Беседы с батюшкой. Мирный дух. Протоиерей Иоанн Кудрявцев

9 мая 2022 г.

– Христос воскресе, уважаемые телезрители! С Днем Победы! Сегодня у нас в гостях настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле протоиерей Иоанн Кудрявцев.

– Воистину воскресе! Действительно, это два удивительных события: и Воскресение Христово, и День Победы. Они очень взаимосвязаны между собой. День Победы – это для нас особый праздник, святой день. Несомненно, есть огромный смысл в том, что он всегда так или иначе связан с празднованием Пасхи. Тем более мы знаем, что тот самый День Победы в 1945 году, день окончания войны, пришелся как раз на праздник Пасхи.

– Сегодня тема нашей передачи – «Мирный дух». Сейчас тема мира очень важна для людей. Темы войны и мира связаны одна с другой. Хотелось бы сегодня акцентировать внимание именно на мире, на внутреннем и внешнем мирном устройстве. Как внутреннее мирное устроение человека влияет на мирное внешнее окружение?

– Вопрос очень важный, глубокий, серьезный. Но я бы хотел начать чуть-чуть издалека. Мы сказали сейчас о Дне Победы. Мы празднуем, что на нашу землю пришел мир в результате победы. Этот смысл очень важный в духовной жизни в рамках той темы, о которой Вы говорите. Чтобы приобрести внутренний мир, нужно сначала одержать победу. Без победы невозможен мир. Может быть, поэтому Христос и сказал такие слова: «Я принес не мир, но меч». Не потому, что Господь призывает нас к войне, а потому, что призывает нас к победе над грехом. И только через эту победу мы можем достигнуть настоящего внутреннего мира, который потом будет проявляться во всем: в нашей молитве, в отношении к близким, окружающим людям, работе, труду, обязанностям, даже в нашей походке и внешнем виде.

Внутренний мир нельзя искусственно создать. Нельзя принять благообразный, красивый вид смиренного человека, у которого как будто бы все хорошо, прекрасно, который говорит: «Давайте не будем ссориться», – как кот Леопольд, который говорил: «Ребята, давайте жить дружно». Чтобы жить в мире, дружно, нужно прежде всего победить внутри себя грех, победить свою гордыню, самолюбие, те страсти, которые мешают внутреннему миру. Поэтому путь к миру лежит, как это ни парадоксально звучит, через войну с грехом, со своей собственной гордыней.

– Через войну и победу.

– Да. Поэтому эта тема очень серьезная и важная. И она не такая уж отвлеченная, не такая удаленная от реальной жизни. Потому что мы все страдаем от отсутствия внутреннего мира. Мы страдаем не столько от тревожных событий, которые происходят вокруг нас, не столько от каких-то трудностей, лишений, даже не столько от болезней, сколько от того, что внутри нас нет мира. И поэтому нас все раздражает, бывает тяжело оставаться один на один с собой, тяжело молиться. Не потому, что мы очень устаем или много работаем. Нет. Мы можем целыми днями лежать на диване перед телевизором, а потом встать на молитву не можем, потому что у нас нет внутреннего мира, желания общаться с Богом.

Конечно, этот путь очень сложный, трудный, извилистый, тернистый. Но это тот узкий путь, который ведет человека к Царству Небесному, к подлинному, настоящему миру. А настоящий мир и есть начало Царства Божия в сердце человека. Собственно, мир – это и есть Царство Небесное в твоей душе. Поэтому мы все к этому миру призваны. И призваны идти этим узким, трудным путем подвига, жертвы, любви.

Идя по этому пути, человек начинает понимать, что и как ему надо делать. А самое главное – начинает понимать, что достичь мира он может только благодаря Христу. Только благодаря тому, что Христос победил смерть, грех Своим воскресением. Только благодаря этой Христовой победе мы можем достичь мира и победить собственный грех, собственную ограниченность, противоречивость и достичь настоящего подлинного мира.

– Вы сказали, что путь мира – это путь подвига и жертвы. А в чем заключается жертвенность на этом пути?

– Жертва бывает разная: внутренняя и внешняя. Когда человек от чего-то отказывается во имя любви, от каких-то собственных благ и преимуществ во имя того, чтобы другому человеку было хорошо. Когда человек отказывается даже от какого-то собственного мнения ради того, чтобы помочь ближнему. Это путь следования за Христом. И как идти этим путем – нам открывает Евангелие. Господь в Евангелии нам показывает путь стяжания мира, путь победы. И этот мир мы приобретаем не только для самих себя, но и для других. «Стяжи дух мирен – и вокруг тебя люди спасутся». Так говорят и святые, которые сами этим путем прошли. Сначала ты ищешь внутренний мир для себя, а потом становишься источником мира для окружающих людей, которые, может быть, это ощущают даже без слов, просто видя твою жизнь, твое отношение к ним, твои поступки и дела.

– Все мы знаем слова из Евангелия: «Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся». Что значит «миротворцы» в евангельском понимании и почему они нарекутся сынами Божиими?

– Миротворцы – люди, которые прежде всего стараются приобрести мир внутри себя. Они стараются никого не соблазнить своими поступками, действиями. Это люди, которые стараются примирить враждующих, но не с помощью каких-то уговоров или грубой силы, а просто засвидетельствовать о том, что мир – это хорошо, прекрасно. Именно в мире познается милосердие Божие. И тогда, если человек будет свидетелем того, как хорошо быть в мире с Богом, с близкими, со своей совестью, он станет настоящим миротворцем.

Почему они называются «сынами Божиими»? Потому, что это уподобление Сыну Божию – Христу. Сам Христос являл пример, как достичь мира, победить грех, и взял на Себя грехи всего мира, все последствия греха человека, крестную смерть. Любой миротворец так или иначе на себе несет тяготы от окружающих: тяготы осуждения, клеветы, непонимания. Такой человек всегда воспринимается как странный, непонятный, юродивый и терпит очень много неприятностей в жизни от того, что говорит людям о добре, о том, что нужно жить в мире. Такого человека никто не принимает. Обычно его считают ненужным, он терпит очень многое. Таким образом он сам себя приносит в жертву за людей, отчасти уподобляясь Христу, отчасти шествуя тем же путем, каким шел Христос. Он исполняет евангельские слова: носит тяготы окружающих и исполняет закон Христов.

– Как благоразумно творить мир? Благоразумно ли принуждать к миру, заставлять людей примиряться? Благоразумно ли здесь применение какой-то силы?

– Человек должен быть просто свидетелем силы Божьей. Не случайно первые христианские святые были мучениками. А «мученик» по-гречески значит «свидетель». Свидетель благости Божией, победы Христа над грехом и смертью. Так и здесь. Человек, который встал на этот путь, просто свидетельствует о том мире, который Господь дает, о той радости, которую можно испытывать в общении с Богом.

Естественно, как-то принуждать к этому невозможно. Можно просто людям показать это своей жизнью, своим примером. И тогда всем захочется так жить, быть в этом мире. Потому что это прекрасно, это то, в чем больше всего нуждается человек, о чем он всегда мечтает, может, даже неосознанно. Любой мечтает о благополучии, мире, счастье – это и есть внутренний мир, мир с Богом, близкими, своей совестью. Принуждать к этому невозможно. Если насильно загонять человека в рамки – это будет не по-настоящему. Каждому приходится делать свой собственный выбор. Когда этот выбор свободный, тогда он приобретает цену. Господь видит, что человек его сделал, и помогает Своей благодатью. Даже если он еще не приобрел чистоты сердца, в какие-то моменты он может ощущать благодать и мир, потому что Господь дает ему это ощущать, таким образом подкрепляя намерение человека, его усилия, стремление к внутреннему миру. Можно только свидетельствовать о том, как благ Господь, как хорошо быть в мире со Христом.

– Приходить к людям, что-то говорить и убеждать их может не иметь смысла и даже иметь обратный эффект, нежели если человек старается хранить свой внутренний мир и является молчаливым свидетелем мира.

– Безусловно. Современный человек очень устал от того, что его постоянно пытаются в чем-то убеждать: политики, коммерсанты, когда предлагают купить тот или иной товар. Всегда кто-то пытается в чем-то его убеждать через средства массовой информации. А тут убеждают еще и в истинности христианской веры, в которой он и так не сомневается… Человек сомневается не в том, что христианская вера истинная, а в том, что те, кто его учит, являются христианами: действительно ли они являются примером? Поэтому лучше молчать. Об этих вещах не стоит говорить, они интуитивно каждому понятны. Живи так, к чему призываешь других, – этот пример будет самым спасительным, важным, убедительным для окружающих.

 – Вы сказали про внешнее влияние: политики, средства массовой информации. Как человеку сохранить внутренний мир, когда вовне он испытывает постоянное влияние, зачастую негативное, которое выводит его из мирного состояния? Как сохранить этот мир, несмотря на все обстоятельства?

– Вопрос сложный, мне самому трудно сохранять внутренний мир. Я думаю, что должно быть благоразумие. Может быть две крайности. Первая – когда человек полностью отделяется ото всех и говорит: «Знаете, мне нужно молиться, идти в храм, у меня есть молитвенное правило. Не трогайте меня, не мешайте, оставьте в покое». Казалось бы, все прекрасно, и такой человек может действительно чувствовать себя в благодати: «Мне никто не мешает. Хочу – молюсь, хочу – смотрю православный телеканал, хочу – иду в храм». Получается, что человек незаметно для самого себя становится фарисеем. Фарисей – значит отделенный от других. Эта отделенность очень опасна, потому что приводит к самому страшному греху – гордыне, иллюзии, что ты хороший человек, лучше всех. Как говорил евангельский фарисей: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие... Первая опасность – отделиться ото всех якобы во имя сохранения внутреннего мира.

Вторая крайность – раствориться во всем окружающем: постоянно быть на связи в телефоне, в новостях, в русле всех событий. Тогда человек теряет внутренний мир. Он никому не поможет тем, что постоянно во всем участвует: участвует, но ничего не добивается. Наверное, должна быть золотая середина. С одной стороны, должно быть время для уединенной молитвы, чтения Евангелия, размышления; для того, чтобы просто побыть с самим собой и Богом, – это период внутреннего наполнения. И должно быть время для того, чтобы проявлять это вовне: что-то делать, кому-то помогать молитвенно, каждый, кто чем может.

Помните пример монахини Марии Скопцовой? С одной стороны, она монахиня, которая была призвана к молитвенному деланию, с другой стороны, она пошла на смерть, чтобы спасти других людей, когда была в нацистском лагере. С одной стороны, человек сохраняет внутреннюю тишину, молитву, сохраняет себя от помех внешнего мира, греховных соблазнов. С другой стороны, должен очень чутко реагировать на то, что кто-то в нем нуждается: в его любви, подвиге, важном поступке. Для этого действительно нужна мудрость. Очень сложно найти золотую середину, но ее надо, безусловно, искать, иначе не получится. Невозможно спокойно внутренне молиться, когда знаешь, что кто-то нуждается в твоей помощи: он просил тебя, а ты не ответил, хотел с тобой пообщаться, поговорить о чем-то важном, а ты не откликнулся. Конечно, никогда не будет внутреннего мира, если в чем-то погрешаешь против близких.

– С другой стороны, невозможно творить мир вовне, если у тебя нет запаса внутренней тишины.

– Это две взаимосвязанные вещи. Сначала ты приобретаешь внутреннюю тишину и молитву, потом внутреннюю тишину реализуешь в деятельной помощи ближним, деятельной любви. Не зря сказано, что вера без дел мертва. Если у тебя есть вера – ты являешь ее делами, если есть мир – стараешься этим миром поделиться с окружающими. Только тогда это является тем, что ждет от нас Христос, то есть чтобы мы пребывали в любви к Богу и ближним, во внутреннем мире.

– Как связаны между собой примирение с Богом и примирение с ближними?

 – Здесь прямая связь. Об этом говорит Евангелие: как ты можешь любить Бога, если не любишь ближнего? И как можешь любить ближнего, если не любишь Бога? Если нет мира с Богом, то ты не сможешь достичь мира с окружающими людьми. Если нет мирного устроения с теми, кто рядом, – ты не можешь молиться, ощущать, что Бог присутствует в твоей жизни, тебя будет всегда что-то раздражать. Одна из главных трудностей современного человека в том, что его всегда что-то раздражает, нет внутреннего мира.

Чтобы этот мир приобрести, необходимо сделать очень важный шаг – прийти к покаянию. Покаяние дает человеку возможность ощутить внутренний мир: осуждение себя, осознание своих недостатков, грехов, немощей, покаяние перед Богом, осознание того, что сам ты не можешь себя исправить, что тебе нужен Христос Спаситель. Только тогда, сделав этот шаг к Богу и внутреннему преображению через покаяние, потихоньку начинаешь ощущать, что такое мир. Господь дает тебе вкусить мир. Если появилось намерение покаяться, желание что-то исправить в своей жизни – Господь выходит навстречу человеку и дает ему радостное ощущение, что жизнь меняется. Душа успокаивается, появляется радость.

– Мир, наверное, и является индикатором настоящего покаяния.

– Да. Обратите внимание, что на богослужении мы много раз слышим слова «мир всем». Часто Сам Христос говорил апостолам: мир вам. Эти слова являются ключом ко всей духовной жизни. Если ты в мире, то ты христианин, если не в мире – что-то не так. Ищи, исправляй, думай и кайся, чтобы этот мир опять приобрести.

 – Мир – это не всегда пассивное благостное состояние. Иногда приходится защищать, отстаивать его.

– Безусловно, мир надо заслужить. Путь к миру идет через борьбу, внутреннюю духовную брань. Человек должен иметь мужество признать свои ошибки и вступить в эту борьбу. Если рядом с тобой совершается неправда, а ты молчишь – будешь потом мучиться: «Почему же я об этом не сказал, не сделал замечание, согласился с этим неправильным мнением, поддержал грех?» И ты не успокоишься, пока это не исправишь. Это борьба, усилие – нужно большое мужество. Это и есть признак того, что каждый христианин – воин Христов. Чтобы бороться, нужно иметь мужество не идти на компромиссы там, где это может привести ко греху. Бывает, что можно что-то сгладить и быть со всеми в мире, но бывают моменты, когда нужно точно сказать: «Нет, это неправда». Нужно свою точку зрения, конечно, обозначить.

Где грань между миром настоящим, миром между людьми и искусственным миром, основанным на угождении другим, лишь бы все было мирно? Не обострять ситуацию, обходить ее, лишь бы сохранить мир…

– Это как раз такое состояние, которое выражается словом «толерантность». В последнее время слово «толерантность» стали использовать реже, а раньше его использовали очень часто, особенно в Европе. Толерантность – это некий призрачный мир, когда внешне все вроде бы хорошо, а то, что внутри, не так важно. И тут даже не грань – должна быть четкая позиция человека.

Чтобы мир был настоящим, необходима внутренняя чистота сердца, необходима Божия правда, и поступать нужно по правде Божией. Вот тогда будет настоящий внутренний мир, настоящая любовь к человеку, тогда и внешне это будет искренне и по-настоящему.

Наверное, здесь даже не грань, здесь человек просто должен понимать, ради чего он это делает: ради любви, ради того, чтобы являть эту любовь людям. Когда он сам пребывает в любви, он находит путь к этому настоящему миру. Он начинает чувствовать, понимать, как ему поступать в той или иной ситуации, чтобы и против правды не грешить, и не воевать с ветряными мельницами, когда из-за каких-то пустяков люди начинают спорить, ругаться и так далее.

Человек начинает находить разумные, нужные компромиссы, которые, конечно же, в жизни необходимы, но и не погрешает против правды Божией. Наверное, прежде всего человек своим сердцем должен чувствовать любовь к Богу и к людям, тогда он найдет правильный путь к сохранению мира и правды Божией.

– Даже отстаивание, защита мира внешне может выглядеть как конфликт, когда человек с чем-то принципиально не соглашается, высказывает свою точку зрения, свою позицию или даже указывает ближнему на его ошибку, понимая при этом, что это делается ради настоящего, глубокого мира.

– Да, безусловно. Люди, прославленные Церковью в чине Христа ради юродивых, всегда казались людьми конфликтными. Они бросались камнями в стены, совершали странные, иногда даже неприличные поступки, то есть они как будто провоцировали кого-то на конфликт. На самом деле своим странным поведением они призывали людей к настоящему миру, к настоящей правде, к настоящей любви. А ведь иногда именно конфликт может привести человека в чувство, именно конфликт может заставить его задуматься о том, что он не прав, и вывести его из некого оцепенения, что вроде бы у него все хорошо, все нормально.

Наверное, для того чтобы чувствовать, когда можно пойти на конфликт, нужно иметь очень чистое сердце, очень чуткую душу. Нужно быть святым человеком, чтобы чувствовать, когда можно и ударить кулаком по столу, и даже дать кому-то оплеуху. Помните, как святитель Николай дал оплеуху Арию, опять же ради мира, ради того, чтобы Арий одумался, может быть, покаялся и осознал, что он пребывает вне правды Божией, а значит, пребывает вне мира, вне спасения? Возможно, это звучит несколько вульгарно, но, безусловно, это был конфликт ради мира.

– Как связаны между собой мир и молитва?

– Конечно, здесь есть прямая связь. Святые отцы много пишут о том, что невозможно молиться, если ты с кем-то в ссоре, если не примирился с Богом. Только тогда, когда ты со всеми в мире, ты можешь по-настоящему молиться Богу. И, наоборот, без молитвы нельзя сохранить мир.

Мы это прекрасно видим, когда оставляем свое правило. Не помолившись, мы бежим на работу, начинаем заниматься делами и чувствуем, что постоянно раздражаемся, что у нас не хватает духовных сил понести какие-то мелкие недостатки ближних, не хватает запаса прочности и терпения, чтобы что-то простить, на что-то не обратить внимания. То есть здесь есть прямая взаимосвязь.

Многие жалуются, говорят: «Я не выполняю молитвенное правило, не читаю утренние и вечерние молитвы». И что здесь делать? Просто вычитывать, заставлять себя все это терпеливо прочитывать, конечно, можно, и иногда это дает свой результат. Ты себя заставишь, помолишься и как-то успокоишься. Но все равно, если есть какой-то неразрешенный конфликт, неразрешенная проблема, нужно это решать, чтобы молиться по-настоящему. И тогда молиться захочется, тогда молитва станет естественным состоянием твоей души, естественным твоим порывом к Богу.

– Все мы знаем слова преподобного Серафима Саровского о том, что целью христианской жизни является стяжание мирного духа. Почему здесь употребляется именно слово «стяжание»? Не приобретение, не поиск, а именно стяжание? То есть мирный дух – это как какое-то накопление, что ли. Какую аналогию можно здесь провести, то есть каков механизм обретения мирного духа?

– Я читал толкование о том, что стяжание означает не просто какое-то накопление, как стяжание денег, а это постоянное усилие для стяжания этого мирного духа, постоянный поиск, борьба, забота о его приобретении. А какой здесь механизм? Собственно, эти механизмы даны нам Церковью.

Мы знаем, что Церковь призывает нас к молитве, к посещению богослужений, к посту, к чтению Евангелия. Всё это пути стяжания этого мира. Но самый главный, самый основной, самый важный путь – чтобы человек мог приобщиться к тайне воскресения Христова, к крестной жертве, которую Христос принес за нас. Наверное, это путь самый главный, самый короткий, самый доступный.

Можно быть неграмотным, не любить читать, быть настолько занятым на работе, что не будет оставаться времени для молитвенного правила. Но если у тебя есть возможность быть на богослужении, участвовать в Евхаристии, через покаяние, через совместную молитву, ты можешь стяжать этот дух мирен.

Участвуя в литургии, человек понимает, что он приобретает это не своими усилиями, а только благодаря подвигу Христа, крестной Его смерти, и тогда это действительно становится потребностью для человека. Если же мы долго не участвуем в литургии, не причащаемся, то, как бы мы ни молились, ни изучали Евангелие, как бы ни исполняли все другие заповеди, мы не сможем стяжать дух мирный.

Конечно, в истории Церкви были примеры, когда отшельники, подвижники жили в пустынях, вдали от храмов и очень редко причащались, но все равно когда-то они причащались. И это событие настолько их наполняло, что давало им силы на все остальное. Даже Марии Египетской, которая причастилась только в начале своего подвига и в конце, Причастие дало силы для подвига, тем более оно дает силы нам.

Поэтому для нас исповедь и причастие являются самым важным условием и самым коротким путем к стяжанию внутреннего мира, благодати Божией и победы, причем это не так уж сложно. Но у многих почему-то возникает предубеждение, что подготовиться к исповеди, к причастию – это сложно, что нужно очень много поститься, молиться, что здесь нужно прилагать какие-то невероятные усилия. Да нет. Просто нужно смириться, покаяться, осознать свою немощь и захотеть быть со Христом.

Нужно причащаться не просто ради того, что пришло для этого время или наступил какой-то церковный праздник, а потому, что в Причастии жизнь, источник силы и радости, а без этого жизнь останавливается, теряет свой смысл. Слава Богу, сейчас у нас есть возможность ходить в храм, участвовать в литургии, причащаться Святых Христовых Таин, чтобы победа Христова, Пасха Христова, стала реальным событием и нашей жизни.

– Может быть, людей останавливает то, что, если они идут на исповедь, им нужно добросовестно, досконально и максимально подробно исповедоваться и эта задача кажется им непосильной? Может быть, есть смысл сказать им, что, если человек сделает хотя бы полшага на этом пути, постарается хоть что-то сделать, для него это уже будет каким-то маленьким подвигом?

– Я считаю, что здесь есть прямая аналогия с состоянием здоровья человека. Вот у человека много болезней, но есть какая-то основная болезнь, которая больше всего его беспокоит. Именно с этим он обращается к врачу и говорит: «Знаете, у меня болит вот это», – и он начинает с этого, а потом уже лечится дальше.

Так и здесь: у человека всегда есть какая-то главная проблема, главный грех, главная беда. И если он осознал эту беду и пришел на исповедь с этим одним, но самым важным, самым тяжелым грехом, от которого он не может избавиться, и покаялся, то это уже очень важный, большой его шаг к Богу и к этому внутреннему миру.

Конечно, невозможно покаяться сразу во всем, но нужно начинать с самого главного, с самого больного и трудного греха, и тогда для человека откроется его дальнейший путь, и потихонечку он начнет понимать, что ему делать дальше.

– Мы сегодня уже вспоминали об образе, который знаем из Евангелия, – «не мир, но меч». Наверное, образ меча здесь присутствует не случайно, потому что меч именно отсекает. То есть он не попаляет огнем и не производит какого-то другого действия, а именно отсекает. Видимо, само это решительное движение, которое отсекает одно от другого, в итоге и приводит к миру.

– Да. Хирургическая операция, когда что-то отсекается (хотя это жалко, больно и тяжело), приводит к здоровью, и это приводит к тому, что человек продолжает жить, а не умирает. Действительно, тема меча, этой внутренней духовной брани, очень важна. Поэтому христиане никогда не говорят о каком-то чисто внешнем мире, о том, что пусть все будет хорошо, лишь бы никого не беспокоить, лишь бы не затрагивать каких-то больных тем, потому что тогда не будет отсечения, не будет настоящей победы.

Конечно, нужна борьба, может быть, нужна болезненная жертва ради того, чтобы победить грех. Нужно пожертвовать тем, что, может быть, привычно, что нравится, что уже настолько глубоко вошло в жизнь, что трудно от этого отказаться. Но Господь говорит нам: не мир пришел Я принести, но меч, чтобы человек действительно мог это осознать и отсечь от себя все, что ему мешает.

– Вы говорили, что человек, который старается творить мир, для окружающих становится как бы белой вороной. Почему так происходит? Ведь человек хочет истинного, настоящего блага для своих ближних, а порой, наоборот, получает, скорби.

– Да, это, безусловно, так, потому что людей это раздражает. «Ишь, нашелся святоша, призывает нас к хорошему. А кто он такой, чего он нас учит?» Конечно, это вызывает ненависть и раздражение. Так Христос вызывал ненависть и раздражение в людях, Его окружавших, – в фарисеях, законниках. Они сами хотели быть вождями народа и боялись того, что пришел Учитель, Которого все слушают, Который совершает чудеса, и того, что из-за этого они лишатся власти над народом.

Когда человека, стремящегося к миру, окружает дух злобы, это проявляется в том, что наступает его гонение, преследование и так далее. И, что самое страшное, его не могут понять, ведь чтобы понять другого, сначала нужно действительно победить страсти.

Если же мир не борется со страстями, если, наоборот, он эти страсти размножает, культивирует, приумножает, то мир ничего не может понять. Я имею в виду мир греха, мир человечества, которое удаляется от Бога. И сколько этот мир ни убеждай, ни говори, что белое – это белое, а черное – это черное, он все равно тебя не поймет. Бесполезно его в чем-то убеждать и что-то ему говорить.

– То есть происходит некий парадокс – истинное благо людьми не принимается и не воспринимается как благо.

– К сожалению, это так. Поэтому здесь даже трудно о чем-то говорить. Наверное, поэтому многие подвижники никого не учили, они просто молились за мир, чтобы мир был спасен. Особенно это касается мира современного, когда все уже всё знают, и никаких открытий сделать невозможно, и сказать им что-то новое тоже невозможно. Единственное – люди могут ощутить дух любви, дух мира через молитву, но не через какие-то убеждения словами.

– Наверное, самое сильное влияние, когда человек на самом деле обретает или старается обрести мирный дух, никому ничего не навязывая, никого не заставляя, просто транслируя этот мир в окружающее пространство и как бы заражая миром других людей. Это является неким маячком мира для других.

– Да. Тем более что люди страдают и в этих страданиях озлобляются и не хотят ничего слышать. Даже самые правильные слова вызывают в них раздражение. Я помню, у меня была одна знакомая, которая тяжело болела. Она очень страдала и говорила: «Меня страшно раздражает, когда мне говорят какие-то ободряющие слова, что нужно только потерпеть – и все будет хорошо. Это внешнее словесное сочувствие меня очень-очень раздражает. Лучше ничего мне не говорите».

А ей просто нужно было, чтобы кто-то был рядом, нужно было ощущать чье-то тепло, чью-то поддержку, больше ничего. Может быть, и людям, которые страдают в мире, просто нужно ощущать, что они не забыты, что кто-то их любит, что их любит Бог, что в мире есть любовь и не все определяется только деньгами, властью. Все равно в мире остаются вечные ценности, просто нужно быть свидетелем этого и ни о чем не говорить, ничему не учить. Но, наверное, это уже другая очень большая тема.

– Я думаю, что тема нашей сегодняшней передачи раскрыта. Прошу Вас подвести краткий итог.

– Прежде всего я желаю всем пасхальной радости, внутреннего мира. Желаю каждый день видеть милость Божию, благодарить Бога, дорожить тем, что у нас есть. Может быть, чем-то малым, но это малое открывает для нас великую милость Божию. Я желаю всем мира, радости, здоровья, благополучия. Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

Ведущий Денис Береснев

Записали Елена Кузоро и Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​