Вопросы веры (Пенза). Выпуск от 20 сентября

20 сентября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Информационно-просветительская программа Пензенской митрополии. 

Мест мученичества христиан за веру в России очень много, и в первые годы советской власти одной из таких болевых точек на карте нашей страны стало село Кучки Пензенской области. В ходе подавления крестьянского восстания здесь в августе 1918 года в числе прочих были расстреляны настоятель и несколько прихожан Михайло-Архангельского храма. В день памяти невинно убиенных, погибших ровно сто лет назад, в одном из почти разрушенных кучкинских храмов состоялась Божественная литургия. Ее возглавил владыка Серафим. 

Серафим, митрополит Пензенский и Нижнеломовский: 

– Сейчас нам уже сложно судить, кто был прав и виноват. Но мы знаем, что ценность человеческой жизни, созданной Богом, велика, и никто не имеет права отнимать ее у человека ни ради каких целей. А еще мы с вами собрались, чтобы почтить мучеников, потому что отец Иаков со своими прихожанами – это первые на Пензенской земле мученики, которые пострадали за Христа. И я надеюсь, что память, которую мы сегодня постарались возродить, будет вновь приводить нас в это место, чтобы почитать таких искренних священнослужителей, которые ничего не жалели для того, чтобы остаться верными своему слову, своей вере, остаться верными своему подвигу. Я уверен, что в обителях Отца Небесного они сегодня призирают и на нас и молятся, чтобы возрождалось православие на Руси, которое они так бережно старались хранить в эти тяжелые и ужасные годы. Тогда хранение православия стоило им жизни, стоило уничижения и поругания их семейств, которые становились на долгие десятилетия сынами, дочерями, женами, матерями врагов народа. 

Расположенное удобно в транспортном и природном отношении месте, село Кучки когда-то успешно развивалось. К началу революции его население составляло около 5 тысяч человек. Само же село было центром волости, насчитывающей около 14 тысяч жителей. По словам старожилов, в Кучках были развиты различные промыслы – от вязания пуховых платков до производства кирпича. Но основным занятием всегда оставалось сельское хозяйство. 

Любовь Дубровина, председатель приходского совета: 

– Тут очень зажиточное село было, очень богатое. Но они работали, трудолюбивые люди. Земли очень хорошие тут, особенно за Хопром на водоразделе, однотипные с кубанскими землями. 

Конечно, участников трагических событий столетней давности в живых уже не осталось, совсем мало и тех, кто слышал что-то об этом от родственников. Уроженец Кучек Виктор Константинович Волков долгое время по крупицам собирает информацию о крестьянском восстании среди местных жителей и в архивах. По его словам, волнения начались после прибытия в село продотрядовцев с распоряжением изъять у населения почти весь хлеб и были спровоцированы на общем сходе именно представителями власти, открывшими огонь по безоружному населению. 

Виктор Константинович Волков, уроженец села Кучки: 

– Воевать и восставать никто не хотел. Некоторые пишут, что там было подготовлено восстание и прочее, но тут чисто практически. И там люди были, которые и за советскую власть даже, и которые не очень-то благоволили к советской власти. Ну, короче, разные взгляды, как всегда в революцию. Когда произошел расстрел продотрядовцами крестьян, восстания не произошло, как ни странно. А когда они стали забирать хлеб и хлеб начали забирать с мельницы (трудно сказать, чей он был), когда они стали его грузить и забирать, там собралась толпа, начались взаимные угрозы и одного продотрядовца забили кольями. Он пытался стрелять, но ему не дали этого сделать. Другому человеку косой голову скосили. Один из тех, кто, видимо, воевал на фронтах Первой мировой войны (его родственника, внука, я знаю) вскочил на лошадь и скосил этому продотрядовцу голову. 

Согласно имеющимся сведениям, в результате восстания и после приезда команды карателей погибло около 30 крестьян. Вместе с ними безвинно пострадал и настоятель Михайло-Архангельского храма священник Иаков Бученков. 

В.К. Волков: 

– Они зашли в храм. В храме находились, по некоторым данным, женщины – все указывают, что женщины были, и еще пять мужчин: священник, староста, остальные – неизвестно кто (возможно, что и причт там находился), – пять человек. Подошли к священнику, спросили: «Вы с кем, с нами или с Богом?» Это Иаков Бученков был (отчество его могло быть Иванович, – я так думаю, но это можно еще поискать). Священник ответил: «Я с Богом!» То же ответили все остальные (женщин не спрашивали). И этих людей привели на кладбище, в правом углу кладбища их заставили рыть могилы. Когда они вырыли, их снова спросили: «Вы с кем, с нами или с Богом?» Они ответ дали тот же самый: «С Богом!» – и были расстреляны. 

Священник Павел Бачурин, настоятель Богословского молитвенного дома с. Богословка Пензенского района: 

– Тут произошло нечто, что выбило людей из привычной колеи, – кто-то растерялся, кто-то испугался, кто-то предал, а кто-то остался верным и прошел путь Христовой Голгофы вместе с Ним до конца. Да, много испытаний приходилось видеть и нашей многострадальной Пензенской земле. Вот сейчас мы отмечаем 100-летие той трагедии – 100 лет прошло, пролетел целый век, а последствия этих страшных событий, этого слома огромной могучей империи мы и переживаем, и чувствуем, да и воочию видим до сих пор! 

Одним из последствий слома империи стал и слом народного сознания – в памяти жителей Кучек не осталось практически ничего ни о самом разрушенном храме, ни о его настоятеле. 

В.К. Волков: 

– Вот про церковь, а значит, и про священника все воспоминания только положительные. Церковь называлась «красной» почему-то. Непонятно. У нас вопрос возник: почему «красная» церковь? Может, кирпич красный? Оказывается, нет! Церковь была деревянной. Ну, красная – значит, люди какое-то особое почитание, уважение и к священнику, и к самой церкви имели, поэтому и называли церковь «красной». 

Как выяснилось, Виктор Константинович хорошо знал внучку расстрелянного священника. 

В.К. Волков: 

– Я вместе с ней учился. Дело в том, что, когда учился, нам родители запрещали что-либо рассказывать. Я знал фамилию Бученков, но Бученковы в Кучках не одни они были. Я не думал, что это она. И только потом узнал, что она внучка, – я знал, что Бученков священник, но не знал, что она его внучка, что я сижу с ней за одной партой. Вот так получилось! 

Сегодня Антонина Григорьевна – младшая дочь в семье, единственная из оставшихся в живых близких родственников отца Иакова Бученкова. 

Антонина Григорьевна Братчикова, внучка расстрелянного священника: 

– Про дедушку я знала понаслышке, от братьев, от сестер, от родственников. Слышала, что он служил в церкви, был священником – был старшим по церкви. И вот после революции, в1930-х годах (точно не знаю год), здесь все раскулачивали, храмы все разрушали. И вот к нему в церковь пришли двое или трое (не знаю, как их назвать) и спрашивают: «Нам старшого». Он подходит к ним и говорит: «А что вам от меня нужно?» Ему говорят: «Мы хотим вам вопрос задать: вы с Богом или с нами?» Он говорит: «Я с Богом!» Еще трое с ним были, их тоже спрашивали, они так же ответили, и вывели их из церкви и прямо у церкви расстреляли. 

По словам Антонины Григорьевны, на могиле деда она не была ни разу и даже не знает, где она находится: в семье не принято было вести разговоры на эту тему. Ни его личных вещей, ни фотографий того периода тоже не сохранилось. 

А.Г. Братчикова: 

– Вот у меня внук и то такие вопросы мне задавал: «Как дедка?» Вот так спрашивал. Я ему говорю: «Что ты меня спрашиваешь? Я ничего не знаю!» А он даже удивлялся: «Как это так – ничего не знаешь?» Ну вот так! Мы как-то вот в заботах жили – все у нас только работа, как бы вот накормить, напоить. Только это у нас было. Вот я когда училась в школе (вот Виктор Константинович знает), мы и работали, и учились. Мама только скажет: «Дети, ну-ка на огород!» – у нас 60 соток огород был, мы этим и жили! Огурцы, помидоры – у нас все было свое! Такое время было! 

При этом, несмотря на антирелигиозную пропаганду и советское воспитание, внучку расстрелянного священника всегда тянуло в церковь. Поначалу, когда сразу после окончания школы она переехала в Пензу, ее туда с собой брала мама, потом стала ходить сама. 

А.Г. Братчикова: 

– Это я с мамой вот здесь ходила. Скажет: «Дочка, пошли!» Мне было 20 лет, вот так. Она меня берет, говорит: «Тебе надо обязательно исповедаться!» Я говорю: «Мам, ну как?» – «Ну, ты только подойди, платочком накройся!» Она здесь жила и умерла здесь, но хоронили мы ее там. Она сама сказала: «Похороните меня на своей земле, на родине!» 

Недавно обнаруженная на кладбище у бывшего храма и приведенная в порядок братская могила священника и его прихожан, по иронии судьбы, оказалась совсем рядом с захоронением продотрядовцев и членов комитета бедноты, погибших во время восстания. В память о трагическом событии все участники литургии совершили покаянный крестный ход на кладбище, где состоялась панихида по невинно убиенным. В завершение панихиды митрополит Серафим отметил, что трагедия, произошедшая в Кучках, должна стать для нас уроком мужества и стойкости в вере и не позволить повторить ошибок предков. 

Серафим, митрополит Пензенский и Нижнеломовский: 

– Сегодня мы стараемся возродить память об этом человеке. Пока мы еще не знаем точно все обстоятельства, что случились тогда, мы только знаем это по словам людей, сохранивших об этом память, но я надеюсь, что в ближайшее время мы получим документы, которые будут четко свидетельствовать, что здесь произошло в августе 1918 года. Я надеюсь, что и вы все, братья и сестры, будете молиться и прибегать к молитвенному предстательству этих новых Христовых мучеников. Они еще не прославлены Церковью, но мы уверены, что за свои страдания они прославлены у Бога и имеют дерзновение пред Богом ходатайствовать за всех нас. 

Записала Ольга Баталова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 20 декабря: 03:30
  • Четверг, 20 декабря: 15:30
  • Четверг, 27 декабря: 03:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы