Вторая половина. Матушка Лидия Иванова

12 апреля 2022 г.

Рука в руке, и биение сердца – одно на двоих. Как поется в известной песне: «И осень прекрасна, когда на душе весна». В любое время жизни на душе весна, если рядом большая дружная семья и любимый человек. О такой «осени» мечтают все, но дается она как награда.

Чебоксары, церковь Воскресения Христова. Небольшой трехпрестольный храм – один из самых старинных в Чувашии. Он был построен на средства прихожан в 1758 году. А рядом с ним – еще один памятник зодчества того далекого времени.

Матушка Лидия:

 – Это дом причта Воскресенского храма. Здесь и священники жили, и контора была – было все… Других таких древних зданий нет.

Матушка Лидия не случайно предложила встретиться именно здесь.

Матушка Лидия:

– Мы здесь работаем. Отец Михаил еще работает, и мы каждый день сюда ходим на работу.

Протоиерей Михаил Иванов, супруг матушки Лидии, – многолетний бессменный настоятель Воскресенской церкви. Несмотря на немощь, он не представляет себя вне храма.

Матушка Лидия:

– Ни одну праздничную службу не пропускает. По будням не всегда, по желанию ходим, а все праздники, все выходные мы на службе.

Матушка Лидия – певчая в храме. Это ее служение в помощь основному: быть женой священника, разделять его жизнь, нести его тяготы. Уже сорок пять лет она – опора, тыл и большая любовь отца Михаила. Они оба родом из Чувашии, выросли по соседству.

Матушка Лидия:

– Моя мама и его папа пели в одном хоре в селе Шакулово. Только не вместе: мама пела раньше (она рассказывала, что это было еще в школьные годы), а отец мужа позже. Так, они не знали друг друга, но пели в одном храме.

Тяжелое во всех отношениях безбожное время семьи и отца Михаила, и матушки Лидии пережили с верой и молитвой.

Матушка Лидия:

– Во время войны мои родители были в Калинине. Мама трудилась в тылу, там они и встретились с папой. Он был контуженный, глухой и писал маме письма, где говорил: «Я глухой, за тобой приехать не могу, приезжай сама». Писал стихи о том, что без мамы жить не может. Мама посоветовалась со старшей сестрой, и та сказала: «Езжай. Раз он тебя так сильно любит, наверное, не обидит». Мама поехала в Тамбовскую область.

Для молодой семьи это было трудное время. Одно лето даже пришлось скитаться: родители мужа не приняли сироту-бесприданницу.

Матушка Лидия:

– Одна женщина подошла к моей маме и говорит: «Груня, ведь скоро осень, холодно. А у меня сестра – чахоточная, больная. Живите у нее, ухаживайте за ней, если не боишься». А ведь чахотка – заразная болезнь. Но моей маме было некуда деваться: они перешли к ней жить.

Два года они с молитвой ухаживали за больной с открытой формой туберкулеза и не заболели: Бог хранил. Но спустя время, в силу обстоятельств, семье с маленькой дочкой на руках пришлось переехать с Тамбовщины в Чувашию, на родину мамы. Здесь родилась Лидия, ее братья и сестры. Ближайший храм был в двенадцати километрах от их деревни, но у мамы были Псалтирь и Евангелие на чувашском языке.

Матушка Лидия:

 – Молитвослов у нее был рукописный, она по нему молилась. Еще до школы мама учила нас молитвам – знали «Царю Небесный», «Трисвятое по Отче наш». Мы ходили в храм. Родители любили ходить на раннюю литургию. Папа утром вставал и будил: «Дети, просыпайтесь! Всю неделю грешили – два часа за свои грехи надо помолиться». На литургию нужно было идти к пяти утра. Конечно, когда родители будили, нам этого не хотелось, но мы вставали и все дружно шли в храм.

Ей, певчей архиерейского хора Чебоксарского Введенского собора, было шестнадцать, когда ее впервые услышал и увидел Михаил Иванов. Как-то после службы она разговаривала с его другом, сыном священника. Речь шла об одной духовной книге.

Матушка Лидия:

– «Я посмотрел на Вас тогда и подумал: вот на такой я бы женился».

Вторая встреча произошла в Сергиевом Посаде, когда Михаил Иванов уже учился в Московской духовной семинарии. Лидия в составе небольшой группы отправилась на праздник Успения Пресвятой Богородицы в Псково-Печерскую святую обитель. На обратном пути заехали в Троице-Сергиеву лавру.

Матушка Лидия:

– Отец Михаил и наши студенты учились там. Отец Михаил так за нами ухаживал! Я подружке показываю на одного семинариста и говорю: «Таня, посмотри, каких мы любим, посмотри, чья жена будет счастливой».

Спустя полтора года ее, выпускницу текстильного техникума, направили на работу, в Павловский Посад, а оттуда до лавры рукой подать.

Матушка Лидия:

– Я приезжала в Сергиев Посад помолиться. Когда приехала впервые, 5 апреля, он пришел к хозяйке: посидели, покушали вместе. Второй раз я приехала на Пасху, 25 апреля. Тогда мы встретились – он мне сразу сделал предложение.

Она всегда молилась, чтобы ее спутник по жизни был верующим. И он тоже молился о верующей жене. Так что их союз родители обоих благословили с радостью.

Матушка Лидия:

– Мы оба еще и из многодетных семьей, а в таких единое воспитание. И дух один, и вера одна, потому нам легко по жизни.

Они поженились в 1977 году, и в том же году отца Михаила рукоположили в священство. Для верующих это было сложное время. Молодые люди маскировались под пожилых, чтобы пройти в храм. Подчас обман раскрывался и следовало наказание, но и оно не могло отвратить от храма.

Матушка Лидия:

– Это такая любовь к храму, песнопениям – сильная тяга. Душа ведь христианка, она всегда стремится к Богу.

Молодой священник был назначен настоятелем Вознесенского храма в селе Семеновское Порецкого района Чувашии – в ста пятидесяти километрах от Чебоксар.

Матушка Лидия:

– Батюшка тогда очень любил говорить проповеди. Он готовился к ним, хотя, казалось бы, что в селе проповедовать? Он так не думал.

Отец Михаил, а вместе с ним и матушка Лидия проповедовали о Боге и вере своим примером. Открытые, неутомимые в молитве, смелые, они стяжали любовь прихожан и столкнулись с недовольством местной власти.

Матушка Лидия:

– Однажды хотели на целину направить. Но отец Михаил не боялся, проповедовал, первым стал звонить в колокол на приходе (в то время в колокола не звонили). В райцентре говорили: «У вас больно поп грамотный, мы возьмемся за вашего попа».

За них молился владыка Варнава, их поддерживали прихожане, их берег Господь. Ивановы не только не были высланы на целину, но еще и воскресную школу при храме открыли.

Матушка Лидия:

– Отец Михаил – очень трудолюбивый, энергичный. Он никогда не боялся никакого труда: и ремонты делал, и сам куда-то ездил, все доставал. Когда появилась воскресная школа, мы возили детей в Дивеево, в Сергиев Посад, в Троице-Сергиеву лавру. Он нанимал автобусы, ничего не боялся.

В Семеновском отец Михаил и матушка Лидия прослужили двенадцать лет, там появились на свет их дети – сын и три дочери. Потом последовал перевод в Новочебоксарск, но на новом месте они оставались недолго. Прихожане Семеновского храма стали умолять владыку вернуть им любимого батюшку. Казалось, возвращение невозможно: уже купили дом в Чебоксарах, устроили детей в школу.

Матушка Лидия:

– Владыка сказал ему: «Отец Михаил, народ так просит, вернись, послушайся, а матушка никуда не денется». Вернулись вместе: 4 июля нас в Новочебоксарск направили, а 4 октября мы снова оказались в Семеновском.

Спустя шесть лет прихожанам все-таки пришлось смириться с тем, что батюшку от них забрали. В Чебоксарах открылось духовное училище. Отца Михаила назначили ректором этого училища и одновременно настоятелем Воскресенского храма. Для семьи начался совсем новый этап жизни.

Матушка Лидия:

– Мы всегда были вместе: на службу вместе, в гости вместе. Когда переехали сюда, отец Михаил стал работать в училище, и я перестала его видеть постоянно. Для меня это был какой-то шок, было очень тяжело. Иногда, бывало, летом соберу детей (дети еще не были большими) и иду в училище, чтобы только на него посмотреть, с ним посидеть. Приду туда, а ему со мной сидеть некогда: ремонты и так далее. Он старосте класса скажет: «Алексей, угости моих, чаем напои». А нам хочется с ним побыть.

Перед началом нового учебного года студенты месяц сами приводили в порядок помещение, спали здесь же – на полу стелили матрацы. И храм, после советского времени, тоже непрерывно нуждался в ремонте, обновлении. Занятость отца Михаила была равна его ответственности.

Матушка Лидия:

– Он всегда говорил: «В любую свободную минуту я бегу к тебе». Иногда забегал домой на обед, иногда просто так заезжал: узнать, как дела дома.

Духовное училище в Чебоксарах подготовило огромное число священников для служения в храмах Чувашии и всей России. Забота ректора, преподавательского состава о воспитанниках заключалась не только в отеческом отношении к ним, но и в желании дать максимально высокий, семинарский уровень образования.            

Матушка Лидия:

 – Поехали в Самару, взяли там четырехгодичную программу и по ней стали учить студентов. Уже несколько лет учили по этой программе, но в статус семинарии так и не успели перейти, потому что училище упразднили.

Это было веяние времени – упразднение коснулось не только Чебоксарского духовного училища. Отец Михаил, возглавлявший его двадцать два года, тогда приложил все силы и возможности, чтобы отстоять хотя бы духовный центр на базе училища. Но он подготовил всю документацию, запустил работу и ушел: здоровье уже было подорвано стрессами.

Матушка Лидия:

– Он получил инсульт. После инсульта еще работал, потому что очень любил свое училище, но меньше. Дети были очень рады, они сказали: «Наконец-то мы видим папу».

Помимо инсульта, у отца Михаила сахарный диабет, а тяжелый ковид дал осложнение на зрение. Матушка Лидия сейчас для своего любимого мужа не только часть души, но и глаза, и руки.

Матушка Лидия:

– Одного нигде не оставляю. Если мы уходим куда-то, хотя бы в магазин, то с ним остаются внуки. Старший из них ухаживает за ним. Дети и внучата очень любят отца Михаила.

Сын отца Михаила и матушки Лидии – священник, протоиерей Николай Иванов, настоятель Покровско-Татьянинского собора в Чебоксарах. Дочери Лариса и Фотина – матушки, жены священников. Дочь Кира – регент церковного хора. Когда дочерям удается собраться вместе и спеть любимую семейную песню, отец Михаил и матушка Лидия чувствуют, что счастливы. Они много пережили вместе. Всей семьей попадали в такую автоаварию, в которой, как говорили очевидцы, должны были погибнуть все, но машина всмятку, а у них ни царапины. Прошли огонь: их автомобиль загорелся во время движения. Прошли воду: отец Михаил чуть не утонул в Волжской полынье. Еще много чего прошли, но Господь хранил. А их вера, принятая от родителей, становилась еще крепче.

Матушка Лидия:

– Дедушка в два часа ночи вставал молиться, мама вставала в четыре утра и молилась до восьми. Я говорю: «Мам, что же ты так долго молишься? Четыре часа – это очень много». Она говорит: «У меня детей много и много хлопот. За каждого ребенка надо читать акафист».

На рубиновую свадьбу отца Михаила и матушки Лидии собрались дети, внуки. Они поздравляли, благодарили, дарили свою бесконечную любовь.

Матушка Лидия:

– Он улыбался, был такой счастливый! Сказал: «Я до тех пор буду жить, пока меня так любят и так хорошо за мной ухаживают».

Когда рука в руке, когда души рядом, когда биение сердца одно на двоих, тогда и осень жизни прекрасна. Такая осень – Божья награда за любовь.          

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому!

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 05 июля: 09:30
  • Пятница, 08 июля: 13:15
  • Пятница, 08 июля: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​