«Архипастырь» с митрополитом Черногорско-Приморским Иоанникием (Сербская Православная Церковь)

4 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Сегодня мы встречаемся с митрополитом Черногорским и Приморским Иоанникием, архиереем Сербской Православной Церкви.

– Владыка, поздравляем Вас с недавно прошедшей интронизацией на древнюю кафедру черногорских митрополитов. Мы встречаемся в пределах Польской Православной Церкви, куда Вы нанесли, можно сказать, свой первый визит в качестве митрополита.

– Благодарю за поздравление. Недавно состоялась моя интронизация. Сразу же в моем графике появились встречи, обусловленные обязательствами, данными ранее. По приглашению блаженнейшего митрополита Варшавского и всея Польши Саввы, предстоятеля Польской Православной Церкви, я прибыл в Польшу. Причиной визита послужило и приглашение  Фонда князя Константина Острожского, который присудил свою награду Черногорско-Приморской митрополии.

Евгений Чиквин, главный редактор журнала «Православное обозрение» (Польша):

– Награда имени князя Константина Острожского присуждается за выдающиеся достижения в деле развития духовности, православной мысли и культуры. Патроном нашего фонда является князь Константин Острожский. Так сложилось, что когда он жил (более четырех веков назад), в нашем государстве, Речи Посполитой, в котором более половины жителей были православными, Церковь поставили вне закона, и князь Константин встал на ее защиту.

Настоящей грамотой награждается митрополит Черногорско-Приморский за труды в делании на ниве духовной культуры святого православия.

Анна Радзюкевич, президент Фонда князя Константина Острожского (Польша):

– Наша награда хотела бы отметить Вашу борьбу по защите православной веры как пример для всего православного мира. Мы были тронуты массовыми крестными ходами, когда практически половина народа Черногории вышла на общую молитву. Многие из православных Польши молились за успех и процветание Церкви в Черногории, которая находится в единстве с Сербской Православной Церковью. И наградой князя Константина мы хотели бы выразить наше единство с вами в любви и молитве.

– Владыка, поздравляем Вас с этой высокой наградой польской православной общественности. Первый вопрос, который хотелось бы Вам задать: какими Вы видите свои задачи во главе Черногорской митрополии в это непростое время? Непростое не только из-за пандемии коронавируса; большую эпидемию, можно сказать, имеет вирус ненависти, вирус разделения, который некоторые силы активно сеют и на Черногорской земле. Это было видно и по обстоятельствам Вашей интронизации, когда определенные политические силы попытались сорвать ее, перенести в другое место. Но интронизация, слава Богу, состоялась именно в древней столице Черногории, в Цетине, в Цетинском монастыре, нынешней церковной столице. Какими Вы видите свои главные задачи? В чем видите опасность для черногорского народа в это время разделения, когда бушует вирус ненависти? И в чем видите надежду для черногорского народа?

– Вы упомянули, что самое опасное – не коронавирус. Есть и другие опасности: ненависть, раздоры и расколы между людьми. Но мы, как и наши предки, храним нашу веру, проповедуем Евангелие. Мы знаем свой путь, взяли свой крест и следуем за Христом. Следуем, глядя на пример святых апостолов, которые взяли свой крест не для того, чтобы жить комфортно и спокойно в этом мире, но для того, чтобы проповедовать Евангелие, идти тернистым путем. И они оставили это нам, православным христианам, в наследие как завет.

Да, сегодня есть борьба, есть и проблемы. Но в этой борьбе у нас есть радость: помощь Божия и сила Святого Духа. Мы не одни: Глава Церкви – Господь Иисус Христос, Который принял крестные страдания ради нас и нашего спасения, укрепляет нас Своим крестом и силою Своего воскресения. И как Господь, Которому мы служим, взошел на Голгофу, принял унижение, страдание и ненависть ближних, прощая и спасая всех и вся, так и мы не имеем права жаловаться, когда терпим проблемы и искушения.

Вы видели, что действовали некие дружины, которые хотели не допустить мою интронизацию  и таким образом создать угрозу для нашей Церкви, нашей истории, создать большие проблемы прежде всего народу. Право на интронизацию принадлежит не столько мне, сколько духовенству, моему народу, моей Церкви, моим предкам и моему потомству. Нет никакого юридического основания, чтобы у нас это кто-то оспорил, и никто судебным путем не пожелал оспорить это право, которое у нас есть. Но мы не могли позволить, чтобы какие-то группы ненавистью и насилием не допустили интронизации.

К сожалению, за этими группами стоит нынешний президент Черногории Мило Джуканович, который на прошлых выборах проиграл, его партия потеряла прежние позиции. Но он до сих пор является президентом Черногории, поэтому до сих пор имеет в своих руках реальную власть, которую собирал три десятилетия своего правления. Необходимо иметь в виду, что многие люди были мотивированы исключительно земными причинами, интересами, чтобы не допустить нашей интронизации. Они хотели использовать это событие религиозного характера в политических целях, чтобы придать ему политическую окраску, злоупотребляя религиозными чувствами, и чтобы создать конфликты в Черногории с той целью, чтобы легче было властвовать, манипулировать.

Мы не обращали внимания на это и защищали свое право. Они нам предлагали, чтобы интронизация прошла в каком-нибудь другом месте, не говорили, где должно пройти настолование. Конечно, была поддержка со стороны нашего Святейшего Патриарха Порфирия, архиереев наших и других Поместных Православных Церквей, представителей которых мы принимали как гостей. И, слава Богу, мы всё устроили по-христиански. Да, хватило проблем, но было и много радости. Больше всего из-за того, что мы (Святейший Патриарх и я) не позволили себе перейти к жестким словам, ожесточиться.

С другой стороны, благодаря тому, что мы много терпели и не отвечали на разные обвинения, это способствовало тому, что все в итоге завершилось мирно, по сути, не произошло никаких столкновений, не было пострадавших. Мы не оспариваем у кого-либо право протестовать. Есть на это основания или нет – без разницы, каждый может протестовать. Но в то же время мы не позволили, чтобы кто-либо угрожал правам верующих нашей Церкви, как не позволили и того, чтобы кто-либо стирал нашу историю, память, поскольку мы продолжаем преемственность Черногорско-Приморской митрополии. А это великая задача.

Митрополия основана святителем Саввой, первым сербским архиепископом, более восьмисот лет назад. Она имеет великое наследие, имеет непрерывную преемственность, породила святителей, создала блестящую культуру, евангелизировала наш народ, просветила Черногорию. Мы и далее будем на этом пути, будем продолжать делать для этого все возможное.

– Вы упомянули, что кафедра была основана святителем Саввой, первым архиепископом Сербским. Насколько я знаю, он из династии Неманичей, а сама династия как раз родом из Черногории. Противники Вашей интронизации пытались представить вашу Церковь как Сербскую, которая не имеет отношения к Черногории, и они изначально врут. Это ложь, что это какое-то внешнее для Черногории явление, поскольку все древние святые Сербии испокон веков почитаются на Черногорской земле. Это и кровная, и духовная связь. Как я уже сказал, Неманичи родом из Черногории. Рядом с Подгорицей находится крепость Рибница, где было родовое гнездо Неманичей. Так ли это?

– Да, основатель средневековой сербской династии здесь рожден. Но его личность объединяет две сербские династии... Стефан Неманя – отец святого Саввы. Из этой семьи, из этой династии имеем много великих личностей, большое число святителей, и это также великое наследие. Это древняя наша история, в некотором смысле основа Сербской Православной Церкви.

В нынешнее время нас представили так, словно мы узурпировали трон митрополитов Черногорско-Приморских, что я пришел из Сербии, а это неправда. Я рожден в Черногории, принял монашество в Черногории, принял диаконский, священнический и епископский чин в Черногории. Меня рукоположил патриарх Сербский Павел (ныне почивший) в Цетинском монастыре в престольном граде нашей митрополии. Это было двадцать два года назад. Я свое епископское служение нес на севере Черногории как епископ Будимлянско-Никшичский.

Сейчас, как видите, идут манипуляции, и лгут, когда говорят, что я приехал из Сербии и что меня прислала Церковь Сербии. И это еще одна манипуляция: наша Церковь не называется Церковью Сербии, это намеренное введение в заблуждение. Это Сербская Православная Церковь, или Сербская Патриархия (двойное название). А когда говорят, что меня присылает Церковь Сербии, хотят связать это с внешней политикой одной из стран – Сербии. А я не хочу быть связан с политикой этого мира, хочу быть связан только Евангелием с моей святой службой.

Мы хотели, чтобы святой чин моего настолования, интронизации был только религиозного, молитвенного характера; хотели встретить Святейшего Патриарха, главу нашей Церкви, именитых гостей, архиереев Поместных Православных Церквей. Их было девять, и для нас это была большая честь и поддержка. И видно, насколько православие чувствует актуальные проблемы в Черногории и значение Черногорско-Приморской митрополии.

Конечно, все увидели горячую веру нашего народа и его преданность нашей Святой Церкви, единству Сербской Православной Церкви.

Должен напомнить, что Черногорско-Приморская митрополия имела огромное значение для хранения единства Сербской Православной Церкви во всей нашей истории. Она единственная митрополия, которая во времена османского ига оставалась все время свободной как часть Печской Патриархии. К сожалению, под турками наша Патриархия не могла выжить, была упразднена.

Вселенская Патриархия вобрала в себя все части Православной Церкви, всю Церковь в Османской империи, также и части Сербской Православной Церкви, кроме Черногорско-Приморской митрополии. Она осталась как свободная часть Сербской Православной Церкви. Она была связана с Русской Православной Церковью и Россией. С помощью России она и оставалась свободной вплоть до освобождения Балкан, возрождения нашей Патриархии и объединения Сербской Православной Церкви. Поэтому это единая епископия, которую основал святитель Савва. Она сохранила свою полную преемственность в течение 802 лет от основания.

– Сейчас мы затронули исторические вопросы. Но в последние годы православный мир стал свидетелем исторического события, когда власти с антицерковным намерением пытались принять закон о вероисповедании, согласно которому Черногорское государство могло забрать у Церкви те храмы, которые были построены до 1918 года. Но мы видим, что народ восстал, по благословению почившего митрополита Амфилохия вышел на многотысячные крестные ходы в защиту своих храмов, с девизом: «Не отдадим храмы». Половина жителей Черногории восстала против этого закона, и, наверное, это в каком-то смысле опровергло устойчивое мнение о черногорцах как о ленивом народе. Мы видим, когда дело коснулось защиты самого дорогого для сердца черногорцев, они не поленились выйти на улицы и защитить свои храмы. И в результате мы увидели, что сменилось и правительство. Силы, которые пытались продвинуть этот антицерковный закон, потерпели поражение.

– Конечно, бывшие власти подготовили и приняли закон, который назвали законом о свободе вероисповедания. Но это был закон, с помощью которого власть хотела устроить преследование Сербской Православной Церкви. На основе этого закона дискриминационным образом были введены некоторые нормы, распространявшиеся не на все исповедания, но только на Сербскую Православную Церковь, то есть Черногорско-Приморскую митрополию и остальные епископии в Черногории.

Соответственно, с помощью этого закона власти могли забрать все храмы и церковное имущество, и это не было бы только отнятие храмов, но тем самым стиралась бы историческая память. Это был бы удар и по вере, и по памяти, и по традиции, а в конечном итоге и по православию. Поскольку все делалось для того, чтобы под угрозу поставить только православную веру в Черногории, чтобы ее полностью подчинить власти, полностью нарушить основы современной цивилизации о разделении Церкви и государства.

Власть самым грубым образом вмешалась в церковные дела, и последние представители той власти и далее вмешиваются в сферу церковных организаций и дел. Они хотят основать свою Церковь, а мы им говорим: «Вы однажды уже основали свою Церковь, она представляет собой политический продукт. У вас есть эта Церковь, она называется Черногорской Православной Церковью, она зарегистрирована в полицейском участке». Но очевидно, что это мертворожденная структура, как и этот закон: нечто родилось, но не может ни жить, ни функционировать.

Между тем мы не оспариваем у кого-нибудь право создавать ассоциации, объединения, основывать, если необходимо, и религиозные организации, только лишь оспариваем чье-либо право угрожать нашим правам. Мы должны защищать наши исконные права, наше наследие, культуру, храмы. Это народ, который в Черногории веками борется за сохранение своей веры, храмов, исторической памяти, глубоко понимает все это, сильно пострадал.

Не было другого пути, чтобы ради дальнейшей борьбы не выйти на улицы на исключительно мирные протесты. Это были особенные протесты, христианское движение, не звучали скверные слова, ругательства, не было непорядков на улицах, не было разбитых витрин, подожженных машин – ничего этого не было. Мы христианским образом показывали свой протест и несогласие с несправедливостью. И, конечно, получили огромную помощь и поддержку от народа.

Наш народ просто объединился вокруг храмов, преодолел свои внутренние проблемы, раздоры, различия. Люди почувствовали, что православная вера, вера наших отцов, – это та сила, которая объединяет народ, вдохновляет его. Так и мы: не только боролись с несправедливостью, разоблачили неправду, но также духовно обновились и объединились. И это было видно в ходе моей интронизации. Народ, который был сильно оскорблен, остался спокойным, но стойким в том, чтобы сохранить свою веру, а вместе с тем не вызвать какие-либо конфликты. В этот раз я должен поблагодарить православный народ Черногории, который повел себя достойно и показал, что знает свою веру. Наш Святейший Патриарх приметил, как красиво народ реагирует на все евангельские поучения и слова, принимает их сердцем, как народ христианизирован, глубоко чувствует свою веру, ощущает, чем живет его Церковь.

– Как реагирует большинство населения Черногории на внутреннюю и внешнюю политику предыдущего правительства? Многие с удивлением увидели, что в такой глубоко консервативной христианской стране ни с того ни с сего начали проводиться гей-парады. Сама страна, которую бомбили силы НАТО, вступает в НАТО. Неужели это одобряют?

– Наша страна погрузилась в большие проблемы, нищету, тысячи людей лишились работы. Второе, что имеем, – прослойку богатеев в Черногории, маленькой и бедной стране. Есть богатые люди, которые входят в списки богачей всего мира. Не знаю, какое место они там занимают, только уже в этом видим, что у нас не все хорошо. Имеем много чего нелогичного. Люди обеднели, народ утратил свою силу, чтобы сопротивляться, защищать себя. Единственное, когда дошло уже до последней точки страданий, наносился удар по вере, народ из глубины своей души дал отпор, послал сильное сообщение: «Можете у нас все отнять, но веру не отнимете, это самое драгоценное, что имеем». И в сущности, когда у народа такое расположение, такая преданность Церкви, то он богат своей душой, своей верой. Я уверен, что этот народ и эта страна имеют будущее.

Конечно, искушений хватает. Я не могу сейчас погружаться в объяснение всех политических процессов, которые происходили. Я смотрю, как народ живет, как он дышит, как себя чувствует. Народ не изменил себе, держится своей традиции, поет те же песни, которые и раньше пел. Некоторые хотели запретить нам эти песни, запретить свободно мыслить и выражаться, принимают некоторые решения, резолюции, навязывают различные парады, которые народ не принимает.

Мы не оспариваем ни у кого право выражаться кто как хочет, но мы должны защищать семейные ценности, так как семейные люди – это большинство в каждой стране, и в нашей также. Особенно наша страна – традиционна, патриархальна, чтит и хранит семейные ценности. Но и в этом случае народ остался спокойным. Те, кто желает стать частью сообщества, поддерживающего гей-браки, с помощью государственных служб могли организовать эти парады. Но никого нет из семейных людей, кто был бы доволен тем, что происходит, когда молодое поколение колеблется в сохранении традиционных ценностей. Я знаю, от сохранения семьи зависит и наше настоящее, и наше будущее.

– В чем основная надежда черногорского православного народа? Есть ли выход из сложившегося и духовного кризиса, результатом которого стали последние явления, и экономического, цивилизационного кризиса, в который Черногорье погрузилось при предыдущем правительстве?

– Речь о том, что нам необходим порядок, а также и справедливость, соблюдение Конституции и закона. Необходимо, чтобы все были равноправными. Необходимо всем вместе потрудиться, чтобы много чего сделать для нашего народа. Моя забота – больше действовать в этом направлении, чтобы помогать нашему народу столько, сколько смогу. Хватит уже этих проблем и трудностей, от которых народ сейчас страдает. Некоторые из них упали и на наши плечи.

Черногория – красивая и богатая страна, имеет море, реки, горы и долины, природные красоты, исторические достопримечательности, великие святыни. Все это – великое наследие. Если хорошо потрудиться, навести порядок, установить справедливость и закон, очень легко эта страна может восстановиться во всех отношениях. Мы в итоге желаем, чтобы каждый занимался своей работой: государство – государственными делами, политики – политическими, а Церковь – своими делами, не вмешиваясь ни в государственные, ни в политические вопросы, кроме тех, когда она встает на защиту общественной нравственности, традиционных ценностей. И когда мы защищаем нравственность и традиционные христианские ценности, мы имеем уверенность в том, что боремся за благо Черногории и ее народа, за лучшее положение ее дел в настоящем и будущем.

Ведущий Артем Махакеев

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​