Архипастырь. Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений

29 декабря 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Владыка, в середине декабря в Екатеринбургской митрополии прошел региональный этап XXX Международных Рождественских образовательных чтений. В рамках этого традиционного события состоялись парламентские встречи, впервые в нашем регионе.

Приведу цитату Петра Олеговича Толстого, заместителя председателя Государственной Думы Российской Федерации, руководителя межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей: «Мы сегодня живем в ситуации, когда стремление навязать чужие и чуждые русскому человеку ценности приобрело небывалые масштабы... Вот это стирание грани между добром и злом, что «все относительно», «все возможно», вся эта толерантность  как раз и есть то, что размывает основу, сам камень, на котором стоят наша вера и наше государство».

Как Вы оцениваете диалог, сложившийся в ходе Рождественских чтений в целом и, в частности, парламентских встреч?

– Уже тридцать лет подряд (в этом году тридцатый раз) проходит по стране форум Рождественские чтения. Хотелось бы сказать несколько слов о самом форуме, хотя, думаю, большинство наших телезрителей хорошо знакомы с этим форумом.

Хочется напомнить, что Рождественские чтения – это диалог самых разных представителей нашего общества. Начиналось все с  Церкви и учителей, потом к ним добавились врачи, офицеры. К священнослужителям добавились представители власти, депутаты. Все участники ждут, когда наступят чтения в муниципалитете, в регионе (как было у нас), или ожидают этих чтений в Москве, чтобы такая встреча людей произошла. Чтения позволяют в рамках заданной тематики  свободно (не беспредельно свободно, как это происходит на площадях), открыто говорить на самые сложные темы. Возникает диалог, и в результате его появляются ответы на вопросы, на которые сам человек или сама корпорация педагогов, врачей, военнослужащих или казаков ответить не могли. Это очень интересное, живое общение, оно приносит конкретный результат.

Уже десять лет подряд чтения проходят в стенах Государственной Думы и Совета Федерации Российской Федерации; в этом году они пришли в Законодательное Собрание Свердловской области. Это очень интересно и  важно. Есть такие форумы, которые собираются потому, что собираются. Например, собирался форум десять лет подряд и решили собрать его одиннадцатый раз, если уж пошла такая традиция и это вписано в планы. А здесь я очень ярко увидел востребованность такого общения. О чем идет речь?

Иногда люди забывают, что начальники, депутаты – тоже люди. Порой даже сами депутаты забывают, что они люди. Люди, которые имеют свои принципы, свои нравственные нормы. Очень часто среди депутатов есть лучшие представители нашего общества, как, например, тот человек, которого Вы сейчас цитировали, – заместитель председателя Государственной Думы Российской Федерации Петр Олегович Толстой. Но в Думе и региональных Законодательных Собраниях – партийная система, и порой эти люди оказываются в разных партиях, разных фракциях. Смотришь: среди депутатов 10–50 человек являются абсолютно благочестивыми людьми, носителями православного мировоззрения, которые могли бы отстаивать традиционные ценности в своих Законодательных Собраниях, чтобы эти ценности появлялись в наших законах, но действует разделение партийное, фракционное, еще какое-то. Если одни христиане принадлежат к одной партии, другие христиане – к другой, то они взаимно ослабляются, и порой выходят такие законы, такие распоряжения, которые не отражают чаяний народа.

В Государственной Думе удалось собрать такое сообщество депутатов, которые, вне зависимости от своей партийной принадлежности, объединились по принципу важности сохранения традиционных христианских ценностей. Собственно, они уже несколько лет работали в Государственной Думе под руководством Сергея Анатольевича Гаврилова...

– Кстати, представителя коммунистической партии. Он воцерковленный православный христианин и много делает для защиты христианства не только в России, но и в мире.

– Предложение о том, чтобы в региональном парламенте, в Законодательном Собрании Свердловской области создать такую общность депутатов, вызвало позитивный отклик и желание работать у самих депутатов. Они сказали: да, мы однозначно готовы. Конечно, от такого эмоционального ответа до возможности учредить такую общность нужно пройти некоторый путь, но сегодня все предпосылки к тому, чтобы идти этим путем, у нас есть. У нас прекрасное общение, мы обсудили, какие вопросы могли бы положить в повестку дня, каких экспертов пригласить к депутатам, чтобы заручиться их экспертной оценкой, помочь найти верное суждение по тем или иным проблемам общества, которые должны отразиться в законах. Это вызвало серьезный позитив. Надеюсь, спустя непродолжительное время мы будем свидетелями, как эта депутатская общность заработает у нас в регионе. Надеюсь, это поможет тем регионам, тем епархиям, в которых еще не сложились, не сформировались такие депутатские, общественные и церковные сообщества, собирающиеся вместе. Надеюсь, это поможет тому, чтобы в наших законах в большей мере были не только общечеловеческие, но Божественные принципы, которые нам открыты.

Петр Олегович произнес те слова, что Вы процитировали, на пленарном заседании, которое проходило в Законодательном Собрании региона; он обратился к нам по видеосвязи. Есть некие принципы, которые сегодня мы можем найти, прочитать в наших законах, с которыми каждый по отдельности депутат и гражданин не соглашается, но они там почему-то оказываются. «Разделяй и властвуй». Нам нужно объединяться в добре, правде, и Рождественские чтения – прекрасная площадка для такого объединения.

– И как прекрасно, что это не просто традиционный факт нашего бытия, но это живо и остро. Дай Бог, чтобы все так и получилось!

– Еще стоит отметить, что решением, благословением Святейшего Патриарха Рождественские чтения, которые традиционно проходят в Москве в январе, перенесены на май, об этом уже объявлено. Поэтому радостные встречи, которые сопутствуют Рождественским чтениям, пройдут на образовательных чтениях в мае, а в январе состоятся парламентские встречи в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Соответственно, мы будем их ожидать, будем ожидать обращения Святейшего Патриарха, председателя Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко и очень интересных людей, которые уже приглашены и дали свое согласие принять участие в этом форуме. Будем ждать 27 января.

– Отталкиваясь от того, что сказал Петр Олегович Толстой, хочу обратиться к выступлению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на собрании духовенства города Москвы 22 декабря. Святейший предостерег, что совершенно реальна угроза более жесткого, чем  теперь, внедрения толерантности ко греху. Позволю себе привести большую и очень важную цитату. Цитирую с сайта patriarchia.ru:

«Люди обеспокоены введением механизма ˮразрешительногоˮ порядка предоставления таких прав и возможностей, которые ранее никем не подвергались сомнению и были общедоступными. Фактически возникает простой и, что важно, внесудебный механизм отлучения человека от базовых прав – таких, например, как свобода передвижения или нахождения в общественных местах, пока данный человек не выполнит условия выдачи QR-кода. Другими словами, вопрос не в связи с вакцинацией и QR-кодами, а в том, как эта система может быть использована в будущем».

Святейший отметил, что нарастает сбор сведений о частной жизни человека, его здоровье. Эти данные накапливаются, обрабатываются и открывают возможность невиданного прежде контроля за жизнью людей. Далее снова цитата:

«А ведь возможность контроля – это и возможность ограничений деятельности человека практически по любому произвольно избираемому признаку и даже принуждения к тому, что человек не признает необходимым либо считает бесчестным или греховным».

Я вынуждена с сожалением сказать, что заголовки, которыми после этой речи Святейшего Патриарха пестрели средства массовой информации, наглядно показали, что коллеги работают в режиме пропаганды (пусть меня простят). Тиражировался и произвольно толковался практически только последний абзац о том, что «неуместными и греховными являются рассуждения о вакцинации или о присвоении в связи с ней QR-кода как о будто бы ˮпечати антихристаˮ». Все остальное очень важное, о чем сказал Святейший, к сожалению, оставили за рамками, взяли то, что понравилось.

Вы, владыка, тоже не так давно обозначили свою позицию относительно QR-кодов как средства контроля за свободой человека и относительно принудительной вакцинации. Что побудило Вас к этому выступлению? Поскольку не все наши телезрители читают электронные СМИ и социальные сети, может быть, основные тезисы Вы озвучите здесь, в этой студии?

– Прежде всего скажу об актуальности того, о чем говорил Святейший Патриарх. Мы понимаем, что если Святейший о чем-то говорит, особенно в таком собрании, как Епархиальное собрание Московской городской епархии, то это насущно, важно. О чем-то можно сказать в интервью, о чем-то можно снять сюжет, но на итоговое годовое собрание Святейший выносит это как одну из актуальных тем.

Действительно, тема новых реалий, в которых мы оказались сначала в связи с эпидемической ситуацией, а теперь и с ситуацией ограничений, – это очень серьезно и волнует многих и многих. Это произошло не сейчас, не вдруг, к этому нас готовили. Я не любитель смотреть художественные кинофильмы, особенно новые, современные, но их можно не смотреть, достаточно проехать по городу и увидеть рекламу, какие фильмы рекламируются. Сколько было снято лент об эпидемиях, рукотворных и нерукотворных, сколько было снято и показано лент о возможном тотальном контроле!.. Такое ощущение, что то сообщество, которое генерирует эти фильмы, готовит людей к осознанию того, что это будет. Мол, вы посмотрите сначала, чтобы для вас это не было неожиданностью, а потом будьте готовы. Такое окно Овертона: приучение к тому, с чем человеческое общество не согласилось бы никогда.

Я задавался вопросом, как было бы, если бы в России не произошло революционных изменений в начале прошлого века и правил бы благочестивый царь, уже внук цесаревича Алексия; нравственные принципы, евангельские принципы были бы положены в законотворчество, в основы деятельности исполнительной власти, не была бы разрушена система образования, не были бы уничтожены сообщества духовенства, купцов, дворян. Если бы в этом обществе вводились какие-то технические новшества, какие-то новые формы электронных документов (потому что чисто с практической точки зрения они удобны), вводились меры по лечению и профилактике каких-то болезней, то, полагаю, что у меня не возникало бы никакого напряжения. Потому что есть власть, общество, гармония отношений между ними. Мы понимаем, что есть самостоятельность и независимость в принятии решений в таком сообществе, таком государстве, но есть основания полагать, что государственные решения принимаются не только в интересах общества, но еще и с учетом тех религиозных ценностей, аксиом, которые присущи каждому жителю государства.

Но после потрясений, которые мы пережили в советское время, в 90-е годы, мы видели, как легко переворачиваются с ног на голову целые сферы жизни общества, государства, как теряются территории, как происходит предательство. Естественно, после таких потрясений люди, граждане очень остро относятся к тому, что происходит и что может вызвать принуждение ко греху, о котором сегодня все больше и больше говорят.

Да, могут быть созданы прекрасные механизмы контроля за распространением заразы с помощью QR-кодов, но никто не может дать гарантий, что по прошествии непродолжительного времени эти механизмы, которые сегодня создаются для борьбы с эпидемией, завтра не будут использованы для борьбы с какими-то идеями. Идеи же разные бывают; бывают разрушительные, а бывают такие, на которых зиждется общество. Нет гарантий, что завтра нам не будет предложено навязывание определенных идей и принуждение к принятию этих идей, которые неприемлемы для христианина.

Мы сегодня живем в стране, в которой, слава Богу, Конституцией и законами сохраняется еще какая-то определенная степень нормальности. И я очень благодарен тем людям, которые своим жертвенным подвигом внесли в Конституцию понятие о браке как о союзе мужчины и женщины, есть привязка жизни общества к Богу и иные нравственные ориентиры, которые сохраняются в нашей стране. Но мы видим, что со всех сторон окружены народами и обществами, в которых это все стремительно переворачивается, меняется и уже нормальным для сильных, экономически развитых стран является то, о чем, как говорит апостол, срамно и глаголати. И если сегодня будут созданы механизмы, а завтра, в результате каких-то происшествий, эти псевдоценности, этот яд будут навязываться путем ограничительных мер, то, я считаю, это очень плохо.

Я понимаю, о чем тревожатся наши сограждане, которые просят объяснить, в чем логика, как связаны вводимые знаки, QR-коды, с логикой борьбы с эпидемией, какие последствия могут из этого быть. Есть очень много вопросов, на которые мы не получаем ответа. Собственно, мои рассуждения, публикации на Telegram-канале были ровно этому и посвящены: если что-то объяснимо – объясните. Если есть гарантии, что эти механизмы не будут употреблены во зло обществу, на разрушение базовых ценностей, то объясните, как будут защищены базовые ценности в нашей стране при тех турбулентностях, которые мы переживаем за прошедшие тридцать лет. Если есть такая гарантия – расскажите о ней. Если такой гарантии нет, то зачем это вводить?

Если введение QR-кодов исцелит сразу всех больных от ковида и воскресит мертвых, тогда объясните, как это произойдет, чтобы у людей было понимание. Чем отличается человеческое общество от общества бессловесных существ? Это бессловесным ничего не объясняют, ведут туда, куда ведет их пастырь. А человеческое общество все-таки способно воспринимать, анализировать и свободно принимать решения.

Бог, Который пришел на землю, очень подробно разъяснял людям принципы, ради чего Он создавал этот мир. Христос в Своих проповедях в Евангелии очень внятно, понятно, логично раскрывает целеполагание, что произошло после грехопадения людей и что Он как Бог принес на землю для того, чтобы исправить это. Те, что послушали и приняли это, и живут сегодня в обществе христиан. Если бы Христос пришел и не объяснял это, если бы Бог пришел как тиран, то и реакция была бы другая. И сегодня, когда вводятся какие-то серьезные, значимые механизмы, о которых говорил Святейший Патриарх, допуска или недопуска к каким-то жизненным ресурсам...

– …даже к плановой медицинской помощи...

– … и если это происходит, по сути, насильно, то, конечно, у людей возникает неприятие, в обществе возникает турбулентность. Слава Богу, что сегодня звучат какие-то предпосылки, что и Святейший Патриарх, и люди, которые выражают по этому поводу озабоченность, услышаны. Лед тронулся. Я очень надеюсь, что то сообщество, о котором мы говорили, президент страны и его помощники, народные депутаты, принимающие законы, по которым в дальнейшем обществу жить, услышат эти вопросы, звучащие от народа, и что в диалоге будут приняты решения, которые не нанесут вреда ни в настоящем, ни в будущем.

От того, есть согласие или нет в народе, очень многое зависит. От этого зависит, в мире мы живем или в войне. От этого зависит, относятся ли к нам внешние игроки международного сообщества как к крепко сплоченному народу, единомысленному, единодушному, который понимает идею, ради чего живет, за что готов стоять (как в 1941–1945 годы), за что готов умереть, что для него является приемлемым и даже желаемым. Очень важно, чтобы такое единодушие мы проявили в добре, правде, объясняя друг другу свои идеи, а не совершая какие-то манипуляции за спиной народного сознания.

То, что Церковь и гласом Святейшего Патриарха, и гласом иерархов, пастырей излагает эти опасения, говорит о них, очень важно. Слава  Богу, сегодня такие отношения, что общество слышит Церковь, Церковь говорит правду и, несмотря на то давление, которое оказывается извне, уповаю и надеюсь, что мы станем свидетелями того, как в нашей стране будут приниматься решения в интересах нашего народа, в интересах и внешней, и внутренней безопасности и стабильности нашей страны.

– В середине прошлого века Клайв Льюис, христианский писатель, в интервью одной газете пророчески сказал (обозначая как раз те опасности, с которыми мы сейчас столкнулись): пусть врач скажет мне, что я должен сделать то-то и то-то для того, чтобы жить дальше, а я уж сам решу, стоит ли жить на таких условиях.

Имелось в виду, в частности, то, как дальше говорил Льюис, что некоторым психологическим школам вера во Христа представляется неврозом. А поскольку преступление предлагается называть болезнью, то лечить они могут до бесконечности.

Собственно, это то, что вызывает тревогу, – что нам сейчас жизнь земная преподносится как высшая ценность. Мы стараемся беречь своих близких и свое здоровье, понимая, что грех поступать противоположным образом. Это же есть в сознании христианина, что надо заботиться и о теле, не только о душе. Но то, что нам предлагается земную жизнь принять как высшую ценность, ради которой можно и разделяться, и ненавидеть друг друга, и шельмовать тех, кто мыслит иначе, – вызывает огромное опасение.

– Две стороны у этого вопроса. С одной стороны, мы должны быть внимательны и смотреть за тем, что происходит, что нас беспокоит. С другой стороны, есть другая крайность, когда люди готовы по любому поводу кричать и паниковать, по любому поводу поливать грязью власть, священноначалие и кого угодно, чье мнение не совпадает с мнением отдельно взятого человека или группы людей.

Для нас, людей, которые вошли в Церковь, очень важно внимательно слушать голос Церкви, голос пастыря, а пастырь душу свою полагает за овцы. Вот такой диалог. Если мы доверяем Церкви, то должны этот голос Церкви, голос священноначалия, собора пастырей, архипастырей, слышать и не начинать требовать, чтобы Церковь говорила так, как мы считаем; нужно услышать голос Церкви и принять это как благословение Божие. И тогда это благословение обретает силу.

Если же происходит так, что Святейший Патриарх, пастыри говорят какие-то вещи, а мы говорим, что у нас другое мнение, тогда мы себя отсекаем от церковного сообщества, остаемся со своим мнением и лишаемся силы Божией, которая действует в Церкви. Это очень связано. И Святейший Патриарх нуждается в том, чтобы люди слышали его, внимали ему. Насколько он разжевывает каждую мысль, стараясь донести до нас это понимание! И мы должны отвечать тем же, быть внимательными, разбираться в этом. Если что-то непонятно, то не критиковать, а разбираться вместе.

В Церкви достаточно много механизмов для того, чтобы был диалог между самым простым, самым удаленным прихожанином и самыми высокими иерархами. Все это создано, надо только видеть, знать, узнавать эти механизмы и ими пользоваться. В этом, собственно, соборность Церкви и проявляется: все связаны, все зависят друг от друга и находятся под покровом Божиим. Если же выделяется некая партия, некое сообщество, которые считает, что только они стоят за истину, за правду, то возникает какое-то отсечение – то, что называется сектантским движением. Этого, конечно, ни в коем случае нельзя допускать. Церковь сильна единством в правде.

До сегодняшнего дня мне не было стыдно за те решения, которые принимались священноначалием в течение моей жизни. Мне не было стыдно перед людьми внешними, что я принадлежу к Церкви, где принимаются такие решения. Слава Богу за то, что я принадлежу к той Церкви, в которой мерилом решений являются заповеди Божии, Священное Откровение, что нам дано в Писании, Предании, а жизнь Церкви в ее подвижниках, в присутствии Духа, Который всегда является неотделимой от Церкви силой.

Во всяком слове, которое произносит сегодня Святейший Патриарх (благо сегодня у каждого есть возможность слышать его слово), эта сила правды есть. Господь его вразумляет и полагает это на сердце; надо внимательно относиться к его словам. Если мы будем слушать пастыря и следовать за ним, то будем наполняться силой Духа Святого. Если же будем выходить на сражение со своим мнением, то и себе навредим, и окружающим нас людям.

Слава Богу за все те посылы, которые прозвучали, которые мы услышали из посланий Святейшего Патриарха. У нас тоже в скором времени пройдет собрание пастырей, мы тоже будем обсуждать насущные жизненные вопросы, которые касаются нашей жизни здесь. И векторы, которые указал Святейший Патриарх, актуальны для каждого участника собрания нашей епархии.

– Рождественский пост завершается. Ведя нас к великому празднику, он нам дарит встречи с любимыми святыми, чьи дни памяти совершаются в декабре. Небесные покровители Екатеринбурга и Урала великомученица Екатерина и праведный Симеон Верхотурский, прославление которого совершилось в конце XVII века, когда Господь явными чудотворениями явил его мощи, указал на них. Святитель Николай Чудотворец, чье имя носит царь-страстотерпец Николай II. Священномученик Фаддей (Успенский), именем которого названа Учительская семинария Екатеринбургской митрополии. Именины города святой Екатерины, праздники этих святых... Как Вы оцениваете то, что уже свершилось, и какие надежды возлагаете на то, что нас ждет?

– Еще можно добавить день памяти преподобного Василиска Сибирского, который приходится на святочные дни. Какого святого ни возьми, это наши святые: и Спиридон Тримифунтский, и Серафим Саровский, и Иоанн Кронштадтский. Мы никак от них не отделены. Надеюсь, что и они от нас не отделяются. Православные люди, когда встречаются, говорят: «С праздником!» Люди говорят, что у нас каждый день праздник. У нас действительно каждый день праздник. И день памяти святителя Иоасафа Белгородского, и дни памяти пророков, которых сугубо вспоминает Церковь в течение Рождественского поста... Это наше богатство; богатство всей Церкви и нашей Уральской земли. И мы эти праздники вносим в жизнь городов, в которых живем. Для нас это возможность встретиться и актуализировать для себя житие того или иного святого, увидеть, как это отразилось в истории, архитектуре, традициях города, поселка, села. Это важно и очень дорого.

День памяти святой великомученицы Екатерины не так давно прошел. Для нас этот день очень дорог и был насыщен событиями. Екатеринбург посетил митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий, с чьим именем здесь очень много ассоциируется позитивного, созидательного. И храмы, которые были построены большими трудами владыки Викентия. И священники, которые были рукоположены и воспитаны им. И традиции, которые были заложены и по сей день хранятся. Безусловно, это стало событием для нашего города.

К сожалению, традиционные крестные шествия сегодня мы не совершаем, но это нисколько не омрачило праздник. В храме было множество людей, состоялся традиционный молебен на месте, где некогда стоял храм святой великомученицы Екатерины. И культурная программа была замечательная, связанная с деятелями культуры, которых мы сумели как-то отметить, вручить им премии Екатеринбургской митрополии. Это важно и дорого. Самое главное – тот огонек, что горит в глазах людей, которые сознательно собираются вокруг этих событий, праздников.

Представьте: у нас на Урале в декабре  холодно; традиционно 31 декабря люди готовятся к встрече Нового года. Но поток людей устремляется в эти холода в такую даль, в Верхотурье. Это происходит каждый год, и это дорого. Люди ночуют там (кто-то в гостинице, кто-то на полу храма), потому что для них очень дорого встретить святого праведного Симеона Верхотурского и провести какое-то время в ореоле его благодати, в его присутствии.

Те же самые ситуации мы переживаем, когда приезжаем на престольный праздник того или иного храма. Например, в день памяти святителя Иоасафа Белгородского (где Белгород, а где Урал!) в его небольшом храме полным-полно народу. Люди хотят прикоснуться к тому свету, который проистекает, например, на преподобного Серафима, святителя Николая, святителя Спиридона... Снова перечислим эти святые имена. Это праздник! Это то, чего ищет христианская душа и в чем находит для себя утешение. Хотелось бы в любое время иметь утешение, особенно в скорбные эпидемические времена, когда многим тяжело. Так что наши праздники – это большое укрепление и вспоможение.

В день памяти святой Екатерины мы говорили слова благодарности и вручали Патриаршие награды врачам – людям, которые лицом к лицу соприкоснулись с этой болезнью, не где-то в новостных лентах или в каких-то переживаниях, а на своей работе, на месте своего служения. Сутками не выходя из палат, лицом к лицу встречая больных, провожая людей в последний путь, сами заболевая и умирая от этой болезни, тем не менее такой подвиг несли. Они пришли к святой великомученице Екатерине для того, чтобы как-то вдохновиться, наполниться от нее силами. По их оценкам, они очень многое в этой встрече получили. Хотелось бы, чтобы мы искали помощь не только и не столько в лекарственных средствах, витаминах или каких-то информационных посылах, а в прикосновении к той тайне, которую Бог нам открывает, когда мы встречаемся со святыми, особенно в дни их памяти.

– Владыка, честно признаюсь, что ответ на вопрос, который я хочу задать, я примерно представляю. Но все-таки спрошу. Как Вы собираетесь провести последние дни уходящего года?

– Для меня это самый простой вопрос, на который ответ прочерчен уже и чернилами по бумаге. Последний день года – день памяти святого праведного Симеона Верхотурского, поэтому, конечно же, мы проведем его в паломничестве в Верхотурье, о котором я только что упомянул. Первые дни наступившего нового года мы проведем в подготовке к воскресному дню, дню памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, здесь, на Урале, среди людей, которые, пользуясь выходными днями, тоже будут искать встречи с праведным Симеоном, святым праведным Иоанном Кронштадтским и иными святыми, которых, слава Богу, Господь нам даровал великое множество.

Конечно, по традиции мы будем просить у Бога благословения на год грядущий, будем совершать молебен – это тоже добрая традиция. Господь положил пределы временам, положил круги лет, и в определенные моменты мы Бога благодарим за время прошедшее, испрашиваем благословения на будущее. Это как раз будет сопутствовать тому самому дню, когда закончится 2021 год и будет начинаться 2022 год. Думаю, мы совершим ночную службу в ночь с 31 декабря на 1 января, чтобы в том шуме, который будут создавать традиционно разрывающиеся фейерверки, лилась тихая, но очень действенная песнь благодарности Богу, а также молитвы за наш народ.

– Владыка, и последний вопрос. За что Вы будете благодарить Господа, мысленно обозревая 2021 год? И о чем будете просить на будущее?

– Мне будет сложно вспомнить все 365 дней, из которых состоял уходящий 2021 год, но я отчетливо понимаю, что при подведении итогов каждого дня не будет другого восклицания, другого посыла, кроме как: «Господи, слава Тебе, что так изобильно, так насыщенно при Твоем участии закончился сегодняшний день». И утро начинается с того, что испрашиваешь благословения на то доброе, что запланировано и хотелось бы сделать: на эти маленькие встречи, на небольшие, как кажется во вселенском масштабе, дела, из которых составляется, как из кирпичиков, наша жизнь. Выдернуть из этих дней, этих дел, мгновений, встреч, радостей, слез, потерь что-то особенное – рука не поднимется.

Слава Богу за то, что мы сегодня живы, за то, что этот год еще не миновал. Господи, дай, чтобы следующий год состоял из дней, в которых не было бы совершенного мною зла, совершенного мною греха. Будем благодарить Бога за все благодатное, доброе, замечательное, что было в году прошедшем, за каждое прожитое мгновение.

На Суде нас Господь будет спрашивать, я думаю, не за то, как прошел 2021 год, не за то, как мы планируем провести 2022 год, а за каждое принятое решение. А это совершается 24 часа семь дней в неделю 365 дней в году. Поэтому будем внимать словам литургии, Евхаристии, которые вполне отражают все то, за что мы хотим поблагодарить Бога и что хотим у Него попросить. Дай Бог и дальше то, что Господь будет подавать, принимать от Него с благодарностью...

Ведущая Светлана Ладина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​