По святым местам. Верхне-Чусовская Казанская Трифонова женская пустынь

4 мая 2022 г.

Верхне-Чусовская Казанская Трифонова женская пустынь находится на землях Строгановых. В XVI веке здесь добывалась соль, а для того, чтобы сохранить места от набегов, были построены Верхние и Нижние Чусовские городки. До революции в городках было несколько храмов, но после уцелел лишь один - Всехсвятский, построенный крепостным крестьянином. Также сохранился образ Пресвятой Богородицы "Казанская", явленный в XVIII веке. Кроме того, здесь очень почитают отца Николая Рогозина, который был настоятелем храма Всех святых в советские годы и предсказал появление монастыря.

Программа «По святым местам» приветствует вас из Соликамской епархии. Важная точка на духовной карте Урала – Верхнечусовская Казанская Трифонова пустынь. Об этом монастыре наш сегодняшний рассказ. В XVI веке на берега реки Чусовая пришли Строгановы, здесь они устроили соляные варницы.

Монахиня София (Шавлова), насельница Верхнечусовской Казанской Свято-Трифоновой женской пустыни:

– В XVI веке это были рубежи России. Здесь уже было опасно жить, хотя двумя веками раньше местное население и было просвещено святителем Стефаном Великопермским. Тем не менее люди тут жили довольно воинственные – были племена, они нападали и грабили Строгановых. Поэтому появились два имения, которые назвали «чусовские городки»; это были просто укрепленные крепости, в которых охранялись солевые источники.

Люди были богобоязненные, верующие, потому что в XVI веке главной заботой для людей было спасение своей души.  Поэтому несколько первых поколений Строгановых (когда они уже приходили в возраст, когда у них вырастали дети) оставляли все свое дело и все свои деньги детям, а сами принимали монашеский постриг. Они очень благотворили Церкви, монастырям, строили храмы и в деревнях, и в селах, и в поселках. А около храмов всегда строили дома, где жили монахини-старицы.

Уже в начале XVII века в Нижних Чусовских городках появляются два деревянных храма, а в Верхнечусовских – три. В первой половине XVIII века здесь строят каменный храм в честь Рождества Христова, а во второй половине – церковь Богоявления. В XIX столетии возводят кладбищенскую церковь в честь всех святых, и сейчас это центральный храм Свято-Казанской Трифоновой пустыни.  

Монахиня София:

– До революции 1917 года жизнь здесь была благочестивой – не было никаких злачных заведений, даже не было театров, ресторанов, забегаловок. Люди жили старинной патриархальной семьей. Внешне наш монастырь повторяет такое житие древней русской семьи, каким здесь жили в XVIXVII веках.

Строгановы владели этими землями около 200 лет. Позже берега реки Чусовой выкупил действительный тайный советник Всеволод Алексеевич Всеволожский. Но сам он жил в Санкт-Петербурге, а следил за имением зажиточный крестьянин Павел Кропачев – именно он и решил построить здесь эту церковь.

Монахиня София:

– По его статусу (он был крепостной человек) делать это не разрешалось, но Господь во благих исполняет все желания человека. И ему разрешили построить часовню. Вот этот холм – не что иное, как древнее кладбище. Из истории Отечества мы знаем, что на Руси кладбища всегда закладывались на возвышенностях, чтобы быть поближе к Богу.

В один год день 24 апреля пришелся на Радоницу, и в тот день люди пошли на кладбище во главе с Павлом Николаевичем Кропачевым. (Все благочестивые предки, которые 400 лет тут жили, лежат в этой земле – кладбище обширное, но во времена богоборчества было все уничтожено, не осталось никаких опознавательных знаков.)

Взошли они в тот день на эту кладбищенскую горочку, чтобы пропеть тропарь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Постояли, посмотрели – откуда выходит солнышко, да и вбили там колышек.

Сначала Павлу Николаевичу разрешили возвести только часовню. И сейчас, глядя на архитектуру храма, можно заметить, что первоначальной площадью здания была только алтарная часть.

Монахиня София:

– Алтарной перегородки здесь не должно было быть исторически, но пока строилась эта часовня, Павел Николаевич выхлопотал разрешение, чтобы был освящен святой престол, чтобы здесь была церковь. И все святые ему в этом помогли. Несомненно, здесь лежат мощи угодников Божиих, потому что они жили так, как сейчас живут в монастыре: только трудами и молитвами.

Так получилось, что в годы богоборчества разрушили все местные храмы, а маленькая Всехсвятская кладбищенская церковь устояла. Жизнь же строителя этого храма – Павла Николаевича Кропачева – мирно закончилась на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Монахиня София:

– У него была очень редкая награда. Оказывается, в империи была награда для людей такого чина: кафтан из императорского гардероба. Конечно, это не был именно кафтан из императорского гардероба, просто для человека шилось наградное платье. Есть даже фотография, где Павел Николаевич стоит в этом кафтане – очень радостный, веселый.

Он был верным христианином. Его род не пресекся до сих пор – потомки живут и благоденствуют в Перми и других местах. Во время гонений на Церковь его дети, которые были очень богатыми людьми и жили в Перми, милостью Божией оказались спасены от репрессий.

Храмовый образ «Всех святых» уникален тем, что находился в церкви практически с самого начала основания каменного храма. Икона написана местными мастерами, но специалисты отмечают, что работа эта очень тонкая и искусная. А вот иконы святителя Николая Чудотворца и целителя Пантелеимона важны тем, что перед ними молился настоятель этой церкви отец Николай Рогозин.

Отец Николай родился в 1898 году в Пермской губернии в крестьянской семье. Мальчиком он был слаб здоровьем, даже когда подрос и был призван в армию, то не воевал, а шил сапоги для солдат. А после Великой Отечественной войны работал сырьевщиком. Время было непростое, трудиться приходилось по 20 часов в сутки, и в 55 лет врачи поставили Николаю Рогозину диагноз: порок сердца. Медики сказали, что жить ему осталось полгода.

Монахиня София:

– Уехал он умирать в Суксун – к своему родственнику-священнику (по линии супруги). И с радостью сообщил ему: «Мне врачи шесть месяцев пожить дали». Он был большой боголюбец, а вся кроваво-огненная российская история XX века (революции, коллективизация, войны) прошла по его сердцу.

Николай Гурьянович устроился работать церковным сторожем. Но жатвы много, а делателей мало. И его сначала сделали старостой храма, потом диаконом, а позже он был рукоположен во пресвитеры и назначен настоятелем Всехсвятского храма.  

Монахиня София:

Его рукоположили, привезли в храм совершенно больным человеком. И первая его служба была перед Казанской иконой в ее осенний праздник – 4 ноября. На ней он со слезами молился, благодарил Матерь Божию. Так вышло, что и первая служба, и последняя служба у него были в один день – в один и тот же праздник 4 ноября. Он умер через несколько дней после последней своей службы – 16 декабря. А родился он 19 декабря в день святителя Николая Чудотворца, почему родители так его и назвали. Между первой же и последней службой вместо обещанных врачами шести месяцев протекло 26 лет.  

И вот в уральской глубинке с приходом отца Николая стали происходить по-настоящему чудесные события.

Монахиня София:

– Например, в Пасху после службы отец Николай всех приглашал к себе домой – он жил в каменном домике рядом с храмом. И все туда собирались. Как нам рассказывала одна матушка – монахиня Мария (она у нас тоже тут на кладбище лежит): «Однажды мне так было страшно за батюшку, что он оконфузится! Всех пригласил, а матушка-то у него одна, и готовила она все в литровых чугунках. А народу полный дом!

Я стою в сторонке и думаю, что пусть хоть понемножечку всем достанется пищи. А потом смотрю – у всех тарелки полные, на столе всего полно. И тут я перехватила взгляд улыбающегося отца Николая. Он мне и говорит: «А ты боялась, что не хватит всем».

Его супруга происходила из священнической семьи и была верной помощницей батюшке в трудах.

Монахиня София:

– Когда люди сидели в очередь на прием к батюшке и плакали, она им говорила: «Вы не переживайте, он вас выревет». И действительно, когда отец Николай начинал молиться о ком-то, то молитва у него всегда была с рыданиями. И он очень сердился, когда видел в людях маловерие.

Пламенная вера апостола была характерна для отца Николая. Он говорил: «Кто я такой? Многогрешный старик-лапотник! Недостоин я стоять у порога, а меня Господь поставил служить у престола! И я буду служить до упаду». Когда отец Николай разговаривал с чадами, когда принимал их и беседовал с ними, то на прощание всегда говорил: «Всем все прощайте, и вас Бог простит».

Отец Николай был первым духовным наставником митрополита Казанского и Татарстанского Кирилла.

Монахиня София:

Владыка Кирилл в детстве жил здесь с родителями. Мальчиком бегал сюда молиться, а другие дети его подкарауливали и били, а отец Николай его прятал в алтаре. Мама приходила к батюшке и жаловалась, что сына бьют за то, что он ходит в храм, а тот ее успокаивал и говорил: «Ты не скорби, раба Божия, потому что из твоей семьи выйдет святитель». Так он ей предрекал.

Когда отец Николай прощался перед смертью (это был 1981 год – время, когда не только духовников, но даже и священников мало было), все плакали и говорили: «Батюшка, на кого ты нас оставляешь?» А он отвечал: «Как это я вас оставляю?» Сердился и даже ножкой мог топать, когда, например, ему кто-то деньги пытался дать, – сердился на такое маловерие. Он так и говорил: «Приходите ко мне на могилку и говорите со мной, я вас услышу и помогу».

Наш батюшка – отец игумен Савватий. Это как раз о нем отец Николай говорил – мол, придет после него молодой батюшка и все тут застроит. Над ним смеялись, потому что тут ничего не было, даже сарай не разрешали строить, а он говорил: «Вот увидите».

Игумения Ксения (Ощепкова), настоятельница Верхнечусовской Казанской Свято-Трифоновой женской пустыни:

– С 1987 года здесь служит отец Савватий (Рудаков), прежде это был отец Сергий. С 1987 года жизнь потихонечку возрождается: сначала здесь был приходской храм, а в 1992 году отец Савватий принял монашеский постриг, и вокруг него стали собираться сестры, которые тоже желали монашеской жизни. В 1992 году община при храме получила статус обители, и в прошлом году было 25-летие основания монастыря.

Одна из главных святынь пустыни – Казанский образ Царицы Небесной. Об этом образе сохранились устные предания. Он был чудесно явлен в пяти километрах от этого храма в деревне Заболотье – произошло это в XVIII веке. На месте явления образа построили часовню, которую разрушили в 30-е годы прошлого века. Но уничтожить саму святыню рука у властей не поднялась: один из местных руководителей отнес икону в дом своей матери. Там образ пребывал до 1946 года – до того момента, когда вновь открыли Всехсвятский храм. Каждый год 20 июля из монастыря к месту явления образа идет крестный ход, и там, у часовни и источника, служится водосвятный молебен.

Святая обитель ждет своих паломников и в будни, и в праздники. А мы продолжим наш рассказ о монастыре, поговорим о святом Трифоне Вятском, побываем в месте его подвига в деревне Успенка, а также посетим монастырский скит и монастырское подворье.

Автор и ведущая программы Надежда Калинина

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 06 июля: 07:45
  • Пятница, 08 июля: 23:45
  • Воскресенье, 10 июля: 12:45

Анонс ближайшего выпуска

Воскресенский монастырь в Чердыни был основан в прошлом году, но история женского монашества в городе началась гораздо раньше. Это уже третья по счету женская святая обитель, и сейчас инокини восстанавливают старинный Воскресенский собор XVIII века. В этом храме служили священномученики Александр Тетюев и Николай Конюхов, мощи которого, возможно, покоятся рядом с храмом, но пока не обретены.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​