Верую (Москва). Встреча с заслуженной артисткой России Екатериной Гусевой. Часть 1

5 июня 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
 

– Сегодня мы пригласили популярную актрису театра и кино Екатерину Гусеву.

Екатерина, давайте поговорим о Вашей работе над ролью в фильме «Лука», который в прокате называется «Излечить страх». Он, кстати, получил специальный приз на православном кинофестивале «Лучезарный ангел». Вы сыграли там любимую жену врача Войно-Ясенецкого, Анну. Скажите, пожалуйста, что дала Вам эта роль в профессиональном и духовном плане? Как Вы к ней готовились?

– Там нет моей заслуги. Понимаете, у меня такое ощущение, что меня там как будто бы нет. Через меня как будто что-то прошло, и я ничего не сделала, просто открылась...

– Как орудие?

– Думаю, что да. На мой взгляд, чудо, что мне посчастливилось сняться в этом фильме, на первый взгляд это казалось невозможным.

Фильм снимался по благословению Русской Православной Церкви, предстоятелей Украинской, Белорусской и, что интересно, Элладской Церквей.

– Первый съемочный день мы начали с молебна. На съемочную площадку в Киеве была привезена частичка мощей, все стояли со свечками, молились, потом начали снимать. С нами все время были священнослужители, которые отвечали на вопросы, оберегали нас от ошибок, неверной трактовки или недопонимания, ведь мы ходили по лезвию ножа. Это очень сложно, очень ответственно. Как уместить в полтора часа жизнь святого (человека, который пришел к вере и стал святым)? Он сам из семьи, где мама и папа были разных вероисповеданий: он – убежденный католик, она – православная. Молодой человек определился все-таки самостоятельно: принял православную веру. Он женился на сестре милосердия, которую называли «святой сестрой», потому что Анна Ланская работала в госпитале Красного Креста и дала обет безбрачия. Сколько и как нужно было молиться, чтобы она нарушила обет, они обвенчались, и у них была большая счастливая семья?

– Кажется, у нее было пятеро детей?

– Да, семья у них была большая, как врач, он лечил и исцелял очень многих, а самое дорогое и любимое – жену – не уберег, вылечить не смог.

Вообще вся жизнь святителя Луки – это потери и приобретения: он терял, может быть, в земном счастье, но Господь давал ему дары духовные. Вот такой закон, видимо: «Даждь кровь и приими дух».

– У меня был очень сложный, насыщенный период. Я не могла найти в своем графике времени, чтобы сняться в этом фильме. Занятость была колоссальная: выпуск спектакля «Граф Орлов» в Театре оперетты (предпремьерные прогоны – так называемые показы для пап и мам), превью для прессы и непосредственно премьера в начале октября. Съемки фильма также планировались на начало октября. Сроки были очень жесткие, потому что декорации, выстроенные в Киеве, должны были быть разобраны, условно говоря, 10 октября. Отсрочить съемку невозможно. Наверное, можно было отказаться от роли Екатерины II в театре, но я предпочла попытаться совместить. Я очень благодарна продюсерам, которые пошли мне навстречу. Это были семь ночных смен в Киеве. Мой график выглядел так: с 11:00 до 15:00 прогон на сцене Театра оперетты. В 15:15 я садилась в машину, потом в аэроэкспресс и в 16:00 была уже в аэропорту. В 17:00 я взлетала, в 19:00 приземлялась (с учетом разницы во времени) и из аэропорта ехала на съемочную площадку. Смена ночная была до пяти утра.

– То есть Вы фактически не спали?

– Я спала в самолете, 40 минут в электропоезде, полчаса в машине по пути из аэропорта на съемочную площадку, на съемках во время грима и перерыва на ночной обед, во время перестановки камер. В пять утра мы заканчивали, в шесть часов я была в аэропорту, в семь взлетала, в одиннадцать была на прогоне в театре. Два перелета в день, семь дней. Сколько я налетала? Отрыв абсолютный, я не чувствовала опоры, как будто существовала во сне. С одной стороны, в театре мне было очень сложно, потому что роль Екатерины II требует очень мощной энергетики, силы, темперамента. Это очень сложная партия, которую композитор буквально раскидал по клавиатуре: от ре малой октавы, самой возможно низкой женской ноты, до верхних нот. Она требует, по крайней мере, чтобы артист выспался и не был голоден. А что касается роли Анны Ланской, наверное, такое состояние мне помогло сделать эту роль, потому что там женщина существует на грани жизни и смерти: она тяжело больна туберкулезом легких. Сначала мы видим ее цветущей, а потом она заболевает и к кроваткам спящих детей подходит уже только ночью, со свечой и платком, прижатым к губам, чтобы не закашляться. Только так она могла их видеть в последние дни. Она уже искала смерти, хотела уйти, просила Валентина отпустить ее, потому что устала.

– А Вам знаком труд святителя Луки (Войно-Ясенецкого) «Я полюбил страдание»?

– «Наука и религия», «Я полюбил страдание» – книги, которые я не могу назвать настольными, но сейчас сложно даже представить, что я впервые сначала прочла сценарий и только посредством сценария познакомилась с Валентином Феликсовичем Войно-Ясенецким. До этого я ничегошеньки не знала о святителе Крымском Луке. Благодаря моей профессии я с ним познакомилась.

– А Вам довелось быть у его мощей?

– Ну конечно.

– Вы туда доехали уже после того, как съемки были закончены, или в процессе съемок (хотя не знаю, как при таком графике можно еще и до Крыма доехать)?

– В Свято-Троицком монастыре, на улице Одесской, в Симферополе, стоит храм, где служил архиепископ Лука. Рядом – небольшой дом-музей, где хранятся его инструментарий, облачение, нательный крест, записи, сделанные от руки, рецепты, очки, фотографии мальчика-подростка, который держит икону. Это парень, у которого выросли два пальца. В юном возрасте он был пианистом, но когда мальчику было около шести лет, ему дверью прищемило два пальца, и врачам пришлось их ампутировать. Мама молилась, мазала оставшиеся косточки маслом от мощей святителя Луки, и вначале появились какие-то отростки с ноготочками, а потом постепенно, фаланга за фалангой, выросли пальцы! Эту историю все знают, об этом можно почитать.

Представьте себе: 1919 год, Гражданская война, очень много смертей. Валентин Феликсович оперировал всех, независимо от того, белый или красный. Некому было отпевать, все храмы заколочены или уничтожены, священнослужители расстреляны или сосланы. И люди в щель затворенного, забитого досками храма бросали записочки об упокоении. Некому было молиться. Молился будущий святитель Лука, отпевая свою жену. Он пришел в храм, открыл двери, и ветер всколыхнул ворох записок. Он как мог читал за свою жену и других людей, без сна, еды и воды. Сколько мог стоял и читал. Когда он пришел в себя, то вернулся в госпиталь и продолжал оперировать, но уже с иконкой, уже перекрестившись. В фильме есть такой момент: прежде чем резать, он пациенту на груди йодом рисовал крестик. Валентин Феликсович был репрессирован, сослан, подвергался пыткам, избиениям. Одиннадцать лет просидел в лагерях! Требовали отказаться от сана, но он этого не сделал.

– Что Вы взяли для себя, в свою духовную копилку, встретившись с этим образом, уже житийным по сути?

– Может быть, я как-то резко скажу, но жития святых – немного сказочные, они от нас очень далеко. Мы их читаем как что-то, когда-то и кем-то далеким написанное. А тут человек является фактически твоим современником, мог бы быть твоим дедушкой, прадедушкой. Каждый человек приходит к Богу своим путем, рано или поздно, посредством счастья или страданий, и удивительно, что моя профессия подарила мне такую возможность. Я часто задумываюсь: а как мне, актрисе, жить и быть с Богом в моей работе? Это вообще возможно?

– Когда стали возникать такие мысли?

– Они возникают постоянно. А сейчас у меня появился перед глазами пример человека, который снимал черную рясу и надевал белый халат; который был врачом не только душ человеческих, но и тел; который знал вдоль и поперек, как все устроено, и при этом был глубоко верующим человеком, священнослужителем, архиепископом и святым. Значит, все-таки можно быть с Богом, имея совершенно земную профессию, находясь среди людей. Для меня это очень важно.

– Где Вы ищете ответы? Может быть, в общении со священниками, своими друзьями, в книгах?

– Благодаря этому фильму у меня расширился круг общения. Я знакома со священнослужителями, которые во многом на меня повлияли и помогли разобраться в сложных, неразрешимых, на первый взгляд, вопросах. И это удивительно: как будто какие-то створки приоткрылись. Матушка Евсевия, настоятельница Свято-Троицкого монастыря в Симферополе, которая меня приняла, как родную дочь, удивительного тепла женщина. У нее ни с чем не сравнимые, материнские объятия. У нас была премьера в Минске, куда привезли частицу мощей святителя Луки. Мы познакомились совершенно случайно: за обедом у отца Федора, настоятеля храма, в котором была частичка. Матушке очень понравился фильм, и, конечно, приятно, что она приняла мою роль.

– Вы немножко пожили у нее в монастыре?

– Да, конечно. Насколько часто получается, я стараюсь навещать, благодарить и просить прощения, если что не так.

Получается, после этого фильма места, где сейчас почивают мощи святителя Луки, теперь для Вас стали, можно сказать, родными?

– Это правда.

– Может быть, это поворотная точка в вашей духовной жизни. Екатерина, наш православный телеканал смотрят от Владивостока до Калининграда, его транслируют на 119 стран мира спутники, запущенные на Урале. Что бы Вы хотели пожелать аудитории нашего канала?

– Всем желаю мира, добра, любви. Желаю всем верить, что все будет хорошо, что бы ни было. Всё во благо, любые трудности преодолимы, и нужно стремиться к лучшему и верить в лучшее, потому что в конечном итоге все будет очень хорошо. Добра, любви и мира!

Спасибо Вам за эти слова! Мы желаем Вам дальше нести свет людям через свои роли, особенно такие, как в фильме «Лука» о святителе Войно-Ясенецком. Хотим преподнести Вам в подарок серебряную иконку Матроны Московской, покровительницы Москвы.

– Спасибо, мне очень приятно!

 

Автор и ведущая программы Елена Козенкова
Записала Татьяна Башилова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы