Вторая половина. Матушка Елена Сорокина

5 апреля 2022 г.

Наша земная жизнь начальна и конечна – такова воля Господа. Все наши дни у Него сочтены. Человеку верующему принять это не так тяжело, как неверующему. Он верит, что за земной жизнью следует вечная – жизнь вне времени. И только вера спасает, когда теряешь самого близкого и родного человека. Вера в то, что изо всех возможных вариантов Бог посылает самые лучшие.

Рядом с детьми и внуками матушка Елена оживает, улыбается. Она дарит им любовь и купается в их любви. Теперь ее жизнь посвящена им.

Матушка Елена:

– На этой земле живешь не просто так: ты должен успеть сделать какие-то добрые дела. Хотя получается, ты наполовину обделен – твоя половина уже ушла, она не рядом.

Ее половина – протоиерей Анатолий Сорокин, благочинный Батыревского и Шемуршинского церковного округа Чебоксарской епархии, настоятель храма святителя Николая в селе Янтиково Яльчикского района Чувашии, внимательный муж и отец пятерых детей. 24 апреля 2010 года на светлой пасхальной седмице он был застрелен около храма во время вечернего богослужения.

Матушка Елена:

– Когда живешь с таким человеком, не осознаешь, какой он на самом деле. Когда он уходит из этой жизни, начинаешь задумываться, что-то вспоминать.

Воспоминания возвращают ее к самому началу: к первой встрече, которая произошла в Троице-Сергиевой лавре. Отец Анатолий (тогда просто Анатолий) учился там в Московской духовной семинарии, а для матушки Елены Сергиев Посад – родной город, где и сейчас живут ее родители. Она родилась в семье художников, родители окончили Абрамцевское художественное училище. Мама сначала преподавала в художественной школе, потом возглавляла ее, папа преподавал и работал в художественной мастерской. Воцерковленной семья не была до встречи с одним священником – отцом Анатолием Провадой. Это знакомство помогло прийти к Богу и посвятить Ему свое творчество.

Матушка Елена:

– Моя мама всегда чем-нибудь занималась: то керамикой по своей профессии, то гобелены пробовала ткать. Родители что-то расписывали, папа даже картины писал в какой-то момент. Когда они стали более церковными людьми, посвятили жизнь Богу: папа занялся иконописью, а мама – лицевым золотым шитьем.

Детство Елены прошло в атмосфере творчества, но ей, старшей из четверых детей, пришлось рано научиться и многому другому.

Матушка Елена:

– Все по хозяйству умела делать: и еду могла приготовить, и посуду помыть. Мне кажется, это даже не обсуждается в больших семьях – само собой происходит.

Из окна их дома была видна Троице-Сергиева лавра. Не случайно на множестве рисунков Елены – эта святая обитель. Но тогда, в середине 80-х годов прошлого века, еще сохранялись социальные запреты на посещение храмов детьми.

Матушка Елена:

– Учителя приходили в храмы во время больших праздников, смотрели, кто ходит в храм, кто не ходит. Был такой случай: на Пасху поставили ограждения вокруг лавры и старались молодежь не пускать. Мы с девочками тогда наряжались бабушками (старые платки надевали), чтобы пройти незаметно в лавру. Между нами, ребятами, было так принято: любой экзамен, жизненные трудности – с утра бежишь к преподобному. Тогда свечка стоила рубль, дорого – мы или цветочки покупали где-то, или с огорода срывали розочку и бегали к мощам преподобного Сергия. Ребенок все равно к свету стремится, просыпается и первым делом видит солнышко. У меня сохранилось ощущение детского видения Бога. Наверно, у каждого ребенка было такое ощущение.

После школы Елена тоже выбрала творческую профессию – поступила в Сергиево-Посадский техникум игрушки. Там она окунулась в увлекательный мир новых знаний в области техноконструирования, росписи, оставаясь при этом верной своей знаменитой землячке – русской матрешке.

Матушка Елена:

– Преподобный Сергий тоже делал игрушки, с этого все пошло. Посад всегда славился игрушкой.

Рядом с преподобным Сергием Елена и познакомилась с будущим мужем. Две компании (девушек-студенток и ребят-семинаристов) в один прекрасный день объединились в одну большую.

Матушка Елена:

– Как раз была Масленичная неделя, мы договорились покататься на санках все вместе – так и познакомились.

Потом Великий пост – не до встреч. Иногда пересекались в храме на службах. Но после Пасхи Анатолий Сорокин сказал Елене о серьезности своих намерений.

Матушка Елена:

– Думаю, мы как-то душевно сошлись. Я даже не помню официального предложения – мне кажется, что его не было. Все было ясно и понятно.

После свадьбы молодые вернулись на родину мужа в село Туруново Батыревского района Чувашии. Поначалу Елену спрашивали, как она, практически москвичка, решилась уехать туда, где другая культура, язык. Отец Анатолий – чуваш по национальности. В его родной семье, родном селе разговаривали на чувашском. Елена же на все расспросы отвечала с улыбкой: «Мужа люблю и буду там, где он». Уже через месяц после венчания отец Анатолий был рукоположен в священство.

Матушка Елена:

– Сначала он служил в Канаше дьяконом. Когда его рукоположили в сан священника, мы уехали на приход и у нас родился Иннокентий. Строительство храма началось, когда сыну был годик.

Жили Сорокины в Турунове. Храм отец Анатолий начал строить в селе Янтиково, где служил, – за двадцать километров от дома. С раннего утра до позднего вечера священник был там, а матушка Елена оставалась дома с детьми. После сына Иннокентия у них с отцом Анатолием появились на свет дочери: Зоя, Мария, Ольга и Александра. При всем этом храмостроение не проходило без участия матушки.

Матушка Елена:

– Я была с детьми дома, принимала каменщиков-работников (их батюшка то обедать привозил, то в бане мыться, то ночевать у нас). Так время и проходило. У нас постоянно были люди: друзья, знакомые, начальство – всегда надо было кого-то встречать, провожать. Без людей мы ни одного дня не проводили: дом всегда кипел, старался всех привлечь.

Свято-Николаевский храм села Янтиково еще продолжал строиться, но в нем уже начались службы. Тогда настоятель, отец Анатолий, с Божьей помощью взялся за строительство каменного храма в селе Батырево (районном центре). Руководство района и жители идею поддержали. Матушке Елене пришлось мириться с тем, что муж опять не бывает дома.

Матушка Елена:

– Много было искушений: и уныние нападало, и иногда бывали какие-то разногласия между нами. Человек есть человек, в любом случае по-своему грешный. Я не всегда хотела смириться, что-то перетерпеть. Все время находиться без мужа тяжело, этого не хочется. Хочется, чтобы у тебя всегда была опора. А его почти никогда не было дома: он был в разъездах, добытчик, ему все время надо было находить какие-то стройматериалы, средства. Был не очень красноречивым. Но он горел – всем своим видом, желанием показывал, что храм обязательно надо строить, а все остальные дела подождут.

Отец Анатолий вырос в воцерковленной семье. Его мама воспитывала детей в христианской вере вопреки всем гонениям. Сестры отца Анатолия со временем приняли монашество или стали женами священников. А он восемнадцатилетним призывником попал на афганскую границу, в самое пекло войны. Он никогда не рассказывал семье о том, что пришлось увидеть, но именно там, по словам его сестры, он дал обет: если останется жив, посвятит жизнь служению Богу. И обет исполнил.

Матушка Елена:

– Наверно, я не всегда понимала его. Как вторая половина – да, поддерживала, но иногда человек физически, может, не хочет понимать другого: это трудно.

За достаточно короткое время в Батырево выросли стены каменного храма, были установлены купола, освящены колокола. Отец Анатолий ждал осени, когда основные работы закончатся и можно будет въезжать. В этом он признавался матушке Елене весной 2010 года, незадолго до того трагичного дня в Янтиково. На службу туда они обычно ездили вместе.

Матушка Елена:

– В тот день он сказал: «Ты сегодня будь дома, занимайся хозяйством, а завтра поедем вместе на службу». Так получилось, что поехать уже не пришлось.

Не территорию храма привезли сажать ели. Староста вызвала батюшку на улицу во время чтения кафизмы (шла вечерняя служба), чтобы он показал, где их сажать, дал указания. В это время один мужчина застрелил его из самодельного оружия.

Смерть была мгновенной: самодельная пуля попала в артерию. Человек, который готовил преступление, ехал в село Янтиково на общественном транспорте и попутках. Психиатрическая экспертиза признала его невменяемым.

Матушка Елена:

– Он на суде такие вещи говорил! «Свыше было дано задание, чтобы я помог ему уйти из этой жизни», – говорил он какую-то несуразицу.

Попрощаться с любимым батюшкой пришло столько народу, что пришлось перекрывать проезжую часть. А матушка Елена вновь и вновь прокручивала в памяти последние дни и убеждалась: он знал, что с ним скоро случится. Почему-то заезжал домой в этот день несколько раз, хотя не собирался. Почему-то надел на свою последнюю службу новую рубашку со словами: «Как думаешь, не жалко ее?»

Матушка Елена:

– Вроде бы мелочи, но в то же время… Его последними словами были: «Как ты будешь без меня, мамочка?» Я говорю: «Почему без тебя?» Видимо, что-то чувствовал, что-то его беспокоило.

Почти двенадцать лет отца Анатолия нет в этой жизни. Но он рядом. Матушка Елена это даже не чувствует – знает. Как-то он в белом облачении пришел во сне своей сестре-монахине. Сказал: «Не плачьте, мне хорошо».

Отцу Анатолию было всего сорок шесть лет, когда он ушел в вечность. Память о нем – два храма на родной земле, в которых его всегда будут поминать. Его продолжение – дети и внуки. Его зять Федор Степанов (муж дочери Зои) – депутат городского собрания, тоже храмостроитель. В епархиальном совете он – ответственный за возведение собора во имя преподобного Сергия Радонежского, самого величественного собора в Чебоксарах. В свое время Федор был иподиаконом и правой рукой почившего владыки Варнавы.

Матушка Елена:

– Вырос он у владыки, окунулся в эту жизнь и так до сих пор старается. Напоминает отца Анатолия (такая же беспокойная жизнь, такой же высокий, активный).

Матушка Елена живет в том же доме в Турунове, занимается хозяйством, привечает внуков и творчество не оставляет.

Матушка Елена:

– Немножко была работа – занималась шитьем. Потом ездила в Москву на роспись храма, помогала. Когда папа расписывал храм с младшим братом, со своей бригадой, меня взяли помогать расписывать орнамент.

Это поддерживает в жизни, а спасение матушки Елены – в молитве и вере в то, что Господь не оставляет ни ее, ни ее мужа.

Матушка Елена:

– Он прошел свой путь. Вроде бы не дожил до старости, но так активно, полноценно жил, старался что-то делать для Церкви, строить для нее, что есть уверенность: Господь таких людей не оставляет.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 01 июля: 13:15
  • Пятница, 01 июля: 23:30
  • Воскресенье, 03 июля: 15:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​