Вторая половина. Матушка Анастасия Саушкина

25 сентября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Героиня программы - матушка Анастасия Саушкина, супруга иерея Николая Саушкина, настоятеля храма во имя Ксении Петербургской, г. Реж.

Героиня программы – матушка Анастасия Саушкина, супруга иерея Николая Саушкина, настоятеля храма во имя блаженной Ксении Петербургской города Реж.

Кому много дано, с того и спрос больше. Мы, конечно, соглашаемся с духовной аксиомой, выведенной на основе опыта многих поколений, но, когда речь идет о нас самих, когда нам посылаются испытания, которые не могут принять ни ум, ни сердце, известная мудрость, увы, перестает работать. Ее подавляет вопрос: «Почему это случилось со мной? Почему, Господи?» Ответ приходит не сразу. Пока сердце кровоточит и душа сопротивляется, его не будет. Стоит больших усилий осознать, что даже самые драматичные события в нашей жизни – это проявления огромной Божественной любви. Только тогда душа утихнет и придет осознание: впрочем не как Я хочу, но как Ты

Маленькая кухня, кажется, наполнена солнечным светом, но скоро понимаешь: солнечное тепло, которое буквально обнимает тебя, исходит от хозяев этого дома. Пока папы дома нет, семилетний Ваня – за старшего мужчину. Впрочем, и в храме, где папа настоятель, он тоже лицо не последнее – старший пономарь.

Ваня Саушкин:

– Я начал служить еще в четыре с половиной.

– Что ты делал?

Ваня:

– В алтаре помогал.

– Папа тебя туда привлек, да?

Ваня:

Да. Точнее, я сам захотел идти в алтарь. Я зашел в соборе в алтарь и говорю: «Можно войти?» Папа говорит: «Ты уже зашел». Ну и я вошел.

Папа Вани – иерей Николай Саушкин, с недавнего времени – настоятель храма во имя Ксении Петербургской в городе Реж Свердловской области. В священническом сане отец Николай пять лет, но раньше служил клириком в разных храмах Екатеринбурга. Настоятельство – это не только шаг вперед, новый, более серьезный уровень ответственности перед Господом и совершенно другой, высший спрос и со священника, и с его второй половины. Господь никому из Своих детей не позволяет пребывать в духовно-сонном состоянии. Как любящий Отец, Он побуждает дойти до глубин своей души, вырвать с болью давние занозы, которые уже поросли временем и вроде бы перестали болеть, но все равно есть. Но так глубоко заглянуть в себя возможно, пожалуй, только после серьезного потрясения. Мы знакомимся с матушкой Анастасией Саушкиной именно в такой момент ее жизни.

Матушка Анастасия:

– У нас в этом году умер ребенок. Беременность протекала очень тяжело, и в 26 недель он перестал шевелиться. Мне пришлось мертвого рожать. Мы очень долго ждали – Ване уже семь лет, то есть долго не было ребенка.

Материнская боль еще на пике, но постоянно пребывать в ней губительно, и она заставляет Анастасию искать духовный выход из внутреннего тупика. Например, обращаться к литературе, чтобы найти причинно-следственные связи того, что произошло совершенно неожиданно.

Матушка Анастасия:

Там есть важные моменты, настраивающие на то, что прежде всего нужно быть женственной, а не мужественной, ведь к мужчинам, как известно, дети не приходят, мужчины не рожают детей: нужно поработать над разными качествами своей души (и внешности в том числе), чтобы быть более женственной, например.

Она пытается, пройдя сквозь боль, заглянуть внутрь своей души, что-то вспомнить, что-то проанализировать. Поняла, что всему начало – детство.

Матушка Анастасия:

– Мне нравилось гонять на мопеде. Видимо, папа хотел мальчика, все равно он как-то, подспудно, подбадривал меня, когда я занималась чем-то таким, что больше касалось мальчиков.

Ее семья была тылом и опорой – любящие родители и младшая сестра. И Настя, видимо, бессознательно впитала те гендерные отношения, на которые в то время делало акцент общество. Речь идет о социальном равенстве мужчин и женщин. В немалой степени это ломало женскую природу.

Матушка Анастасия:

– Я бы не сказала, что по манерам я была «пацанкой», просто мне нравилось быть энергичной и сильной. Как это бывает? Что-то там подхватить, поднять, перетащить куда-то – такие немножко не женские качества, а больше все-таки мужские.

После школы – Екатеринбургская медицинская академия. Студенческие дискотеки, тусовки тоже, увы, не прибавляли представлений о женственности. Островком света для Анастасии был и оставался храм, под его своды их с сестрой еще в детстве привела бабушка. А потом новые интересы, занятость, большие расстояния мегаполиса отдалили ее от Церкви, но только внешне и только на время. Вскоре пути Господни привели ее в Вознесенский храм.

Матушка Анастасия:

– А там «молодежка», там так уютно... Там мне так понравилось, что я приросла, у меня появились настоящие друзья. Там было общее дело: мы ремонтировали верхний придел храма. Я вообще себе поражаюсь, сейчас я вообще на такие подвиги не способна: летом с утра до половины дня примерно (часов шесть) у нас была практика, потом я – бегом в храм Вознесения, переодеваюсь, поднимаюсь на леса штукатурить, красить.

Православное молодежное движение – это не только помощь храму, это совместные сплавы, песни под гитару у костра, радость общения с близкими по духу. Как раз в этой среде Анастасия и поняла, какая она, женственность.

Матушка Анастасия:

– Правила ставят человека в определенные рамки, он понимает: вот так – правильно, а так – неправильно, по правилам – не по правилам. И мне тогда очень нравилось, что видишь путь, понимаешь, что ты идешь правильно – туда, куда нужно.

На этой дороге не могли не пересечься два правильных пути – ее и студента-теолога Николая Саушкина, участника молодежного клуба при храме святителя Пантелеимона. Вместе танцевали на епархиальном балу, вместе обсуждали что-то, смеялись, вместе чему-то радовались.

Матушка Анастасия:

– У него была машина, он меня подвез. Машина была куплена на стипендию, «Москвич-412», и он меня подвозил до дома.

Уже через неделю после знакомства обоим стало понятно: их встреча не случайна. А еще через пару месяцев молодые люди познакомили между собой своих родителей и объявили: «Мы женимся».

Матушка Анастасия:

– Это было самое трудное для меня – привыкание друг к другу. Очень часто хотелось развернуться и уехать к маме.

Претензии, как сейчас признается матушка, возникали практически на пустом месте, а тогда все больше накрывали печали, складывалось не так, как хотелось.

Матушка Анастасия:

– Я тогда еще не осознавала, что происходит, почему мне все время хочется командовать, хочется управлять, контролировать. Сейчас я об этом довольно много читаю и понимаю, что это мужские качества, и нужно от них избавляться, применять их как-то, по крайней мере, не в семье, а, скажем, в храме, где у меня есть какие-то послушания: там это нужно, а в семье этого не нужно.

Когда отец Николай с большой любовью и тактичностью пытался остановить претензии Анастасии, он наталкивался на стену непонимания.

Матушка Анастасия:

– Раньше я с обидчивостью это воспринимала. Сейчас я уже как-то себя останавливаю: так, стоп, что-то я ведь на самом деле не так делаю. Одно дело, когда ты считаешь, что так и должно быть, и когда тебе что-то говорят, ты не соглашаешься, а другое дело, когда я узнала, что надо быть поженственнее, надо меньше командовать, и, когда мне муж об этом говорит, я сразу же беру себе на заметку: так, все, остановились, это так не нужно делать, нужно больше проявлять покладистости, мужа слушаться, учиться, в конце концов.

Учиться – значит, жить и двигаться вперед, не бояться расширять границы своих возможностей, переключаться на что-то новое, чтобы не впускать в себя печаль. После окончания медакадемии Анастасия практически не работала по специальности. Нашла себя в сестричестве Православной службы милосердия при социальном отделе Екатеринбургской епархии. Со временем стала главной сестрой милосердия. Участие в сестричестве – это поддержка того, кто слабее духовно, кто только приступает к церковным таинствам и делает выбор в пользу веры. Матушке Анастасии сестричество помогло еще и по-новому реализовать себя – например, закончить курсы вождения.

Матушка Анастасия:

– После замужества я об этом не думала, а мне как-то сказали: «Ты иди, учись, вдруг пригодится» – то есть направили, вектор мне придали. А потом были разные моменты, когда просто учили работать, учили правильно относиться к своему служению: что это не просто работа, а еще и служение.

В сестры милосердия ее посвятили, когда сыну Ване едва исполнился год – с малышом оставалась бабушка, а молодая мама с головой уходила в дела. А когда при Пантелеимоновском храме открыли православный детский сад, с удовольствием отдала туда ребенка.

Матушка Анастасия:

– У меня почему-то сработала стандартная программа: полтора года – и все, на работу. Почему я решила для себя, что это мне нужно? Это какие-то рамки, стандарты, которые на тот момент я не пропускала через себя: хочу ли я этого действительно? Зачем мне нужно так поступать? Кому нужно, чтобы я ребенка отдала в садик? Я тогда об этом вообще не думала.

Задумалась, когда Ваня тяжело и надолго заболел: коклюш, пневмония. Возможно, именно в тот период матушка Анастасия впервые себя спросила: почему так случилось в их священнической семье? И получила ответ. Именно в это время к ней в руки пришла книга «Очарование женственности», прочесть которую советовал духовник. Книга активизировала в ней то, что записано в геноме женщины, – жертвенность. Настя решила пожертвовать работой в пользу семьи, отец Николай поддержал.

Матушка Анастасия:

– Ему было неприятно, когда в выходной в жизнь врывались какие-то звонки. Или у меня предполагалась сестринская паломническая поездка, я ее готовила – не могла не готовить перед отправлением, а у него, например, в эти дни были выходные. Такой диссонанс нам был труден.

Ей стали открываться истины, старые как мир, но каждый раз новые – пропущенные через собственный опыт.

Матушка Анастасия:

– Когда я мужа прошу сделать что-то по дому, то очень переживаю, когда он этого не делает или долго не делает. А для него, как мне кажется (и я с ним это обсуждала), важно ласковое отношение: приобнять, ласковое слово сказать – если этого нет, он не чувствует себя любимым. Мне казалось, что я права, что я знаю, как надо, и даже не было мысли почитать что-то. По воспитанию детей люди читают книги, если не знают, как воспитывать, но редко возникает мысль почитать что-то о супружеских отношениях.

Ее материнская боль потери еще не дает покоя, заставляет вновь и вновь искать причину: почему так случилось в семье, где, казалось бы, все по правилам?

Иерей Николай:

– Бывают такие случаи в жизни, когда человек сопротивляется заповедям, воле Божией. Думаю: «Ну ладно, ты уже большой, я не могу тебя заставлять что-то делать или не делать. Бог лично тебе дал свободную волю. Иди, обожгись, я жду, когда ты вернешься».

Матушка Анастасия:

– Может быть, тогда я плохо занималась именно своим внутренним, духовным состоянием. Но больнее всего то, что Господь же меня любит, но почему-то Он мне это послал – и как мне с этим жить? Как это все-таки принять по-настоящему, полностью: что я Богу доверяю, что именно так для меня будет лучше, – ведь Ему виднее, как лучше? Но мы все правильно делаем, – почему нас так? Ладно бы, мы были какие-то гулящие, пьющие – все понятно, закономерно: мы грешим – и получаем за это. А тут вроде стараешься изо всех сил, стараешься жить, и все равно все наперекосяк… Тогда уже больше вопрос – к вечности: значит, мы не здесь мзду получаем, а где-то потом она, может быть, будет, если еще что-то соблюдем правильно.

Иерей Николай:

– Кому многое дано, с того много и спросится – и это точно так же: кому дается Богом больше талантов, тот должен больше ими служить, больше отдавать.

– Ты точно будешь священником или нет?

Ваня:

 Пока неизвестно. Может, я передумаю, только диаконом буду. А может, вообще уйду в монастырь.

У Господа не бывает ни случайностей, ни ошибок. Кризисные моменты в жизни при всей их драматичности благодатны – они не дают пребывать в духовном сне и позволяют в итоге выйти на новый уровень понимания и жизни, и вечности. И у матушки Анастасии это обязательно произойдет, ведь она сумела рассказать о своей боли всем нам. И в помощь ей (будем надеяться) – наша общая молитва.

 Матушка Анастасия:

– У меня давно это было, еще в начале воцерковления, что кто-то мне нужен, чтобы мне стать ближе к Богу: священник, не священник, какой-то человек, мне почему-то казалось, что он должен быть в моей жизни.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 25 октября: 23:45
  • Воскресенье, 28 октября: 15:05
  • Вторник, 30 октября: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы