Архипастырь. Церковное устройство. Епископ Выборгский и Приозерский Игнатий

18 ноября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Наша сегодняшняя тема – «Церковное устройство». Практически все наши телезрители знают, что в Церкви есть иерархия: епископы, священники, дьяконы. А как функционирует Церковь как объединение епархий, приходов, это не всем понятно. Именно об этом хотелось бы сегодня поговорить на примере нашей Выборгской епархии. Расскажите, пожалуйста, каким образом соотносятся приходы? Что такое благочиния? Что такое епархиальное управление?

– Церковь устроена по принципу выстраивания вертикали, как сейчас многие говорят. Но вертикаль выстроена от главы Русской Православной Церкви – Патриарха – к правящему архиерею, от правящего архиерея через благочинного – к приходам, и дальше уже идет приходская церковная жизнь. Епархию возглавляет епископ, или архиепископ, или митрополит. Но в связи с изменениями в уставе Церкви, которые были совершены практически недавно, появились еще и так называемые митрополии, в состав которых входят небольшие епархии. Епархия возглавляется правящим архиереем, а его помощниками являются благочинные – те, кто возглавляет церковные округа по принципу деления районных центров (или в одном районе может быть несколько благочиний).

– Благочинный – это священник?

– Да. Приходы также возглавляют священники, которые через благочинных подчиняются правящему архиерею. И плюс в структуре епархии существуют различные подразделения – так называемые епархиальные отделы, комиссии, которые работают уже по направлениям: социальное, миссионерское, молодежное, образовательное. Это все то, что входит в саму структуру епархиального управления. Епархиальное управление – это то место, где находится административный церковный центр и откуда идет управление приходами. Обычно это либо областной город, либо какой-то крупный районный город.

– Я так понимаю, что есть какой-то документ, который регламентирует всю эту деятельность.

– Есть ряд документов. Во-первых, есть епархиальный устав, и там конкретно прописано, как выстраивается модель формирования православного прихода: от прихода – к благочинию, от благочиния – к правящему архиерею.

– То есть это для всех епархий одинаково?

– Для всех епархий. Есть еще ряд архиереев, которые носят титул викарных архиереев, но они также подчиняются правящему архиерею, если имеются в той или иной епархии или митрополии.

– А если начать снизу? Приход ведь тоже имеет в себе некое устройство. Это же не только настоятель и прихожане. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Конечно, любой приход возглавляется настоятелем. Настоятель является председателем приходского совета. Еще в состав совета входят миряне, которые избираются на приходских собраниях путем голосования. Совет может состоять из разного количества людей, в зависимости от активной деятельности мирян. Не просто избрали членов приходского совета и они таковыми являются формально, на бумаге. Чаще всего это приходской актив – люди, которые уже осуществляют в приходе различную деятельность.

Также в более крупных приходах есть ответственные люди (может быть, даже из числа приходского собрания или совета), которые тоже ведут социальное, молодежное, образовательное направления. Конечно же, есть бухгалтерия, своя ревизионная комиссия, что-то необходимое, что должно быть при существующей приходской организации. Каждый приход имеет юридическую регистрацию. То есть это юридическое лицо (в Минюсте имеет свой номер, зарегистрированный устав), но в составе той или иной православной епархии.

– А кому принадлежит храм?

– Храм принадлежит епархии Русской Православной Церкви.

– Значит, простой человек, который попадает в приход и хочет себя как-то активно проявить, может даже попроситься вступить в приходской совет или собрание?

– Может. Или сам настоятель вправе предложить включить  кандидатуру того или иного мирянина в состав приходского собрания или совета. Это приемлемо. Изменения в структуре прихода происходят раз в три-четыре года, но собрание проводится ежегодно, по мере необходимости. И поэтому управление имеет вполне реальную форму работы.

– А какие отношения между приходом и благочинием? Какие обязанности у настоятеля храма по отношению к благочинному?

– Любой настоятель, как и клирик (клирик необязательно является настоятелем), подчиняется архиерею, но через благочинного. И поэтому любой клирик подотчетен благочинному, который несет ответственность за того или иного клирика своего благочинного округа. Конечно, благочинный решает вопросы, которые не может или затрудняется решить настоятель. Может быть, есть какие-то вопросы, разрешение которых принесет большую пользу, если в них будет принимать участие благочинный. Благочинный ответствен за жизнедеятельность приходов епархии.

– А как благочинные общаются с владыкой? Это какое-то регламентированное общение или довольно-таки свободное?

– Общение свободное. Скажу на примере своей епархии. У нас постоянная связь с благочинными, или я выезжаю в благочинные центры. Сегодня общение не затруднено, потому что каждый имеет мобильный телефон, и мой номер спокойно может набрать не только благочинный, но и любой священник, чтобы обсудить те или иные вопросы. Обязательно проводятся епархиальные советы (они тоже являются епархиальной структурой, в состав которой входят благочинные по должности и избираемые для работы совета клирики епархии) и епархиальное собрание. Для каких-то соборных решений собирается епархиальный совет, на котором архиерей озвучивает повестку дня, и коллегиально мы принимаем решение, если это необходимо.

– У нас из-за пандемии сейчас перерыв с епархиальными собраниями.

– Да, потому что были рекомендации из Москвы, чтобы обращать внимание на ситуацию, которая развивается на местах. Я думаю, что в этом году мы проведем и епархиальное собрание, и епархиальные советы. Малые епархиальные советы все равно проводятся: мы обсуждаем события, связанные с условиями пандемии, каждый раз нужно что-то корректировать, что-то привносить, от чего-то отказываться. Но все равно это коллегиальная работа, которую каждый осуществляет в меру своих сил и возможностей.

– Можно немного подробнее о епархиальном собрании, потому что у всех на слуху такое понятие, как собор. Епархиальное собрание и Поместный Собор схожи или это все-таки мероприятия разного формата?

– Собор – это тоже большое собрание. Ведь каждая епархия – это маленькая Поместная Церковь, которая входит в состав большой Поместной Церкви. И поэтому каждое епархиальное собрание – это малый собор, соборное движение вместе с клириками. Даже какие-то миряне присутствуют на заседании епархиального собрания. Потому что в приходе есть и бухгалтеры, и активные члены, которые также порой принимают участие в епархиальном собрании.

– Для простого мирянина принципиально ли, в какой епархии он находится? Нужно ли ему об этом знать, задумываться? Имеет ли он какую-то ответственность перед своей епархией?

– Разные бывают миряне. Одни приходит в храм Божий раз в год и тоже могут называть себя мирянами, которых заботит жизнь епархии. А другие являются постоянными прихожанами своих приходов и уже знают имя своего правящего архиерея, какую-то епархиальную историю, структуру. И поэтому самое главное, что должно быть важно, – не в какую епархию ты входишь, а насколько  являешься православным христианином, как часто  причащаешься. Бывают такие случаи, что человек выдвигает претензии, называет себя активным членом прихода. А начинаешь задавать вопрос, когда человек в последний раз причащался, и он судорожно перебирает в голове, когда же это было в последний раз и было ли вообще в этом году. Но себя заявляет с позиции активного участника жизни прихода.

Знать название епархии необходимо. Тем более есть некоторые вопросы в отношении личной жизни людей (отпевание самоубийц или церковное расторжение брака), которые решаются в епархиальном управлении той или иной епархии.

– Как простому человеку понять, к какой епархии он относится? Достаточно просто знать свой храм или присутствовать на богослужениях?

– Сегодня это не так проблематично. Есть Интернет, открой и посмотри, на территории какой епархии расположено то поселение, в котором ты живешь. Наверное, более проблематична в этом отношении наша епархия, принадлежащая к Санкт-Петербургской митрополии. Мы знаем, что в летний период место жительства людей перемещается в область. Это может быть любая областная епархия. Люди живут на дачных участках в СНТ (это сейчас очень развито), а в зимний период возвращаются в Петербург. Здесь, конечно, трудно определить, к какой части епархии ты относишься: к Санкт-Петербургской, Выборгской, Тихвинской или Гатчинской. В зимний период люди возвращаются в Петербург.

Даже заходя в храм, слыша произнесение имени правящего архиерея, ты уже понимаешь, где ты. Если ты случайно попал Промыслом Божьим в ту или иную епархию, то можешь определить ее, переступив порог храма, услышав особые молитвы, которые возносятся о здравии правящих архиереев той или иной епархии.

− На ектении, на великом входе.

− Я думаю, распознать, где ты находишься, не представляет трудности, поскольку даже при входе в храм висит опознавательный знак: приход такого-то храма такой-то епархии Русской Православной Церкви.

− Тогда от противного вопрос: как распознать, например, раскольников?

− Раскольников распознать, наверное, сейчас тоже не проблема. Опять же зайдя в храм,  уже почувствуешь, где находишься. Это может быть внутренняя обстановка, какие-то части богослужения, которые сразу об этом говорят. Но это ясно для человека, сведущего в церковной жизни. Ни один раскольник (или, так сказать, заезжий миссионер) не объявит себя раскольником. Сектанты видны. Немножко пообщавшись с людьми,  сразу, я думаю, почувствуешь, что здесь что-то не так выстраивается, что-то не то происходит. Самое главное – сегодня уже ясно, есть ли вообще как таковые сектанты на территории епархии. Может быть, их вообще не существует.

− Владыка, немножко еще хотелось бы поговорить об епархиальном управлении. Это некое здание с рядом кабинетов, в которых сидят люди, отвечающие за разные направления. Верующий мирянин, который участвует в жизни своего прихода, должен ли поинтересоваться, что это за кабинеты: приехать, походить, посмотреть? Или это лишняя инициатива?

− Если есть желающие с приходов, то они, конечно, могут прийти. Настоятель может это организовать. Или можно присоединиться в качестве рабочей поездки вместе со своим настоятелем и приехать посмотреть. А так, конечно, если все подряд будут с улицы приходить, то это, наверное, будет не совсем этично. Для желающих можно организовать экскурсию, показать, как устроено епархиальное управление.

− Вопрос телезрительницы Елены, прихожанки выборгского храма Игнатия Богоносца: «Каким образом назначаются священники? Как они распределяются в храмы?»

− Священники назначаются правящим архиереем по его решению. Распределяются тоже решением правящего архиерея. Он назначает человека либо настоятелем, либо приходским священником в тот или иной приход. Критерии различные, потому что и люди разные. Кто-то из духовенства имеет харизму, дар быть руководителем и может стать настоятелем прихода. А кто-то просто исполняет свое священническое послушание, которое определяется настоятелем, и несет свой пастырский крест.

− Есть такое мнение, что как будто храм принадлежит батюшке. Есть такое: храм такого-то  батюшки. Но ведь это неправильно, нечестно.

− Я считаю, что это не просто неправильно. В первую очередь это дьявольское наваждение. Любой храм − это дом Божий. Он принадлежит не отцу Василию, не отцу Иоанну или еще кому-то. Он принадлежит Господу Богу. Это дом Божий, а все мы являемся служителями алтаря Господня. Это самое главное. Человеческим умом такие штампы ставятся. Конечно, тот или иной храм или часовня принадлежат в первую очередь епархии. Но не надо забывать, что это дом Божий, а все мы рабы неключими, которые входят в этот дом.

− Владыка, Вы по смирению не говорите, конечно, об этом, но все-таки правящий  архиерей имеет право в любой момент переместить настоятеля.

− Это безусловно. Часто это не происходит, но бывают такие моменты, когда необходимо поменять настоятеля, изменить ставшую рутинной жизнь прихода. Любой приход должен быть энергичным, активным; должен источать жизнь. Поэтому изменения происходят (и кадровые тоже). Открываются новые приходы, что порой влечет за собой изменение уже существующих приходов: переводишь священника, как более опытного, для созидания вновь образовавшегося прихода. Поэтому это все приемлемо и правильно.

Много есть примеров, когда люди при переводе священника начинают писать письма, просить, умолять оставить настоятеля: «Он такой хороший. Он нас к вере привел». Я говорю: «Вы знаете, все священники хорошие, замечательные, но к ним нельзя привязываться». Такая привязанность у нас должна быть по отношению к Богу. Так бы привязываться к храмам, чтобы они были полные, чтобы причащаться каждое воскресенье, чтобы исповедников было больше. Вот это я понимаю. А к священнику никогда привязываться не надо. Священник, мы с вами знаем, является лишь проводником. Все равно все устраивается Промыслом Божьим. Даже перемещения − это Божья воля. И пытаться изменить ее − очень опасное дело.

− Вы затронули очень интересную тему − создание нового храма. Каким образом это происходит? От кого идет инициатива? От правительства, людей или священноначалия?

− В первую очередь от жителей того или иного поселка, СНТ. Конечно, решение об открытии прихода непростое. Так же это было в середине 1990-х годов: вот в маленькой деревеньке просят открыть приход. Понятно, что людям нужно возрождать религиозную жизнь, иметь возможность приходить в храм, причащаться. Но там всего лишь несколько домов. А у священника семья, дети, у него есть потребности. В итоге оказывается, что не сможет приход содержать священника. Поэтому приходится объединять приходы в один, и уже путем чередований священник посещает тот или иной приход.

Сегодня поступают такие просьбы, и сам архиерей на свое усмотрение принимает решение об открытии приходов в той или иной местности, где есть перспективы. Сейчас создаются совершенно новые сельские поселения. Там тоже в первую очередь пытаешься заложить основу церковной жизни.

− Такие прошения как раз и приходят.

− Они приходят в епархиальное управление, в канцелярию и кладутся на стол правящего архиерея.

− Здесь есть еще одна неизвестная переменная – финансовая. Начинает строиться храм, и часто сталкиваешься с таким мнением: люди думают, что средства на это выделяет государство.

− Да, такое мнение существует.

− Что и зарплату священникам платит государство. Владыка, как это все происходит на самом деле? На что живет церковь, священники и епархиальное управление?

− Эта тема уже не раз поднималась и в средствах массовой информации, и в различных дискуссиях, происходящих на тему церковной жизни. Конечно, церковь живет на пожертвования людей. Это безусловно. И епархия живет на те пожертвования, которые приходы направляют на ее содержание. Потом епархия также отправляет какую-то часть на содержание всей Патриархии Русской Церкви. Поэтому строительство храмов и содержание приходов − это пожертвования людей или какие-то благотворительные взносы, которые осуществляются добрыми людьми. Без этого сегодня жить невозможно. У нас нет заводов, фабрик или еще каких-то коммерческих структур, но есть взносы, пожертвования, которые мы уже распределяем в своей епархии.

Это же касается строительства храмов: опять же добрые люди помогают, строят их. Они участвуют в различных социальных, образовательных и других проектах Русской Православной Церкви.

− Вопрос: «Как могут семейные люди участвовать в жизни храма? И нет ли опасности замкнуться в приходской тусовке?»

− Что Вы имеете в виду под словами «приходская тусовка»? Если Вы приход называете местом, где происходит тусовка, то не знаю, как Вы вообще себя можете называть верующим человеком, имеющим опыт религиозной жизни в том или ином приходе. Я первый раз такое слышу.

− Владыка, получается, что каждый мирянин, который совершает пожертвование в каком-то одном храме, совершает пожертвование и в свое епархиальное управление, и даже в Патриархию?

− Да, конечно. Самое главное, что сейчас находится очень много людей, которые желают помочь в продвижении проектов. Это тоже немаловажно. Посмотрите на работу наших социальных отделов, социальных комиссий. Люди и вещи, и продукты собирают. Мы понимаем, что не придешь же в магазин и не скажешь: дайте мне десять килограммов риса или макарон, мне нужно это пожертвовать.

Ясно, что люди жертвуют какие-то денежные средства на различные проекты, программы. С этого я начал нашу беседу – это вертикаль, она распределяет все по мере необходимости. Действительно, никто у нас зарплату от государства не получает, каждый трудится в меру своих сил, совершая служение в качестве пастыря или дьякона, ревностно отдавая себя служению Церкви.

– Иногда даже обидно, что священство в государстве не ценят, у священников даже пенсии как таковой нет.

– Нет, есть пенсия по возрасту (сейчас это шестьдесят пять лет) – это государственная пенсия. Мы имеем налоговые взносы, которые платит каждый гражданин Российской Федерации, занимающийся трудовой деятельностью. Также осуществляем оплату всех коммунальных платежей. Очень часто задают вопрос: почему требы и крещение, свечки – все платно, почему нельзя сделать все благотворительно? Я всегда отвечаю: «Потому, что мы платим и за свет, и за газ; плюс налоги и многое другое, что мы осуществляем наравне с другими как граждане...»

– Есть еще один миф о том, что храмы содержит государство.

– Есть какие-то моменты, когда государство помогает в реставрации храмов (например, реставрация Коневского монастыря). Но многое мы делаем сами за счет пожертвований. Что интересно, пожертвования граждан также обложены налогом.

– Владыка, Вы вспомнили о нашей Коневской обители. Монастыри находятся в каком-то особом положении по отношению к епархии или нет?

– Нет. Есть категория монастырей, которые являются епархиальными, а есть ставропигиальные, они подчиняются непосредственно Святейшему Патриарху. Если это епархиальный монастырь, то, конечно, он подчиняется непосредственно своему правящему архиерею. Если один, как у меня, монастырь, то никакого благочиния нет, он подчиняется непосредственно мне; плюс ко всему я являюсь настоятелем монастыря.

– Вопрос телезрителя: «Кто может быть инициатором крестных ходов, кто занимается их организацией, при каких ситуациях нужны крестные ходы?»

– Инициаторами порой являются группы людей, которые обращаются к правящему архиерею с просьбой благословить проведение крестных ходов. Для того чтобы узнать, по случаю чего организуются или организовывались исторически крестные ходы, можно поднять архивные материалы. По различным поводам может быть крестный ход: по случаю престольного праздника, дня города, во время каких-то бедствий, нашествий, еще чего-то. Но без благословения правящего архиерея крестные ходы не совершаются. Если кто-то принимает решение продвигать тему, связанную с крестными ходами, то, конечно, это может быть инициативная группа мирян, поддержанная настоятелем или священником, но она обращается в адрес правящего архиерея для получения благословения.

– Есть ли какие-то мероприятия или события, которые можно назвать общецерковными, когда стираются границы епархии и все духовенство собирается вместе, а также в которых могут участвовать и миряне?

– В каждой епархии происходят такие мероприятия: Рождество, Пасха, когда собираются все приходы вместе, совершаются какие-то небольшие праздничные службы, присоединяются миряне. Но трудно сказать, что можно в общецерковном плане собраться. Если говорить о каких-то значимых праздниках Русской Церкви, то архиереи собираются в Храме Христа Спасителя или в каких-то других местах, это также архиерейские, поместные соборы (на поместных присутствуют миряне; на архиерейских соборах мирян не бывает). Как архиереи мы собираемся вместе во время значимых событий в жизни Церкви. Может быть межъепархиальный уровень, но все зависит от условий, местности, традиций, культуры.

– Если представим, что собралась группа людей, которые хотят построить новый храм, с чего им начать? С поездки в епархиальное управление? Или с консультации юриста, поиска финансов?

– В любом случае нужно обращаться к архиерею. Для такой группы людей и юристом, и финансистом, другим специалистом все равно является в первую очередь правящий архиерей как человек, дающий право осуществлять эту деятельность. Если такое благословение получено, то дальше можно двигаться в каком-то направлении. Чаще всего любой архиерей (какая бы ни была группа – двое или трое) задумывается о пастырском водительстве. Поручается благочинному, чтобы он курировал это до появления общины. Так делается у нас в епархии. Первая поездка осуществляется к благочинному, который потом докладывает архиерею о том, что, возможно, будет такая инициатива. Коллегиально рассматривается этот вопрос или сам архиерей принимает решение, все равно последняя инстанция – архиерей.

– Какую роль играет Божественная литургия в церковном устройстве? Что связано с литургией?

– Мы уже неоднократно говорили о том, что церковное устройство, деление на епархии, благочиния, приходы – все это административная часть жизни Церкви, но центральным местом жизни Церкви Христовой является Евхаристия. Евхаристия – это благодарение, соединение человека с Богом. Порой может не быть храма, но образуется приход. Мы знаем слова Спасителя: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Может быть совершена Евхаристия, но при участии пастыря (священника или епископа), Евхаристия является центральным местом. Всегда нужно помнить – только в мире с Богом, получив благословение Церкви Христовой, можно продвигать любое делание: будь то строительство храма или учреждение прихода. Не с клокотом, рвением в груди, а со смирением, так, как и подобает организовывать христианские общины, где живет Христос, где живет Его Дух.

– Поэтому, наверно, все приезды владыки – это совершение литургии?

– Безусловно. Бывают приезды архиерея и не по случаю служения литургии, но центральное место – литургия. Как и любого престольного праздника. Приезды архиерея бывают по разным случаям: могут проходить какие-то мероприятия в рамках прихода, это и решение каких-то хозяйственных или иных вопросов, связанных с присутствием архиерея, или просто наблюдательный момент. Ведь епископ, как пастырь, наблюдает, ведет. Поэтому приезд архиерея может быть по различным поводам, но центральное место всегда занимает Божественная литургия.

– Что бы Вы могли посоветовать нашим телезрителям в отношении служения своей собственной епархии?

– Хотел бы пожелать, чтобы у нас было больше прихожан. Я не говорю о том, что их мало, но чтобы они ревностнее относились к делу, к жизни епархии, своих приходов, чтобы мы не от случая к случаю забегали в храм, а понимали, что наше участие в жизни прихода цепочкой передается выше и помогает в осуществлении полноценной церковной жизни и в пределах епархии, и в пределах всей Русской Православной Церкви. Это звенья одной цепи. От силы духа наших прихожан, силы прихода будет зависеть и будущее. И от силы нашей молитвы, насколько мы будем искренне, сердечно молиться. Тогда Господь будет укреплять нас и помогать всем нам в деле служения Его слову и делу.

– Попрошу Вас сказать еще несколько слов: пост уже не за горами. Какое-то духовное наставление всем нам, собирающимся поститься...

– Действительно, быстро пролетело время после Успенского поста. Мы находимся на пороге поста, подготавливающего нас к празднику Пришествия в мир Христа Спасителя. Будем встречать Рождество Христово, с надеждой взирая на приближение этого времени, с надеждой на то, что Господь не оставит наш народ. Даже в это непростое время мы должны каждый день, просыпаясь, начиная свой день, говорить о том, что мы выносим из этой жизни, насколько становимся ближе к Богу. Дай Бог, чтобы дни Рождественского поста помогли нам стать ближе и роднее Богу.

Ведущий Михаил Кудрявцев, священник

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​