Уроки православия. Уроки аскетики со священником Валерием Духаниным. Урок 8

30 марта 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
На уроках по аскетике мы говорим о той работе души, которую святые отцы называют внутренним деланием. Совершать его необходимо каждому верующему во Христа и желающему спастись человеку. А сегодня о. Валерий Духанин остановится на том духовном упражнении, с помощью которого возможно обрести добродетель терпения - о самоукорении…

– Мы продолжаем учить великопостные уроки аскетики со священником Валерием Духаниным. И сегодня вновь будем говорить о той внутренней работе, которую необходимо выполнять каждому человеку, верующему во Христа и желающему спастись. Называют эту работу по-разному: и подвигом, и деланием, и аскетикой, но, независимо от названия, за ней кроются те усилия души, без которых следовать за Христом в Царство Небесное невозможно! Сам Спаситель об этом говорит так: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». Святитель Иоанн Златоуст о людях, употребляющих такие усилия, говорит, что они идут ко Господу с усердием. Под этим чудным словом «усердие» мы обычно подразумеваем то большое старание, или рвение, при котором человек в свой труд вкладывает сердце, или, как мы чаще говорим, всю душу! И святые отцы уделяли таким усилиям души много внимания, в целом называя эту внутреннюю работу «деланием». Святитель Игнатий учит, что внутреннее делание есть то же, что и делание душевное, и состоит оно во внимательной молитве (устной и умной), в плаче сердца, памятовании смерти, самоукорении, в осознании и исповедании своей греховности и тому подобных деланиях, совершаемых подвижником внутри души, в самом себе.

На наших уроках отец Валерий уже говорил о некоторых составляющих этого внутреннего душевного труда, например, о молитве, об осознании и исповедании своих грехов. А сегодня батюшка подробно остановится на одном конкретном упражнении для души, благодаря которому, как пишет святитель Игнатий, мы и можем приобрести столь необходимую для каждого из нас добродетель терпения.

Священник Валерий Духанин:

– Пришла пора поговорить об особом духовном делании, на которое, вообще, мало кто обращает внимание. Многие, читающие про умное делание, думают, что умное делание сводится только к молитве Иисусовой. На самом деле это не так. Умное делание – это целокупное действие христианина, которое включает в себя очень многое: не только молитву, но и трезвение, хранение своих внутренних помыслов и чувств. То есть: а что такое происходит у меня внутри? Почему это я вдруг сейчас загорелся злобой или почему меня сейчас поразила зависть, ревность? Почему во мне клокочут какие-то обиды? – то есть взгляд на себя как бы со стороны и стремление вычистить все это.

Но умное делание, и вообще внутреннее делание христианина, включает в себя еще и такой подвиг, как самоукорение. Что это такое? Самоукорение – это делание, противоположное самооправданию. Если мы посмотрим на нашу жизнь, на самих себя, как мы ведем себя в общении с друзьями, сотрудниками по работе, если мы посмотрим на других людей, то увидим какую-то болезненную испорченность людей и болезненное стремление к своей собственной правде. Человек старается во что бы то ни стало доказать: я всегда прав, я должен был поступить именно так, вы меня неправильно поняли, вы несправедливо обо мне судите, то есть «я всегда прав». Такое самооправдание лишает душу внутреннего покоя: человек все время гоняется за призраками правды и справедливости. Он все время пытается доказать: я лучше, я выше, я чище, чем вы обо мне сказали, чем вы обо мне подумали. Такая душа все время пребывает во внутреннем смятении.

Однажды преподобный Пимен Великий произнес такие удивительные слова: тот, кто укоряет себя, тот всегда и везде будет иметь покой. Люди, которые всегда оправдывают себя, нигде не имеют покоя: им кажется, что их не так поняли, о них не так высказались. Они пытаются всегда возвести себя на какой-то пьедестал, хотя бы в кругу своих друзей или сотрудников по работе: я выше, чем вы обо мне высказались. Такой человек всегда лишен покоя, потому что наша гордость всегда терпит посрамление: или в семье, или в общении с окружающими людьми, или сама жизнь так повернется, что тебя всегда где-то обдадут грязью и ты будешь унижен, посрамлен, и твоя правда рассыплется в ничто. Чтобы избежать такого позора, нужно заранее отказаться от своей личной правды: это заблуждение, самообольщение.

И речь здесь идет еще вот о чем. Зачастую мы не видим каких-то своих грехов, но при этом пытаемся доказать свою собственную праведность. Вспоминается повествование из «Лавсаика». Один монах рассказывает, как он был весьма дружен с другим монахом и они вели единомысленную духовную жизнь: вместе молились, вместе совершали какие-то духовные подвиги, вместе проходили строгие посты. Но однажды его брат, друг во Христе, вдруг проникся какими-то помыслами и сказал: «Ты сделал такое-то злое дело, и я не могу тебя в этом оправдать». А монах не совершал такого злого дела и стал объяснять, что вовсе не делал этого. Но его друг ответил: «Нет, ты точно это сделал» – и их дружба начала стремительно рушиться. Тогда монах вновь начал оправдывать себя и уже клятвенно заверял, что не совершал такого дела. «Нет, – ответил ему тот инок, – ты меня обманываешь, я не могу тебе поверить». И сколько ни пытался доказать свою правду и невиновность монах, у него ничего не получалось. А потом он просто пришел в свою келью и задумался: «Если Господь попустил мне такую ситуацию, видимо, в этом тоже есть какой-то духовный смысл. Ведь в нашей жизни проявляется Промысл Божий. И если сейчас мой брат обвиняет меня в таком злодеянии, то, может быть, я когда-то раньше допустил что-то подобное и забыл? Может быть, мной были совершены схожие грехи или какие-то другие, за которые я не успел раскаяться, и теперь Господь попустил мне это посрамление, чтобы душа моя смирилась и очистилась за свои прежние прегрешения?..»

 И вот когда у него настало это прозрение, он тут же поспешил к своему другу, чтобы искренне испросить прощения и сказать: «Прости меня, что я так поступил». Он готов был принять на себя вину. Но как только приблизился к келье, ее дверь вдруг открылась, его радостный товарищ выходит навстречу со словами: «Прости меня, что я несправедливо о тебе подумал» – и бросается к нему в объятия. Вот так восстановилась их дружба. Потому что монах совершил самоукорение, отказавшись от своей мнимой правды и справедливости, не стал искать оправданий, а укорил самого себя и через это обрел благодать, дружба братий была восстановлена.

«Не трудись над разбором, кто прав и кто виноват – ты ли или ближний твой: постарайся обвинить себя и сохранить мир с ближним при посредстве смирения».

«Учись, учись самоукорению, тогда без труда успокоишься!»

«...крепкое оружие на врага – самоукорение и смирение, потому оно и трудно, что сокрушает всю его силу, и он тому противится: искус покажет пользу оного!»

Священник Валерий Духанин:

– Об этом очень часто пишут святые отцы. Мне очень нравится образ, который приводит преподобный авва Дорофей. Он говорит, что часто бывает так, что мы кажемся людьми, достигшими какого-то духовного преуспеяния: вроде бы молимся, посещаем храм, выдерживаем длинные богослужения. Но как только другой человек произнесет нам какое-то обидное слово, мы тут же взрываемся. Как он говорит, мы уподобляемся хлебу, который снаружи кажется красивым и пригодным для пищи, но если его разломить, то внутри него гниль и плесень. Так получается и с нами: снаружи мы кажемся христианами, вроде бы соблюдаем какие-то правила, постимся, молимся, берем на себя различные молитвенные правила, но как только кто-то произнесет нам обидное слово, мы тут же взрываемся, тут же обнаруживается наша внутренняя гниль, как в этом разломленном хлебе.

Может быть, Господь и попускает какие-то несправедливости и обиды, для того чтобы мы увидели свои внутренние страсти: что мы очень горды, надменны, тщеславны, хотим и ищем славы от окружающих нас людей, хотим, чтобы нас прославляли. Но ведь христианин – это тот, кто со Христом. А разве Христа прославляли во время Его земной жизни? Разве Спаситель имел, где преклонить голову? Разве Он понес какое-то земное утешение? Он прошел через Голгофу, Его осудили и возложили на Него самые страшные обвинения, которые только можно было измыслить. И вот только тогда мы будем со Христом, когда сами будем способны нести незаслуженные обвинения, несправедливые наказания и безропотно терпеть их.

Преподобный Иоанн Лествичник задается таким вопросом: в каком случае мы вообще должны реагировать на несправедливые обвинения? И сам же отвечает: возражать на несправедливые обвинения можно только тогда, когда обвинение касается другого человека, нашего ближнего, тут-то мы и должны сказать, что ближний наш осуждается несправедливо, должны выступить за него, проявить свою любовь к нему. Если же обвинение касается нас, то мы должны промолчать, потому что такое время является временем особого духовного преуспеяния. Когда нас несправедливо в чем-то обвиняют и мы принимаем это терпеливо, то достигаем особого духовного состояния.

«При самоукорении безмолвник увидит всех человеков святыми и ангелами, а себя грешником из грешников, и погрузится, как в бездну, в постоянное умиление».

«Упражнение в самоукорении вводит в навык укорять себя. Когда стяжавшего этот навык постигнет какая-либо скорбь, она принимается как заслуженная».

Священник Валерий Духанин:

– Вспоминаю историю из жизни практически нашей современницы, схимонахини Сепфоры. Это совершенно удивительный человек, прошедший долгий жизненный путь. Поначалу она была в браке, у нее родилось пять детей. Потом, когда не стало супруга, она посвятила себя монашеству. То есть вначале она воспитала детей, полностью выполнив долг замужней христианки, и когда семейная жизнь была пройдена полностью, тогда уже посвятила себя монашеству, а жизнь закончила в схиме. Господь открыл ей, что она все-таки умрет в обители. В 90-е годы, когда рухнул советский строй, некоторые монахи из Оптиной пустыни, лично знавшие схимонахиню Сепфору, пригласили ее, и она жила в деревне Клыково, недалеко от Оптиной пустыни. Прожила она сто один год. Сейчас очень многие люди получают молитвенную помощь благодаря матушке Сепфоре.

Вот что она рассказывала о себе. После Второй мировой войны ее обвинили в краже мешка картофеля. А что значит в советские, особенно в 50–60-е годы, обвинение в краже мешка картофеля или пшеницы? Одного из моих родственников за это посадили на семь лет. И монахиню Сепфору обвинили незаслуженно. При этом она не отвечала, а стояла молча и молилась. Как она потом говорила, у нее даже не было злобы в отношении тех, кто ее обвинял. Дочь спрашивала: «Мама, почему же ты не пыталась оправдать себя? Ведь ты же не брала этого мешка картофеля?» Кстати, только через два года стало известно, кто именно его украл. Матушка Сепфора призналась, что она восприняла эту ситуацию как наказание за когда-то допущенную немощь. В очень трудное время, когда ей нечего было надеть, она попросила у одной родственницы кофту и носила ее. Потом родственница потребовала вернуть кофту обратно, но матушке вообще было нечего надеть (обнаженной она же не могла ходить), и она не вернула ее. Но через всю жизнь она пронесла мысль, что согрешила, не вернув кофту. И обвинение в краже мешка картофеля она как раз восприняла как воздаяние от Господа именно за тот случай. Вот какое удивительное смирение было у людей высокой духовной жизни! Они умели укорять себя, не оправдываться, а видеть свою вину, и через это обрели удивительный внутренний мир – благодатный мир. Потому что человек, который отверг свою личную правду, – это человек, стяжавший смирение. А смирение, согласно самому слову, – это обретение мира внутри себя. Это человек, достигший Христова смирения.

Как-то мне встретилось наставление старца протоиерея Николая Гурьянова. Он рекомендовал так: если кто-то в чем-то обвиняет тебя и обзывает злыми словами, то скажи смиренно и в простоте: «Прости меня, я действительно такой и даже еще хуже, чем ты думаешь». То есть нужно всегда учиться выискивать правильные духовные пути в столь запутанном нашем мире, чтобы выходить духовными победителями. Не надо пытаться отстаивать собственную правду. Потому что зачастую со стороны очень жалко выглядит, когда человек пытается говорить: «Я не такой, я лучше, я этого не делал». А тот, кто смиренно молится и даже не отвечает на обвинения, выглядит весьма достойно, благородно. Поэтому постараемся в таких трудных ситуациях явить самоукорение и через это обретем внутренний покой.

Святые отцы рекомендуют: если приключаются какие-то скорби, то это тоже повод проявить самоукорение. И в этом нам очень поможет молитва благоразумного разбойника: «Господи, достойное по делам моим приемлю. Помяни меня во Царствии Твоем». Если нам посылаются какие-то несправедливости, жизненные трудности, все то, что называется жизненным крестом, постараемся быть подобными этому благоразумному разбойнику и тоже от самого сердца произнести: «Достойное по делам моим приемлю. Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

...мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! (Лк. 23, 41-42)

Священник Валерий Духанин:

– Святитель Игнатий (Брянчанинов) часто обращался к образу двух разбойников, распятых рядом со Христом: один по правую, другой – по левую руку. Оба они страдали, но относились к своим страданиям по-разному. Эти два разбойника – образ вообще всего человечества. Почему? Потому что мы все разбойники, все нарушили заповеди Божии, мы все поступаем в чем-то преступно, и совесть обязательно в чем-то обличает каждого из нас. Но как по-разному мы относимся к своему жизненному кресту! Одни люди уподобляются нечестивому, неразумному разбойнику, который говорил: зачем мне это попущено? Если Ты Сын Божий, спаси Себя и нас. Не надо мне таких страданий, избавь меня от них. Он роптал на свою судьбу, на свой крест – и оказался лишен Божия благословения. А благоразумный разбойник признавал, что попущенное ему страдание несет заслуженно.

И мы призваны быть подобными благоразумному разбойнику. Мы уже разбойники, никуда не деться, но в силах каждого из нас стать благоразумным разбойником и от всего сердца произнести покаянную молитву: «Господи, достойное по делам своим принимаю. Помяни меня во Царствии Своем. Прости меня и очисти грехи мои». И все попускаемые нам скорби, жизненные неприятности, несправедливости стараться воспринимать как заслуженные: мы заслужили их по своим грехам. А раз заслужили, значит, надо принимать их как то, что относится к нам. Пусть на нас что-то несправедливо сказали, но мы заслужили это по своей жизни, и это служит нам во очищение наших грехов.

Можно вспомнить трех отроков из Ветхого Завета, которые были брошены в печь в Вавилоне. Помните, как они горели, но не сгорали? Что произнесли три этих отрока в пещи вавилонской? Их слова вошли в наше богослужение: «Благословен еси, Господи Боже, яко праведно судил еси, яже навел на нас еси», то есть: «Ты, Господи, благословен, и Ты справедливо судил, что навел на нас эти скорби, эти испытания».

И мы призваны уподобиться этим трем отрокам. Все жизненные несправедливости – это как печь, наполненная огнем, в которую мы ввержены. Она нестерпимо жжет нас, нам неприятно, нам внутри больно, но если при этом мы будем благословлять Господа и исповедовать, что Он справедливо навел на нас все эти жизненные скорби, то мы уподобимся трем отрокам в пещи вавилонской, и пламя жизненных несправедливостей не сожжет нас. С нами будет ангел, который благодатной росой прохладит этот огонь, и мы сподобимся благословения Божия и будем со Христом, Который прошел через все несправедливые обвинения, но затем достиг славы воскресения, что является целью духовной жизни и для каждого из нас.

(Продолжение следует)

Автор и ведущая программы Ольга Валентиновна Баталова

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 27 сентября: 08:05
  • Среда, 27 сентября: 21:30
  • Четверг, 28 сентября: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы