Свет невечерний. Страшнее ядерной бомбы

28 марта 2022 г.

В 1949 году замечательный русский философ Семен Людвигович Франк написал статью «Христианская совесть и политика». Она была написана на английском языке. Дело в том, что Семен Франк к тому времени жил уже в Британии. Он писал статью как итог размышлений над событиями Второй мировой войны.

Семен Франк относится к числу величайших русских философов; может быть, он наиболее философский из русских религиозных философов. Это человек, который проделал классический для русского интеллигента конца XIX века путь: от марксизма – к идеализму и через идеализм – к православию. Родившись в семье иудеев, получив хорошее образование, впоследствии он, путем духовного поиска, пришел к истине православия. Его книги являются образцом настоящего богословия, хотя он себя богословом, конечно же, не считал, полагая, что подлинные богословы – это мудрецы, молитвенники, а не академические профессора.

Его книги читать непросто, потому что это был очень глубокий мыслитель, с выверенной, воистину европейской культурой мысли, принадлежавший к той традиции, которая начинается с античности, продолжается в Средневековье, в Новом времени и воспринята русскими философами как естественная часть общеевропейской культуры мышления и литературы. Это был величайший философ. Его нужно читать.

Так вот, в своей статье «Христианская совесть и политика» он задается вопросом, возможна ли вообще христианская политика. Ведь мы хорошо понимаем, что политика – дело грязное. Надо ли христианину идти в это грязное дело? И начинает свои размышления Семен Людвигович с портрета двух святых, которые вдруг сходятся в народном предании, – святителя Николая и преподобного Кассиана Римлянина.

Вот идут эти святые после своей блаженной кончины в рай: в светлых ризах, просветленные. Осталось всего чуть-чуть дойти до врат Царства Небесного. И тут они видят мужика, у которого телега увязла в колее, в грязи. Понимаете ли, в раю ждут, да и одеты они в праздничные ризы – но надо же человеку помочь. Святитель Николай, недолго думая, бросается на помощь мужику: они растолкали телегу, вытолкнули ее из этой колеи, попрощались. В результате ризы святителя были забрызганы грязью. Но что делать? Пошли к вратам рая. Господь, увидев одного в измазанных ризах, другого – в светлых, сказал: за то, что святой Николай помог мужику, его память будут праздновать дважды в году, а из-за того, что Кассиан переживал за свои ризы, память его будет 29 февраля – раз в четыре года.

Семен Франк делает из этой истории вывод, что символом настоящей христианской политики можно выбрать святителя Николая, святого, христианина, который не боится измазаться в житейской грязи, но сохраняет верность Евангелию во всем.

В своей статье Семен Людвигович размышляет над причинами Второй мировой войны, над тем, что можно было бы сделать. В большей степени его волнуют даже не причины того, что произошло, а последствия. Он связывает и причины, и последствия с глубокой мыслью о природе зла. Он говорит о том, что мы (особенно христиане) должны хорошо понимать, что зло – это не нечто внешнее. Легко кого-то обвинить источником зла (например, Гитлер – это зло). Нет; зло находится внутри. И он говорит, что есть вещи страшнее ядерной бомбы; вещи, которые зарождаются в адском котле войны и потом никак не могут позволить этой войне закончиться.

Он пишет об этом в 1949 году, утверждая, что Вторая мировая война еще не закончилась. Это очень сильные слова. Но как же? Ведь была победа над нацистской Германией в 1945 году. Нет; Семен Франк говорит, что война не закончилась. Почему? Потому, что мы наблюдаем, как ненависть от побежденных перекочевала к победителям. Вот какова его мысль. Это мысль христианского философа, который понимает, откуда берется зло в сердце человека. Если ты не победил зло, ты не победил и войну, не оказался победителем.

Семен Франк говорит о том, что мы стоим перед опасностью увековечивания ненависти. И самое страшное – не ядерные бомбы, которые могут быть сброшены (тогда они уже были сброшены Америкой на японские города). Страшна жажда мести. Моральное негодование, которое мы себе разрешаем и которое перерастает в фанатизм, в оправдание права на ненависть, злобу, на самом деле является не справедливым негодованием, а древним архаичным чувством жажды ненависти. Жажда ненависти подверстывает под себя и правду, и справедливость, и право и даже становится деятельной пружиной политики.

Мы приходим к увековечиванию ненависти. Семен Франк говорит, что самое страшное, что может произойти с человеком, особенно с христианином, – если он в условиях войны или какого-то гражданского конфликта разрешает себе ненавидеть, забывая, что зло гораздо глубже, чем может показаться. Гораздо глубже, чем государственное устройство, фигура того или иного полководца, диктатора, политика, писателя, философа, журналиста...

Мы – христиане, которые призваны к любви и неосуждению ближнего. Мы хорошо знаем, откуда берется в людях зло. Семен Франк говорит, что две добродетели – любовь к ближнему и неосуждение – являются ориентиром и важнейшей терапией против увековечивания зла. Он пишет, что «каждый, кто действительно пробовал сражаться со злом и избавлять жизнь от него, знает вполне хорошо, что не продвинешься вперед с помощью простого морального негодования, этого внешнего подавления зла; какие-то другие средства являются необходимыми для того, чтобы преодолеть зло изнутри, можно сказать, творить добро в его пределах».

В своей статье он повторяет тезис, который звучал и в других его произведениях: в войне победит тот, кто первым научится прощать. Это звучит очень странно, особенно в ситуации войны или гражданского конфликта – мы же понимаем, что имеем полное право на негодование, зло и даже месть. Нет; Семен Франк говорит, что так война никогда не закончится.

Мы все хотим мира. Нет такого человека, который искренне желал бы войны. Просто мы по-разному это мыслим. Но только тогда закончится война (хотя бы в пространстве моей души, в пространстве моей семьи, может быть, или моего дружеского круга), когда я запрещу себе ненавидеть, когда я остановлю эту миграцию ненависти внутри себя. Я запрещаю себе ненавидеть, запрещаю себе злиться. Я первый учусь оставаться верным Евангелию, хотя бы в пространстве и на территории своей души. Потому что ненависть в сердце одного человека страшнее всех ядерных бомб.

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​