Архипастырь. Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений

21 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа руководителя телеканала "Союз" архимандрита Димитрия (Байбакова) с митрополитом Екатеринбургским и Верхотурским Евгением.

– Владыка, идет Великий пост. Мы говорим об этом в эфире практически в каждой нашей программе, поэтому сегодня не будем вновь и вновь повторять, что можно кушать, а что нельзя. Хотелось бы спросить об эмоциональном настрое. У Пушкина есть строчки про «дни печальные Великого поста». И Церковь говорит, что это время покаяния, время плача. Но в то же время мы читаем: «Не будьте унылы, как лицемеры»; говорим, что пост – это весна души, время духовной радости. Что же такое пост эмоционально: время радости или время печали?

– Пост – время делания, это не время эмоций: мы замираем в каком-то состоянии и сорок дней стараемся в нем пребывать. Это время нашей жизни, а жизнь очень интересна и многообразна. Что же касается некоего образа, который можно соотнести со временем поста, то он такой: мы живем в домах, квартирах и, наверное, регулярно совершаем уборку. Если, приходя домой, мы видим, что все разбросано, беспорядок, грязь, немытые окна, цветы не политы, – это вызывает печаль, что жилище находится в таком состоянии. Дальше прикладываются определенные труды, результатом которых становится чистота, восстановленный порядок, свет, жизнь, что неизбежно приносит радость.

Если мы говорим о собственной душе, конечно, должны увидеть то, безусловно, печальное состояние человека, который умирает, погряз в своих грехах; как мытарь, бьет себя в грудь и просит, чтобы Бог был милостив к нему, грешному, старается увидеть свои грехи. И, конечно, это радость, что Господь тоже это видит. Не как судья, который хочет нас растоптать, а как милостивый, добрый Отец, радующийся каждому нашему движению, каждой подвижке, каждому шажку, который мы совершаем, чтобы навести порядок в своей душе, в отношениях с Ним и теми людьми, что рядом. Если это происходит, то радости нашей не будет конца.

Я именно так воспринимаю это время Великого поста, включая первую седмицу, Крестопоклонную и Страстную. По-другому быть не может. Если мы в чем-то одном будем пребывать, будем видеть свои грехи и не иметь надежды от них избавиться, то впадем в величайшее уныние. Если мы не будем замечать грехов, если будет только радование и будем иметь надетую на себя, как на манекен, улыбку, то это пусто, совершенно безосновательно, бесплодно, без фундамента. Наша печаль о нашем состоянии и радость в той надежде, которую Господь нам дарует. Это не красивые слова, а то, чем стараюсь делиться сам лично в отношении каких-то духовных чад.

– Совсем недавно Екатеринбургская епархия отметила свое 136-летие. На что бы Вы хотели обратить внимание уральцев в эти дни и что им пожелать?

– Это не такой большой срок (у нас есть епархии, которым тысяча, пятьсот, триста лет); 136 лет – это совсем немного в масштабе истории. А в масштабе коротенькой человеческой жизни это очень и очень продолжительный срок. Конечно, Екатеринбург – особое место. Урал – особая земля, история которой по-своему трагична, она много чему была свидетелем. Но годы летят, перелистываются, как страницы книги. А Церковь живет, несмотря на то, сколько сил было брошено здесь, на Урале, чтобы имени Бога вообще не упоминалось, сколько слез было пролито, сколько потов сошло по сохранению и возрождению духовной жизни...

О том, что сегодня мы с Вами, два священника, сидим здесь, пятьдесят лет назад даже помыслить было нельзя. Сегодня мы имеем возможность общаться с людьми, совершать службу в храме, крестные шествия, строить храмы и обсуждать то, что мы обсуждаем. Это чудо. И что бы ни происходило в нашей жизни (либо какие-то взлеты, либо падения), мы должны понимать, что Господь на всем этом пути заботится о Своей Церкви. Он Свою Церковь создал, Он ее и искупил, и наполнил Своей Кровью, благодатью. Мы должны понимать, что мы в этой среде пребываем.

