Беседы с батюшкой. Протоиерей Александр Никольский

2 октября 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя Трех Святителей в Раменках города Москвы протоиерей Александр Никольский.

– Вопрос телезрителя Арсения: «С возрастом все крепчает зависимость от бытовых привычек. Лень становится вечным спутником, что сильно влияет на профессию. Мне страшно остаться малодушным и неспособным к большой и хорошей жизни. Откуда взять стойкость, чтобы жить и приносить пользу окружающим?»

– Замечательно, что у человека возникла такая мысль, значит, уже есть полное основание думать, что он все-таки старается.

– Он осознает проблему.

– Это самое главное. Если проблема не осознается, то это действительно проблема, которая развивается в негативную сторону и несет неблагоприятные последствия. А когда человек осознает проблему, он ищет выход и ее решение. Тогда у него есть все шансы с Божьей помощью ее решить.

Расскажу о своем духовнике. Он крестил одного из первых моих детей. Тогда духовнику было около 80 лет. После крещения у нас дома было застолье, пригласили и его. Мой папа, который был моложе его на восемь лет, спрашивает: «А куда Вы потом поедете, отец Дмитрий?» А он отвечает, что поедет на передачу или на встречу с читателями, точно уж не помню. Вот так! Он сразу воспылал, глаза загорелись, начал нам рассказывать об этом мероприятии. Когда он уехал, папа мне говорит: «А твой отец Дмитрий молодой человек, хоть ему и 80 лет».

Что нас делает молодыми? Не возраст. Можно быть старым и в 28 лет. Хрестоматийный пример – Евгений Онегин, который в 28 лет стал психологическим стариком, ему было нечем жить. А когда человек развивает свои творческие способности, которые у каждого свои, и не ленится, то он никогда не становится старым. Мы вечно молодые. Это наше призвание от Бога. Как мы будем жить вечность, если мы старые? Старые в аду, а молодые в раю.

Чтобы не стать старым и в ад не попасть, надо просто развивать свои творческие способности. Да, это требует усилий, но потом, когда творчество загорается, ты к нему сам стремишься. Иногда даже человека надо останавливать, или люди сами себя останавливают, потому что здоровья не хватает. Надо, чтобы в тебе загорелся огонек, и все будет хорошо. Это возможно. Бог каждому дал творческие способности и силы для их реализации. Интерес будет – и все будет.

Один настоятель рассказал мне о женщине, которой 70 лет, она и преподаватель, и многим другим занимается. Ее коллеги из консерватории спрашивают: «Как в таком возрасте у Вас столько энергии?» Она отвечает: «Я Богу молюсь, Он дает».

– Как быть, если человек не осознает свое место в этом мире? Допустим, он проработал 20 лет в одной компании и вдруг осознал, что все это делал зря. У человека начинается уныние. 

– Кризис среднего возраста. На самом деле кризис – это хорошо. Любой экономист скажет, что для развития экономики кризисы необходимы. После кризиса экономика выходит на новый уровень, что-то включается, что-то перестраивается. Эти вещи необходимы и для человека. Он развивался, а потом остановился, закис, погряз в болоте. И Бог ему в какой-то момент через совесть, обстоятельства жизни, через размышления задает вопрос: «Ты где? Что делаешь?» Может быть, он даже реализовал то, что у него было. Но Бог хочет для него чего-то лучшего. Как хороший тренер от спортсмена. Бог говорит: ты можешь больше, тебе еще нужно что-то. И человек начинает это искать.

Мотивация – это большая проблема. Человека очень трудно замотивировать. Мы не можем замотивировать сами себя. За редким исключением, как Ломоносов, например, он как реактивный истребитель.

В духовной жизни внутренняя мотивация нужна абсолютно всем. В светском творчестве есть отдельные представители, которые развиваются самостоятельно, но в духовной сфере такого нет. Именно поэтому Господь нас периодически вводит в кризис: человеку кажется, что он на дне колодца, что он упал ниже плинтуса. И что он делает? Поднимает голову вверх и видит голубое небо, а потом отталкивается от дна колодца, которое когда-то, возможно, было для него небом. Он начинает подниматься в духовной сфере.

Еще важный момент: наличие в человеке любви. Развивал ли он в себе способность любить Бога и ближних? При всех достоинствах и достижениях светского характера, у человека часто возникает чувство бессмысленности происходящего. «Ну, заработаю я еще один миллион, а дальше что?» И человек начинает поиски и выходит на духовные моменты в своей жизни.

– Вы же стали священником в достаточно зрелом возрасте?

– Я стал священником в 33 года.

– Как это произошло?

– Я 1967 года рождения. Был нормальным советским подростком и атеистом. Я хотел продвигать науку. Я не был индифферентен, как современная молодежь. Она не столько неверующая, сколько безразличная. Атеистов всего несколько процентов. Я преподаю студентам-айтишникам, из 60 человек на курсе примерно два атеиста.

В моей молодости в школе, в семье была пропаганда атеизма. 1970-е годы не 1930-е, но все равно. В вузе совсем ничего не было про атеизм, но не было и про что-то другое. И в какой-то момент у меня возник кризис: «А зачем я живу? Ну, стану академиком, конструктором. А дальше-то что? В чем смысл? Стану великим ученым и умру». Я начал искать, ради чего жить. Сначала читал всякие восточные религии, так как подобная литература всегда была под рукой во времена Брежнева. Потом пошла перестройка, и начали появляться христианские тексты, различные философы. Я прочитал и почувствовал, что это мое. Я обрел в этом смысл жизни в 23 года. А потом стал духовно развиваться, воцерковляться и впоследствии стал священником.

– В какой-то степени нужно не бояться менять свою жизнь. Иногда живешь-живешь, и появляется зона комфорта, из которой очень трудно выйти.

– Она очень опасна, так как может привести к застою и к неизбежному тяжелому кризису. Не зря во времена моей юности известные физики любили альпинизм, экстремальный спорт и так далее. Они не были воцерковлены, но шли куда-то в горы, делали что-то, лишь бы не сидеть в зоне комфорта.

Зона комфорта – это деградация. Конечно, творчество само по себе дает комфорт. Но если человек ничего больше не хочет, сидит на работе, пьет чаек, ему тепло и хорошо – это деградация.

– На самом деле ведь неплохо сидеть и заниматься своим делом, выполнять какие-то функции. Как нам может в этом помочь духовная жизнь, Церковь?

– В духовой жизни зоны комфорта быть не может, потому что все мы грешники.

– Да, это вечная борьба.

– Какой уж тут комфорт... Как только начинаешь погружаться в зону комфорта, как Господь тут же тебя оттуда выбивает. Только ты вроде воцерковился, молишься, причащаешься, исповедуешься, читаешь святых отцов, как вдруг падаешь в какую-то яму, грех или искушение. Если ты хоть мало-мальски молишься, Бог не даст тебе быть в зоне комфорта. Мы спасаемся покаянием, другого способа нет. И это слово само по себе антипод слова «комфорт». Вот «любовь» и «покаяние» – синонимы. Покаяние приводит к любви, причем достаточно быстро.

Про какой комфорт в духовной жизни можно говорить, когда в нас столько греха? Духовная жизнь по-настоящему ведет человека к основам бытия. Она показывает, где Бог и куда надо идти. Но где Бог, а где я? Это вечное стремление. И это прекрасно.

У нас есть заповедь: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Мы должны идти к Богу. Конечно, сравнение с Господом немного неуместно. Что такое совесть? Что такое покаяние? Это когда ты видишь, в чем идеал, и понимаешь, что ты от него очень далек. Но идеал – это истина, и ты к нему стремишься. Это то, что тебе дорого, это смысл твоей жизни. Ты хочешь быть с этим идеалом. Но ты понимаешь, что ты от него далек. Движение к идеалу и есть покаяние.

– Вопрос телезрителя: «Дочь работает в Женеве. На Пасху она посетила Крестовоздвиженской православный кафедральный собор и почувствовала, что там царит какая-то не совсем православная атмосфера. Возможно ли, что это храм другой юрисдикции? Как православному верующему за рубежом определить, какая церковь православная?»

– Есть разные Православные Церкви: Русская, Сербская, Греческая, Румынская и так далее. Нужно посмотреть, кто глава Церкви, кто глава местной митрополии. Глава Русской Православной Церкви – Святейший Патриарх Кирилл. Также можно послушать, кого поминают на литургии.

Тут может быть еще такой момент: иногда мы переносим свои проблемы на окружающий мир. Возможно, ей в храме кто-то не улыбнулся или нагрубил. Может, даже не церковнослужитель, а просто прихожанин, у которого тоже есть проблемы в жизни. Этого достаточно, чтобы у человека упало настроение. Но при чем здесь храм и Церковь, если вам нагрубил прихожанин? Мы все люди гордые и склонны свои проблемы переносить на окружение, а не искать причину в себе. Есть, конечно, и всякие секты. Их очень много, особенно в Европе. Надо разбираться. Может, это душа почувствовала, что тут что-то не то, а может, в душе что-то не то.

– Вопрос телезрительницы Софии, 11 лет: «У меня проблема, на меня постоянно нападает мат. Как услышу матерное слово, оно без конца повторяется в голове.  Даже слово, слегка напоминающее сквернословие, постоянно цепляется и появляется в мыслях. Подскажите, что мне делать?»

– Эта проблема есть у всех. Может, не матерные слова, но какие-то нехорошие помыслы. Самое хорошее, простое и действенное, но достаточно трудное в исполнении – это произнесение Иисусовой молитвы. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Или более короткие ее варианты. Когда приходит помысел, нужно начинать молиться Богу. Можно и «Отче наш» прочитать. Но эта молитва более длинная, ее не всегда удобно читать, особенно на ходу. А Иисусова более короткая.

Раз отсекаешь этот помысел, другой, третий – и он уходит. Так можно бороться с любыми помыслами. Это очень эффективно. Просто человеку надо попробовать. Он попробует, у него получится, и вера в то, что Господь поможет, укрепится. Иногда прямо чудеса бывают. В то же время и проблема решится. И потом человек будет чаще обращаться к Богу. Это не аутотренинг или психологическая практика, это разговор с Живым Богом.

– Вопрос телезрителя: «В нашей мирской жизни очень много соблазнов и всего прочего. Я хожу в церковь, стараюсь соблюдать посты, хочу как можно ближе быть к Господу. Недавно подружки пригласили меня посидеть в увеселительном заведении. Стоит ли соглашаться?»

– Вопрос не простой. Вот мы придем в ресторан или в клуб, а там архимандрит сидит или игумен в боулинг играет, пьет, анекдоты рассказывает. Мы бы очень удивились и сказали: «О! Какой продвинутый игумен… Наверное, ему все-таки не здесь надо быть, а молиться, поститься, наставлять других на путь истинный».

Для светских людей это некоторая сложность. Многим прихожанам нужно посещать новогодний корпоратив. Так просто не откажешься, это почти обязательно. Я всегда советую сходить, отметиться, поздравить начальника, а потом потихонечку уйти. Вроде и посетил официальное мероприятие, но в то же время особо не согрешил.

Идти ли с подружками – это дело уровня личного благочестия. Можно не ходить ни в какие рестораны и прекрасно жить. Я после того, как воцерковился, в ресторане не был.

– Но в ресторан же можно прийти просто покушать.

– Это я называю «столовая» – место, где ты удовлетворил человеческую потребность в пище. В вопросе телезрителя подразумевается другое.

– Да, в таком выходе в ресторан можно посрамить имя православной христианки.

– Особенно если примешь лишнее на грудь.

– Люди подумают: «Вроде ходит в церковь, а что из себя представляет?»

– Тут важен уровень благочестия. Можно, конечно, и не ходить, но не все люди согласны сразу от этого отрешиться. Они говорят: «Я ж не монах». Надо молиться Богу и слушать свою совесть. Она подскажет, что правильно. Святые отцы говорят: «Не слушай никого, кроме своей совести». Это глас Божий. Если она вопрошает: «Зачем тебе это?», значит, Бог хочет от тебя большего, значит, ты способен на большее в духовной жизни. Не ходи. Но не осуждай того, кто ходит. Ну, и главное – не напиваться. Люди не сразу созревают ко всей полноте жизни. Может, она еще монахиней будет, игуменьей, и мы у нее благословение будем брать. Кто знает? Это вопрос личного благочестия. Но пьянство должно быть однозначно исключено.

