Беседы с батюшкой. Священник Алексий Дудин. Главные принципы христианской жизни

1 июля 2022 г.

– Тема сегодняшней передачи – главные принципы христианской жизни. Понятно, что эта тема настолько общая, что невозможно обсудить каждый из главных принципов христианской жизни. Но, зная Вашу работу, служение, я понимаю, что Вы общаетесь с очень разными людьми: с теми, кто находится в страстях, а кто уже прошел в этом какой-то этап. Наверное, у Вас есть особый взгляд на эту тему. По Вашим представлениям и убеждениям, в чем заключаются главные принципы христианской жизни?

– Наверное, тема нашей передачи прежде всего подразумевает вопрос: какая вообще главная заповедь, в чем заключается спасение человека? Конечно, тут мы имеем для себя основанием евангельские слова Господа нашего Иисуса Христа, к Которому в свое время обратился книжник и спросил: какая первая из всех заповедей? Мы все, наверное, прекрасно помним по Священному Писанию, что Господь ему ответил: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию (здесь имеется в виду крепость души) твоею, – вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мк. 12, 30–31). В реализации этих двух основополагающих заповедей и заключена вся христианская жизнь.

Если человек ходит в церковь, молится и общается с Господом, но при этом забывает, что должен выстроить христианское общение с людьми, и не заботится о своих ближних – это нарушение одной из двух основополагающих заповедей. Если он общается с людьми и им благотворит, помогает ближним, но при этом забывает общаться с нашим Творцом, молиться и благодарить Господа, Который все время печется о нас и дает нам все в этой жизни (и силы, и время, и жизнь, и здоровье), то он тоже нарушает одну из двух основополагающих заповедей.

Батюшкам часто задают вопрос: «Неужели те хорошие люди, которые не ходят в церковь, но при этом делают столько добра, не спасутся?» Когда мы забываем про Бога, спасение невозможно или оно получается уж совершенно однобокое. Нужно исходить из двух великих постулатов: нашего отношения к Богу (включая все, что этого касается: хождение в церковь, наши посты, молитвы, правила, соблюдение соответствующих церковных праздников) и нашего отношения к ближнему, потому что без этого тоже нет для нас спасения. Господь говорит: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Через ближнего лежит наше спасение. Поэтому, по сути, сейчас мы будем развивать нашу тему, раскрывать ее, общаться, но исходить она будет из этих двух великих постулатов.

– Самая большая проблема возникает, когда мы разделяем нашу жизнь вне храма и жизнь в храме. Часто бывает так, что этот разрыв может произойти в семье. Мы любим повторять фразу, что по молитвам жены спасется муж (или наоборот). Но здесь возникает интересный момент. Когда часть семьи верующая, часть – неверующая и в семье есть дети, то они находятся в очень тяжелом положении. Вы, наверное, тоже сталкивались с этой проблемой. Какой из христианских принципов здесь нарушен?

– Сейчас очень часто встречаются неполные семьи. Если уж говорить о строительстве христианской семьи, в которой эта проблема не имела бы места, то есть древние церковные каноны, которые сейчас, к сожалению, неприменимы. Но, когда была возможность их исполнить, они приносили очень много пользы. Нельзя выходить замуж за неверующего человека или брать себе неверующую жену. Потому что действительно человек сталкивается с глубокой семейной проблемой, с разломом и разладом в своей семье, которые зачастую бывает очень сложно преодолевать. Правда, если человек это преодолевает, то он очень сильно преуспевает в христианстве. Потому что тот, кто преодолевает сильное искушение, приобретает и серьезный христианский опыт.

В современных семьях такая проблема случается, и добрые священники всегда на своих приходах обращают на это внимание и задают необходимые вопросы. Если ко мне приходят и хотят потрудиться в сестричестве, я могу спросить: «А тебя муж отпустил? Он тебе разрешил?» Если муж противится этому, я говорю: «Сначала договорись в своей семье, объясни, что тебе это дорого и нужно. Найдите какой-то компромисс». Потому что зачастую человек открывает Евангелие и выдергивает оттуда какую-нибудь фразу, например: И враги человеку – домашние его (Мф. 10, 36). Это слова Господа Иисуса Христа, которые относятся к мученическому подвигу. А человек пытается этими словами выстраивать свои взаимоотношения в семье. Хотя это совершенно неприменимо и недопустимо, потому что там, где нет любви, согласия, там нет и Бога.

– Вопрос телезрителя из Гатчины: «Господь говорил о том, что прежде чем приступить к Чаше со Святыми Дарами, нужно оставить обиды, примириться хотя бы со своими родными, попросить прощения: родителям простить детей, детям попросить прощения у родителей. Расскажите про примирение с родными как про основной принцип христианской жизни».

– Если это возможно, то, конечно, нужно примириться. Очень важно понимать, что мы со своей стороны должны все сделать для того, чтобы примириться с нашими родными и близкими. С чего это начинается? Прежде всего это должно начинаться с сердечного обращения к Богу: «Господи, помоги мне примириться с моими родными и близкими, помоги мне (как говорится в молитве Оптинских старцев) прямо и разумно действовать с каждым моим ближним и сродником». Так помолившись, нужно приступить к ближнему, посмотреть, в чем его нужда, его чаяние, чего он ждет от нас. Может, достаточно сходить погулять со своими детьми, куда они хотели, или со своей супругой. Либо, наоборот, для своего супруга приготовить вкусный обед, спросить, что он хочет, что ему нужно и дорого.

Таким образом, нужно наладить элементарный семейный быт, найти мир, компромисс, внутрисемейное доброе общение. Уже исходя из этого договориться с человеком: «Давай сходим в церковь вместе или с детьми, а потом пойдем в какое-то интересное место. Либо ты меня отпусти одного, потому что я делаю все, что нужно и дорого для тебя. Пожалуйста, сделай и мне доброе дело, снисхождение и отпусти меня, дай мне возможность помолиться, пообщаться с Господом». Тут очень важно, чтобы жены или мужья ни в коем случае не навязывали свое благочестие насильно. А то бывает так, что муж не хочет поститься, а у жены в борще мяса не найдешь; либо наоборот. Поэтому нужно сделать все, что можно, в этом отношении.

Правда, тут нужно учитывать еще один фактор. Человек, который знает, что христианин, когда готовится к Причастию, должен со всеми примириться, может попробовать этим манипулировать. Бывает, человек говорит: «Если ты у меня прощения не получишь, то я тебя в церковь не пущу». Если вы увидите в этом отношении такую хитрую манипуляцию, надо сказать: «Знаешь, я тебя очень люблю и уважаю, но все-таки давай будем делать так, чтобы в нашей семье все интересы соблюдались и каждый имел право на свое личное общение с Богом».

Нет ничего более личного и сакрального для человека, чем его общение с Господом. Понятно, мы приходим в церковь, молимся все вместе и с семьей общей молитвой. Но отношения с Богом, даже у самых близких людей – у мужа и жены, все равно остаются с изюминкой индивидуальности. Это нормально и правильно.

– Тут возникает еще один вопрос. В храме бывает так, что дети (особенно маленькие) бегают, кричат и часто мешают молитве. При этом всегда звучит фраза: «Ведь это дети! Христос говорит, чтобы к Нему приводили детей». Это замечательно, что в храм приводят детей. Но иногда хочется, чтобы детей приводили только к началу молитвы «Отче наш». Я ошибаюсь?

– Во многих храмах делается специальное место для детей, детская комната, где они могут побыть с воспитателем или волонтером. Он берет на себя труд побыть с этими детьми, объяснить им, например, какие-то особенности сегодняшнего праздника, подготовить их: сказать, что скоро будут петь «Отче наш» и они все пойдут причащаться. Такое послушание в нашей большой церковной семье должно быть.

Если в малой семье (как, например, в моей) всегда есть человек, который отвечает в данный момент за работу с «младшим личным составом», то тем более в большой церковной семье батюшка всегда может найти такого человека и попросить его посидеть с детьми. Как правило, люди откликаются и часто это делают доброхотно. Понятно, тот, кто сидит с детьми, тоже должен иметь возможность бывать на богослужении. Если это происходит по воскресным дням, такие люди или меняются, или приходят в какой-то другой день, чтобы во всей полноте поучаствовать в богослужении.

– У Вас восемь детей?

– Да.

– Какого они возраста?

– От полутора лет до шестнадцати с интервалом в два года.

– То есть все настолько разные! При этом Вы еще и настоятель храма. Как Вы справляетесь?

– Мне, конечно же, помогает супруга. Если семья верующая, то муж в этой малой церкви – священник (вне зависимости от того, имеет он священный сан или нет), а жена несет диаконское служение, печется о детях. В многодетной семье помогают старшие дети, когда подрастают. Но все, конечно, зависит от взрослых, потому что встречаются разные многодетные семьи. Нам удается все систематизировать: есть дежурные по дому, у которых свои обязанности; есть графики дежурств. Есть время, когда человек свободен, а есть время, когда он чем-то занимается.

Помню из своего детства, что половину дня я работал на каких-то общественных работах, а половину дня было свободное время, когда я мог отдохнуть. И тогда свободное время ценилось гораздо больше и приносило больше радости и пользы.

Поэтому не надо думать, что если мы нагружаем своих детей какими-то обязанностями, то лишаем их детства. Наоборот, это придает особый вкус той свободе, которая остается после выполнения своих обязанностей. При этом мы готовим их к взрослой жизни, что очень важно. Мы начали наш разговор с того, что большинство проблем в семьях из-за того, что люди не готовы к христианской жизни, к христианскому быту. А быт как раз зиждется на том, что мы исполняем заповедь Господню: друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов. То есть нужно помогать друг другу в трудных, сложных или обычных жизненных ситуациях. Таким образом, с детства дети научаются исполнять эту заповедь.

Наша семья путешествует. Мы только что вернулись из отпуска. На машине мы всегда ездим куда-то. Когда границы были открыты, доезжали вплоть до Южной Италии, где хранятся мощи Николая Чудотворца. Все можно сделать, если грамотно организовать и испросить благословения Божия. Не помню ни одного дня, чтобы наша семья вместе утром не прочитала молитву Оптинских старцев с просьбой, чтобы Господь благословил текущий день и направил все по Своей святой воле.

Господь действительно дает просящему человеку. Что человек просит, то и получает в этой жизни, особенно если это полезно для его спасения.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Вы сказали, что все зиждется на двух заповедях: любви к Богу и любви к ближнему. Мне интересно, как это сочетается с заповедями блаженств. Например: блаженны алчущие и жаждущие правды. Или: блаженны изгнанные за правду. Как эти заповеди сочетаются с любовью к ближнему?»

– Замечательный вопрос. Заповеди блаженств, по сути, зиждутся на отношении к Богу и отношении к ближнему. Алчущие Царствия Божьего – это те, кто ищет богообщения. Блаженны миротворцы: имеется в виду, что блаженны те люди, которые умеют прежде всего в своей семье, среди своих ближних хранить мир, любовь, согласие. Их служение ближнему приносит благой, добрый плод любви. Миротворить среди людей – это великое дело. И так можно разобрать любую заповедь блаженств. Думаю, с таким подходом каждый сможет прочитать все заповеди блаженств и определить, какая из них относится к Господу, а какая говорит о любви к ближнему.

Даже если мы берем заповедь о прославлении тех, кого будут поносить и гнать и всячески неправедно злословить за Христа, которая относится уже к мученическому служению, то здесь может быть служение и Богу, и ближнему. Мы претерпеваем скорби потому, что служим Господу, но этот мученический пример спасает и жизни наших ближних. И мы знаем, сколько душ было спасено чрез мученический подвиг. Поэтому заповеди блаженств действительно проистекают из двух главных заповедей – любви к Богу и любви к ближнему.

– Знание заповедей отличается от исполнения их. Мы думаем, что эти заповеди существуют как некий постулат, который необязательно соблюдать в своей жизни. Нам кажется, что только святые могут это исполнить. Христос мог исполнить. А мы – бедные, несчастные, немощные...

– Это многогранный и серьезный вопрос. Люди иногда говорят, что если бы Господь не дал заповедей, то все мы были бы невиновными. Потому что нет заповеди – нет нарушения, а значит, нет и греха. Мол, зачем Бог вообще давал заповеди?

Во-первых, любое исполнение заповедей – это морально-нравственный, духовный рост человека. Во-вторых, даже если заповеди не исполняются, но признаются обществом, они все равно имеют ценность, потому что это общепринятая духовно-нравственная система координат, которая позволяет ответить на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо. Пока общество эти заповеди принимает и понимает, что есть грех, а что есть добродетель, это общество будет стоять довольно устойчиво.

У человека, который принимает заповеди как должное, как норму, все равно будет возможность исправить свой грех, если по немощи своей он нарушит ту или иную заповедь. Заповедь дает человеку возможность увидеть грех. Слава Богу, что Господь милостив; Он говорит: милости хочу, а не жертвы. Человек кающийся Богу приятен и Богом принимается. Жизненный урок, когда мы пали, покаялись и встали, дает самое главное христианское основание духовной жизни – смирение и осознание собственной немощи, без чего дальнейший духовный рост в принципе невозможен.

Поэтому заповеди в любом случае полезны, даже если мы их просто знаем, но не исполняем. Если мы их принимаем как благо для себя, они уже ограничивают нас от зла и показывают, где зло, а где добро. Заповеди дают нам возможность работы над собой, покаяния, стяжания смирения. Через это мы идем к Богу. Поэтому заповеди – это безусловное благо.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «У меня вопрос по поводу слов: нет ни эллина, ни иудея… но все и во всем Христос. Когда священник совершает таинство Крещения, говорится о том же. Сейчас эти слова очень актуальны, потому что мы делим людей по национальности: хохлы, москали... На самом деле глупо так делить людей. В Евангелии же не говорится ни о языках, ни о наречиях, ни о национальностях...»

– Действительно, как сказано апостолом, во Христе Иисусе нет ни эллина, ни иудея. Но всякий человек, который духовно живет христианской жизнью, становится близок другому человеку, вне зависимости от его культурных, национальных и других признаков. Христос – единственная общечеловеческая ценность, которая может существовать. Мы сейчас живем в таком мире, когда воспеваются общечеловеческие ценности, например жизнь. Но жизнь сама по себе не является абсолютной ценностью. Можно привести в пример мучеников или героев Великой Отечественной войны, которые жертвовали своей жизнью ради Отечества и своих ближних.

Самая главная ценность, которая есть у человека, – Бог. Если человек это принимает и этим живет, он становится близок, как я уже сказал, любому другому человеку, вне зависимости от его национальности и каких-то культурных особенностей. Во Христе Иисусе мы все можем соединяться.

Но если духовного единства во Христе нет, то, конечно, один человек может категорически не понимать другого. Потому что мы и говорим на разных языках, и у нас разные культурные образы, и одно и то же слово в разных народах может пониматься совершенно по-разному. Надо просто учитывать, что такая немощь существует. Единство возможно только во Христе.

– Поговорим о подопечных вашего центра, которые страдают от алкоголизма и наркомании. Вы уже много лет работаете в этом направлении. Меня всегда интересовало, насколько человек меняется благодаря слову Божьему, причастию, молитвам, участию в богослужении. Это действительно работает, помогает. Вы в этом служении подстраиваетесь под подопечных или не делаете этого?

– Подстраиваются всегда они: человек, который приходит в центр, быстро учится креститься, кланяться, читать молитвы. Но при этом основная задача состоит в том, чтобы человек научился делать это искренне, из сердца и нашел эту тонкую сакральную ниточку, которая связывает его с Богом. Ту ниточку, которая в его жизни когда-то порвалась. Потому что невозможно человеку впасть в такие тяжкие прегрешения, предварительно не отказавшись от Господа. Ведь только Господь и сохраняет человеческую душу.

Исправление таких людей – это особое искусство. И в этом искусстве мы прежде всего руководствуемся Священным Писанием, в котором сказано: не духовное прежде, а душевное (1Кор. 15, 46). То есть человек сначала душевно должен научиться быть честным. Потому что если нет честности по отношению к другим людям, к Богу, то не будет и исправления.

Как происходит реставрация иконы, так происходит и реставрация человеческого образа. Любой человек, по сути, – это икона Христа, и если она испорчена, реставрировать ее надо очень медленно, постепенно, аккуратно, без нажима, иначе ничего не получится.

Если у вас есть зависимый родственник в семье, прошу и умоляю: не пытайтесь решить эту проблему самостоятельно. Например, в нашем городе Коммунар при храме ведется работа с созависимыми родственниками. И в Санкт-Петербурге таких обществ много. В этом вопросе обязательно нужен мудрый наставник, который поможет все сделать очень аккуратно. Как говорят, насильно мил не будешь. Тем более невозможно насильно заставить человека любить Бога и исправлять свою жизнь.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Я к вере пришла уже в пожилом возрасте. Мне 65 лет. Когда я к детям обратилась с этим вопросом, пытаясь что-то до них донести, их позиция была такая: оставь нас в покое. Я понимаю, что моя любовь к ним может проявиться в том, что мне их надо оставить в покое. За много лет я почти смирилась с этим, но меня смущает, что я живу как будто сама для себя: хожу в храм, молюсь. Общение с детьми и внуками очень и очень поверхностное. Получается, что живу для себя. Как утешиться?»

– Вопрос очень важный. Я рад тому, что Вы поняли, что в такой момент нужно отойти в сторону и не пытаться насильно привить своим уже взрослым детям благочестие. Потому что, как правило, на это бывает только одна реакция – отторжение.

Если Вы действительно молитесь за них и за себя, уверяю, Вы делаете очень немало. Молитва матери, если она искренняя, серьезная, до небес доходит. Как священник я понимаю, насколько это тяжелый труд – молиться. Молитва бесконечно драгоценна, она за Богом никогда не пропадет. Если Вы как мать всем сердцем, всей душой просите за своих родных, близких, детей и внуков, то это очень серьезное, тяжелое дело, требующее много времени, внимания, душевных сил, тепла. Молитвенный труд – тяжелый.

Во-вторых, если Господь Вам такой труд дает (надеюсь, Вы просите Его, чтобы Он дал настоящую и искреннюю материнскую молитву), то эта молитва – великий вклад в духовную жизнь и в дело спасения Ваших родных и близких.

Даже Всемогущий Господь при всей Его бесконечной любви к нам, грешным, не может заставить человека исправить свою жизнь. Услышьте: Всемогущий Бог, у Которого есть вся мудрость и вся сила, не может заставить человека спастись. Хотя Он хочет, чтобы все мы спаслись.

Дар материнской молитвы сокровищем ложится в духовное наследие Ваших детей и внуков. Поэтому не отчаивайтесь, трудитесь. Можете совершать какие-то дела милосердия для спасения своей души и своих детей. В этом вполне себя можно реализовать. Если это занятие глубокое, искреннее, человеку не может быть скучно, и невозможно достичь в этом отношении какого-то предела. Это бесконечный кладезь!

–  Есть такая евангельская фраза: не давайте святыни псам и не мечите бисер перед свиньями. Объясните, пожалуйста, смысл. По-разному трактуется эта фраза.

– Например, к вам подходит человек, задает какие-то духовные вопросы, а вы чувствуете, что он делает это не ради того, чтобы что-то узнать, а ради того, чтобы скоротать время, блеснуть своим остроумием или посадить вас в лужу своей железобетонной логикой. В такой ситуации эта заповедь будет стопроцентно применима: не надо с этим человеком говорить о вере. Даже если он о чем-то спрашивает, нужно ответить односложно и уйти от дальнейшей дискуссии, в которую человек хочет вас втянуть. Не нужно с человеком, который надменно и презренно относится к святыне, к Священному Писанию, вести какую-либо дискуссию.

Если же видите, что человек искренне интересуется и хочет что-то узнать, тогда можно ответить. Но нужно соблюдать золотое правило: если вы в чем-то не уверены или чего-то не знаете, имейте хотя бы толику христианского смирения, чтобы сказать: «Я не знаю. Давайте спросим у батюшки или вместе обратимся к Священному Писанию». Тут важно не превратиться в оракула и не начать вещать от ветра головы своея.

Например, священник не имеет права причащать надменного, гордого человека, который приходит с ухмылкой и относится к Причастию не как к святыне, а с насмешкой, мол, ты обязан это выполнить. Если это святая вода или просфора, не надо запихивать это в своих родных и близких, если они относятся к этому без должного благоговения. То же самое в отношении слов Священного Писания или святых отцов: не нужно говорить об этом с человеком, если вы видите, что человек относится к этому свысока.

Если человек пока чего-то недопонимает или, как вам кажется, с небрежением относится к святыне, то в таком случае, думаю, эта заповедь неприменима. Бывает, человек ведет себя как неразумное дитя. Иногда, например, ребенок может уронить просфору, но это не значит, что детям нельзя давать просфору. Но если человек относится к святыне с надменностью и гордостью, эта заповедь, о которой Вы сказали, применима.

– Мы говорим о главных принципах христианской жизни. Мне кажется, важно разделить жизнь и быт и озвучить вопрос так: главные принципы христианского быта. Каким образом эти принципы применять в быту, в нашей каждодневной и, может быть, совсем даже неправедной жизни?

– Попробуем сейчас разобраться в этом вопросе. Если слово «быт» для нас имеет какую-то отрицательную коннотацию, как то, что отводит нас от духовной жизни, то, наверное, нужно понимать, что любое наше физическое действие, которое кажется нам суетным, всегда может быть приправлено краткой молитвой и обращением к Богу. Что бы ты ни делал, чем бы ни занимался в быту, всегда можно сказать: «Господи, благослови! Господи, помоги!» А в конце сказать: «Слава Тебе, Господи!» Тогда, несмотря на отрицательное свойство быта вгонять человека в суету, можно оставаться в духовном состоянии богообщения.

Если мы под христианским бытом понимаем некую совокупность обычаев (например, красить яйца, освящать куличи, ходить за крещенской водой), тогда быт может иметь как положительную, так и отрицательную сторону. Если мы с благоговением относимся к тому, что делаем, то обычное суетное действие может обращать нас к Богу. Например, чтобы освятить куличи, яйца, мы же идем в храм, молимся. То есть быт или настраивает человека на духовный лад, или от духовного лада может отвести.

Занимаясь в быту какими-то священными вещами, прикасаясь к святыням или исполняя те или иные обычаи, очень важно не терять главной духовной составляющей. Это, наверное, так же, как нарушение заповеди не произносить имени Божьего всуе: если мы просто так поминаем имя Господне, то грешим. Если мы просто так используем какие-то священные предметы, которые есть в нашем быту, не вникая в их суть, мы тоже нарушаем эту заповедь. То есть мы прикасаемся к каким-то добрым христианским символам, но при этом не наполняем их христианским духом.

Все, что происходит в сердце человека, может разрушить совершенно добрые христианские обычаи и традиции, если человек относится к этому небрежно.

– Может ли наше отношение к Святым Дарам, к Причастию превратиться в некий магический обряд? Как священнику разобраться, кого допустить к Причастию, а кого нет? И возможно ли это вообще каким-то образом решить?

– Это самый серьезный вопрос: как человек относится к Святым Дарам, к Причастию. Я как священник допускаю к Причастию тех людей, кто молитвенно готовился и ждал, что будет причащаться. Это проявляется прежде всего в том, что человек читал Правило ко Святому Причащению. Это такая лакмусовая бумажка, по которой я как священник определяю, готовился человек или нет.

Если человек по какой-то причине нарушил пост, это не столь важно. Важно именно то, как человек настраивался, готовился. Молитвенный подвиг перед причастием – это самое главное, что делает причащение спасительным и определяет наше отношение к этой великой святыне. Мы прибегаем к Причастию именно с должным настроением и с той должной подготовкой, которой ждет от нас Господь и которая делает для нас это таинство спасительным.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

  • 15 августа 2022 г. «Союз онлайн»

    СЛУЖЕНИЕ ЛЮБВИ: Центр защиты семьи «Колыбель» в Екатеринбурге. Александра Цурилло

  • 15 августа 2022 г. «Союз онлайн»

    ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ: о святом цесаревиче Алексии и регате его имени

  • 15 августа 2022 г. «Союз онлайн»

    ХРОНИКА ПЕТРОГРАДСКОЙ ГОЛГОФЫ. Выпуск 12.

  • 15 августа 2022 г. Успенский пост

    Успенский пост. Наставление. Митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон

  • 15 августа 2022 г. Успенский пост

    Успенский пост. Наставление. Епископ Исилькульский и Русско-Полянский Феодосий

Вопросы и ответы

X
​​