Много лет или мало, но они прошли в атмосфере Божественной заботы о нас. Поэтому цифра в 136 лет, безотносительно ее математической значимости или исторических сроков, дает четкую надежду. Все, что мы видим, что происходит (и эти 136 лет) – дар Божий. Хотелось бы стать свидетелем и 137-летия, и 159-летия, и далее – сколько нам Бог даст жизни. Но все это под покровом Божественной силы и Божией милости.

– Еще один вопрос о жизни Екатеринбургской епархии, но имеющий значение практически для всей России: о Царских днях. Людмила из Саратовской области и Марина из Свердловской спрашивают, как в этом году планируется проводить Царские дни. Будет ли крестный ход?

– Бог знает, как будут проходить Царские дни. Мы знаем, что сегодняшний день у нас есть: мы имеем возможность общаться, что-то планировать. А что произойдет через месяц-два, через год – это в руках Божиих. Но своими планами, конечно, нельзя не поделиться. Оглядываясь на события июля 2020 года, особо отмеченного этим поветрием, болезнью, что посетила в том числе и нашу землю, мы немало удивлялись: несмотря на то, что все закрыто, блокировано, ничего нельзя, служба в день убиения царской семьи совершается, люди Божии съезжаются со всех уголков нашей страны.

И крестный ход – это река людей, соединенных одной ценностью, одним вектором любви, почитания царской семьи, благодарности за то, что они совершили. И те предпосылки ослабления режима, уменьшения людей, которые болеют, дают надежду, что и в 2021 году мы соберемся, продолжим эту традицию, почтим святую царскую семью.

Поэтому приглашаю, во-первых, всех помолиться, чтобы люди не болели, не страдали и не умирали так, как это пока происходит. И, конечно, о том, чтобы все наши замечательные традиции были сохранены.

– Вообще удивительно, что на пике инфекции и народу было ненамного меньше, чем во все годы, и не было никаких вспышек заболевания.

Многие спрашивают: как сейчас молиться за отца Сергия (Романова)? Он отлучен от Церкви. Как молиться за таких людей? Или нельзя молиться?

– Напомню, что раб Божий Николай Васильевич Романов принял монашество с именем Сергий, стал священником, игуменом, схиигуменом. Ввиду того состояния, в которое он вошел, чему свидетелями в 2020 году стали тысячи людей, он был приглашен на церковный суд. Кто-то воспринимает суд как судилище, что на нем осудят. А вообще-то в Священном Писании Господь Бог пророкам говорит: «Приидите – и рассудимся. Скажите вашу правду, соотнесем ее с правдой Божией и определим ваши человеческие мнения, соответствуют они Божией правде или не соответствуют».

Собственно говоря, об этом речь идет на суде, особенно церковном. Заранее говорить о том, что это какой-то синедрион, беззаконное судилище, нельзя. К сожалению, схиигумен Сергий не счел возможным, не нашел в себе сил, дерзновения, чтобы действительно принять участие в этом суде, сказать, о чем он думает, на чем основаны его высказывания в адрес священноначалия, Святейшего Патриарха, его суждения в адрес его правящего архиерея по поводу каких-то решений, которые в Церкви приняты, и тех установлений, которые есть.

Есть решения Вселенских Соборов, которые говорят, как поступать в тех или иных условиях, если клирик был запрещен своим архиереем. У тогдашнего схиигумена Сергия был один архиерей, который принял решение о его запрещении. И очень четко прописано в канонах, что если даже священник несправедливо, по ошибке, по клевете был запрещен, то для этого есть суд, на котором разбираются все обстоятельства и принимается судебное решение, прав человек или не прав, ошибался или был злонамерен. Но если человек не приходит на суд, если человек в состоянии запрета продолжает священнодействовать, то вне зависимости от того, был он прав или не прав, каноны очень четко говорят: да извержен будет из сана.

Собственно, это и произошло сначала здесь, в Екатеринбурге: суд Екатеринбургской епархии принял такое решение. Оно было подтверждено уже высшим Церковным судом. В нем тоже можно было принять участие, никто этому не препятствовал. И то печальное состояние, что человек был извержен из сана, то есть стал монахом Сергием, – это факт. И последовавшее его состояние озлобленности, нераскаянности привело к тому, что решением суда он был отлучен от Церкви. Есть два мнения, как сегодня его называть: Николаем Васильевичем Романовым или монахом Сергием; можно об этом рассуждать, но факт тот, что человек находится вне границ Церкви.

Как молиться? Молиться о вразумлении, о том, чтобы благодать Божия коснулась человека – и он вернулся в лоно Церкви. Это для него абсолютно возможно. Человек может стать вновь членом Церкви после принесения покаяния. Никогда священником этот человек уже быть не сможет. Не существует таких возможностей. Но ведь в Царство Небесное входят разные люди: и мужчины, и женщины, и священники, и архиереи, и миряне кающиеся. Об этом говорит Канон святого преподобного Андрея Критского. Поэтому молиться о вразумлении можно. Можно ли молиться за литургией? На литургии поминают членов Церкви, тех людей, которые находятся в лоне Церкви, которые себя соотносят с Церковью, – и она покрывает их своим покровом.

Сейчас он находится вне лона Церкви, поэтому за литургией поминать его не стоит, но молиться о нем, безусловно, нужно. И лично я, питая искреннюю надежду и упование, очень хотел бы быть свидетелем того, чтобы те люди, которым схиигумен Сергий сделал очень много добра, которые сегодня искренне переживают за своего родного отца, вместе с нами стали свидетелями его возвращения в Церковь. И чтобы его многочисленные таланты, которые у него есть, и дальше употреблялись в формате монаха-мирянина, в котором человек будет находиться, во благо.

– Нина из Свердловской области спрашивает: «О каком воссоединении Церквей мы молимся на богослужениях и не является ли это экуменизмом?»

– Да, за каждой службой такое прошение произносится. Мы же понимаем, что Церковь одна – Единая Святая Соборная и Апостольская. Только что мы упоминали человека, который был членом Церкви, активным мирянином, священником, монахом, а теперь находится вне ее рамок. Мы молимся о том, чтобы этот человек воссоединился с Церковью, вернулся в ее лоно. Но как отдельные люди, так и целые сообщества тоже отпадают. Примеров в истории множество. И с течением времени эти формации уходят дальше и дальше. На пороге этого великого раскола – отпадения западной части Церкви от вселенского православия – было очень много общего и в традициях, и в совершении богослужений, и в богословии, и в догматике. Чем дальше текла река времени, тем дальше уходили эти сообщества от апостольского, святоотеческого учения. Но ведь движение возможно не только в сторону удаления, но и в сторону возвращения, поэтому мы молимся о том, чтобы люди не механически соединились с Церковью, а пришли к познанию истины, чтобы тот яд, который в них проник, был смыт – и через покаяние люди вернулись в лоно Православной Церкви.

Что происходит сейчас в лоне Православных Церквей? С Константинопольской Церковью пока что догматических отступлений не произошло, но канонические нарушения уклада церковной жизни, вторжение Константинопольской Церкви и ее Патриарха в жизнь Церкви, к которой он территориально не имеет никакого отношения, – это нарушения, тоже в канонах очень четко прописанные: «Да не будет общения с таковыми». К сожалению, это разделение произошло, и мы молимся о том, чтобы восстановилось общение с Греческой Церковью и с теми, кто последовал за наставлениями епископа Константинопольского. Об этом мы молимся и знаем, как Господь удивительным образом все устраивает.

Когда-то очень многие люди, жившие на территории Украины (я тому свидетель), в 90-е годы молились о воссоединении Крыма и России. Сейчас очередная годовщина этих событий. Это казалось невозможным, но сегодня мы свидетели того, как это невозможное стало возможным. Это результат молитв, результат действия Божией милости. Я очень надеюсь, чтобы Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь вместила в себя все существующее многообразие, но не через компромиссы и уступки, а через приведение этих людей к познанию истины, к принятию ими апостольского святоотеческого учения и через те чины, которые существуют при принятии в православие.

– То есть под словом «воссоединение» нужно понимать не механическое объединение, а возвращение в Церковь?

– Именно так.

– Людмила спрашивает: «Возможно ли отучить людей критиковать православие, священников и вообще все подряд? И как?»

– Наверное, можно, хотя непросто. Что такое критика? Критика – это сравнение, сопоставление, когда человек говорит, что может сравнивать одно с другим. Вот я вижу какое-то явление, которое есть в Церкви, в православии, или в жизни какого-то конкретного священника, и сопоставляю это со своим пониманием, говорю, хорошо это или плохо.

Но чтобы давать оценки, хорошо это или плохо, надо самому владеть определенным багажом знаний, опыта. Если человек опытный, знающий дерзает критиковать – это одна ситуация. А если это делает человек, который не получил никакого образования или какое-то начальное, то это вызывает, безусловно, удивление. Если это делает человек, который пребывает в страстях, вне Церкви, это вызывает очень много вопросов. Ну как может рассуждать, например, о медицине человек, который не очень знаком с элементарными основами медицины? Это абсурд. Чаще всего люди, которые сейчас что-то критикуют, не имеют глубокого образования или имеют образование, но не живут полноценной благодатной церковной жизнью.

Как от этого отучить? Батюшка преподобный Серафим Саровский говорит, что нам самим надо спасаться, тогда будут люди вокруг нас меняться, исправляться. Если меня критикуют, то у меня лично только одно желание – посмотреть, небезосновательна ли эта критика. И если действительно для нее есть основание, я должен прежде всего не вступать в спор, а попытаться в себе исправить те вещи, которые вызвали эту критику. Это первое, что необходимо сделать. Если же критика безосновательна, вспоминаю евангельское: «Блажени есте, егда поносят вам, и иженут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради. Радуйтесь и веселитесь». Исправить всех критиканов невозможно, принять же их критику, попытаться извлечь пользу для себя, для тех людей, которые критикуют, для тех общин, которые подлежат критике, наверное, стоит.

Первое, с чего я начал,  – это все-таки образование, понимание предмета критики. Всякий раз возвращаемся к сегодняшнему дню, к тому, что сегодня происходит. В контексте того, что сейчас происходит вокруг упомянутого бывшего схиигумена Сергия, мне приходится достаточно часто общаться с теми людьми, что являются его духовными чадами, последователями. Я слушаю те доводы, которые идут с их стороны, они пытаются объяснить, почему их батюшка так что-то критикует. И когда начинаем с ними разбирать по частям, по деталям претензии, которые предъявляются, вдруг они умолкают, потому что нет оснований, нет подтверждения тем фактам, в которых Церковь пытаются обличить. Нет повода. И получается, из нуля враг рода человеческого такую бурю породил и низложил человека, что был среди нас.

Интересный факт из этой серии. Обвиняют, говорят, что батюшка борется с экуменизмом, потому что... – и дальше начинают приводить те факты, которые достаточно известны. Вот Патриарх в Гаване встречался с папой Римским, митрополит Кирилл служил у мощей святителя Николая в Бари или кто-то участвовал в какой-то конференции. И вот мы, мол, – борцы за чистоту православия. Начнем с того, что можно поднять фотографии, на которых сам схиигумен Сергий стоит среди сослужащих в храме-базилике святителя Николая в Бари. Эта критика становится, по сути, самокритикой.

Господь даровал мне возможность некоторое время служить, молиться в Донском монастыре в Москве. Там есть замечательный музей, посвященный святителю Тихону. Мы понимаем, что святитель Тихон – это знаковая фигура для нашей Церкви, это человек, который не вызывает даже тени сомнения в том, что он абсолютно, до мозга костей православный человек.

И вот в фондах этого музея я обнаружил фотографию, на которой представлены девять католических епископов в своих полных епископских облачениях, в этих шапках, которые ни с чем не перепутаешь. В их среде стоит епископ Тихон (тогда он служил в Америке) в мантии, клобуке, с крестом, панагией, посохом. Рядом с ним священник, наверное, игумен или иеромонах, помощник. И подписано: «Епископ Тихон с католическими епископами после хиротонии викария».

То есть это была литургия с хиротонией, на которой рукополагали епископа, и будущий патриарх Тихон присутствовал за этим богослужением. Он не участвовал в этой мессе, не возносил совместных молитв, не причащался с ними из одной Чаши, но в знак уважения и дипломатии он присутствовал за этим богослужением.

Я боюсь, что если эту фотографию увидят наши горе-ревнители православия, то они поставят вопрос о деканонизации патриарха Тихона. Они скажут: «Значит, он был экуменистом». Это логично представить. Или они должны задуматься о том, что все-таки есть некие форматы общения, которые не только дозволительны, но и необходимы.

Но если для кого-то такой фотофакт неубедителен, давайте тогда скажем: раз министр иностранных дел Сергей Лавров встречается с представителями Америки, Израиля, европейских стран, которые объявляют нам санкции, и прочими нашими недругами, значит, он является предателем России и, наверное, шпионом. Но мы-то понимаем, что это его работа. Он дипломат, он общается с этими людьми только с одной целью – для того, чтобы максимально возможно отстаивать интересы нашей страны в международном пространстве.

Если митрополит Волоколамский Иларион (как министр иностранных дел нашей Церкви) встречается с какими-то кардиналами, с представителями так называемых инославных, он делает это не для того, чтобы предать православие, а чтобы отстаивать интересы Церкви. Пожалуйста, познакомьтесь, как и почему это происходит. Если Святейший Патриарх встречается с римским епископом и ведет с ним беседу, называет его не еретиком и захватчиком, а братом, этим он православие не предает.

Собственно, познакомьтесь с тем, что такое дипломатия, почитайте, как в XIV, XV, XVI, XVII веках подобные встречи совершались архиереями, архипастырями, которые сегодня прославлены в лике святых и являются адамантами, столпами православия. Если люди не удосужились задуматься и познакомиться с деяниями древних, современных подвижников, то лучше это сделать, лучше с этим познакомиться, и тогда исчезнет сам предмет спора.

Тогда выяснится, что, оказывается, вокруг нас не враги, а люди, которые жизнь свою полагают за Христа и за Церковь, которые действительно приносят такую жертву, о которой нам даже задуматься тяжело. Посему надо надо читать, знакомиться с тем, что есть православие, что есть история, – история нашей страны, история мировая, и тогда многие вещи встанут на свои места. А невежество всегда играло очень печальную роль в истории человечества.

– Вопрос телезрительницы: «Говорят, один в поле не воин. Но мне, наоборот, кажется, что и один в поле воин. Таким воином, например, был протоиерей Димитрий Смирнов».

Как Вы думаете, один в поле воин или не воин?

– Но ведь любое воинство собирается из отдельных людей. Церковь собирается из отдельных личностей, и вот появляются эти огромные воинства: как ратников, так и духовных воинов. Если собирается много трусливых, малодушных людей – это не воинство. Если же есть один, два, три человека, которые знают, чего они хотят добиться, за что  готовы умереть, то это реальная сила. Любое воинство состоит из отдельных бойцов.

Если говорить действительно о воинствах, мы же только что отмечали 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. И мы понимаем, что победа, которая была одержана 75 лет назад, стала результатом подвигов отдельных воинов, которые бросались грудью на амбразуру, шли в лобовую атаку на самолетах, томились в застенках и не предавали своих товарищей. Это отдельно взятые воины в поле, но если они собираются вместе, то получается армия.

Отец Димитрий Смирнов, безусловно, яркий пример такого воина. На моих глазах таким примерам нет числа. Можно проехать по селам любой епархии (но сейчас будем говорить о нашей, Екатеринбургской) и встретить совершенно потрясающих, удивительных людей. Вот он вроде бы один в своем селе, в своей деревне, в которой двести человек, в своем храме, в котором, казалось бы, ничего не должно быть – выбиты окна, нет отопления, нет ничего, но этот воин собирает вокруг себя войско. Смотришь, проходит год-два – и тепло, и светло, и полный храм людей, потому что это воин. Иначе не бывает.

Поэтому, конечно, отец Димитрий – пример. Сколько храмов он восстановил, сколько общин собрал, сколько людей по сей день считают себя его духовными чадами... Я бы не назвал их духовными сиротами, раз он умер. Они продолжают оставаться его духовными чадами, слушая выступления отца Димитрия на канале «Союз», пересматривая эти бесценные записи, читая его сохранившиеся проповеди. Это воин. Я думаю, что он еще многих вдохновит на духовную брань.

– Вопрос телезрительницы: «Что делать с забытыми на исповеди грехами?»

– Вспоминать. Говорят, шила в мешке не утаишь. Мы все равно живем, и если внимательно относимся к тому, что происходит внутри, грехи вспоминаются. Вспоминаются обстоятельства, ситуации, слова, поступки. А если не вспоминаются, каждый православный человек знает, что в церквях, особенно во время Великого поста, совершается таинство Соборования, направленное на то, чтобы человек, который старается регулярно исповедоваться, участвовать в таинствах, но переживает за свои забытые грехи, по благодати Божией удостоверился в том, что забытые им грехи благодатию Божией смылись.

Вот так по вере нашей Господь творит чудеса. Но это должно быть не так, что «пойду соборуюсь – и мне все будет прощено», без такого легкомыслия. Нужно с благодарностью Богу участвовать в таинстве Исповеди, жить духовной жизнью, читать святых отцов, стараться каждый год перечитывать замечательную книгу отца Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди». Перечитывая ее, человек каждый раз говорит: «Потрясающе. В прошлом году читал – все исповедовал. Сейчас читаю, и вспоминаются такие подробности, о которых, казалось бы, забыл».

От нас тоже очень многое зависит, поэтому и Божия благодать, и наши труды в результате дают то, что грехи прощаются и жить становится легче. В доме нашей души светит свет и появляется радость.

– Космический вопрос, владыка: «Девятого февраля орбиты Марса достиг космический зонд Объединенных Арабских Эмиратов. Он пробудет на орбите Марса целый год, изучая атмосферу. А буквально на следующий день на поверхность Марса приземлился китайский марсоход, который должен будет вернуться на Землю и доставить образцы грунта. Чуть позже на Марс прибыл американский космический аппарат. Эти события видятся действительно как прорывные, можно сказать, сенсационные в изучении космоса и столь далекой от нас планеты (55 миллионов километров), даже независимо от получения или неполучения тех или иных результатов. Можно сказать, что человечество сделало новый огромный шаг в науке, в технологиях».

Я думаю, что очень многие телезрители сейчас впервые об этом от нас услышали. Я подозреваю, что три космических аппарата, можно сказать, практически в один день достигли Марса и там не приземлились, а «примарсились» и так далее... И вот вам об этом рассказывают на религиозном канале, потому что другие СМИ говорят о чем угодно. Они бесконечно копаются в малоинтересных для нормальных людей подробностях личной жизни сомнительных звезд, вместо того чтобы говорить о настоящих звездах – космических, о выдающихся достижениях науки.

Ну хорошо, СМИ не любят говорить о религии, вере, Церкви, о Боге – это понятно. Но к науке-то откуда такая нелюбовь? Как бы Вы могли это оценить? Это какая-то деградация людей, деградация СМИ? Что это вообще?

– Наверное, это сумма всех тех характеристик, которые Вы описали, – деградация. С другой стороны, мы видим, какой прогресс совершается в науке. Вопрос с точки зрения жизни Церкви, с точки зрения христианина: это вообще хорошо или плохо? Надо ли туда лезть – к этим высотам, к этим дальним звездам, планетам? Я задавал себе этот вопрос, и на него, конечно, получаются интересные ответы.

Есть разные категории звездочетов. Есть люди, которые занимаются астрологией – лженаукой, они пытаются на основании какого-то звездного пространства проецировать его на нашу жизнь и делать какие-то выводы, предсказания. Это является лженаукой и таким пространством, куда не прочь заглянуть и вмешаться всякие темные духовные силы.

С другой стороны, именно тем людям, которые изучают звездное небо, Господь Бог открыл место рождения Бога, Спасителя. И мы прославляем волхвов, которым Господь через звезды указал путь к Вифлеему, к той пещерке, где родился Богомладенец Иисус Христос.

В этом есть какая-то дихотомия. Мы знаем, что есть Вселенная вокруг нас – космическое пространство. Мы знаем, что есть вселенная внутри нас. И человек, который поставлен Богом как царь, как венец творения, способен познавать себя и внутри, и вовне; и ни то, ни другое не является богопротивным.

С другой стороны, можно познавать что-то с разными целями, можно пытаться рассматривать эти путешествия на Марс как попытку сейчас захватить там территории, ресурсы, которые в перспективе станут бизнесом и прочим. Может быть и так. С другой стороны, конечно, человек, перемещаясь туда, открывает для себя силу Божию, Божию премудрость, которая создала эту Вселенную.

Изобрели люди микроскоп – и сразу прорыв науки: сколько они увидели. Изобрели электронный микроскоп или атомные расщепители – и узнали очень много; насколько, оказывается, премудр этот мир. Сколько физиков-ядерщиков стали глубоко верующими, когда увидели, что там находится.

Не сомневаюсь, что те люди, которые занимаются изучением Марса, тоже открывают для себя в том числе величие творения Божьего. В этом отражается многообразие человеческой жизни. Путешествие на Марс – это не хорошо и не плохо. Вопрос в том, что люди из этого могут вынести для себя благо, познавая Божий мир, познавая свою малость, немощь. С другой стороны – могут удивляться, насколько Бог дал разума. А может и наоборот произойти.

Наверное, помните, как мы относились к космонавтам двадцать, тридцать лет тому назад. Это были действительно герои. «Космонавт» – это как имя нарицательное, так мы говорим о великих людях. Сегодня уже не говорят о космонавтах, как не говорят и о людях многих иных удивительных профессий; больше разыгрываются страсти, какие-то мыльные сюжеты, которыми пытаются забить голову человека.

Я, конечно, посетовал бы, высказал сожаление о том, что происходит в сфере сознания. Но мы же понимаем, что это бизнес. СМИ – это бизнес; средства массовой информации заботятся в первую очередь не о том, чтобы просветить человека светом Христовой истины, как это делает телеканал «Союз», не о том, чтобы удивить человека грандиозностью творения Божьего, а скорее о том, чтобы снять большие дивиденды, заработать больше денег. А деньги зарабатываются на страстях. Вот, собственно, эти страсти на всех экранах и процветают.

Что с этим можно сделать? Наверное, переделать систему мирового медиасообщества не получится. Не участвовать в этом, поддерживать созидательные каналы: «Союз», «Спас». Замечательные программы на канале «Культура». Есть много телеканалов, которые сейчас создаются; они, может быть, не в эфирной сетке федеральных каналов, но они есть благодаря спутниковому телевидению, есть в Интернете, и там можно открыть для себя и красоту, и премудрость, и разум, и смысл. Вопрос в том, что мы выбираем, на какую кнопочку  нажмем.

Я не сомневаюсь: то, что делает коллектив телеканала «Союз», что делают те люди, о которых канал рассказывает, поможет человеку правильную кнопочку нажать, правильно помыслить и о правильных вещах рассказать, в том числе об этих удивительных полетах к Марсу, о которых в свое время писали только фантасты.

– Последний вопрос, он некоторым образом связан с предыдущим. Поколеблется ли вера христиан, если на Марсе найдут жизнь? Вопрос был задан немножко не так; он был задан очень грубо, язвительно, мол, ух вы, попы, попляшете; когда на Марсе найдут инопланетян, тогда вся ваша вера разобьется... Но я вопрос деликатно переформулировал.

– Знаете, моя личная вера нисколько не колеблется, когда, например, я прихожу в музей и вижу там огромного размера зуб мамонта. О мамонтах в Священном Писании речь не идет; впрочем, как и о динозаврах и всяких летающих животных, которых изображают на гравюрах. Нет о них речи в Священном Писании, но они по факту жили и живы на Земле.

Есть цифра, что, по-моему, из всего многообразия обитателей Мирового океана людьми изучено не более тридцати процентов. То есть семьдесят процентов флоры и фауны Мирового океана мы не знаем. Точно так же, как мы не знаем того, что происходит на Марсе. Но мы, христиане, нисколько не сомневаемся в том, что обитателей Мирового океана сотворил Господь Бог, Его рука, Его сила. Это многообразие отражает богатство нашего Творца. Если наш Творец пожелал произвести какую-то форму жизни на Марсе, это прекрасно. Путешественники идут, куда-то забираются и находят то, чего не могли найти раньше. Просто сейчас они ушли не на несколько тысяч километров, а на пятьдесят пять миллионов километров. Ну так прославьте Бога Творца! Бог – Хозяин мира, Он – Художник, Который пишет, Творец; Он создал мир.

Давайте задумаемся о том, что если бы планеты были расположены не так, как сейчас, а Луна была бы чуть ближе к Земле или Солнце чуть дальше, то вообще не было бы жизни на Земле; и мы не рассуждали бы о том, о чем сейчас рассуждаем. Бог премудро все это создал и настолько гармонично! И Он Марс поставил именно туда, в ту точку Вселенной, чтобы тот уравновешивал движение остальных планет, чтобы планеты не падали, не улетали куда-то. Это все живет в многообразии, и это все дело рук нашего Творца, нашего Господа. Мы Его прославляем, Его благодарим, Его познаем, насколько Он дает возможность изучать Себя и Свои творения, планеты. Слава Богу!

Главное, не восставать против Него и не делать того, что Ему противно. Если все люди, которые изучают Марс, будут благочестивы, будут прославлять Бога за тот разум, который Он дал, помогая это открыть, я буду этому очень рад. Хотелось бы пожелать: Господи, помоги, пожалуйста, всем, кто участвует в этом проекте, просветиться светом Твоей истины, познать Тебя, Творца, соединиться с Православной Церковью и войти в небесные обители (когда кому Господь определит).

– Владыка, в завершение беседы Ваше напутствие нашим зрителям, слушателям, читателям. И, конечно, – наставление на идущий Великий пост.

– Пост только начался, мы вступили в первые дни Великого поста. Когда идут подготовительные недели, уже по опыту всякий православный человек знает, что как-то боязливо: сейчас еще хорошо, сейчас еще сплошная седмица, потом еще масленица, а потом будет какое-то испытание. Вот это испытание началось, и оно очень быстро пройдет. Человек, который уже соблюдал пост, знает, что только-только идет первая неделя, вторая седмица – и уже Вербное воскресенье, Страстная седмица. А где же пост? Оглядываешься назад и понимаешь, что ничего не успел.

Вот сейчас мы в самом начале поста, и я очень хотел бы пожелать (прежде всего себе) успеть открыть Библию, успеть открыть «Лествицу», авву Дорофея, открыть ту книгу, которая давно смотрит на меня с полки, но я к ней еще руку не протянул. Достать, открыть, вкусить этой пищи. Открыть духовнику душу так, как мы сегодня воспринимаем свои грехи, падения, немощи. Успеть это сделать. Чтобы на Вербное воскресенье, накануне Страстной седмицы, оглянувшись назад на эти короткие недели, поблагодарить Бога и сказать: «Слава Богу, я сделал то, что не успевал сделать за всю предыдущую жизнь, а сейчас мне Бог дал это сделать». Давайте соберемся, сосредоточимся, чтобы результаты были не эфемерными, а осязаемыми, конкретными и добрыми, благими. Этого я хотел бы пожелать себе и всем нам.

– Спасибо, владыка, за беседу.

Ведущий Димитрий (Байбаков), архимандрит

Записали Елена Кузоро и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​