Православный взгляд. Архимандрит Иосиф (Еременко) отвечает на вопросы

5 мая 2022 г.

– Грядет День Победы, и я предлагаю поговорить именно об этом. Это не Пасха, тем не менее это праздник, возвеличивающийся над всеми остальными…

– Потому что вспоминаемое событие из ряда вот выходящее. Мы вспоминаем Великую Победу советского народа над фашизмом в войне, которая коснулась всех без исключения. В каждой нашей семье есть те, кто принес себя в жертву ради этой Победы, поэтому это наш общий праздник.

– А в Вашей семье есть люди, которые воевали, фронтовики?

– Один из моих дедушек был железнодорожником. А у моей бабушки до сих пор в семейном архиве хранится половина тетрадного листка, на котором от руки написана справка о том, что она копала окопы вокруг столицы Северной Осетии города Орджоникидзе (теперь это Владикавказ), в котором она тогда жила. Фашисты рвались к бакинской нефти, и они должны были пройти через Владикавказ. Они бомбили город, но не вошли в него. Их остановили, и я считаю, что в том числе и благодаря трудам моей бабушки.

– К большому сожалению, недалек тот день, когда не останется ни одного ветерана Великой Отечественной войны. Как Вы считаете, не померкнет ли после этого память об этом празднике?

– Наверное, со временем наши потомки будут спокойнее относиться к этой дате. Но сейчас, когда ветераны уходят из жизни, я бы сказал, чудесным образом возникла идея «Бессмертного полка».

– А Вам не кажется, что эта идея сильно перекликается с крестными ходами Русской Православной Церкви? И нет ли в этом чего-то плохого?

– Я думаю, они перекликаются, и, конечно же, в этом нет ничего плохого. Другое дело, что крестный ход имеет и свою цель, и свои задачи, но это великое, грандиозное шествие, называемое «Бессмертным полком», в чем-то похоже на крестный ход. Это шествие нашей памяти, которое объединяет всех людей, независимо от их религиозной, политической принадлежности. Идет Народ с большой буквы, который несет, как иконы, как хоругви, фотографии своих героических предков, отдавших жизнь за мир, за то, чтобы мы с вами жили.

– А если какой-то священник решит выйти на шествие «Бессмертного полка» с фотографией героя своей семьи, не будет ли в этом чего-то противоправного с точки зрения Церкви?

– Священники вместе со своими родственниками выходят и участвуют в шествии «Бессмертного полка», это уже есть. Они несут портреты священнослужителей, которые прошли войну, а потом стали священниками. К примеру, патриарх Пимен воевал, а потом возглавил Русскую Церковь.

– Известно достаточно много фактов (и Вы сейчас мои слова косвенно подтвердили) о том, что участники Великой Отечественной войны становились очень сильными молитвенниками. На Ваш взгляд, они научились молиться там, на войне, проходя сквозь пепелище огня и пламени? Почему люди, закаленные войной, становятся сильными молитвенниками?

– Потому, что это люди изначально крепкого, высокого духа. Иногда скорби, неприятности раздавливают человека, он не может их вынести и ломается. А некоторых такие экстремальные ситуации закаляют и укрепляют духовно. Как известно, на войне неверующих нет, потому что кажется, что никакими человеческими силами нельзя преодолеть это зло, а оно с Божией помощью преодолевается. Война ведь была вскоре после революции, когда вера из людей еще не выветрилась. Внешне в советском обществе она не проявлялась, но глубоко в душе у людей она была.

– Насколько я помню, великий человек нашего времени духовник Троице-Сергиевой лавры Кирилл (Павлов) нашел Евангелие на развалинах Сталинграда, и это произвело на него такое сильное впечатление, что он обратился к вере.

– Да, это замечательный пример, и таких примеров много.

– В книге «Несвятые святые» мы можем прочитать об отце Алипии – наместнике Псково-Печерского монастыря, который тоже прошел ад Великой Отечественной войны и стал таким настоятелем, о котором в обители могли только мечтать.

– Пройдя испытания войной, человек закалялся духом, и, мне кажется, в какой-то мере ему потом было легче жить, ведь после войны уже нечего бояться. Собственно, страх делает нашу жизнь кошмаром.

– Отец Иосиф, насколько я знаю, на людей, которые участвовали в боевых действиях, накладываются определенные ограничения в принятии Святых Христовых Таин. Чем это регламентируется?

– В любом случае, какая бы война ни была, это все-таки ненормально. Конечно, воин выполняет приказ, когда он защищает свою Родину, свою семью, но убийство есть убийство, и никогда оно не было и не будет добродетелью. После этого необходимо покаяние, чтобы человек не огрубел сердцем, и только потом ему можно участвовать в церковных таинствах.

– Там не менее многие русские святые были воинами. Далеко за примерами ходить не надо: это и Федор Ушаков, и Александр Невский, и Дмитрий Донской. Именно на Руси воины изначально считаются чуть ли не святыми.

Когда человек идет защищать свою Родину, в этом предельным образом проявляется его любовь и реализуется Божественная заповедь: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Более высокого проявления любви нет. Нельзя убивать людей ради убийства, нельзя что-то завоевывать, решать какие-то свои личные проблемки. А ведь в истории мы видим, что многие войны, собственно, с этого и начинались. Но когда ты встаешь на защиту своей семьи, своего Отечества, это и есть высшее проявление духа. Если человек не становится огрубевшим, если он милосердный, он способен проявлять свою любовь в повседневной жизни, потому что знает, что война – это очень плохо.

Школа войны может возвести человека на вершину святости. Но в Русской Церкви воины прославляются не за их победы на поле брани, а за личную духовную жизнь, за личные духовные подвиги. И великий святой адмирал Федор Ушаков, какими бы великими ни были его победы, причислен к лику святых за его победу над собой – над злом, грехом в себе. Вот в этом они всем нам пример.

– В подтверждение Ваших слов можно вспомнить об Илье Муромце – былинном богатыре, который на самом деле был реальным персонажем. Если я правильно понимаю, он закончил свои дни в монастыре.

– Да. Он святой, преподобный и почитается не потому, что выбил зуб Соловью-разбойнику, а потому, что показал пример, как можно жить с Богом.

– Битву русского народа против полчищ фашистов можно назвать битвой света и тьмы, добра и зла. Под русским народом мы, естественно, понимаем все народы, которые жили на территории Советского Союза и были пропитаны русским духом.

– Так и есть. Ведь Великая Отечественная война – это не просто столкновение экономических, политических систем, это столкновение добра и зла, поэтому, естественно, мы победили.

– В чем проявляется то, что это была битва именно добра и зла?

– Внутренняя суть фашизма античеловечна, безбожна, то есть это зло. Удивительно, здесь столько совпадений, в которых есть глубокий духовный смысл. Фашистская Германия напала на Советский Союз в воскресенье, когда Русская Церковь праздновала память всех русских святых, и в этом была ошибка Германии, поэтому она и проиграла. Она проиграла в тот же день, просто понадобилось четыре долгих страшных года, чтобы эта внутренняя духовная победа стала победой физической. Война закончилась 6 мая – в день памяти Георгия Победоносца.

– Но Георгий Победоносец – это не русский святой.

– У святых нет национальности. Он изображен на гербе Москвы.

– На Ваш взгляд, если фашизм – зло, почему он сейчас опять поднимает голову?

– Пока этот мир есть, пока он не закончился, в нем будет зло, и борьба с ним будет идти постоянно. Где-то она может затихать, где-то локально возобновляться. Мне кажется, что сейчас это уже не локальное столкновение, а столкновение бытийное, жизненное.

– Зло всегда обречено на поражение?

– Конечно. Если добро – это Бог, то зло – это не Бог, а значит, ничто, и оно в своей глубине, в своей основе не имеет никакой силы. Но оно может проявляться очень ярко, активно, и чем больше оно проявляется, тем быстрее погибает.

– То есть мы можем успокоить наших телезрителей, что современный фашизм все равно обречен на поражение?

– Да, в перспективе вечности.

– Готовит ли Русская Православная Церковь и конкретно Томская епархия какие-то мероприятия к 9 мая?

– Во-первых, в церковном календаре 9 мая – это день поминовения усопших, когда мы имеем возможность совершить благодарственную молитву Богу за дарованную победу. Церковь так отмечает этот день в литургическом смысле. 8 мая, в канун Дня Победы (в этом году это будет воскресенье), на Южном мемориальном кладбище Томска в час дня будет совершена панихида по всем воинам, погибшим на полях сражений, по всем блокадникам, труженикам трудового фронта, по всем, кто погиб ради Победы.

– А как нужно молиться за тех, кто пропал без вести?

– Так же, как и за всех воинов, которые отдали свои жизни. Мы, люди, не знаем место их вечного упокоения, но Господь знает. А мы помним их имена.

– В минувшие годы в Томской епархии была традиция на стенах здания Томской духовной семинарии развешивать портреты священников, которые принимали участие в Великой Отечественной войне. Эта традиция сохранена?

– Два последних года были ковидными, когда никакие массовые мероприятия не проводились, в том числе не было и шествия «Бессмертного полка», поэтому мы и развешивали портреты священников. В этом году шествие «Бессмертного полка» состоится, и портретов на стенах нет.

– Многое связывает Русскую Православную Церковь и 9 Мая, День Победы, потому что Церковь и народ неотделимы, они едины. Как Вы относитесь к тому, что в последние годы главным символом Победы стало не красное знамя (этот символ по-прежнему сохранен), а георгиевская лента?

– Эта лента еще царских времен. Она дополняла Георгиевский крест – благословение за ратные подвиги воинов. После Великой Отечественной войны георгиевская лента стала символом Победы над фашизмом. Она прилагалась к различным советским наградам, в том числе к ордену Славы всех степеней. В этом смысле ничего не изменилось.

– Это напоминает нам и о каких-то духовных корнях?

– Я уверен, что должно напоминать. Ведь любой праздник – это не просто возможность не идти на работу, посидеть дома, выйти на огород или прогуляться с детьми по городу. Праздник – это и духовная работа, которая не должна прекращаться.

– Мы говорим о том, что неонацизм, неофашизм поднимают голову, и в то же время мы видим, что во многих странах праздник Победы, 9 Мая, где всегда его праздновали, чем-то подменяется. Почему так происходит?

– Я не могу это комментировать, потому что не знаю всей ситуации… Бывает переосмысление истории, а бывает ее переписывание, и здесь большая разница. Одно дело, когда мы по-другому с духовной точки зрения смотрим на события по прошествии какого-то времени, когда есть какая-то перспектива. А когда начинается переписывание – это опасно для народа, политические лидеры которого этим занимаются.

Они от чего-то отказываются, заменяют одно другим, и это может стать крушением народа вообще. Это грех, механизм которого – сделать только один шаг, а дальше и не заметишь, как все разрушится. Мне это кажется очень неправильным.

– С этим сложно поспорить. Давайте от основной темы нашей программы перейдем к теме церковной. Как Вы уже сказали, в мае отмечается память великомученика Георгия Победоносца. Расскажите подробнее об этом святом, почему мы так его почитаем.

– Георгий Победоносец – великий святой, носитель победы. Он родился и жил в первой половине III века в Каппадокии (сейчас это территория современной Турции). Его родители были христианами, семья была достаточно богатой. Будучи молодым, красивым, образованным юношей, Георгий вошел в гвардию императора Диоклетиана. Император отметил его доблесть, приблизив его к себе.

Но когда начались гонения на христиан, Георгий понял, что его внешнее благополучие и христианская его совесть пришли в конфликт, и объявил себя христианином, обвинив Диоклетиана в жестокости и несправедливости. После безрезультатных уговоров Георгия отречься от Христа Диоклетиан приказал подвергнуть его жестоким мучениям, но святой мученик терпеливо их переносил. В конце концов император приказал отрубить ему голову, и Георгий принял мученическую смерть.

Но Георгий был Победоносцем не за свои ратные подвиги, а за свою веру, за свою жизнь в согласии с этой верой. Он победил зло в себе, победил приверженность к этому миру, пренебрег всем земным, временным ради вечного. Церковь признала его святым за его твердое стояние в вере.

Великомученика Георгия Победоносца считают своим небесным покровителем христиане в Англии, Германии, Испании, Италии, Португалии, Эфиопии, Литве, Грузии, и он отвечает на их молитвы. Он изображен на гербе России и Москвы.

– На иконах изображают Георгия Победоносца сидящим на белом коне и с копьем, поражающим змея. Это произошло в реальности?

– Это основано на предании и относится к посмертным чудесам святого великомученика Георгия. Некий языческий народ периодически отдавал на съедение страшному чудовищу, жившему в той местности, для утоления его ярости по жребию юношу или девушку. Однажды жребий выпал на дочь правителя той местности, но святой Георгий поразил копьем змея и спас девушку.

Иконописный образ Георгия Победоносца показывает состояние каждого человека. В каждом человеке есть доброе начало и злое. Святой Георгий Победоносец всегда приходит нам на помощь, чтобы поразить злое начало, чтобы восторжествовало добро.

– С какими молитвами чаще всего прибегают к этому святому?

– Они известны, они есть в молитвословах.

– В том числе и о даровании глубокой веры?

– Можно молиться каждому святому, чтобы он подкрепил, поддержал нашу веру, чтобы она не ослабевала под ударами этого мира, чтобы мы не потеряли себя.

– У нас еще есть вопросы телезрителей.

«Как лучше поступать: посещать три разных монастыря или, если понравился один монастырь, всегда ездить туда?»

– Это очень индивидуально. Можно ездить и в три, и в десять монастырей, но если ты нашел «свой» монастырь, значит, это место твоего паломничества и храм этого монастыря – это уже твой приход.

– То есть в первую очередь надо слушать сердце и душу?

– Да, здесь каждый человек выбирает для себя сам.

– «Как молиться тем, что еще не причислены к лику святых, но, по вере людей, точно ими являются?»

– Таких примеров очень много. И то, что эти люди официально еще не причислены к лику святых, ничего не значит. Люди знают, что они святые, и обращаются к ним, беседуют с ними. Ведь что такое молитва? Это беседа с Богом. Люди беседуют с теми, кто на самом деле был святым, но пока еще не прославлен официально, и опыт показывает, что эта беседа не бесплодна.

– Яркий пример этому – старец Иоанн (Крестьянкин), который еще при жизни был человеком святой жизни.

– Да. И митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф, скончавшийся в 1975 году. Люди к нему идут и идут.

– Вы тоже обращаетесь к нему за помощью?

– Да, всегда.

– И он помогает Вам?

– Я много думал об этом. Он мне помогает тем, что у меня в жизни нет плохого. Наверное, просто еще не пришло время, чтобы произошло что-то потрясающее.

– «Стоит ли бежать на исповедь сразу после того, как согрешишь, или лучше покаяться в мыслях и прийти на исповедь непосредственно перед причастием?»

– Это тоже очень индивидуально. Человек столько раз согрешает, что каждый раз в храм не набегаешься. Поэтому, когда готовишься к причастию, нужны три дня говения, нужно читать положенное перед причастием молитвенное правило, и это время должно стать еще и временем духовной работы над собой, временем анализа этого отрезка своей жизни.

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 30 июня: 12:30
  • Воскресенье, 03 июля: 05:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​