Беседы с батюшкой. Протоиерей Артемий Владимиров

15 мая 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает духовник и старший священник Алексеевского женского ставропигиального монастыря города Москвы протоиерей Артемий Владимиров.

– Сегодня воскресный день, Неделя о расслабленном. Давайте коротко расскажем об этой неделе. Что важного мы можем подчеркнуть для себя в этот день?

– Речь идет о всемогуществе и благости Христа, Который, подойдя к человеку, в течение сорока лет находившемуся недвижимом на одре болезни, мгновенно оказал ему благодеяние, возвратил душевную и телесную крепость. Христос указал, что какие-то содеянные тяжкие грехи в молодости стали причиной его инвалидности. Смотри же, не греши больше, чтобы с тобой не случилось чего хуже. Из этого повествования евангелиста Иоанна мы познаем, что Богу все возможно, Он взял на крест язвы, болезни всего человеческого рода и силен каждому, если это для нас полезно и спасительно, даровать то, что мы просим с верой и любовью.

Вместе с тем это повествование говорит о том, что самая страшная болезнь – греховное расслабление. Грех, когда мы нарушаем вечный закон правды и любви Божией, приносит «окамененное нечувствие» и смерть в глубину человеческой души. В этом смысле каждый из нас причастен к нынешнему повествованию. Уныние, печаль, жестокосердие, неспособность сочувствовать, сострадать, гордостное самоутверждение, обида, мнительность, безмолитвенное или ропотливое состояние духа – все это говорит о расслаблении души, о необходимости искать у Врача Небесного, Христа Спасителя, излечения. Когда Бог прикоснется Своим вещим перстом к кающемуся сердцу христианина, в него через таинства Исповеди, Причащения по вере нашей войдет жизнь. А жизнь – это Сам Христос.

Один из признаков того, что ты живая душа, а не мертвая, – это сочувствие, то есть способность сострадать, сопереживать другому. Ф. И. Тютчев говорил: «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать».

– Сейчас самое благодатное время, чтобы проявлять такие качества, как милосердие, сострадание. Тяжелое время.

– Трагическое время, когда через средства массовой информации мы узнаем о страдании сотен тысяч людей. И сострадаем жителям Украины, особенно тем, кого используют как живой щит так называемые воины, прячущиеся за мирных жителей. Время, когда мы молимся о том, чтобы Бог сохранил жизнь наших воинов. Время, когда многие нуждаются в холодной воде, в свете, в тепле. Мы живем не в углу и знаем, что сегодня из-за различных пертурбаций подбирается голод ко многим регионам, прежде сытым и обеспеченным. И сегодня дела евангельского милосердия: голодного накормить, жаждущего напоить, нагого одеть, странника ввести в дом, посетить прикованного к одру болезни, утешить заточенного в темницу, – требуют не внешней галочки и не внешней отчетности, а сердца, умеющего чувствовать чужую боль, сочувствовать людям и быть скорым на помощь.

– Почему не работает такое явление, как гуманизм?  Он был создан, чтобы жизнь каждого человека была важна, была комфортной и безопасной. Но мы разделяем наше общество: ты такой, а я такой; этого жалко, а этого не жалко.

– По существу, слово «гуманность» является синонимом «человечности», то есть способности сочувствовать и сострадать. Но само понятие «гуманизм» родилось уже в дехристианизированном обществе, потерявшем христианское самосознание. И это общество живет двойными стандартами: можно злорадствовать по поводу гибели кого-то, но при этом проявлять сочувствие к кому-то, кто тебе ближе.

Бог не радуется о погибели кого бы то ни было. Нам, христианам, нужно как огня бояться злорадства. Не желай другим того, чего себе не желаешь. На днях мне вспоминался высокий образ старца Николая Гурьянова с острова имени Залита. Люди говорили, что он, общаясь с кем-то, мог, как дитя, заплакать. Его спрашивали: «Отец Николай, почему Вы плачете?» А он отвечал: «Где-то сейчас землетрясение, а где-то война, гибнут люди». Его живая душа получала от Господа извещение о человеческих страданиях.

Крещеный человек должен памятовать о том, что человеческая природа, усвоенная Христом Искупителем, у нас у всех общая. И сострадать ближнему означает любить его, как самого себя. Вот почему каждый из нас наедине с собой должен глубоко и искренне, сердечно молиться о ближних, о сродниках, о соотечественниках, вверяя и их, и самих недоброжелателей, и тех, кто потерял способность сострадать, милости Божией. Перед просвещенным взором христианина в конце концов должна предстать не визуально, а в Духе Божием человеческая природа.

Христос усвоил Себе нашу природу. Некогда по замыслу Божию водами совмещалось все человечество, все его потомство. А сегодня мы должны стремиться к способности чувствовать боль другого человека, проникать в его внутренний мир, иметь отзывчивое, чуткое, милующее, плачущее, молящееся сердце. Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.

Если об этом не думать, легко превратиться в черствый сухарь, сделать сердце твердым как камень, легко ожесточиться и мало-помалу приобрести какие-то зверские, людоедские свойства. Это мы и видим сегодня. Понаблюдайте за так называемой просвещенной Европой с ее показным гуманизмом, и вы увидите, что XX и XXI века породили такие преступления против человечности, о которых и не слыхивали наши прабабушки и прадедушки.

– Потому что нет любви.

– По умножению беззакония, то есть отдаления человека от заповедей Божиих, гаснет и уходит любовь. И вместо образа Божия, образа человеческого в человеке вырисовывается страшный звериный лик. Человек демонизируется и все дальше отступает во тьму эгоизма от света Христовой любви и правды.

– Вопрос телезрительницы Татьяны из Севастополя: «На литургии сегодня вспоминали о расслабленном. Господь Бог исцелил расслабленного, который болел и страдал 38 лет. И потом Он ему сказал: иди и больше не греши. Но мы все немощные грешники, и бывает так, что человек исповедовался, а потом прошло время, он споткнулся и опять согрешил. И думает: «А как же так, я же только что исповедовался?» Это касается даже мелких грехов: осудил, позавидовал, разгневался или обидел кого-то. Второй вопрос: почему до Троицы в среду и пятницу можно вкушать рыбу? И третий вопрос: когда человек тебя обидел, потом извинился, потом опять обидел и опять извинился, и так до бесконечности, имеешь ли ты право с этим человеком не общаться? Ты в душе его простил, рана улеглась, зажила, но общаться с ним не очень хочется, потому что боишься получить те же самые раны».

– Начнем с самого легкого. До Троицы Церковный Устав в силу праздничного времени допускает вкушать рыбу. Что касается последнего вопроса, когда в очередной раз к тебе подходит сосед, который по ночам напильником стучит по батарее, а утром извиняется, то, по евангельской заповеди, мы должны прощать его в ответ на его «простите». Но если мы видим, что человек это делает уже механически, а может, даже не без издевки по отношению к нам, то мы должны проявить какое-то педагогическое начало. Если какой-нибудь карманник в очередной раз вытащил у вас сто рублей и затем, зная, что вы христианин, просит прощения, вы, не имея никакой злобы в сердце своем относительно такого инвалида, скажите: «Я Вас прощаю. Но скажите, пожалуйста, Вам доставляет удовольствие так издеваться над Вашими ближними? Вы себя чувствуете комфортно, когда из раза в раз с холодным сердцем продолжаете делать свои мелкие пакости? Вы на публику работаете, прося прощения, или у Вас действительно совесть болит?» Надо уметь раскрыть внутренний мир человека, постараться, как талантливый педагог, вразумляя наглого ученика, задеть какую-то живую струну его души. Иначе этот христианский антураж с прощением может превратиться в какой-то фарс и свою противоположность.

А что касается невольных согрешений, это с каждым из нас случается. На исповеди раскрыли язву души, а через какое-то время расслабились, зазевались и вновь осудили, вновь переели. Но для чего существует самоконтроль, памятование о Господе, внутреннее молитвенное обращение ко Христу? Чуть только совесть укорила тебя, не дожидаясь следующей возможности, надо попасть к батюшке на исповедь, сразу говорить: «Господи, прости. Господи, помилуй. Господи, укрепи. Господи, дай мне силы хранить себя от греха». Почитаем дневник отца Иоанна Кронштадтского и увидим, что и его душа всегда падала и вставала, увидим эту амплитуду между тяготением ко Христу и какими-то искушениями, которые батюшка мужественно преодолевал не только покаянием и молитвой, но и самонаблюдением, самоукорением.

В евангельском повествовании о расслабленном речь идет о глубоком отпадении от Бога, следствием которого может быть такая болезнь. Например, сказать матери грубое слово на грани оскорбления, проклятия – это смертный грех, совершив который человек может зазеваться и не увидеть открытый люк канализации и туда провалиться. Или супружеская неверность. Со всяким может случиться. Но если я осознал подлость этого поступка и покаялся, я должен стоять на высоте христианских семейных добродетелей и уже никогда не поворачиваться тылом к врагу. Измена Родине раньше наказывалась расстрелом. Да и сейчас об этом многие говорят.

– А что насчет такого чувства, как жалость? «Википедия» объясняет это понятие как одну из форм чувства дискомфорта.

– С чем я ее и поздравляю. Недавно даже наш президент Владимир Владимирович прошелся по «Википедии», указав на поверхностный характер информации, выдаваемый пользователям.

– Однако это самый популярный сервер, его читают миллионы людей.

– Сервер популярный, но рыба ищет глубины. Наши предки чувство жалости осознавали гораздо глубже, чем форму дискомфорта. Дискомфортом можно называть и последствия пищевого отравления. В старину люди отождествляли жалость и любовь. И какой-нибудь парубок мог, гуляя с дивчиной где-нибудь по Крещатику в начале XIX века, сказать: «Гарна дивчина, жалею я тебя». То есть «люблю».

Но современное словоупотребление говорит именно о сочувствии, о внутренней боли. Соглашусь, это состояние выводит нас из комфорта, из усыпления. Но когда я жалею кого-то, во мне, несомненно, проявляются личностные качества. Человек равнодушный, апатичный, потерявший способность чувствовать чужую боль, уже похож на какое-то жвачное животное. А уж тем паче смеющийся над чужим страданием или испытывающий удовольствие при виде мучения ближнего. Это уже демонические качества.

А возможность сердца пожалеть, полюбить говорит о том, что оно не умерло для Христа воскресшего. Он из любви к нам, жалея всех нас, взошел на крест, усвоив Себе страдания всего человеческого рода. С детства я жалел униженных и оскорбленных сверстников, у которых что-то не получалось, которые были какими-то потерянными. Моя душа всегда отзывалась сочувствием, может быть, благодаря урокам любви со стороны бабушки и мамы. А другие дети могли насмешничать, обзываться, хихикать, могли сделать кому-то больно. Как педагог сегодня я знаю, что дети во многом копируют своих родителей. Мы должны развивать в себе внимательность, но не холодного стороннего обозревателя, а того, кто готов прийти на помощь, посочувствовать, поддержать. В этом случае не соглашусь с А. М. Горьким, как-то изрекшим со своей кафедры председателя Союза писателей СССР: «Жалость унижает человека». Жалость пробуждает в человеке образ Божий. Жалость возвращает к истокам нравственного бытия. Жалость говорит о том, что у тебя Христос за пазухой.

– Сейчас слабых мало жалеют, считается, что они сами виноваты: где-то недоработали, где-то поленились. Что отчасти может быть и правдой.

– Как педагог я, к сожалению, вижу, что совсем недавно в наших школьных коллективах, как правило, дети, не похожие на других, не социализировавшиеся, не вписавшиеся в общую стайку, подвергались издевкам, вышучиванию.  И это гнусное, ужасное чувство – злорадство, когда общей кодлой начинают травить одного.

Сегодня для того, чтобы уроки жалости и сострадания не прошли мимо наших детей, во многих школах России, в соответствии с новой концепцией созидания атмосферы в коллективе, ребенка с какими-то нестандартными качествами, с ограниченными возможностями берут в коллектив с обычными людьми, и задача педагога, классного руководителя, воспитателя заключается в том, чтобы научить детей проявлять понимание, сочувствие, снисходительность, удвоить заботу и попечение детей о своем товарище. Это очень важно. Человек, не умеющий сострадать, – это потенциальный фашист, неонацист. Ведь в основе этого людоедского учения, этой доктрины лежит отторжение от себя тех, кто на тебя не похож, животная ненависть к тем, кого ты не удостаиваешь наименования человека.

К сожалению, еще вчера сытая Европа взрастила эти страшные сообщества, где культивируется жестокость, презрение, ненависть, желание убивать, издеваться: ИГИЛ, бандеровщину, неонацизм. И у нас много упущений, которые сейчас, надеюсь, будут ликвидированы. В школьной программе, как когда-то в советское время, уже предусмотрены фильмы, которые должны раскрыть современным детям, что нет ничего ужаснее, чем животная ненависть, чем эта доктрина самопревозношения, собственной исключительности.

Хотя никакие фильмы не помогут, если мы – взрослые, прежде всего родители, священники, публичные деятели, не будем культивировать в себе человеческой доброты, чтобы делиться ею, воспитывая не только гражданское чувство и патриотизм, но и мягкость сердца, жалость.

– Вопрос телезрительницы: «Во всех ли европейских странах до разделения Церквей были свои святые? Благодатный огонь – это часть Бога или Его энергия?»

– Православие, некогда расцветшее оазисами в Европе (Франция VI века, Германия VII века, Ирландия V века, Бельгия II века, Италия I века), собрало огромный урожай святых – тех, кто стоял в правой вере в Святую Троицу. И отрадно, что в наших современных месяцесловах – календарях, по которым мы узнаем, какие святые поминаются в сегодняшний день, начинают появляться имена тех святых, о которых мы раньше не знали.

Славянские святцы до поры до времени не включали в себя имена святых раннего христианства. Это ангел-хранитель Парижа – дева Женевьева, не менее славная у культурных французов, чем позднейшая героиня Жанна д’Арк. У нас есть покровительница Санкт-Петербурга блаженная Ксения (XVIII век), в Москве – святая Матрона (XX век), а в Париже есть кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в честь святой Женевьевы.

– То есть можно назвать доченьку Женевьевой?

– Сейчас у нас на Украине даже Джевелины появились, но это плод безбожия и рабства западничеству. А имя святой Женевьевы, безусловно, имеет право на существование и в нашем обиходе.

– Еще вопрос был о Благодатном огне.

– Бог в существе Своем непознаваем и неделим. Но совершенно правильно (хочется похвалить участницу нашего диалога) Вы употребили слово «энергия». Бог, пребывая вне сотворенного Им мира, являет Свое присутствие в энергиях. Он Бог живой, Он приоткрывает нам Свою славу через Свои действования.

Несомненно, схождение Благодатного огня – одно из свидетельств того, что Бог являет Свое присутствие в этом мире в Своих энергиях. И энергии Божии мы именуем Божеством. То есть они своим источником имеют непостижимую сущность Творца, но действуют в этом мире. И когда мы соприкасаемся с этими энергиями, нам дано познавать Бога и вступать с Ним в общение. В этом смысле каждый крещеный человек имеет в себе искру Божества. В таинстве Крещения мы приобщены энергиям Христовым, и поэтому не так уж безосновательно выражение, которое любит наша чеховская интеллигенция: «Бог в моей душе».

– В то же самое время Бог все равно есть в нашем мире. Этот неопалимый огонь через таинство Евхаристии существует в нашей жизни.

– Безусловно. На каждой Божественной литургии мы являемся свидетелями самого великого события, когда энергии Божества претворяются в Плоть и Кровь Христовы и мы вкушаем под образом хлеба и вина Плоть и Кровь Сына Человеческого. Говорю это для верных людей, опытно познающих силу этого таинства. Христос делится с нами человеческой природой, и вместе с тем мы осееваемся Божеством Христовым. И все это – дело нашего опыта, реального соприкосновения творения с Творцом.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос о милосердии. Известно, что социальная помощь – это функциональная обязанность любого нормального государства. А наша Церковь занимается социальной помощью и называет это милосердием. Как я считаю, милосердие – это более глубокое понятие, чем раздача бесплатного супа».

– Вы правы в том отношении, что милосердия – это стихия христианского сердца. И вне всяких социальных служб иной человек, может быть, и сил не имеет выйти из собственного дома. Но, жалея людей, сострадая, в молитве охватывая своей любовью собственную страну, весь земной шар (таковыми были и являются молитвенники, подобные святому Серафиму Саровскому, Силуану Афонскому, Серафиму Ракитянскому), святые, то есть те, кто впустил Христа в свое сердце, не занимаясь внешней благотворительностью, имеют живую стихию милосердия, оказывают благодеяния всему человечеству. Потому что Бог Сам милосерден и оставил нам заповедь: будьте милосердны, как Отец ваш Небесный.

Но при этом я услышал некоторую иронию или критику в интонациях телезрителя. У нас есть в Церкви Отдел социальной помощи, возглавляемый владыкой Пантелеимоном. И там ведется огромная работа.

Например, на последней неделе двое моих прихожан-мужчин очень хотели как-то поучаствовать в том деле, которое сегодня занимает умы и сердца всех соотечественников. Хотели оказать реальную помощь. Я слышал, Сережа, что Вы были недавно в Донецке. Но не всякому поручено попасть туда, где реально страдают люди, где каждый день новые сводки о жертвах. Два моих взрослых прихожанина по рекомендации священника получили благословение владыки Пантелеимона и с начала этой недели проходят краткие курсы, как ухаживать за ранеными бойцами. Эти люди, вполне обеспеченные и не нуждающиеся в средствах, по зову души, по стремлению жалеть, разделить жребий с героями Отечества, будут удовлетворять эту потребность, а попросту говоря, служить ближним, что требует мужества.

– Это самая настоящая деятельная любовь.

– Деятельная любовь, которая соединяет страждущего и того, кто ему помогает. И Сам Христос таинственно соприсутствует нам тогда, когда мы трудимся, как милосердный самарянин, по зову сердца.

– Такое удивительное время, когда ты можешь помочь в любой момент. Даже твой вздох уже может быть чем-то особенным. Есть возможность проявить все дела милосердия, они открыты, и в этом очень все нуждаются.

– Особенно это понимают те люди, которые знают, что такое молитвенное предстояние Христу Спасителю. На Божественной литургии мы ежедневно читаем молитву о страждущем народе Украины, о воинстве российском. И такие хорошие слова нашел Святейший Патриарх: «Страждущих исцели, в печали сущих, Господи, утешь, потерявших дом введи под кров, а иноплеменные языки, брани хотящие, расточи и замыслы их ниспровергни и в ничтоже обрати». Мы действительно знаем, что сегодня все двунадесять языков (как это было и при Наполеоне, и при Гитлере) используют определенную площадку для борьбы с Россией. Но тщетно. Потому что любовь и сила, вместе сочетанные, победоносны.

– Вопрос телезрителя, который нам прислали: «В пасхальную неделю умер родной человек. Что делать: скорбеть или радоваться? Как быть?»

– Если мы живем не рассудком, а сердцем, то знаем прекрасно: душа не может не скорбеть при потере ближних. Как и Христос, имевший намерение воскресить Лазаря, плакал у его гроба по сочувствию, святой жалости и состраданию. Между тем, провожая на пасхальной неделе наших ближних в вечность, мы чувствуем, постигаем, познаем, что воскресший Христос обымает их Своей радостью, соприкасается с их душами энергия Божества. Они действительно входят в светлый мир, свет невечерний становится их достоянием. Поэтому наша скорбь небезутешна. «Не скорбите, как язычники, – обращался апостол Павел к тем, кто потерял своих ближних, – ибо Христос есть воскресение и жизнь, а значит, души праведных в руках Божиих».

– Следующий вопрос: «Я причащаюсь раз в две недели и записываю свои грехи, совершенные в этот период времени. Иногда я успеваю исправиться. Нужно ли исповедовать те грехи, которые уже исправил?»

– Всегда есть место сокрушению сердца, всегда мы должны свои грехи видеть как на ладони, всегда укорять себя. И, конечно, доброе дело на исповеди – смирить себя. Именно их, еще не уврачеванные страсти, показывай взору врача духовного – священника. Через такое сокрушенное исповедание человек обретает опыт смирения, а смиренным Бог дает благодать, то есть силу к исправлению.

Те, что собственными доводами разума желают стать джентльменами и избавиться от неприятных, беспокоящих их страстей, не преуспевают, потому что гордыня прежде нас родилась. А кто смиренно сокрушается и через Богом учрежденное таинство Исповеди показывает свои язвы и недуги, хотя бы еще и не чувствовал себя исцеленным и избавленным от них, непременно с Божией помощью получит укрепление. И через какое-то время посмотрит назад и удивится: «Неужели это был я? Неужели это было со мной?» Потому что Бог дает ему освобождение, нравственную свободу, укрепляет его незримым воздействием, Своей Божественной энергией.

– Еще вопрос: «Почему Господь Иисус Христос при исцелении людей некоторым из них не позволял рассказывать о чуде, а некоторым, наоборот, не запрещал и говорил: "Иди и покажись священнику"?»

– Господь есть Учитель смирения. Все, что Он делает, Он делает, научая нас держаться золотой середины смирения. И если кому-то не благословлял рассказывать о чуде, то это для того, чтобы человек сам никогда не ставил себя в центр внимания. Все это Господь совершает для нас, обучая нас пребывать в тени. Исцелив расслабленного, Христос тотчас покинул Силоамскую купель. Сбежался народ, а Господа рядом уже не было. И все вопрошали: «Что это было? Кто исцелил тебя? Что свершилось с тобой?» Господь не желал здесь, на земле, принимать лавры, потому что все совершал во славу Отца Своего Небесного, чтобы мы научились скромности и умению воздать Богу славу.

В иных же случаях, как справедливо подмечается, отсылал кого-то к священству, чтобы человек, получивший благодеяние от Христа, не думал, что все получилось само собой, неким стечением обстоятельств. Разве с нами такого не бывает? «Ой, батюшка, я была на МРТ, и оно показало, что у меня камней в почке нет. А я как раз накануне пила пустырник и вино из одуванчиков. Вот ведь как мне помогли эти одуванчики». Говорят о совпадении, или естественных причинах, или еще о чем-то. «Иди и покажись священнику», то есть возблагодари Господа вместе с пастырем, потому что Сам Бог через определенную терапию явил тебе милость.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает председатель Отдела социального служения Московской (городской) епархии г. Москвы протоиерей Михаил Потокин.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​