Беседы с батюшкой. Священник Стахий Колотвин

3 апреля 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает иерей Стахий Колотвин, настоятель храма в честь Воздвижения Креста Господня в Митине (г. Москва).

– Очередное воскресенье Великого поста, мы вспоминаем преподобного Иоанна Лествичника. Нельзя не упомянуть его творение – «Лествицу». Как в обычной жизни можно пользоваться творением Иоанна Лествичника?

– Для начала нужно упомянуть, откуда идет «Лествица». Откуда Иоанн Лествичник, получивший прозвище по своему великому аскетическому произведению, взял название, заголовок для своего аскетического поучения, откуда принцип построения. Главы в «Лествице» как духовные ступени – прежде чем перейти на следующую, нужно освоить предыдущую.

Это наследие ветхозаветного Божественного Откровения. Мы вспоминаем историю Иакова. Он бежит в смятении чувств от того, что его преследует брат Исав, которого Иаков с детства любил. Но теперь Исав хочет убить Иакова, как некогда Каин убил Авеля. Иаков получил первородство, особое благословение от Бога, но становится изгнанником, которого хотят убить. Иаков недоумевает от того, что так случилось. Ведь жил он праведно. Но не было чувства, что жизнь стала лучше.

Так бывает с людьми, которые долго не исповедовались, а потом сходили на исповедь и думают, что от этого их проблемы немедленно решатся, а стало еще хуже. Я у такого человека спрашиваю, целовал ли он крест после исповеди. Целуя крест, мы тем самым говорим: «Господи, Ты пострадал, омыл Своей Кровью наши грехи, и я тоже готов пострадать, чтобы те грехи, которые въелись в душу, вытащить». То же самое произошло с праотцем Иаковом. Он бежит, куда зовет его сердце, к своей возлюбленной Рахили, к которой  уже и раньше сватался. Но тогда он был богатым наследником, а сейчас бездомный беглец. Дальше следует знаменитая история, как он работал семь лет для того, чтобы жениться на Рахили, а под чадрой укрыли старшую сестру. А потом более известные истории: про Иосифа, его братьев; Египет и спасение людей от голода; про богоизбранный народ, из которого должен был явиться Христос. Но до всего этого еще далеко. Однако Иакову уже является некое видение – лестница, которая достигла до небес. Видение лествицы Иакова истолковывалось как посещение его Господом.

Это Ветхий Завет. Врата рая еще закрыты. Все праведники, умирая, попадают тоже в ад. Попадают на лоно Авраамово (как сказано в Евангелии), то есть в то место, где праведники пребывали без мучений, но все равно в отдалении от Бога. «Лествица… Еюже сниде Бог» – так воспевается наша Владычица Пресвятая Богородица. Богородица – лествица, Христос воплотился через Нее, сошел в мир. И мы, вслед за Богородицей, Которая уже превыше херувимов и серафимов поднялась на небеса, тоже наследуем такое приближение к Богу. Апостол Павел говорит о том, что ангелы – служебные духи, посылаемые на служение для тех, кто наследует спасение, поэтому человек тоже претендует на то, чтобы подняться ближе к Творцу.

Мы вспомнили про ветхозаветное видение Иакова, обнадеживающее его в тяжелый момент. И, соответственно, мы тоже должны понимать, что можно открыть «Лествицу» (сейчас это не так сложно, можно воспользоваться Интернетом). Не нужно бояться того, что на первый взгляд кажется невозможно постичь аскетические высокодуховные труды. На самом деле «Лествица» – это некоторое ободрение. Иоанн Лествичник писал своим монахам инструкцию, которая должна была их подбодрить в аскетических трудах. Сам Иоанн Лествичник, будучи человеком ученым, возглавляющим монастырь, жаждал уединения, он готовился к этому. Но своим братьям оставил книгу, которая должна была их подбадривать к некоторому совершенству.

Когда мы открываем «Лествицу», видим, как сложно отсечь страсти начальные. Кажется невозможным дойти до следующей ступени. Ничего страшного, что не получается что-то сложное. Мы не должны решать проблему, до которой еще не дозрели духовно. Нужно начинать с малого, брать то, что нам по силам.

Иоанна Лествичника мы вспоминаем, когда уже половина поста позади. Пройдя эту половину, некоторые из нас понимают, что ничего не изменили в себе за это время. Это тоже не страшно. Кажется, что мы ничего не сделали, потому что сравниваем себя с Сергием Радонежским, Иоанном Лествичником или Серафимом Вырицким, который был купцом и, оставив все, стал подвижником в советские богоборческие годы. Сказано, «Господь и намерение целует». То есть Господь видит наше желание поменяться даже в самом малом.

Что же современный человек может вынести из «Лествицы»? Решить и, возможно, всю жизнь решать самые простые духовные проблемы. И лучше их решать не глобально, а локально. Если решать проблему глобально, то ничего не изменишь. Нужно начать с себя. Поставить перед собой задачу: если с кем-то в ссоре – помириться, например. В своем творении Иоанн Лествичник анализирует, как бороться с той или иной страстью. Так же и мы должны анализировать свои поступки. Например, в мелкой ссоре анализируешь, где тебе не уступили, а где ты сам не уступил. Где для тебя важный момент, а где нет. И во всех не очень важных моментах нужно уступить сразу. В десяти – уступить, а в одном важном моменте попросить ближнего, чтобы он уступил.

Иоанн Лествичник был духовником братии и писал свою «Лествицу» как наставление, как правильно поступить в той или иной ситуации. Прочитаешь главу «Лествицы» и начинаешь разбирать, что твой грех подпирает.

– Может быть, для этого нужен духовник?

– Чтобы прийти к духовнику и получить от него ответ, надо ведь правильно сформулировать вопрос… Те же аналитические способности нужно применять при прочтении «Лествицы» – прочитал главу и начинаешь разбирать свою ситуацию, видишь, что служит опорой твоему греху. Понимаешь, например, что твое злопамятство подпирает обида, которая, несмотря на то, что обидели тебя давно, длится до сих пор.

– Это гордыня.

– Да. Гордыня тебя просто держит в этой обиде. Человек тебя уже не обижает: он обидел пять лет назад, но уже давно о тебе забыл, уже много добра сделал всем окружающим. Может, он уже умер и наследовал Царствие Небесное. А ты его все еще считаешь грешником, потому что пять лет назад он тебе сделал что-то не то.

Значит, садишься в машину времени и из своего прошлого перемещаешься в будущее – в настоящий момент. Смотришь – а сейчас-то этой проблемы нет. «Ну что я буду зло на человека держать? Дай-ка помирюсь с ним». Или: «Дай-ка хотя бы на дистанции буду жить без зла к нему в сердце, молиться о нем».

Или, наоборот, понимаешь, что не можешь простить человека, очень у него тяжелая вина. Тогда начинаешь анализировать эту вину. И видишь: помимо реальной вины ты приписал ему еще десять... И умысла, может, злого и не было… А если начать дальше думать, понимаешь, что человек обидел тебя не просто так: ты первый обидел его. Ведь поскольку ты себя любишь, тебе казалось: «То, что я ему сказал, – это такой пустяк». Возможно, и правда пустяк, возможно, ты не хотел, но как-то обидел человека, и он рефлекторно обидел тебя в ответ.

Так бывает, когда дети играют в снежки: один кинул снежком в другого, а другой, которому случайно в глаз попали, схватил что-то и кинул в ответ — это оказалась ледышка. Ледышкой можно и глаз выбить, и лоб рассечь. Помню, нам в детстве всегда говорили: «Ребята, вот это ледышки, ледышками не кидаемся. Лепим снежки только из мягкого снега».

Все равно была причина, почему другой человек обидел тебя. Очень полезно вспомнить, что было до этого. И вспомнить, например, каким было взаимодействие до ссоры: рабочим, здоровым. И на этом пути сатана не дремлет: как только ты начнешь вспоминать что-то хорошее, он тебе напоминает еще десять обид. Но не фокусируйся на этом, ведь раз ты о них уже забыл, значит, Господь помог тебе пережить это – они не стоят того, чтобы ты их сейчас вспоминал. Если будешь идти к правильной цели, сатана еще не раз подкинет такие ложные маячки, чтобы ты свернул со своего пути.

Разбираешь свою проблему по частям. Решаешь часть – идешь дальше, переходишь к следующей ступеньке.  Если ты понимаешь, что какую-то ступеньку еще не можешь одолеть (вот с этой обидой еще не в силах справиться) – отложи пока, найди, может, другую маленькую ступенечку, другой какой-то грех, свой недостаток, разбери его и исправь – преодолей.

– Вопрос телезрительницы Елены из Екатеринбурга: «В рассказе о Втором Пришествии Иисуса Христа говорится: двое на постели – один берется, другой остается, двое в поле – один берется, другой остается. Кто и куда берется, кто и почему остается? Второй вопрос такой: мы читаем, как человек устроил пир, позвал гостей, но один сказал, что женится, другой – что волов купил; и так далее – все отказались. Тогда хозяин велел привести всех калек, увечных... Их привели. Но одно место осталось. Хозяин сказал: “Еще приведите”. Почему?»

– Я всегда очень радуюсь, когда слышу вопросы по Евангелию. И не нужно стесняться – всегда лучше спросить. Мы на приходе, в частности, каждую неделю собираемся с людьми, я веду евангельскую группу. Причем некоторую лекционную часть я ставлю не в начало, а в конец каждой встречи, чтобы все люди высказались, обменялись мнениями.

Священное Писание – некая путеводная звезда нашей духовной жизни. В описании Страшного Суда, Второго Пришествия, мы видим такой образ: два человека на постели – один берется, другой оставляется, два человека в поле – один берется, другой оставляется. Тут речь, конечно, о спасении – о том, что кто-то берется Господом в Его Небесное Царствие, а кто-то, увы, остается и идет в тьму кромешную, где плач и скрежет зубов.

Нам это очень важно помнить, потому что иначе можно расслабиться. Порой прихожанки, особенно пожилые, мне говорят: «Муж любит храм, но сам почему-то туда не ходит». Говорит: “Ты же за меня помолишься. В Евангелии сказано, что муж неверующий спасается женой верующей”». Это, конечно, надо помнить, но все-таки важно и другое. Хоть мужчина и женщина в браке, по учению Церкви, действительно становятся одной плотью, души у них разные. Под ложем здесь, конечно, имеется в виду супружеское. Так один человек в семье может спастись и наследовать Царствие Небесное, а другой, наоборот, – пойти в вечную погибель. То есть семейной связи в этом не будет.

Мы всю свою духовную жизнь сравниваем с телесной – в нашем представлении они похожи. Люди живут и, например, друг с другом ссорятся. Каждому кажется: «Мне можно расслабиться, потому что и этот человек ссорится, и я ссорюсь. В случае чего мы либо в одном котле будем кипеть, либо, наоборот, на одном облачке в Царстве Небесном летать». А на самом деле может случиться иначе. Другой человек может успеть глубоко покаяться.

Даже более интересный пример – про поле. Под полем имеется в виду любая работа. Бывает, люди говорят: «У одного одни условия для спасения, у другого – другие, как можно сравнить?» Господь отвечает: «Вот эти люди заняты идентичным трудом». С учетом развития техники сейчас у нас сельским хозяйством занимается не так много народа (хотя наша страна – житница, которая обеспечивает многие страны мира). Поэтому нам привычнее какая-нибудь заводская или офисная структура. Вот представь, с тобой на производстве или в офисе работает человек на такой же должности. И он терпит те же самые проблемы – у него такой же несправедливый начальник, такие же бестолковые подчиненные, такие же формальные отчеты, задержка зарплаты, если это производство – такие же вредные пары, все то же самое.

Кажется, что у тебя тяжелый жизненный крест, работа неблагодарная. И думаешь: «Ну, раз мне так тяжело, значит, Господь меня точно простит. А я же еще в храм сходил на службу, исповедовался. Значит, можно не напрягаться: в Царство Небесное все равно попаду». Потом смотришь – человек рядом с тобой работал точно так же, но не гордился, а, наоборот, говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному».

И вот настало Второе Пришествие Христово. В офисное окно влетают ангелы, берут твоего коллегу и воспаряют с ним на небеса. А под тобой начинает разъезжаться паркет. Там язычки пламени, а кнопка вызова пожарных не помогает…

Об этом полезно задуматься в том числе и образно, потому что тогда будешь иначе относиться к людям, с которыми вместе живешь в семье, вместе трудишься на работе. При этом не нужно считать, что будет какая-то конкуренция…

Мои дети занимаются футболом любительским. Им 7 и 5 лет. И вот ребенок 7 лет куда более остро чувствует проигрыш. А тому, которому пять, все равно: он еще маленький совсем, в силу детской непосредственности не задумывается о таких вещах. И поэтому он правда считает, что все победители, даже если кто-то забил больше голов. Ему это не так важно. И мы со своими близкими, домашними, членами семьи, коллегами – не конкуренты за место спасения, а, наоборот, некоторые соработники.

Второй вопрос телезрительницы – про притчу о званых и избранных, про брачный пир. Интереснее, когда сравниваешь разные Евангелия и смотришь, чем они различаются. Какие-то детали добавлены у евангелиста Луки, чуть-чуть больше сказано. Там как раз упоминается, что осталось дополнительное место. Это тоже некоторый дополнительный повод для размышлений.

Год назад я думал над этой притчей, над одной ее стороной, а в этом году моя жизненная ситуация другая: в прошлогодних воспоминаниях я уже не вижу ответа на нее. И я открываю Евангелие и что-то новое вижу в том тексте, который читал уже столько лет...

Все притчи Христа – о Царстве Небесном. Мы – его наследники. Господь призывает тех людей, которые исповедуются, причащаются: они званые – им уготовано Царство Небесное, они уже участвуют в брачном пире. Когда мы причащаемся, мы уже начинаем участвовать в небесном брачном пире. Господь говорит: «Царство Небесное внутрь вас есть». После мы выходим из храма, вокруг страсти кипят, и в нас начинают кипеть страсти. Но внутри нас еще живет кусочек Царства Небесного. Потом, когда мы в Царство Небесное попадем, всей этой внешней шелухи просто не будет, а радость останется. Это если человек приходит на брачный пир.

А может, Господь тебя звал-звал, а ты все-таки расслабился и не пришел. Тогда Господь берет к Себе калек и убогих. Конечно, здесь не имеются в виду инвалиды (хотя, конечно, с инвалидов тоже спрос меньше: меньше дано – Господь меньше спросит). В действительности речь идет о людях, чьи души покалечены грехом.

Бывает, приходит человек, который какие-то страшные преступления совершал. В 90-е годы он участвовал в бандитских разборках, потом его, как мелкую шестерку, списали, он отсидел 20 лет, вышел, а здоровье потеряно. На работу устроиться вообще никуда нельзя. Только где-то неофициально подрабатывает. Работает без оформления, периодически зарплату дают. И несмотря на его озлобленность, на то, что он провел двадцать лет в тюрьме, видишь, как он переносит свой грех. Он свою душу покалечил убийством. Это тот калека, которого ждет Господь, потому что тот откликается на зов Божий. Его душе тяжело, потому что смертный грех калечит душу. Или человек развратно жил, у него была бурная молодость, а он порывает с прежней жизнью. У него душа болит от того, сколько он всякой гадости и грязи натворил. А Господь его ждет, говорит: «Ты духовный инвалид, у тебя душа покалечена грехом, но Я тебя жду». И человек приходит к Нему.

Однако эта вставка, которую мы находим в одном из Евангелий (в параллельных местах из других Евангелий ее нет), тоже очень важна. Ведь когда эту притчу читают люди, которые сильно согрешили и покаялись, они думают: «Какое удачное место в Евангелии! Можно погрешить, быть духовным калекой и наследовать Царство. Пойду-ка я еще погрешу». И человек думает: «Я запланировал грех, его совершил, потом покаялся в нем, батюшке дал бумажку, он прочел разрешительную молитву – все, Царствие Небесное автоматически наследую». Нет. Ты уверен, а Господь скажет: «Где же твои брачные одежды? То, что ты калека, инвалид, что действительно грешил, Я вижу. А то, что ты до конца одеждой покаяния свою душу укрыл, – этого не вижу».

Эта проблема остра для каждого православного человека. Почему сложно спасаться западным христианам, которые не имеют полноты Божественного откровения? Они тоже стремятся ко Христу, но при этом оправдывают какие-то тяжелейшие, извращенные грехи (протестантские деноминации, например). То есть, по сути, человеку говорят: «Ты можешь быть таким, Христос тебя любит. Он же всех любит». Он любит всех, но по Своей любви не будет затаскивать к Себе человека, который не хочет к Нему. И человек обманывается и искренне думает: «Буду предаваться самым изощренным ужасам – Господь меня все равно будет любить, Он меня примет. Я ж помимо этого делаю какие-то добрые дела, молюсь, гимны пою». А придет человек на Страшный суд и увидит, что Господь не готов его принять.

Поскольку наша задача не в том, чтобы поругать католиков и протестантов, мы можем привести какие-то примеры из нашей жизни. Человек думает: «Я богатый, построю храм – и не страшно, что я все эти деньги наворовал или плохо обращаюсь со своими подчиненными». Нет. Господь скажет: «Я вижу, ты пришел на брачный пир, ты захотел со Мной быть, даже храм построил, чтобы в Царствие Небесное попасть. Но брачной одежды у тебя нет, ты свою душу не исправлял».

Кстати, сейчас очень многие люди это осознают. Это в 90-е годы бандиты строили храмы, в 2000-е годы – те, кто на приватизации нажился. Сейчас я, как настоятель строящегося храма, могу сказать, что нет таких строителей. Они знают, что так нельзя. Уже на радио и телевидении об этом много говорили, они это где-то услышали и понимают: «Если я буду жертвовать на строительство храма, это не гарантирует мне спасение. Поэтому лучше деньги в казино спущу, яхту куплю, пятую любовницу заведу, отправлю ее на очередной остров». Поэтому надежда только на простых православных людей. Когда будете помогать телеканалу «Союз», зайдите тоже на сайт нашего храма «Крест над Москвой». Ваши переводы на строительство храма важны. Кающихся олигархов мы не дождемся.

– Вопрос телезрителя: «Христос сказал: кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет. Мне интересно, как можно подниматься по ступеням совершенства «Лествицы», если мы до сих пор не можем жить, не нарушая хотя бы одну из десяти заповедей Ветхого Завета? Я уже не говорю о заповедях блаженств. Сам то Лествичник прошел все ступени?»

– Сам Лествичник точно все ступени прошел. Как мы спасаемся? Проходим миллиметр, а потом десять миллионов световых лет нам навстречу проходит Господь, берет нас за руку и ведет. Самый святой праведник из всего пути прошел маленький муравьиный шажочек, которого и взгляд-то не заметит. Точно так же и наше духовное стремление. Более того, кажется, что ни одну заповедь не нарушил.

Как мы на самом деле передвигаемся по духовной лестнице? Забежал на лестницу, поскользнулся, упал, скатился назад, повредил себе ноги, ушиб нос, поднялся – прошел еще вперед, потом опять поскользнулся (особенно если лестница ведет на обледенелый холм). То есть наше перемещение по духовной лестнице в лучшем случае – два шага вперед, один назад. Иногда бывает ровно наоборот: делаем один шаг вперед, два шага назад, нарушаем заповеди. Но наша задача – возвращаться вверх.

Если мы посмотрим на самого праотца Иакова, на ветхозаветный пример, то увидим, что люди очень грешные. По новозаветным меркам вообще покажется, что ужас какой-то: у Иакова двенадцать сыновей от четырех женщин. Такое сейчас только в исламе могут разрешить. А если посмотрим на Иакова, то увидим, какие испытания были ему даны: ссоры между сыновьями, какие-то отступления, предательства, страшные грехи старших сыновей. Самому Иакову первородство досталось вместо старшего брата Исава, потому что тот не был благочестив. Иакову в чем-то даже повезло, что у него было столько сыновей. В русских народных сказках третий сын уж обязательно правильно поступит, по-честному, а в Ветхом Завете мы видим, что и первый, и второй, и даже третий сын Иакова тоже оказывается негодным. Христос стал наследником Иуды, четвертого сына Иакова, в честь которого названа область Иудея (род Давидов вышел из колена Иудина).

Мы видим, как Иаков, который видел эту лестницу, сам шел по жизни. Где-то он праведно трудился, где-то шел на поводу, брал служанок в жены, от одной детей имел, от другой. Но надо понимать, что Иаков эту лестницу все равно прошел. Он почувствовал то страдание, которое было прообразом того, как Господь Бог, Отец наш, любит, что послал Своего единородного Сына, чтобы Он умер вместо нас. Иаков, которому приносят окровавленные одежды Иосифа, всю эту тяготу пережил (хотя его сын не умер, но он об этом не знал). Он годами жил с мыслью, что его любимый сын погиб. При этом у него наверняка закрадывалось сомнение, что не лев убил его сына. Он ведь смотрел на своих старших детей и думал, могли ли они это сделать. Каково это – жить и думать, что у тебя осталось еще одиннадцать сыновей, но ты не можешь их полностью полюбить, потому что думаешь, что, может, это они и погубили двенадцатого сына, бросили его связанного льву. Все эти тяготы Иаков переносил.

Вот почему с мирской точки зрения грешить просто даже не выгодно. Как сказано в псалме: Рече безумен в сердце своем: несть Бог. Псалмопевец Давид, глядя на своих предков (на Иуду, Иакова), восклицает эти слова, потому что каждый раз, когда человек грешит, он на секундочку забывает, что Бог есть (или на минутку, или на всю жизнь). Даже уточню: безумно грешить, когда ты понимаешь, что к Богу нужно идти, а все равно соглашаешься на грех. Потому что ты, по сути, говоришь: да, я сейчас по лествице духовной чуть-чуть поднялся, но я готов головой вниз по ней съехать. Если у тебя лифт сломается, ты согласишься головой вниз все десять этажей просчитать, чтобы у тебя зубы повыбивало? Не согласишься. Нет уж, лучше не падать. Хоть сил нет, но лучше идти, а не оставаться внизу.

Точно так же мы должны и к духовной жизни относиться. Да, у нас есть ошибки, мы все грешим. Но нас все равно спасает Господь, и если Он видит, что мы не сдаемся, идем, поднимаемся, то скажет: «Ладно, хватит туда-сюда по обледенелой лестнице ездить, войди в радость Господа своего».

– Значит, эту лестницу прошли Иоанн Лествичник и патриарх Иаков?

– Да, и вообще все святые прошли эту лествицу. Мы верим, что любой человек, который достиг спасения, стал святым, с Господом, он прошел лествицу. Причем тоже надо понимать, что девяносто девять процентов этого пути Господь его на руках пронес. Но на свой один процент каждому из нас обязательно надо трудиться. Тут не надо расслабляться и думать: «Ой, батюшка сказал, что один процент надо трудиться. Значит, я сейчас все эти грехи сделаю, а здесь буду праведным, поклончики вечером положу. А дальше Господь мне поможет». Один процент от лествицы духовной, чтобы оказаться в раю, настолько велик, что нам, может, и всей жизни не хватит, чтобы его заработать. Поэтому нам лучше начинать идти вверх прямо сейчас, а не съезжать вниз.

– Как нужно относиться к этой книге? Как к произведению древнего святого отца или же все-таки как к учебнику?

– Надо понимать, что это настоящая практическая инструкция. Она может помочь монашествующему человеку, который оставил мир, суету, решил спасаться в тяжелых условиях с жестким духовным руководством. Наставник ему помогает и даже берет некоторые его ошибки на себя. Человеку-мирянину взять оттуда какой-то совет и непосредственно его исполнить можно в единичных случаях. Но если человек открыл «Лествицу», прочел ее и сказал: «Вы ее так разрекламировали, а я открыл и только приуныл после этого», то не нужно ее так воспринимать. Для человека семейного, живущего в миру, «Лествица» как непосредственная инструкция не подходит. Но читать ее для того, чтобы немного обтесывать свою гордость, нужно. Она может выступить как пемза духовная. У тебя гордость разрастается, а ты ее «Лествицей» чуть-чуть протер и понял, что ты отнюдь не совершенный.

– То есть достаточно иногда для простого человека просто нормально поговорить со священником и разобрать некие моменты. Многие же уйдут в книги с головой, а потом будут ощущать это состояние «святости».

– Очень хороший алгоритм. Идет Великий пост, ты хочешь сделать какое-то усилие, открыл «Лествицу», чуть-чуть почитал, задумался, какую страсть в своей жизни можешь разобрать. Разобрал и говоришь: «Батюшка, я почитал «Лествицу», что-то в себе разобрал, когда мне можно с Вами поговорить? Я Вам каждую неделю каюсь в таком-то грехе, а сейчас понял, что в нем такая и такая составляющая».

Девяносто процентов любой учебы – это когда человек сам учится. А задача духовного наставника – просто подсказать нужное направление. Причем священник за тебя этот путь не пройдет, нужно идти самому. Но, по крайней мере, ты поставил себе несколько духовных целей и говоришь: «Батюшка, с чего начать?» И священник подскажет. Причем необязательно он будет какой-то высокодуховный или высокообразованный. Но поскольку он с такими симптоматичными ситуациями сталкивается на протяжении всех лет своего служения на примере разных людей, он может, учась на своих собственных ошибках, сказать, с чего начать.

– И все-таки надо молиться за наших батюшек, чтобы Господь подал им разум и они могли дать нужный ответ.

– И терпение, чтобы давать разные ответы множеству разных людей.

Ведущий Сергей Платонов

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​