– Вопрос телезрителя: «Я крещеная и верую в Господа. Сыну 6 лет, но он пока некрещеный. Однажды мы зашли в церковь, я ставила свечи, а он меня ждал. Потом он начал расспрашивать о Боге. Теперь иногда ходит со мной вместе, интересуется. Я хочу его крестить, но муж против, спрашивает: «Зачем ему это?» Он сказал, что если тайно покрещу, то только хуже сделаю. Мне до слез обидно. Как мне поступить?»

– Надо поработать с ребенком, чтоб он захотел и сказал: «Хочу креститься». Если папа не другой веры, то как он может запретить?  Конечно, бывают и воинствующие атеисты. В таком случае нужно подождать, пока ребенок подрастет и можно будет его крестить без воли отца. А пока с ним вместе изучать Евангелие.  

В любом случае нужно уходить от конфликта. Но у нас есть прямой ответ на вопрос: «Кого мы должны любить больше: Бога или людей?» Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф.10, 37). Бог – источник жизни и любви. Христианское учение – единственные принципы, на основе которых человек может нормально существовать. Все остальное ведет через безрадостные кризисы к вечной смерти. Мы не должны лишать ребенка хорошего.

Мне одна женщина рассказывала, как водила ребенка в церковь причащаться, а сама не причащалась. И однажды она шла после службы и думала: «Я хочу для ребенка хорошего, поэтому причащаю его. Но почему же я сама не причащаюсь?» С тех пор она воцерковилась. Это вполне очевидно. Так и здесь. Мы не должны лишать ребенка хорошего. Это может стать основой его жизни. Другой настоящей основы нет, надо дальше в этом направлении работать.

– Надо бы успеть до переходного возраста. Хотя бывает по-разному.

– Лет в 11–12 ребенок немножко созревает в своем решении. Некоторые, наоборот, в переходном возрасте крестятся. Я знал одного батюшку, который был сыном партийного работника. Он как-то из-за юношеской бравады зашел в церковь, лет в 14, и стал верующим.

– Как Господь устраивает...

– Да. На самом деле бывают очень интересные случаи. Некрещеный человек лишается участия в таинствах. Но как это объяснить для невоцерковленных? Человек остается без общения с Богом, лишается Его благодати и возможности развиваться, любить, жить, радоваться. Он лишается источника любви.

– Читать Библию, жития святых и молиться можно и некрещеным.

– Да. Я начал молиться Иисусу Христу, прочитал Евангелие и только потом крестился. В 22 года начал, а в 23 крестился. Мне казалось, что нужно осознанно подойти к крещению. Но сейчас я понимаю, что это осознание было условное. Приходил из своего НИИ и читал Евангелие.

Но по-настоящему понимать и чувствовать что-то начнешь, только участвуя в таинствах. Для познания Бога нужен Он Сам и Его благодать.

– Вопрос телезрителя: «Откуда пошел род человеческий, если у Адама и Евы было два сына, причем один убил другого?»

– На самом деле у них было много сыновей и дочерей. Просто в библейском описании показаны лишь основные моменты. Они жили около тысячи лет и были молодыми большую часть этого времени.

– Господь дал им такую длинную жизнь, чтобы размножиться.

– Сейчас нельзя образовывать семьи с родными братьями и сестрами, а тогда было можно по Божьему Промыслу. Они рожали много детей.

– Можно ли молиться за свекровь-баптистку?

– Можно, нельзя на литургии записки за нее подавать. А молиться за нее дома можно. Она тоже человек. Можно и за атеиста, и за иеговиста молиться.

– За них тем более надо молиться.

– Конечно, обязательно. Молиться дома можно за всех. И нужно. Особенно если это твой близкий человек. Чтобы он пришел к истинному пониманию Бога – к православию.

– Вопрос: «Я осознаю, что в своей жизни грешил, но идти в церковь и тем более рассказывать священнику о своих вольных или невольных прегрешениях и поступках не хочется, да и как-то стыдно. Понимаю, что психологически рассказать незнакомому священнику о своих прегрешениях проще, но и этот шаг я не могу сделать. Как все-таки быть?»

– Я был таким человеком. Я пришел в один храм, и мне там не понравилось, потому что там была общая исповедь, когда перечисляют грехи, а ты потом только подходишь под епитрахиль. Удобно, не надо ничего говорить, за тебя всё сказали. Но я был активный молодой человек, и через какое-то время мне чего-то стало не хватать. Я решил, что с этим надо что-то делать, искать что-то более глубокое. Я пошел туда, где исповедь частная (наверное, она была и в этой церкви, просто в другое время). И когда уже подходила моя очередь идти к батюшке, вдруг я впал в ступор, не мог сделать шаг. Это же надо сейчас говорить о грехах, а я, как наш телезритель, не мог этого сделать. Батюшка смотрит на меня, а я не могу к нему подойти.

– А Вы помните этого батюшку?

– Да, конечно, он потом стал моим духовником. Он опытный был, сразу понял, в чем дело. Он уже меня знал по имени (я ходил к нему на беседы) и говорит: «Саш, иди сюда». Я увидел такое доброе отношение, почти отеческое (он намного старше меня), и у меня ступор прошел, я подошел к нему и начал исповедоваться. И после первой исповеди выходишь – и такая радость, как в детстве! Солнце, людей – всех любишь. Это было что-то особое, медовый месяц с Богом.

Конечно, после этого я на исповедь бежал. Я стал каждую неделю ходить, даже батюшка стал меня придерживать. Но мне было хорошо, я к хорошему стремился.

– Вопрос Светланы: «В тридцать пять у меня была замершая беременность. Я всегда молюсь, верю в Бога. Сейчас с трудом забеременела, и УЗИ показало, что беременность остановилась. Настал в моей жизни такой момент, когда задаюсь вопросом: как можно верить молитвам? Теперь я не верю ни во что. Как бы то ни было, очень грустно сообщать об этом».

– Классическое отчаяние и уныние. И повод очень серьезный. Первое: мы знаем, что вселение души в человека происходит в момент зачатия, это уже человек с бессмертной душой. Поэтому у Вас два ребенка уже есть. Но они в Царстве Небесном, поскольку умерли в утробе.

– Ангелочки?

– Да. Вы уже мать. Вы с ними встретитесь неизбежно, если, конечно, попадете в рай. А уныние Вам может помешать туда попасть. Второе – мы от Бога многого хотим, но не многое хотим Ему сами давать.

– Видите, она написала: «Верю в молитвы». У нас бывает разное отношение к молитве. Может, здесь неправильное понимание молитвы? Читались какие-то сумасшедшие объемы молитв.

– Я думаю, там не было сумасшедших объемов, просто была какая-то молитва. Ко мне приходили женщины, которые сделали аборт, и говорили: «Батюшка, прочитайте надо мной молитву». Они путали это с той молитвой, которую читают над женщиной после родов. Еще с советских времен у них было такое понимание. Они думали, что сделают аборт, батюшка почитает над ними молитву – и все проблемы будут решены, они дальше смогут делать аборты. 

– Первый раз о таком слышу.

– Это не современные случаи, раньше так было.

– Но это жуть какая-то.

– Да, жуть. К сожалению, эта жуть типична для нашей жизни. Мы считаем, что Богу можно дать взятку в виде молитвы. То есть я молюсь, но внутренне изменяться не хочу, с грехами серьезно бороться не хочу. Мало читать молитву. Никто же не говорит, что излечится только потому, что пьет очень дорогие лекарства. Все понимают, что цель дорогих или дешевых лекарств одна – здоровье. Так и здесь. Молитва – это средство изменения человека, его расставания со своими грехами.  Мы иногда с грехами не хотим расставаться, и они создают нам все больше и больше проблем, но говорим: «Я же молитвы читаю, куда Бог смотрит?»

Некоторые говорят: «Почему Бог не уничтожит ад? Он же Бог, всех любит».

– Да, отличное решение было бы. В чем проблема?

– Все шли бы в рай. Вот какой Бог злой, отправляет кого-то в ад.

– Чтоб людишек попугать.

– Дело в том, что люди оказываются в аду потому, что не хотят к Богу, не хотят с Богом общаться. Они хотят быть в своем грехе. Им грех больше нравится, чем любовь. Поэтому они выбрали ад, это их свободный выбор.

И здесь так же: надо выбрать добро, стремиться к Нему, не просто вычитывать молитвы много или мало. Скорее всего читали их мало. Когда человек много молитв вычитывает, он начинает задумываться, святых отцов читать. Надо начать изменяться. Если у нас проблемы – здесь не Бог виноват, а мы виноваты из-за того, что не каемся. 

У меня тоже была в жизни ситуация, когда пришла женщина, у которой был выкидыш, и она не захотела признать, что это произошло от греха. Я ей даже Требник выносил, показывал молитву на случай, когда женщина извержет плод, там есть слова, смысл которых в том, что она своими грехами убила ребенка (там это написано на церковнославянском). Она говорит: «Нет, это муж виноват». Понятно, что признать факт, что она своими грехами убила ребенка, – это шоковая ситуация. Любая нормальная женщина своего ребенка любит. И вдруг осознать, что своими грехами убила его – это ужасно. Понятно, что там не только женщина виновата, но и отец ребенка, но это Бог будет решать, кто из них больше виновен. Тем не менее это нужно признать. Ты признаешь себя виноватой в этом, начнешь каяться – и Бог простит.

У меня есть примеры людей, которые именно так восприняли выкидыш, и потом стали счастливыми многодетными родителями, Господь дал им много детей. И, наоборот, есть люди, которые не признали этого, – и у них нет детей. Потому что нет покаяния. Человек не захотел расстаться с тем злом, которое в нем есть, и оно не дает ему иметь детей. Поэтому покайся – и у тебя будут дети. А то, что телезрительнице 35 лет, – это ничего не значит, и в 45 лет рожают первого ребенка. Поэтому надо признать, что это прежде всего твоя проблема, твой грех, – и Бог тебе даст просимое.

– Недавно обсуждали, что сейчас лучше детей не рожать. Говорят, что трудное время, опасно.

– Как бы особую ответственность проявляют.

– Была даже такая фраза, что на мужчин сейчас надеяться не надо, их могут на войну забрать.

– Если бы это мнение победило, человеческий род закончился бы очень давно. Он бы тогда просто не начался. Адам с Евой взгрустнули бы, подумали: зачем рожать?

– Говорят при этом, что дети мучаются, им же плохо.

– Конечно, они мучаются, мы мучаемся. А кто же тогда был бы в раю? У нас сейчас множество святых, а спасшихся людей неизмеримо больше, чем прославленных святых. Эти люди рассуждают только в рамках этой жизни. Называя себя верующими, по существу они неверующие. Потому что для них жизнь заканчивается этой жизнью. Они в Бога не верят, не верят в вечную жизнь, пусть даже называют себя православными и воцерковленными. У меня тоже были знакомые, которые так рассуждали.

Ты рожаешь ребенка для вечности. Если он пойдет в Царство Небесное, он будет гарантированно радоваться. Хотя жизнь у него будет непростая, как и у всех. Радость гарантирована, если есть спасение. Ты лучше озаботься тем, как ребенку спастись, способствуй этому. Когда женщина рожает ребенка, она радуется. Подавляющее большинство женщин радуются, когда ребенок родился, даже если у него какие-то проблемы со здоровьем. Они его любят. Зачем женщина рожает ребенка? Чтобы было кого любить. Больше нет никакого стимула. Ребенок требует средств, причиняет беспокойство, мешает спать. Когда ты его взрастил, он от тебя уходит и создает свою семью.

– Один мой знакомый рассказывал, что подарил жене кота, посмотрел на ее поведение и понял, что нужны дети.

– Для себя рожаешь ребенка, но и ребенок получает возможность спастись в вечности. А это бывает через искушения, через непростую жизнь, но все эти страдания не просто так даются.

– Но мы будем стараться, молиться, бороться и побеждать.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает насельник Донского ставропигиального мужского монастыря иеромонах Филарет (Бердников).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать