Вторая половина. Матушка Тамара Егорова

19 апреля 2022 г.

Каждый, кто выбрал в своей жизни следование за Христом, несет свой крест. И на этом пути, как и на Крестном пути Спасителя, тоже есть маленькие остановки, чтобы перевести дыхание, а потом подняться и идти дальше.

Конечно, в реальности эти остановки условны, просто периодически наступает момент, когда чувствуешь, что заканчивается очередной этап жизни, и понимаешь, что пройти и пережить его стало возможным только с Божией помощью.

Совсем скоро чувашское село Новые Шимкусы в Яльчикском районе окунется в тепло, в пору цветения, а потом буквально утонет в зелени, и начнется новое лето, новый этап жизни. На временные этапы делит свою жизнь наша героиня, матушка Тамара Егорова. Мы встречается у нее дома, в Новых Шимкусах. С этим домом, с жизнью в нем связаны самые счастливые и самые драматичные события в ее судьбе. Но, следуя ее собственному плану разговора, обо всем поэтапно.

Детство матушки Тамары прошло в деревне Старое Арланово того же Яльчикского района, в обычной советской семье. Папа – тракторист, мама – учительница. Детей, кроме Тамары, еще четверо. Строили коммунизм, о Боге не говорили – было запрещено…

Матушка Тамара:

– У нас бабушка с маминой стороны Евдокия Владимировна была очень молитвенным человеком. Она вышла замуж за нашего дедушку потому, что в его селе был храм.

В родной деревне матушки Тамары храма не было, жил священник, отец Александр, он крестил на дому. Рисковал при этом не только батюшка. Чего только не придумывали верующие, чтобы обмануть бдительных соседей…

Так, полуподпольно, крестили и Тамару, и ее сестер, и брата. Крестная была у всех одна – подруга молитвенницы-бабушки. У мамы было больное сердце, и она периодически ложилась в больницу на лечение.

Матушка Тамара:

– У нас дома была Казанская икона Божией Матери. Я садилась тихонько, чтобы никто не видел (боялась, что будут ругаться), и молилась, лишь бы мама живая оттуда пришла. Всегда так молилась. И действительно, мама до восьмидесяти лет прожила.

После школы Тамара поступила в Чебоксарский строительный техникум, дело уже шло к защите диплома.

Матушка Тамара:

– Мы с девчонками в 90-е годы как-то разговорились. Я говорю: «Девочки, пошли в храм. Скоро у нас защита диплома, Господь должен нам помочь». И мы пошли в храм.

А в храме праздничная рождественская служба, много прихожан, молитвы, песнопения. У Тамары опять полились слезы, так всегда было, когда она приходила в храм. В конце богослужения вышел священник и стал проповедовать. Это был иеромонах Савватий, который через несколько лет возглавит Чувашскую епархию.

Матушка Тамара:

– Первый раз я пришла в храм, мне и трудно, и льются слезы градом, а он как будто про меня говорит. Он меня не знает, не видел меня, но проповедь священника запала мне в душу. Я пришла домой и три дня чувствовала, что от меня ладаном пахнет. Думала: как вкусно пахнет от храма.

Тамара тогда дала обещание Богу: если хорошо защитит диплом, то придет сюда снова. Диплом защитила, обещание выполнила.

Матушка Тамара:

– Опять служил тогда иеромонах Савватий. Так я стала ходить в храм.

Тамара все больше погружалась в церковную жизнь, много читала духовной литературы, жития святых и оттуда впервые узнала, что у верующего должен быть духовный отец.      

Матушка Тамара:

– Думаю, мне тоже духовный отец нужен, раз в книжках так пишут. Я подхожу на исповедь к владыке Савватию и говорю: «Отец Савватий, мне нужен духовный отец». Он говорит: «Кого Вы хотите?» – «Не знаю, я Вас хочу».

В храме ее увидел и студент Московской духовной семинарии Николай Егоров. У владыки Варнавы он служил иподиаконом, пел в архиерейском хоре, заметил девушку среди прихожан и как-то раз после службы решился подойти, а вскоре предпринял серьезные шаги.

Матушка Тамара:

– Он посылает другого иподиакона передать мне записку. Я стою перед иконой «Достойно есть»,  тот подходит и дает мне в руки записку. Я приехала домой, открываю записку, а там мне предложение делают. Через неделю иду в храм (по выходным ходили) и тоже Николаю даю записку, в которой написала, что надо подойти к отцу Савватию, он мой духовный отец.

И духовный отец благословил их на венчание, а также владыка Варнава. 19 ноября они венчались, 3 декабря совершилась диаконская хиротония отца Николая. Уже на следующий день, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, иерейская.

Матушка Тамара:

– С 1 февраля нас отправляет сюда владыка Варнава. Сказал: «У тебя матушка с Яльчикского района, ты по-чувашски знаешь, езжай туда».

Храм Рождества Христова в селе Новые Шимкусы, куда отца Николая назначили настоятелем, был построен за пять лет до его прихода. Поднимало дом Божий все чувашское село. До отца Николая здесь служил русскоговорящий священник.

Матушка Тамара:

– Он службу вел по-русски. А тут у нас население чисто чувашское. Отец Николай начал служить на чувашском, я встала на клирос – на чувашском читала и пела на радость бабушкам-певчим и всему селу.

У нас на Великий пост по 200–300 человек причащались. Подумайте – 300 человек в храме стоят, даже иголку бросишь, она не упадет на пол.

Прихожане во главе с батюшкой благоустроили храмовую территорию, разбили сад. С помощью односельчан и благодетелей удалось провести газ, приобрести колокола – у храма появился голос. Положили асфальт вокруг здания церкви.

Матушка Тамара:

– Когда Пасха, храмовый праздник, надо вокруг церкви идти крестным ходом. А там грязь, дождь не спрашивает…

Практически сразу при храме открыли воскресную школу, и уже во время первой архиерейской службы пел детский хор. Владыка Варнава такого приема даже не ожидал.

Матушка Тамара:

– Сразу же через неделю отцу Николаю говорит: «Вот тебе золотой наперсный крест».

Это было замечательное время, вспоминает матушка Тамара. Приход как семья, глава которой – отец Николай. Строгий (мог с плеча рубануть), но любовь к Богу и людям перекрывала человеческие недостатки. Прихожане это чувствовали и тянулись к своему батюшке.

Матушка Тамара:

– На службе батюшка выходит на клирос, я уже стою и смотрю, что нужно. Мы друг друга очень хорошо понимали. Он меня звал: «моя бабушка». Я даже не сердилась, потому что это было ласково.

Их единственная дочь Евдокия всегда просила у родителей братика или сестренку, но папа с мамой служили Богу. А в это время Дуня росла.

Матушка Тамара:

– Она одна оставалась дома. У нас была кошка Белка, она с ней оставалась. Нянькой была кошка. Я ухожу на службу к 8 часам… Если Белка рядом спала, то Евдокия никогда не просыпалась.

Служили Егоровы здесь 12 лет и готовы были служить дальше, если бы не трагический случай.

Матушка Тамара:

– Это случилось на Благовещение в 2008 году (уже 12 лет). Во время службы было много людей, отцу Николаю нужно выходить причащать – и у него случился микроинсульт. Он прямо с Чашей падает. По апостольским правилам – его в запрет.

Отец Николай не роптал, он все понимал, но не мог не переживать, даже когда досрочно сняли запрет и перевели на другой приход. Его здоровье после болезни так и не восстановилось.

Матушка Тамара:

– На пасхальную неделю он умер. Он всю жизнь говорил: «Я хочу умереть на пасхальной неделе».

28 апреля 2008 года ее приходская жизнь закончилась. Они с Дуней переехали в город.

Матушка Тамара:

– Когда батюшка был жив, я даже в магазин не ходила – он все сам приносил. После смерти мужа я иду в магазин и не знаю, что купить, возвращалась без продуктов – мне казалось все дорого.

С большим трудом осиротевшая матушка нашла в городе работу продавца швейной фурнитуры – это были малые деньги. И тогда свое слово сказала четырнадцатилетняя Евдокия.

Матушка Тамара:

– «Мама, – говорит, – давай я буду тебе помогать». В четырнадцать лет она стала работать по оформлению свадеб. Уходила с утра в пять часов, вечером приходила в пять часов домой.

Когда же матушку Тамару пригласили работать в частную иконную лавку, материально стало еще легче. А потом исполнилась и давняя мечта Евдокии – у нее появился приемный брат Егор. Матушка хотела девочку, но ей предложили взять мальчика с трудной судьбой.

Матушка Тамара:

– Евдокия мне говорит: «Мама, берем. Это тебе не платье на рынке, чтобы выбирать детей. Кого тебе первым Бог сказал брать – надо брать».

«Мамой будешь», – сказал мальчик, когда матушка Тамара предложила ему выбрать обращение к себе. На летние каникулы матушка впервые привезла Егора в это село. Сама пошла посмотреть огород, а мальчик забежал в дом.

Матушка Тамара:

– Захожу домой, он из дома выбегает и говорит: «Мама, мне отец Николай даже улыбнулся». А как он знает отца Николая, я до сих пор не знаю. У нас даже фотография не висела, потому что я все убрала из дома, чтобы не расстраиваться.

Уже без мужа матушка Тамара обрела статус, которым он ее ласково называл, – «бабушка». Евдокия вышла замуж, стала мамой близняшек – Елизаветы и Варвары. Такие имена мама дала девочкам интуитивно, а бабушка поняла почему, когда начала читать за них акафист святой преподобномученице Елизавете и келейнице ее инокине Варваре. Теперь уверена – имена подсказал отец Николай. Находясь в декретном отпуске, Евдокия руководит народным коллективом в селе Яльчики. Егор оканчивает восьмой класс, занимается спортом, матушка Тамара занялась подсобным хозяйством – это ее источник доходов, надо кормить семью.

Матушка Тамара:

– Он постоянно говорил: «Я умру, я умру». Откуда он взял это слово – не знаю. Я всегда говорила: «А как мы будем жить без тебя?!» – «Я вас оставляю на попечение Божией Матери». Сейчас мы на попечении Божией Матери.

Совсем скоро в Новые Шимкусы придет пора весеннего обновления природы, а потом начнется новое лето и новый этап жизни.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 01 июля: 13:15
  • Пятница, 01 июля: 23:30
  • Воскресенье, 03 июля: 15:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​