Архипастырь. Жизнь прихода. Епископ Выборгский и Приозерский Игнатий

10 ноября 2022 г.

– Тема сегодняшней передачи – «Жизнь прихода».

Есть в Церкви книга Типикон, или Устав. По этому Уставу живут по большому счету монастыри, отчасти они им регламентированы. А что касается приходов, то в них наблюдается разнообразие (как сказано в Уставе, «аще изволит настоятель»). Как Вы считаете, монашеский Устав применим в мирской жизни или надо руководствоваться другими соображениями?

– Конечно, сам Устав применим, и все наши приходы живут согласно Уставу. Но время и обстоятельства нашей жизни не позволяют в условиях приходской жизни исполнять Типикон. Недавно мне рассказали, что кто-то в свое время пробовал совершить всенощное бдение по полному уставу. Начали где-то в шесть вечера, а закончили в три часа ночи. Если таким образом на приходах будет совершаться служба, мало кто может остаться до конца. Но Устав сохраняется, и жизнь жительствует в наших монастырях согласно Типикону. Могу сказать о Каневском мужском монастыре, где я являюсь настоятелем. Да, есть какие-то сокращения, но в целом монастырь живет согласно уставу монастыря, который существует еще помимо Типикона. А приходской устав – это прежде всего юридический документ, который имеет регистрацию в Министерстве юстиции, вырабатывается и принимается Архиерейским собором. По нему осуществляется хозяйственная жизнь прихода, различные общественные действия, финансы. В общем, все то, чем должна заниматься христианская община. Но богослужебный устав сокращен. В той форме, в какой он существует сейчас на приходах, он вполне помогает и исполнять положенные богослужения, и приводить людей ко Христу.

– Как Вы считаете, что самое главное в жизни прихода?

– В жизни прихода самое главное – единство самой общины, христианский дух. Приход не должен разделять прихожан. Это, можно сказать, большая семья. Как в мирской семье, так и в приходской жизнь так устраивается: есть иерархия, старшие и младшие, есть общие интересы. А эти интересы объединены вокруг одной Богочеловеческой Личности – Христа. Ведь центром и прихода, и Церкви является Христос. Чтобы приблизиться к Нему, стать Его другом, община должна нести этот заповеданный отпечаток, сохраняя единство в союзе мира, сохраняя любовь и являя ее внешнему миру.

– Типикон подразумевает ежедневные богослужения и совершение литургии. Но не все храмы могут себе это позволить, например, если на приходе только один священник. Как Вы считаете, целесообразно ли стремиться к ежедневному богослужению? Или единство общины возможно и без этого?

– Думаю, сначала нужно сказать о географическом расположении прихода. Есть приходы городские, есть связанные с жизнью кафедральных соборов (где богослужения проходят ежедневно, там и количество клира другое). А есть небольшие сельские храмы. Конечно, и там может быть порыв настоятеля или священника совершать литургию ежедневно, но это его личное дело. Община, конечно, не сможет собраться на ежедневную молитву, хотя это идеал. В монастыре это осуществить проще, особенно там, где многочисленная братия в священном сане и кто может нести череду. Но приходская жизнь в полной мере не исполняет те заветы, добрые намерения, которые должны быть. Богослужение трудно исполнять ежедневно. Но община может собираться не только для совершения Божественной литургии. Можно читать акафисты без участия священников. Такие примеры есть. Приход – это община, общность людей. Нет священника, но люди сами собираются.

Прекрасно помню, как было у нас в Победе Выборгского района – не было священника, так люди сами были инициаторами, собирались в комнатке и читали акафист, сами пели молебен. Тем самым они сохраняли молитвенный настрой. Все это приемлемо, потому что не сразу появляется настоятель, священник. Часто бывает так, что миряне обращаются к архиерею (и ко мне, в частности), просят открыть приход, дать им священника. И на этом все. А начинаешь задавать вопросы, что будет дальше, особенно когда видишь, что населенный пункт не имеет перспективы жизни, и люди затрудняются ответить. Даже когда спрашиваешь, будут ли они членами общины, прихожанами... Недавно получил очень странное письмо. Женщина живет в Петербурге, она посетила своего родственника в одном из сел. В этом селе уже нет ни поликлиники, ни школы – умирающее село. Она предложила открыть там приход. Я спросил, будет ли она жить в этом селе, ведь она живет и работает в Петербурге. Я считаю, это провокационные вещи, которые не должны появляться. Приход должен означать в первую очередь наличие общины, тех, кто будет там трудиться, жить. Если такого богослужения не будет, то и община не сможет укрепиться.

– Какова роль Святого Причастия в единстве общины?

– Безусловна. Спаситель оставил нам заповедь о воспоминании Его подвига, Его жизни, смерти, о воскресении. Ясно сказано: кто не будет вкушать Тела и Крови, тот недостоин, а если не будешь достоин Христа, то в отсутствие Евхаристии Христа не будет.

Слова Спасителя где двое или трое собраны во имя Мое понятны. Ясно, что во времена Спасителя понятия прихода не было, как не было его и до 313 года (до Миланского эдикта), да и храмов-то не было, было просто собрание людей. Это собрание заканчивалось общей евхаристической трапезой, где Христос, конечно, появлялся. Но даже если Евхаристия совершается два-три раза в неделю, такой приход уже состоялся.

– Когда люди причастились Святых Таин, им хочется дальше продолжить общение, свое духовное образование. Как, по Вашему мнению, это лучше организовать на приходе?

– Приход не должен связываться с пониманием храма. Приход – это все то, что образовывается и живет вокруг храма. Литургия – это литургическое общение, а есть внелитургическое общение. Чтобы это внелитургическое общение совершалось, конечно, нужно в первую очередь помещение, где все это устраивать. Во многих приходах у нас существуют церковные дома, духовные центры. Если их не существует, я всегда обращаю внимание, что они должны строиться. Слава Богу, когда место для таких встреч предоставляют светские учебные или общественные заведения. Но все равно лучше иметь свой дом, который стоит рядом с храмом. Закончилась литургия, люди пришли в приходской дом, где работают кружки, секции, молодежные движения, детская комната. Все это помогает объединить людей, помогает их привести к какому-то служению (социальному или связанному с милосердием). Многие люди так и знакомятся, так и начинают участвовать в социальных программах, сами стремятся кому-то помочь, кого-то привести в общину. Все это делается там, где есть полноценная приходская жизнь, есть не только храм, но и другие помещения, здания...

– А если здания нет, какие формы уместны в стенах храма, а какие неуместны? Например, трапеза, учебный процесс воскресной школы, концерт?

– Это все проводится, но это уже момент напряжения. Закончилось богослужение, кто-то еще не закончил исповедоваться, кто-то заказывает требы, а уже нужно проводить занятия с детьми, репетиции или концерты. Все это напрягает. Поэтому находят какие-то формы, ищут помещения. Я со своей стороны всегда говорю: начиная строить храм, нужно параллельно строить церковный дом. Хотя знаю, что это очень сложно, учитывая сегодняшнюю ситуацию, да и любую ситуацию любых времен. Все это требует больших затрат. Когда и храм, и дом строятся одновременно, рождается приходская община, которая начинает активно включаться в дела стройки и самоорганизации.

– Вопрос телезрителя: «Как сохранить молитвенный настрой между службами? Мы отстояли на литургии, помолились, причастились, а потом возвращаемся в суету. Каждый день на литургии мы бывать не можем (по заповеди апостола: непрестанно молитесь, за все благодарите)».

Сохранять это состояние духа, спокойствия непросто, учитывая, что внешний мир, который тебя встречает при выходе из храма в воскресный день, уже облечен стремлением некоторых сил разрушить этот настрой. Святые отцы говорят, что нужно  стремиться к сохранению этого настроя. Очень хорошо, когда семья собирается сначала вместе в храме, потом дома за обедом, после этого – беседы, рассказы, чтение. Это все тоже помогает сохранять настрой. Конечно, предстоящая неделя непростая – это и отношения на работе, и межличностные, и общественные отношения. Ясно, что враг рода человеческого не даст возможности сохранить настрой дольше.

Вы правильно сказали, чтение домашней молитвы (утренней и вечерней), обращение за помощью к Богу, помогает. И самое главное, чтобы было желание как можно скорее прийти в следующий раз в храм и обязательно причаститься Святых Христовых Таин. Это нужно зарубить себе на носу: каждое воскресенье быть в храме и по возможности причащаться Святых Христовых Таин. Как жалко видеть, когда люди один раз в год или один раз в жизни переступают порог храма, чтобы исповедоваться и причаститься. Это неправильно. Причащаться и исповедоваться нужно как можно чаще, тогда благодать Божия будет восполнять все то, что мы теряем за дни седмицы.

– Какова роль настоятеля и священника в жизни общины? Насколько близкими должны быть отношения между священником и прихожанами, насколько личная жизнь священника и настоятеля должна быть открытой? Может ли он впускать туда прихожан?

– Чужая душа – потемки… Может быть, это не относится к душе жизни прихода, настоятеля или клирика. Конечно, у священника есть семья. Чаще всего семейные отношения священник проецирует и на жизнь прихода (приход, как я уже говорил, это семья). Понятно, что между священником, настоятелем и его прихожанами складываются добрые отношения. Но все равно пастырь есть пастырь. Он принимает у прихожан исповедь, он ведет их ко Христу. И прихожане должны понимать, что никакого панибратства быть не должно. Да, есть открытость, любовь, но панибратства не должно быть. Любой пастырь несет образ Божий на себе, он есть тот образ, которым его наделил Христос. Но ни в коем случае не должно быть превосходства, мол, я батюшка, а вы все тут кто… Это уже другая тема, – тема гуру, или лжепастырей, которые, кроме себя, больше никого не видят. Такое почитание порой доводит до безумия и прихожан, и самого пастыря. Поэтому нужно всегда сохранять паритетные отношения и всегда быть открытым, добрым, любящим, но и проявлять строгость, потому что иначе нельзя. В семье бывают моменты, которые требуют строгости, наказания, поэтому все должно быть применено с разумом. Слава Богу, что добрых примеров множество, а священники являются добрыми пастырями своей паствы.

– Жизнь Церкви наполнена праздниками, а праздники сопровождаются застольями. Какова роль застолья в жизни прихода?

– Во-первых, не нужно представлять, что застолье – это что-то пышное с возлияниями… Мы просто садимся за чайный стол, и это тоже можно назвать застольем. Это тоже трапеза, только не евхаристического общения, а общения, которое происходит между людьми. Оно важно, и слава Богу, если оно есть. В храме, который изображен на экране в студии (это храм Иоанна Богослова в Кудрово), люди после богослужения (которое совершается ежедневно) вместе пьют чай. В этот момент на экране в трапезной идет какой-нибудь фильм или история, посвященная сегодняшнему празднику или памяти святых; могут быть другие какие-то злободневные вопросы. Многие вещи решаются именно в таком кругу. В общине бывают люди, которые занимают какое-то положение в обществе, имеют материальные возможности, но они же не стоят в храме с табличками на груди, мол, я такой-то и такой-то, имею такую-то доходную часть… А в общении за такими трапезами любви люди узнают друг друга, понимают, что есть возможность кому-то помочь в материальном плане, кому-то устроиться на работу – все то, о чем человек порой скорбит и даже не видит выхода из создавшегося положения, поэтому одно другому не мешает.

– Вопрос телезрительницы: «Как избавиться от ропота на ближнего, если многое в нем мне не нравится?»

– В первую очередь не роптать и не осуждать. Это все же зависит от человека, ведь никто не принуждает человека роптать или осуждать (конечно, кроме тех сил, которые сопровождают всю человеческую жизнь и посылают такие импульсы человеческому разуму). А чаще всего это происходит тогда, когда ум занят бездельем, когда нечем заняться. Тогда особенно часто у нас любят собираться в кругу семьи или с друзьями и на кухне вести умилительные беседы – осуждающие, рассуждающие. И никто в этот момент не скажет: давайте лучше прочитаем молитву или акафист… Поэтому в первую очередь надо вспоминать, что ты христианин, ты призван к более глубокому и возвышенному, а не к низменному, что именуется страстью человеческой.

Вы говорили о благотворителях, о том, что они так или иначе всегда присутствуют в храме. Насколько отчетность храма перед прихожанами должна быть открытой и насколько люди могут высказывать свою инициативу?

Во-первых, приход – это не налоговая инспекция. Мы имеем отчет перед государственными службами… А так прихожане сами видят, что меняется в жизни прихода, в храме, читают интернет-страницы, видят, с кем встречаешься, кому помогаешь. Здесь ничего не утаишь. То есть весь отчет виден в реальности. Но за чашкой чая, во внебогослужебное время, можно и рассказать, что сделано за последнее время. Плюс ко всему бывают приходские собрания (раз или два в год), где как раз происходят все отчеты и строятся планы на предстоящее время.

Вопрос о волеизъявления народа. Например, нет в храме пеленальных столиков для младенцев. Настоятель, может, думать не думает об этой проблеме, но люди должны иметь возможность как-то свое пожелание выразить? Или это должно быть только на усмотрение настоятеля?

Конечно, предложения можно вносить. Но порой поступают такие предложения, от которых волосы дыбом встают. И надо понимать, что Церковь – это богочеловеческий организм и наполнять ее чем-то несоответствующим не стоит. Есть традиционные, устоявшиеся моменты, благодаря которым Церковь и живет. С одной стороны, может, она и является каким-то консервативным механизмом, но сохраняет многие вещи и в культуре, и в архитектуре, и в богослужении.

Хочу задать вопрос о храмах, в которых есть практика ранней и поздней литургии. Бывает так, что формируются своего рода две отдельные общины. Одна – только на ранней, другая – только на поздней. Хорошо ли это, уместно ли? Особенно когда у пастырей разная, что ли, стилистика служения. Не является ли это разделением прихода?

То, что существует ранняя и поздняя литургия, это, безусловно, замечательно. Кто-то любит пораньше встать, пойти на службу помолиться, чтобы целый день быть более-менее свободным. Кто-то любит поспать и прийти в храм на позднюю литургию. В одном приходе не два прихода, а две литургии, и не должно быть никаких разногласий. Для того и существует настоятель, чтобы сглаживать все и давать понять, что Христос один, и если ранняя совершается в таком темпе, в таком стиле, то и поздняя не должна ничем отличаться. Литургия – это литургия, не должно быть никаких вещей, которые привносятся обстоятельствами жизни или какими-то другими факторами.

Мы начали говорить о Типиконе, есть и чинопоследование литургии, не нужно устраивать из литургии каких-то сценических, театральных действий. Как полагается, литургия оглашенных, верных – и всё. А все остальное уже собирается как раз вокруг настоятеля, вокруг общины. Это один приход. В делах благотворительности или каких-то других делах люди действуют как единый приход. Ведь Христос один. И, как говорится, – Христос для человека, это в первую очередь. Он должен быть понимаем и открыт, а все остальное происходит от лукавого…

– Владыка, нас опутывают социальные сети, и каждый приход обязательно имеет свою группу в сети «ВКонтакте», другие ресурсы. Очень много времени уходит на то, чтобы это все поддерживать, развивать. Как Вы считаете, насколько это вообще целесообразно, насколько жизнь прихода в этих виртуальных сообществах является реальной и стоит ли вообще священнику, настоятелю тратить на это время?

– Я считаю, что у настоятеля или священника не так много времени… И у нас не так много священников, чтобы у каждого было свое направление. Дай Бог, может быть, придет время, когда будет один отвечать в приходе за информационное пространство, другой за молодежь, третий за социальную работу, но это уже должны быть развитые приходы.

Сегодня во многих местах этим занимаются не священники, а прихожане – это тоже одна из форм работы с приходом, обязательно в приходе кто-то найдется. На дворе XXI век, все имеют возможность обращаться к своим смартфонам и электронным средствам, поэтому есть люди, которые могут вести эти страницы. Но не надо превращать работу миссионерского свидетельства в социальных сетях в какое-то безумство.

К сожалению, сегодня наш народ не всегда может поставить точку в нужный момент, а доходит уже до какого-то, как я сказал, безумства – начинают какие-то вещи выкладывать, фотографироваться, еще что-то, нужно всегда находить возможность поставить точку. Лучше всего, если бы велась богословская дискуссия или обсуждение, это было бы интереснее, а когда начинают выкладывать свою личную жизнь на приходские страницы, то это нелепо. Личная жизнь – это личная жизнь. Я понимаю, что жизнь прихода порой, может быть, не так насыщена добродетельными делами, делами милосердия. Не каждый же день там оказывают помощь, ездят в детские дома, но это не нужно заменять своими личностными поездками, фотографиями, я имею в виду священников.

Если есть люди, которые помогают вести приходу страницу, то слава Богу, а если нет, то нужно с трепетом подходить к этой тематике. Вспоминая слова, сказанные в Священном Писании: блюдите… како опасно ходите. Еще неизвестно, польза будет от этого или вред; как говорил один человек: «Палец можно и ножом порезать, если неправильно ножом пользоваться». Дай Бог, чтобы мы пользовались сетями правильно и чтобы в нужный момент умели поставить точку.

– Есть еще вопрос о роли настоятеля в жизни прихода за границами прихода, то есть это какие-то поездки, социальные проекты и прочее. Как Вы считаете, должен ли священник лично возглавлять подобные проекты? Или он должен благословлять прихожан на самостоятельную поездку?

– Лучше всего, когда благословил, но на начальных этапах надо делать это самому. Конечно, священник пытается сформировать общину и старается быть и там, и там, но всегда надо учитывать, что в этом есть физические ограничения, плюс еще вещи, которыми ты должен заниматься в первую очередь, я говорю о пастырской работе. Кто-то может сказать: «Тут тоже пастырская работа».  Да, но на начальных этапах, а так надо уметь найти людей из общины, которые могут возглавить паломнические поездки, ничего страшного не произойдет, если вместо священника или настоятеля кто-то из прихода будет заниматься паломничеством. Просто нужно не бояться делегировать полномочия, и людей будет больше приобщаться. Конечно, прихожанам хочется вместе с батюшкой поехать, но нужно так уметь выстроить модель, чтобы весь приход работал в тех или иных направлениях с пользой.

Если вы хотите, чтобы ваш настоятель или священник долго жил и пребывал вместе с вами, то берегите, храните его, а не нагружайте всем подряд, чтобы сердце его не выдержало. А то так получится: приход останется, а батюшки уже не станет. Нужно это понимать и ценить.

– Владыка, может быть, какое-нибудь наставление в связи с тем, что уже и Рождественский пост недалеко, и в этом году, наверное, мы уже здесь в студии с телезрителями не увидимся...

– Старайтесь быть активными прихожанами своих общин, помогайте священнику трудиться для того, чтобы общины становились крепче, больше, сильнее. Потому что от общины многое зависит, и придет час, когда Господь спросит: «А что ты сделал, пребывая в общине, для полноты Церкви Христовой?» Каждый должен помнить это и стремиться к тому, чтобы община была крепким, здоровым и правильно настроенным организмом.

Ведущий Михаил Кудрявцев, иерей

Записали Маргарита Попова и Максим Заливакин

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 28 февраля: 09:35
  • Четверг, 29 февраля: 01:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать