ветераном необходимо нам самим, почитателям подвига, жертвы или служения родителей. Это мне необходимо. Если я потерял возможность или умение преклоняться перед какой-то величайшей жертвой, особенно жертвой нашего народа в Великой Отечественной войне, например, то я сам ущербен. Если человек не почитает своих родителей, он сам в первую очередь ущербен. Он деградирует, он что-то очень важное потерял в своем личностном развитии. Если человек не чувствует необходимости поклонения перед величайшей святыней, то и тут в нем есть некая ущербность, деградация и деструктивность. Плодотворная жизнь зиждется на поклонении чему-то высокому, какому-то смыслу. Христос – Логос, смысл. Когда для отдельного человека утеряно умение поклоняться высшему, надмирному смыслу, то для него все теряет смысл, содержание.

Отвлечемся от религиозного контекста: у любого человека должен быть какой-то пантеон почитаемого. Иногда, к сожалению, это оборачивается идолопоклонством. Человек поклоняется каким-то идолам. Это необязательно поклонение чему-то приземленному – материальному богатству, красивым вещам, телесным удовольствиям. Хотя и это тоже случается. Человек поклоняется творчеству, искусству, таланту отдельно взятого художника, композитора, артиста. Это очень урезанное поклонение высочайшему. Все-таки мы забываем о том, Кто Податель этих талантов  художнику, композитору, артисту, архитектору, писателю.

Культура всегда начиналась с религиозного культа. Конечно же, истинная культура всегда прославляет Бога. И когда мы отрываем культуру от Подателя талантов, она рано или поздно оборачивается антикультурой и становится языческим идолопоклонством, а не прорывом и устремленностью нашего сознания, души, ума к надмирному, вечному.

Говоря о поклонении Богу в духе и истине, мы понимаем, что это поклонение вносит в нашу жизнь смысл надмирный, непреходящий, утвержденный не в нашей земной реальности, а в реальности Божественной. Многие ученые, мыслители (да и каждый из нас) задумывались о смысле жизни. Конечно, проще всего (к сожалению, это сейчас очень часто случается) людям заменить общение с Богом, сочетание души с Ним какими-то преходящими смыслами: что-то приобрести, купить, съесть, выпить и почувствовать телесное удовольствие. Проходит это впечатление − и человек снова видит свою жизнь бессмысленной.

− Вопрос телезрителя: «Насколько важна в современном обществе любовь к Богу и к людям?»

− Любовь – это важнейшее слово, потому что это имя Бога. Еще это чувство, которое мы переживаем. Но в нашей жизни многое девальвируется. Как вы сами хорошо знаете, это слово сейчас в мирской среде может обозначать что угодно, к сожалению (даже противоположное нашему церковному пониманию). Но при этом моя жизнь неполноценна, если я переполнен осуждением, завистью, злобой и во мне нет любви к Богу и ближнему. Любовь к ближнему проявляется в терпении, смирении, понимании и принятии его немощи. Если этого нет, то, конечно, любовь к Богу остается лишь теорией, отвлеченной абстракцией, но не реальностью. Любви к Богу у меня однозначно нет, если я, по слову евангельскому, не могу любить ближнего, которого каждодневно перед собой вижу.

Люди привыкают жить без любви. Мы часто видим, как они легко срываются на крик, злятся, демонстрируют пренебрежение, брезгливость, неуважение. Бывает, мир так трансформирует человека, что у него вырабатывается защитная реакция: какие-то грубые проявления в общении друг с другом; люди не улыбаются, не расположены друг к другу, не открывают свою душу. Это формирует ту атмосферу нелюбви, которая воцарилась даже в нашей квартире, а не только за ее дверью. Отстраненность, отчужденность домочадцев друг от друга − это довольно трагическая реальность; по сути, преддверие ада.

Мы молимся за богослужениями, читаем молитвенное правило, но необходимо понимать, что дарование нелицемерной сыновней любви к Богу и братской любви друг к другу − от Бога. Без этого жизнь обессмысливается. Нам кажется иногда: если я буду любить ближнего, я что-то потеряю или что-то не приобрету. Пусть. Но если мы не будем иметь любви к нашему брату, то будем жить в постоянном ожидании войны, столкновения, подвоха. И здесь уже нет веры, потому что если бы мы верили в Бога, то понимали бы: то, что у нас отнимется, Господь нам вернет сторицей за наше смирение; Он защитит нас от каверзного поступка ближнего, который не наполнен любовью. Если я потеряю любовь из-за желания перехитрить ближнего или из-за страха, что меня кто-то в чем-то опередит, то, конечно, моя жизнь будет искалечена. Я сам по себе духовный калека, и все те материальные блага, которые я приобрету, будут мне не в радость. Только тот, кто наполнен любовью, благодарностью и смирением, может по-настоящему радоваться. А кто лишен любви, радоваться не может. Поэтому он придумывает разнообразные телесные радости, которые должны взбудоражить его душу. Но они, наоборот, ее разрушают.

Недаром завтра, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, мы будем молиться о наших согражданах, о каждом из нас. Мы часто ищем радости вне Бога, Церкви, духовности, реальности Духа и хотим ими восполнить отсутствие любви к Богу и ближнему. Страсть пьянства, наркомании, блуда, чревоугодия, пристрастие к азартным играм базируются именно на полном отсутствии любви к Богу и ближнему. Этим мы заглушаем отсутствие поклонения Богу в духе и истине, отсутствие почитания Бога и такого величайшего божественного дара, как любовь к ближнему. Поклонение Богу важно, потому что в нем мы испрашиваем, чтобы Господь поделился с нами любовью к ближнему и творению Божьему и тем самым наполнил нашу жизнь радостью.

− Можно ли научиться поклонению в духе? И в конце концов этот вопрос приведет к другому вопросу: можно ли научиться вере?

− Мы ведь здесь речь ведем не о психосоматической практике, не о телесном режиме, который может раскрыть вложенную в нас любовь. Конечно, в нас есть образ Божий, который является зеркалом, по слову святых. Но это зеркало надо правильно направить на солнечный луч, тогда его отражение упадет на нашего ближнего или мир.

Важно не пытаться из себя что-то выудить, выдавить. Из себя мы можем только выдавить раба греха (по слову нашего классика). Надо выдавливать из себя раба какого? Раба греха. Зеркало своей души разворачивать к Богу, и Господь отразится в нас.

– Вопрос телезрителя: «Христос собрал праведников и грешников и сказал праведникам: наследуйте Царство Небесное, уготованное вам от создания мира; ибо когда Я был голоден, вы накормили Меня, когда был наг, одели, когда жаждал,  напоили. Они сказали: «Мы не делали этого». А Он ответил: то, что вы делали для меньших братьев,  делали и для Меня. Как эти слова Христа сочетаются с внутренним великолепием убранства храма?»

– С одной стороны, это не должно быть в ущерб делам милосердия. Другое дело, что не каждый мирянин знает, как приход и духовенство помогают своим пасомым. Зачастую священник делает все это не напоказ, потому что не может, как и любой христианин, делать напоказ. Если делаешь напоказ, вряд ли окажешься в числе праведников. Праведники нелицемерно, искренне говорят: «Мы не знаем, когда это делали». А тут человек знает: «Я сделал». И, как власть имущий, переступает порог Царства Небесного: «Где тут место, которое я заработал за то, что делал добрые дела?»

Мы помним, что храм олицетворяет собой рай. Храм – небо на земле. Конечно, церковное убранство должно передавать торжественность богослужения, момента литургии, на которой небо сходит на землю. Благолепие не только внешнее, это и благолепие пения, и всё созидается материальными средствами. Если в храме будут голые стены, не будет церковного пения, то будет ли это православный храм? Зададимся вопросом: насколько для нас важна традиция? Если в храме не будет икон, не будет ли это нарушением догматического богословия и канонов, которые были для нас сохранены жертвой многих мучеников? Икона в храме очень многое значит, она пишется иконописцем на вполне материальной доске, которая тоже готовится, и это оплачивается. Много вещей оплачивается, чтобы храм был воистину православным. При этом православные храмы  занимаются социальной работой и благотворительностью.

Мы вспоминаем, как Господь наводил порядок в храме: гневно выгонял торгующих. Вспоминая этот эпизод, надо полностью его разобрать, чтобы не было каких-либо недоумений. В Иерусалимском храме, для удобства прихожан, появились обменные пункты валюты, потому что, приходя из разных мест Римской империи, люди приносили свою валюту, а в церковную кружку можно было бросить только лишь иудейские деньги. Для удобства паломников территория храма была предоставлена для таких вещей.

Конечно, мы не можем сегодня сопоставить убранство храма с этой ситуацией. Также для удобства прихожан в храме продавали скот, который должен был приноситься в жертву. Это могли быть быки, агнцы, голуби. Паломнику, чтобы не идти на базар или птичий рынок, можно было купить все в храме. Это было ошибкой, но она возникла на желании сделать жизнь прихожан удобной. В первую очередь прихожанам казалось неправильным, что Господь изгонял обменивающих валюту торжников или торговцев скотом. Но мы понимаем, что это совсем разные вещи. Если мы сегодня видим, что в храме свечи отпускаются за какую-то цену, то должны понимать, что свеча не упала с неба, она приготовлена из материального сырья. При этом сам храм реставрируется, обновляется, убирается (особенно к празднику), свет, теплые батареи – все это тоже требует оплаты. Об этом, к сожалению, мы почему-то забываем.

– Я знаю храмы, которые целиком и полностью содержатся на средства прихожан: есть люди, которые способны заплатить за электричество и так далее. Поразительно, но ведь это делание – тоже поклонение, та служба, которую человек делает не ради себя, а ради Бога. Наше церковное выражение: мы трудимся ради Бога.

– Давайте вспомним другой евангельский эпизод, когда грешница в покаянии омыла ноги Христа своими волосами и драгоценное миро возлила на Его главу. Мы знаем, что тратой дорогого мира возмущался Иуда. Он как бы выступил защитником нищих.

– Такое мы часто слышим.

– Есть евангельское пояснение. Он носил ящик для пожертвований. Ни о каких нищих он, разумеется, не переживал, а думал, как бы эти деньги поделить. Или даже не делить, а попросту присвоить. А Господь дорогого вещества не отверг, не сказал: «Отойди от Меня. Сколько это стоит? Давай продадим». 

Евангелие надо читать целиком и полностью. Подход сектантский, еретический – выдергивание цитаты из остального евангельского содержания. Что такое сектантство? Некий сектор, вырезание какого-то понятия из церковной традиции. Отрыв от церковности, контекста евангельского, святоотеческого Предания ведет к тому, что происходит урезание и тление смыслов. Дьявол – «тлитель смыслов», он нарушает смыслы через редуцирование евангельских слов, церковных понятий, доведение их до какого-то примитивного, узкого прочтения. Это тоже, к сожалению, случается.

Поклонение Богу должно быть сбалансированным: в виде молитвы, заботы о храме, где совершается Божественная литургия, его благолепии, заботы о своем ближнем. Никто не говорит, что должно быть что-то одно: только молись и больше ничего не делай. Мы можем среди наших современников, особенно нецерковных, услышать такое утверждение: «В Евангелии же сказано: не молитесь на глазах у людей, зачем вы на глазах друг у друга молитесь?» Я такое тоже слышал. Но, с другой стороны, в Евангелии много и других слов о том, что Церковь основана Христом и только в ней спасение. Но Церковь без собрания быть не может. Это собрание, которое происходит в доме Божием – храме. Если мы обратимся к Древней Церкви, то даже до конца гонений у христиан древних времен были места, где они собирались. Это было даже до Миланского эдикта, прекращения гонений. Поэтому, с одной стороны, мы помним слова святых, что литургия – небо на земле. Но литургия созидается не только тем, что священник может где-то в поле или в лесу служить (хотя и такое случалось, но во времена гонений).

В идеале совершение литургии – это храм, освященный престол, антиминс, который лежит на престоле и освящен правящим архиереем. Это тоже нельзя терять из виду – святыня должна храниться в подобающем месте. Мы знаем, что многие люди не могут прийти в храм, их надо причастить на дому, запасные Дары должны храниться в месте, подобающем величине этой святыни.

Для православного христианина здесь все объективно понятно. Для человека внешнего, который, может быть, не знает, что такое Тело и Кровь Христовы, конечно, не в полной мере понятно, почему необходим храм. Приходя в храм, мы молимся в окружении святых, которые на нас взирают с икон. Важно помнить и понимать, что икона – это богословие в красках, это утверждено Вселенскими Соборами. Иконопочитание – неотъемлемая часть нашего вероучения. Поклонение Богу в духе и истине, таким образом, проявляется и в личной молитве, когда мы просим у Бога любви, благодарности, смирения, Царствия Небесного нашей душе уже сейчас, живя на земле. Чтобы мы ощущали Царствие Божие через мир, тишину, покой, радость о Христе Иисусе, а это достигается любовью, благодарностью и смирением. Мы просим у Бога: приди и вселись в нас и очисти нас от всякой скверны. Чтобы Он пришел и властно от всего противного Ему нас очистил – это поклонение в духе и истине. Конечно же, это связано с заботой о храме и нашем ближнем. Все это должно быть сбалансировано – одно без другого быть не может.

– Глядя на ваш храм, я вспоминаю его историю. Во время войны ближайшие деревянные дома разобрали на дрова, а храм не только не пострадал, но люди приходили к нему и молились даже возле него. В особенности в те моменты, когда случается беда в жизни, в стране, – человеку это поклонение особенно нужно, оно помогает вере.

– Мы сегодня попытались глубоко разобрать смысл нашего поклонения Богу, говорили о храме. Действительно, это особенное место  в нашей сегодняшней реальности, когда мы живем в суете, в окружении травмирующих душу событий. Нас травмирует не только суета, обыденность, но и отсутствие подлинной культуры. Приходя в храм, мы входим в иную реальность. Переступая порог храма, переступаем порог рая. Семисвечник в алтаре изображает собой райское Древо жизни. Из алтаря износятся плоды этого Древа жизни – Животворящая Кровь и Животворящее Тело Христа. Человек, даже не совсем воцерковленный, приходя в храм, отрешается от всего того, что окружает его в быту, или на работе, или там, где ему приходится бывать. Даже святые древности (например, Иоанн Златоуст) говорили о важности храма, не только собрания, но именно храма, потому что и тогда в городе было много искушений. Выходя из дома, говорил Златоуст,  иди скорее не на стадион, не на гладиаторские бои, а беги в храм, где слово Божие и Святая Жертва. Так призывал святой Златоуст – направлять свои стопы в то место, где человек получит поддержку: молитвенную, духовную и даже, очень часто, материальную.

– Вот оно и поклонение. Спасибо за такую замечательную беседу. Мне кажется, что с каждым вопросом, который возникает, нужно прийти к священнику, задать его и получить ответ, который захочется понять.

– Да, конечно, вопросы возникают, на них надо отвечать. Главное, мы должны быть честны,  подходить к вопросам без предубеждения, а предубеждения, к сожалению, часто мешают вникнуть в тему и для себя ее по-настоящему выяснить.     

Ведущий Глеб Ильинский

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​