Беседы с батюшкой. Священник Николай Конюхов

24 апреля 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма Живоначальной Троицы у Салтыкова моста священник Николай Конюхов.

– Сегодня большой праздник. Праздник Пасхи был и в ветхозаветное время. Что это был за праздник? Какое значение он имел для иудеев тогда? Как отразился на православных?

– Есть иудейское слово «песах», греческое слово «пасха» стало употребляться позже. Праздник Песах остался до сих пор. Он был связан с тем, что Господь освободил евреев из египетского плена. («Песах» переводится: «пройти мимо».)

– Это еще во времена Моисея?

– Да, это глубокий Ветхий Завет. В Египте ходил ангел смерти. Господь повелел помазывать косяки кровью закланного агнца. Ангел смерти, видя эту пометку кровью, проходил мимо, не забирал души иудейских детей. В честь этого события установили Песах. Празднуется семь дней. В иудаизме это очень важный праздник. Он был важен и во времена Христа. Как правоверный иудей, Спаситель отмечал этот праздник. Он пришел не нарушить закон, а наполнить его новым смыслом. На Тайную Вечерю собрались как раз отмечать этот праздник. Это ветхозаветная пасха.

В Новом Завете мы, конечно, видим, что Господь совершил чудо в Египте; скорее, в богослужебных текстах. Коня и всадника верже в море. Для нас это наполнилось новым смыслом. Христос дает новый завет в Его крови. Он приносит новую жертву, и праздник Пасхи становится праздником победы над смертью. Господь выводит не только лишь еврейский народ из рабства в Египте, Он выводит души всех людей из ада. Всем дает возможность быть в Царстве Небесном. В пасхальных гимнах поется, что ад пуст.

Во многих текстах повторяется рефрен, что ад пуст, там никого нет. Врата ада разгромлены. Мне нравится, как у старообрядцев в молитве читается: не «смертию смерть поправ», а «смертию на смерть наступи», то есть Христос буквально сверху наступил на врата ада и вывел души людей.

Это праздник освобождения. Там про конкретную национальность и конкретный исторический факт: выход евреев из Египта. Сейчас для иудеев это праздник свободы, благодарности Богу. В этом чине, когда возносят четыре чаши на пасхальной иудейской вечере, возносят благодарность Богу за то, что Он когда-то вывел отцов, создал небо, землю, из которой выросла виноградная лоза.

А мы благодарим Господа за то, что Он принес величайшую жертву, Сам Себя отдал в жертву за нас. И мы теперь можем освободиться от рабства греха и пребывать в жизни вечной. Мы здесь можем попробовать Царство Божие и после смерти логично туда переселиться. Это праздник не конкретного исторического события, а событий мирового масштаба: смерть Христа на кресте, Его казнь, сошествие в ад и Его Воскресение.

Это мы сегодня и празднуем. Мы празднуем в первую очередь то, что Господь победил зло. В жизни мы сталкиваемся со злом и знаем, что оно очень сильное. Господь один раз и навсегда победил зло и дал нам надежду. Он сказал: Не бойтесь. Я победил мир.

– Получается, христиане живут в параллельной вселенной? Ведь мир все равно лежит во зле, в нем проблемы, грехи, войны, разрушения и так далее. Мы живем в этом мире, но как бы отдельно.

– Да. Я старшеклассникам объяснял это через круги Эйлера. Общество и Церковь – это два разных круга, которые пересекаются. Есть Церковь небесная и земная. Мы являемся частью общества. Церковь состоит из людей, которые платят налоги, ходят на работу, голосуют на выборах. Но мы немножко не от мира сего. Христос говорит: Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое.

Вы – соль земли. Вы – свет мира. Господь приводит два интересных сравнения с солью и светом. У нас это не всегда сочетается. Соль предохраняет от разложения. В древности не было холодильника. Соль – это консервант. Мы должны предохранять этот мир, чтоб он не развалился. И мы должны быть светом. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного. Мы должны приносить в этот мир добрый посыл. Один знаменитый музыкант сказал, что сейчас такое время, когда самое главное, что должно быть между людьми, – это добросердечие. Если его нет, то мы проиграли. Сейчас непростое время.

– Да, это правда.

– Он сказал, что добросердечие даже важнее, чем свобода.

– Он христианин?

– Да, православный христианин. Он сам до этого дошел. «Добросердечие важнее, чем свобода». Это очень серьезная мысль. Мы должны над ней очень хорошо подумать.

– Да, так или иначе в каких-то вопросах мы разделяемся. Например, за какую футбольную команду болеть. Разделяемся, ссоримся, иногда и до крови доходит.

Я заметил, что нет иконы Воскресения Христова. Есть икона «Сошествие Христа во ад».

– Это одно и то же.

– Да, но конкретное название – «Сошествие Христа во ад».

– Есть разные иконографические экспозиции: пустой гроб; приходящие ко гробу жены-мироносицы.

– Но в храмах всегда эта икона.

– Событие Воскресения Христова описывается в Евангелии картинками. Когда в осознанном возрасте читаешь Евангелие, можешь наблюдать, как развивается евангельская перспектива. Например, шестнадцатая глава Евангелия от Марка была написана чуть позже, чем основной текст.

Фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы» снимался по Евангелию от Марка. Там очень смазанный, обломанный конец. Почему в фильме так мало рассказано о Воскресении? Потому, что в Евангелии от Марка очень мало об этом написано. У некоторых евангелистов очень подробно это описано. Но все равно отдельные фрагменты. Например, описано, как положили Христа, но не описан момент, как Он вошел в ад и вывел оттуда Адама и Еву.

– А как это узнали?

– Это уже толкования. Традиция. Тогда это все обсуждали, тогда, в первые времена, это было очень живо, обсуждалось: как и что происходило. На иконах часто изображают евангельские события. Буквально читают текст и по нему воспроизводят икону. А иногда икона отображает какую-то богословскую мысль. Воскресение Христово – это именно богословская мысль, это то, что воспевается в гимнах и имеет важное значение для христиан, это победа над смертью. Смерть всегда страшила людей. Она и сейчас страшит. Это то, что невозможно преодолеть, ни научно-техническим путем, ни каким-либо еще.

– Мы молимся за усопших. Господи, имя твое в век, и память Твоя в род и род. Мы желаем, чтобы память о них была.

– Некоторые верят, что человек жив, пока о нем хоть кто-то помнит. Но это нечестно, ведь есть огромное количество потрясающих людей, о которых никто не помнит. Сколько  людей, которые сражались за Родину, которых никто не помнит…

– Но мы молимся о наших воинах.

– Для христиан важно, что личность не исчезает после смерти. Это принципиально. Адам и Ева реальные личности. Христос именно их выводит из ада. На иконе еще обычно изображают царя Давида и других людей. Все ждут Христа. Он выводит оттуда всех людей. Это богословие в красках.

– Пока мы помним о человеке, он действительно с нами живет. Поэтому мы помним День Победы. Если мы его забудем, то многое в истории может поменяться.

– Все течет, все меняется. Человек живет, и его поглощает эта река. Нужно уметь останавливаться и напоминать себе о чем-то. И церковный календарь так устроен: в течение года несколько раз прочитывается Евангелие, одни и те же праздники, какие-то традиции, связанные с конкретным днем. И вроде за десять лет христианам должно надоесть одно и то же.

– Не надоедает. Всегда с нетерпением ждешь службу Великого Четверга, Великого Пятка, Великой Субботы.

– Христиане прекрасно знают, что в Великий Четверг мы вспоминаем Тайную Вечерю. В Великую Пятницу распятие Христа, в центре храма ставят крест. И почему мы стоим такие скорбные, ведь мы знаем, что Он воскрес? Мы уже посмотрели этот фильм и знаем развязку. Но так мы напоминаем себе о тех событиях. Человеческая память коротка.

Когда ссоришься с супругой или супругом, порой говоришь: «Ты никогда меня не слышишь, никогда не понимаешь, всегда унижаешь». Можно ли бросаться такими словами? Человеческая память коротка. Нужно напоминать себе то хорошее, что было в жизни, какие-то важные моменты. Увидев фотографию, можно вспомнить, как были счастливы.

– Или посмотреть свадебное видео.

– Вспомнишь и понимаешь, что не все плохо было. Нужно уметь помнить.

Церковный календарь наполнен этим напоминанием. Давайте помнить, что Господь для нас сделал, какую жертву Он принес. Его били палкой по голове, на которой был терновый венец. Шипы врезались Ему в кожу. Как ему больно было! Вспомним о том, как Он переживал, молился: Отче… отведи от Меня эту чашу. Это напоминает нас. Мы сейчас молимся: «Господи, пускай это все быстрее закончится». А потом Господь говорит: не Моя воля, но Твоя да будет. Он показывает нам, что и мы так можем. Как бы тяжело ни было, в каком бы стрессе мы ни находились, нужно подражать Христу, стараться найти возможность сказать: «Господи, пускай будет воля не моя, но Твоя».

– Мы сейчас молимся, переживаем, страдаем. Но мы, православные христиане, знаем, что фильм закончится хорошо.

– У нас есть надежда на вечную жизнь. Господь подарил нам эту надежду. Но это требует усилий веры. Господь не дает нам стопроцентных доказательств. Вера – это всегда риск. Люди женятся, вступают в брак. И муж говорит жене: «Я тебе никогда изменять не буду. Ты будешь единственная, любимая». Как докажешь? Никакого доказательства нет. Жена верит, смотря в светлые глаза своего супруга. Поэтому это называется: верность.

Господь говорит: «Ты воскреснешь». Но ты говоришь: «Господи, я только что похоронил человека». А Господь говорит: он воскреснет. Ты не понимаешь: «Господи, покажи мне воскресшего мертвеца, Лазаря же Ты воскресил». Господь отвечает: поверь Мне. Но на это требуются усилия.

– Верить в это недостаточно?

– Нужны усилия веры. Вера не берется так просто. Разбойник внутренне пережил удивительный момент. История про разбойника все же попала в евангельские. Христос прожил 33 года. Иоанн Богослов говорит: если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. У нас очень немного воспоминаний о жизни Христа. Каждый эпизод имеет принципиальное значение. Вошли только самые важные.

Эпизод про разбойника упоминается у нескольких евангелистов. У человека, может, что-то такое случилось в жизни, может, он вообще не был особо верующим, но он увидел Христа, своего Бога, в униженном состоянии, страдающего. Легко в Бога поверить, Который восседает на Престоле, вокруг летают ангелы... И ты сразу говоришь: «Господи, я в Тебя верю, забери меня к Себе, помяни мя во Царствии Твоем». Легко поверить в Бога мощного, сильного, как в скандинавских сказках, с молотом, с громом. Такой Бог точно защитит, Он тебе все даст.

– А тебе при этом ничего не надо делать.

– Ты можешь Его попросить... Но трудно поверить в Бога, Который висит рядом с тобой на кресте и умирает. Очень сложно поверить в то, что это и есть Бог. Говорят: «Вот разбойник сказал одно слово, а Господь его в рай ввел».

– Оказался в нужное время в нужном месте.

– Да, будто он ничего не сделал. На самом деле это немыслимо.

Конечно, хочется верить в сильного Бога. Гораздо тяжелее поверить в Бога, Который страдает.  

– Может, это потому, что мы не были в таких ситуациях?  

– Да, удивительно, но люди, которые переживали очень сильный опыт страдания, иногда находили в них Бога. Или, наоборот, озлоблялись и начинали с Ним бороться.

– Две крайности. Иногда бывает так, что знал человека как плохого, а встречаешь его через десять лет, а это уже совсем другой человек. И думаешь: «Может, и мне стоит поменяться? А как это сделать?» И не можешь ответить себе на этот вопрос.

– У всех изменения происходят по-разному. Покаяние – одно из изменений. Когда случится покаяние?  У разбойника случилось на кресте. Ему нужно было дожить до того, чтобы увидеть распятым Того, в Кого он поверил как в Бога или Мессию. Может быть, в тех реалиях все люди были религиозными, но у них были разные представления. Ему нужно было пройти такой тяжелый путь, претерпеть страдания, чтобы прийти к покаянию.

Что с нами должно случиться, чтобы произошло покаяние? Когда был коронавирус, один епископ сказал, что это епитимья. Господь наложил епитимью, как в Древней Церкви. Мы не выходили из дома или выходили по расписанию, кому-то нельзя было в храм ходить, можно было только смотреть трансляцию служб. Когда я заболел, меня закрыли на две недели.

– У меня папа, священнослужитель, на Пасху дома сидел.

– Это самая страшная епитимья, которая может быть.

– А на день Пантелеимона или на какой-то другой праздник, когда служили в красном, отцы христосовались. Это было лето, но так как Пасху пропустили, то в этот день они восклицали: «Христос воскресе!»  Так было радостно служить в красных облачениях, было какое-то особое чувство...

– Появляется покаяние. К кому-то оно приходит через какие-то испытания. Хотелось бы, чтобы дошло через голову, а не через ноги.

– До событий воскресения Христа рай был пустой, кроме Бога и ангелов? В аду были грешники. А где были праведники?

– По поводу посмертной жизни тех времен сказано очень мало. Представления у иудеев и окрестных народов были разные. Что-то наподобие рая было и в египетской культуре, и в Шумерской цивилизации. В греческой мифологии были Елисейские поля. Это не совсем рай, это место все равно в аду. В аду есть место, где чуть-чуть получше. То же самое было и в иудейской культуре. Был шеол, и там было лоно Авраама, какое-то место пребывания, где не было блаженства, но было не так плохо, как в шеоле. Райские врата закрылись после грехопадения, и даже праведники Ветхого Завета не могли войти в Царство Божие. Еще не произошла та победа, которую принес Христос. Богу нужно было Самому прийти сюда, чтобы вылечить тот слом, который произошел во всем человечестве. Его нужно было починить, поправить. После этого все срослось. А до этого все находились в состоянии шеола. Господь сломал врата ада и вывел души праведников в Царство Небесное. Вывел тех, кто захотел. Плохо могу себе представить, что Господь кого-то за уши вытаскивал из шеола.

– Его ждали.

– Праведники ждали. Но там ведь были и Иуда, и царь Ирод, убивший Вифлеемских младенцев, и фараон, убивший еврейских младенцев. Много кто там был.

– Что с ними стало?

– Слава Богу, мы не стоим у распределителя, кого куда.

– А кто-то бы хотел.

– У нас много желающих, очередь бы выстроилась. Господь знал об этом и сказал: Аз Судья, и Аз воздам. Господь наш Милосердный определяет, кому в рай, кому в ад.

– Даже рассуждения, которые я сейчас предложил, не совсем полезны, таких рассуждений лучше избегать.

– Да. Страх смерти обязательно должен быть на каком-то этапе, страх наказаний и так далее. Но со временем он переходит в другие стадии. Мы много раз говорили, что есть стадия раба, стадия наемника и стадия сына. В детстве накосячишь, папа может и наказать, страшно… В подростковом возрасте говоришь: «Пап, я получил пятерку, ты мне обещал что-то».

Потом отец меня брал с собой на требы. Я это очень любил. Это уже наемничество. Естественно, и любовь тоже была. Но ты уже для себя что-то ищешь в отношениях с родителями. А сейчас мне папа совершенно не нужен для каких-то материальных историй, и страх у меня совершенно другой – за него, за его здоровье, чтоб у него все было хорошо. Сейчас третья стадия, когда я могу уверенно назвать себя его сыном. Он мой отец, и я его уже не боюсь (в том плане, что мне попадет от него). Хотя он может иногда поругать, но я это воспринимаю по-другому. Я понимаю, что это его забота. Теперь я очень внимательно слушаю его мнение. Я могу поступить не так, как он говорит, но я это обязательно учту. Я уже не жду от него каких-то преференций, наоборот, хочу ему что-то дать. А любовь осталась.

Я надеюсь, что мы с Богом тоже сможем пройти эти отношения. В детстве мы боялись чертей со сковородками, что Бог нас накажет. Я не говорю, что это что-то неправильное. Это стадия. В определенный момент человеку нужно и испугаться. Например, он живет так: и Бога не боюсь и людей не стыжусь. Иногда нужно иметь страх. Даже есть выражение такое: «Что ты страха не имеешь?» Испугался и хотя бы из-за страха перестал что-то делать. Следующая стадия – выгодные отношения с Богом. На этой стадии сейчас находится большинство людей, они пытаются что-то выторговать себе. «Я Тебе два акафиста, а Ты мне ипотеку снизишь на пять процентов».

– Для Бога же все возможно.

– Для Него все возможно. Ничего плохого нет в том, что мы с житейскими проблемами обращаемся к Богу. В этом нет особого греха. Жалко, если человек на этом застревает и не движется дальше. Всегда нужно иметь перед глазами удивительную историю Иова Многострадального. Он все делал как надо, а Господь у него все отнял. И протестантская история: если ты благочестив, то успешен, – у нас не всегда действует. Можно быть очень благочестивым, но не таким успешным. Или человек может быть неблагочестивым, но успешным. Олигарх какой-нибудь, который Бога не боится, людей не стыдится.

А вот человек ведет христианский образ жизни, старается, а зарплаты ему еле-еле хватает, чтобы расплатиться за коммуналку и детям купить еду. И вроде как-то нечестно получается. Эта система наемничества и выгоды начинает немного трещать. Поэтому не надо на этом строить основание своей веры, иначе можно потом сильно надломиться. Постепенно нужно переходить к третьему уровню – богосыновству, доверительным, менее прагматичным отношениям.

– Приведите пример, как это может выглядеть. Иногда приходишь в церковь в ужасном настроении, просто послушать хор, постоять…

– Это душевное состояние.

– Если не молишься вообще, например, или даже просто стоишь и про себя рассуждаешь. Вспомнил что-то плохое, говоришь: «Господи, вот так у меня. Помоги, прости». Это какое состояние?

– Это искреннее состояние. Нужно с Богом быть правдивым.

– Тут вопрос: как Богу стать другом?

– Быть искренним, не врать.

– А Ему невозможно соврать; получается, что сам себе врешь.

– Тем более. Очень тяжело дружить с человеком, который тебе постоянно врет. Это просто невозможно. И очень тяжело любить человека, который тебе врет. Спросите у женщины, которой муж изменяет, а ей в глаза говорит, что на работе задержался, как с таким человеком жить и строить с ним отношения? И когда человек приходит к Богу в храм и делает хорошую мину при плохой игре, это ужасно.

Я недавно общался с подростками, они говорят: «Батюшка, иногда молюсь, но говорю Богу то, что сейчас не чувствую».

– Получается, заученные фразы? Как мантры?

– Да. Например, он в очень радостном, хорошем состоянии, а в молитвослове написано: «Прости меня, грешнейшего всех человек...». У него состояние восторга, ему хочется петь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав», танцевать, как Давид, которому привезли ковчег завета. Если так произошло, что человек не чувствует этих слов, у него сейчас другое состояние, он пришел в храм просто послушать, побыть рядом с Господом и не хочет ни о чем просить, это будет правдиво. Возбуждать в себе покаяние не очень правильно. Нельзя же на ногу себе наступить, чтобы слезы покаяния полились. Иногда нужно просто подумать, как прошел день.

У нас очень любят все жаловаться, как тяжело терпеть другого. А ты не задумывался, как тяжело другим людям терпеть тебя? Это недавно отец Павел Островский написал, мне понравилось. Потому что это действительно то, что может подвигнуть человека к покаянию. Если человек приходит на исповедь и не знает, что говорить, ему просто нужно подумать, как другие люди его терпят, насколько им тяжело с ним общаться. Когда ты общаешься с кем-то, ему приятно?

– Так можно в очень серьезную проблему попасть, связанную с унынием. Если начнешь узнавать, что о тебе плохо думают, что ты сложный человек (даже если ты осознаешь, что это так), что с тобой только из-за выгоды общались, – это же очень страшно.

– В патерике было: послушнику, который склонен к унынию, нельзя забывать о милосердии Божием. А человеку, который склонен к пофигизму, нужно не забывать о том, что Господь – Судия, Он может взыскать. Причем это может быть один и тот же человек в разные моменты.

Если человек и так неделю работает без выходных, у него ум за разум заходит, да его еще пинать – это совсем бесчеловечно. Особенно некоторые женщины поражают. Она многодетная мать, утром встает, всех собрала в школу, младших нужно покормить, квартиру прибрать, приготовить обед, уроки со школьниками, а тут муж вечером приехал и говорит: «А что это ничего не убрано? А где мой обед? А что ты целый день делала?» Так проходит пять дней, а в субботу, как положено у православных, она приходит на всенощную. Дети шалят, бабушки шипят… лучше б она вообще не приходила. Утром она пошла на исповедь, опоздала, пока всех собирала, еще и батюшка вышел, отругал за опоздание. Она попросила прощения, ей разрешили причаститься, вечером снова делала уроки с детьми на понедельник, а с понедельника опять та же история.

Это святые люди. Если эта женщина еще верит в жизнь и находит силы улыбаться, еще и благодарит Господа за мужа и детей, то это просто святой человек. Можно не ехать ни в какой далекий монастырь, на Святую Гору, просто пойдите и посмотрите на такую женщину, в каком колесе она живет. Некоторые ведь омрачаются душой и начинают всех проклинать, в том числе и свою жизнь. А я просто знаю таких женщин, которые за все это благодарят Господа, и мужа своего любят, и детей. Это святые люди.

– Да, это очень важно, жизненно. Тем более наша аудитория в основном женская и Вас очень хорошо понимает. У меня такой вопрос: как много Вы освятили куличей и пасхальных яиц и сколько людей увидели в храме?

– Если бы все люди, которые приходят освящать куличи, потом пришли на службу, наши храмы всех не вместили бы, и у нас было бы великое духовное возрождение.

– Еще есть такая шутка: как ни приду в храм, все время поют «Христос воскресе».

– Я могу так сказать: если людей что-то еще связывает с Церковью, какая-то ниточка остается, она может потом сыграть свою роль. С одной стороны, конечно, хочется большего. Но если есть хоть какая-то ниточка, надежда, то человек может потом, когда у него в жизни что-то перевернется, вспомнить, как ходил освящать куличи, что-то там было про Христа, про любовь, и решит прийти в храм.

Понятно, скорбно, что некоторые люди приходят только освятить куличи… Но Бог не обижается на таких, Он порадуется. Но Он готов им дать гораздо больше. У Него припасено вообще для каждого человека очень много, Он готов Самого Себя предложить, а мы говорим: «Господи, мы пока не готовы, у нас еще какие-то дела». Потом, может быть, такие и придут.

Я всегда с радостным чувством освящаю пасхальную снедь. Приходят целыми семьями. Какое-то движение. И у людей есть какой-то повод хотя бы вообще об этом задуматься. Они уже, по современным меркам, многое сделали: встали с мягкого кресла в выходной, в субботу, куда-то пошли, постояли еще в очереди, подождали...

– Это же уникальный случай, когда можно побеседовать с человеком; он сам приходит.

– У нас миссионерская деятельность должна быть с уважением к людям, то есть мы не должны навязываться. Я не хожу по окрестным домам, не стучу с вопросом: «Не хотите со мной поговорить о Боге?» Мы всегда уважаем человеческие границы. Бог безмерно уважает каждого человека. Он не заставляет нас в Него поверить, Он дает возможность. Он деликатно к нам относится.

Мне кажется, что и мы, православные священники, обязаны эту деликатность от Бога перенять. Если к Христу приходили люди, Он не начинал их сразу учить. Если посмотреть Нагорную проповедь, сказано, что пришли к Нему люди, Он многих исцелил, а потом уже начал учить…

Самое ценное, когда людей не принуждаешь. Бывает, священник говорит проповедь после прочтения Евангелия, а бывает, уже в конце, после причастия.

– После чтения Евангелия все остаются, а после причастия могут и уйти.

– После чтения Евангелия люди не могут уйти, потому что служба еще не закончена. А после причастия тот, кто действительно захотел, остается и слушает. Это возможность самим людям решить, как поступить. Так и при освящении куличей: не сразу проповедовать, а сначала освятить, потом сказать какие-то слова. Те, что захотят, останутся послушать, а те, кто спешит, уйдут. И не надо их осуждать, это их выбор. В миссионерстве не должно быть насилия, всегда должно быть уважение к человеку, деликатность.

– Можно ли ходить в пасхальную неделю на кладбище?

– Так люди стремятся на кладбище, я поражаюсь. (Смеется.)

– Один батюшка говорил: «Вы ходите, только, пожалуйста, оттуда возвращайтесь».

– Раньше люди боялись на кладбище ходить, какие-то страшилки были в детстве. А сейчас все время спрашивают, можно ли ходить туда на Пасху. Можно.

– Правда, есть Радоница.

– Это богослужебная традиция, что не совершаются сугубые заупокойные богослужения на Пасху.

– Хотя на проскомидии совершаются.

– Конечно. Все равно усопшие поминаются на литургии, за них вынимаются частички, а литии, панихиды нет. Так что поехать на кладбище можно. Единственное, я бы советовал это делать не вместо службы. В Советском Союзе люди иногда не могли пойти в храм по той или иной причине, а на кладбище сходить можно было. И они не в храм шли порадоваться Христову Воскресению, а ездили на кладбище. Это не равновеликие вещи.

– А на Радоницу, на второй неделе после Пасхи, можно сходить в храм и помолиться о своих родных вместе с Церковью.

– И потом поехать и прибрать могилку – все это очень даже хорошо.

– Еще один вопрос: человек исповедовался в среду, чтобы причаститься в Великий Четверг. Батюшка благословил его причащаться в субботу и воскресенье, но тот совершил какой-то грех. Что делать: причащаться все эти дни или все же исповедовать этот грех?

– Смотря какой грех. Если вы кого-то ограбили, конечно, придется исповедоваться и вернуть деньги. Если это серьезный грех, который вас беспокоит, надо исповедоваться. А если съели печенье, то не надо мучить батюшку и заниматься профанацией. Понятно, что мы совершаем грехи каждый день. И если так подходить, то каждый день нужно исповедоваться и утром, и вечером. Но это опять же будет профанацией. Мы к врачу каждый день не ходим, хотя у нас каждый день что-нибудь болит. Поэтому, если батюшка благословил, причащайтесь. Если же на сердце что-то лежит, подойдите к Распятию и попросите прощения у Господа. А если какой-то серьезный грех, который вас мучает, подойдите к священнику. Батюшки достаточно добрые люди.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель московского храма в честь священномученика Власия в Старой Конюшенной Слободе иеромонах Никандр (Пилишин).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​