У книжной полки. Протоиерей Михаил Труханов. Воспоминания: первые сорок лет моей жизни

14 сентября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3

Протоиерей Михаил Труханов 15 лет провел в лагерях, тюрьмах и поселениях как исповедник православной веры. Будучи глубоко церковным человеком, он не мог не попасть под молох уничтожения. Господь дал ему стезю быть бескровным мучеником за веру, свидетелем страшных мучений людей в сталинских лагерях и участником не менее страшной жизни на свободе, когда он был приходским священником. Что закаляло его дух, что делало его веру столь совершенной, что он выходил победителем из «пещи вавилонской»? Сам отец Михаил, не задумываясь, ответил бы: «Господь». Прожив без малого 90 лет, он всего себя посвятил Христу, и никогда не ослабевал в своем исповедническом подвиге. Обо всем этом рассказывает книга протоиерея Михаила Труханова, вышедшая в свет в издательстве Лучи Софии. Она называется - «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни».

***

В книгу «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни» вошли рассказы о. Михаила о его ближайших родственниках, детстве, студенчестве, которые сменяются свидетельствами о 15 годах, проведенных им в тюрьмах, лагерях и на принудительном поселении. В предисловии книги говорится, что вера мальчика Михаила Труханова с юных лет укреплялась в семье. Его отец - священник Василий Труханов, разделил в 1938 г. участь многих тысяч православных священнослужителей, окончив свои земные дни на Колыме. Именно с него начинается путь сознательного крестного служения Богу в их роду.

Как известно со слов о. Михаила, его отец, окончив Киевскую семинарию, пришел за благословением на будущее рукоположение в священство к великому киевскому старцу Ионе. Тогда же старец благословил и будущую мать о. Михаила - Акилину Ивановну на брак с Василием, хотя они не были даже знакомы. Акилина являлась воспитанницей киевского Введенского монастыря 8 лет. По окончании срока мать игуменья Клеопатра направляла всех взрослых воспитанниц к старцу решать, кому из них остаться в монастыре, а кому выйти в мир. Жизнь родителей в святости послушания Матери Церкви, во всяком благочестии и чистоте и стала основой для формирования личности будущего пастыря.

Родился отец Михаил 14 сентября 1916 года. Пора его детства и юности пришлась на тяжелейшее для Русской Православной Церкви время - 1920-1930-е годы, период жесточайших массовых репрессий, когда в обществе повсеместно гнездились страх и отчаяние. Православных христиан в то время сберегали от уныния и растерянности страх Божий, трезвость и сосредоточенность, молитва и упование на Бога. Так и юный Михаил впитывал в себя не страх и отчаяние окружающего мира, а любовь к Богу, которой горел его отец-исповедник. Прощальное благословение своего отца, протоиерея Василия, батюшка хранил в сердце всю жизнь. Провожая сына на учебу в Ташкент, отец сказал: «Мы - бедны, потому и тебе в дорогу ничего не даем, кроме хлеба и трешки денег». И вручил сыну Святое Евангелие со словами: «Читай, размышляй и исполняй! Тогда Господь будет с тобою и тогда у тебя будет всё, что Ему угодно».

Дальнейший путь Михаила к горячей и твердой вере был продолжением исповедничества и мученичества за веру протоиерея Василия Труханова. Сам батюшка не раз подчеркивал значение отца в своем духовном становлении, и даже в том, как складывались обстоятельства его жизни, он видел молитвенное водительство своего родителя. С юных лет Михаил знал цену молитве, посту и священническому благословению. В три годика он уже усердно крестил свою пищу и питие со всей серьез­ностью верующего человека, в девять лет по его мо­литве исцелился смертельно больной отец, а в двад­цать лет в пустыне Туркестана он узнал присутствие рядом Бога. Всю свою жизнь отец Михаил нес глубоко в сердце такую любовь к Богу, которая может быть да­рована только одним Богом и дана Своим избранным за их решимость свято верить и жить по евангельско­му Слову.

Но как считал батюшка, сама по себе жизнь ребенка в православной семье не спасает его от ошибок. «Ибо хотя с самых детских лет я познал и страх Божий, и получил христианское воспитание в родительском доме, и позже был наставляем евангельским словом, но все эти, несомненно, весьма положительные данные в человеке еще не дают ему гарантии устоять и противостоять личными волевыми усилиями перед заманчивым услаждением соблазняющего греха». Его самого спасала предваряющая жизненные события молитва. Он рано узнал эту силу молитвы, которая помогает человеку в трудные моменты, когда и молиться нет сил. Любовь Божию батюшка ощущал и тогда, когда в трудный для него час искушения (физического изнеможения в лагере, телесных соблазнов и т.д.) Господь не оставлял и буквально спасал его за прежние молитвы.

Так, прежде всего, в юности он испил горькую чашу отвержения сверстниками только за то, что принадлежал к сословию «врагов народа». Тем не менее, учился старательно и настойчиво, молитвой смирял свое сердце от негодования на сверстников и несправедливости тех, кто имел власть давать учебу и работу или не давать. Горечь обид порой была столь велика, что, казалось, не хватит веры, чтоб ее побороть. Например, он, будучи еще студентом Института геодезии и картографии, был арестован в 1941 году «за организацию кружка по изучению Библии». После своего ареста Михаил Труханов испытывал чувства непонимания происходящего. Он писал об этом так: «Первые три дня в одиночной камере Бутырской тюрьмы я вопрошал Бога: «Как же так, Господи, я старался быть настоящим христианином, исполнял заповеди, постился, причащался - и я не понимаю, Господи, почему Ты так со мной поступил?».

Но на третий день вдруг все прояснилось. И я уже стал благодарить Бога: «Господи, благослови новую страницу в моей жизни!». Это тайна Божия... Было благодатное осенение... Я понял: ТАКИЕ вещи не бывают по прихоти человеческой. Это воля Божья. А раз так, то я стал просить: «Благослови, Господи, грядущие в неволе годы...». Я уже почувствовал, что тремя днями дело не ограничится, что я проведу в неволе целые годы. Так оно и случилось. И уже там, в 212-й камере Бутырок, я просил у Бога, чтобы Он укрепил меня, чтобы я с РАДОСТЬЮ шествовал по тому пути, который определяет мне Его святая воля. И я всегда с радостью принимал все то, что мне пришлось пережить. Многих это изумляло, ибо с нами в камерах были и большевики, посаженные в застенки своими же «товарищами по партии».

Внутреннее чувство радости пострадать за Бога согревало батюшку все многотрудные годы его заточения. В книге воспоминаний ясно прослеживается эта сторона его жизненного пути. Образ святителя Филиппа, как твердого исповедника, всегда был для о. Михаила образцом дерзновенного Церковного служения. Но со временем для батюшки стало выясняться и другое. Единовременное мученичество и исповедничество - это одно, а растянувшиеся на долгие десятилетия, на всю длинную жизнь, они требуют от человека других усилий, другой оценки, другой стратегии и тактики поведения. Наверное, не случайно, что среди апостолов Христа батюшка с особым вниманием относился к «апостолу любви» Иоанну Богослову, который дожил до глубокой старости и умер, хотя и не мучеником, но свидетелем Христовой истины. Трепетное, благоговейное отношение о. Михаила к св. Иоанну Богослову во многом объясняет истоки сокровенного в самом отце Михаиле.

Одной из самых важных сторон его священнической деятельности была проповедь. В те годы апостольское служение свя­щенства было крайне занижено, люди мало слышали Слово Божие. Это и запрещалось, и священники порой просто боялись произносить вдохновенные слова перед прихожанами, зная, что могут лишиться регистрации в любую минуту. Отец Михаил пренебрегал этой «услов­ностью», в результате чего постоянно находился в не­милости у начальства. Но пройдя горнило лагерных ис­пытаний и, зная цену молитве «Боже, будь со мною», он уже ничего не опасался, он пережил свой страх перед смертью не раз, его ревность нести Слово Божие людям исходила из молитвенной близости к Богу, которую он приобрел в неволе. Обо всем этом свидетельствует книга отца Михаила - «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни».

***

При жизни отец Михаил Труханов подготовил и опубликовал воспоминания о первых сорока годах своей жизни и не торопился писать и готовить к печати «вторые» сорок лет. Он благословил опубликовать материалы, которые не попали в первое прижизненное издание, только после своей кончины. Эти воспоминания отличаются от мемуаров других заключенных тем, что написаны глубоко верующим человеком, все восприятие которого пронизано сознанием величия Промысла Божия. Издание рассчитано на самый широкий круг читателей: историков, богословов, духовенство, а также на всех, идущих по пути духовного возрастания и интересующихся историей своей Родины.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы