У книжной полки. Жан-Клод Ларше. Патриарх Павел. Святой наших дней

15 ноября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3

«Обязанность наша в том, чтобы не только с миром и верой говорить об истине евангельской, но и сви­детельствовать о ней евангельской жизнью», - говорил Патриарх Сербский Павел. 15 ноября 2009 года окончилась земная жизнь Святейшего, которая явила собой ясное и неоспоримое свидетельство того, что в любое время, даже при самом высоком и трудном служении, непреодолимых преград к тому, чтобы жить по Евангелию, нет. Сам Патриарх Павел жил по Евангелию, был духовным ориентиром для своих современников, равно как и для тех, кто пришел после него. «Святой нашего времени» - с таким убеждением оставались все, кому доводилось встречаться и общаться с ним. К их числу принадлежит и Жан-Клод Ларше, автор книги, которую сегодня мы предлагаем вашему вниманию. Она вышла в свет в издательстве Сретенского монастыря и называется «Патриарх Павел. Святой наших дней».

***

Сербский патриарх Павел — один из са­мых уважаемых и высокочтимых право­славных предстоятелей Церкви прошлого века, стяжавший широкую известность не только в своей стране, но и во всем право­славном мире. Его величие заключалось в смирении, и сила его — та, что совершается в немощи (2 Кор. 12, 9). Несмотря богоугодную жизнь и деятельность, в конце 1990 года, ког­да он был избран патриархом Сербским, многие были этим удивлены. Ведь он не был известен широкой общественности, произошло это только после его интронизации. Было это так. Осенью 1990 года преставился патриарх Герман, и нужно было избрать нового па­триарха. Выбор пал на епископа Павла, ко­торому тогда было семьдесят шесть лет.

Владыка Павел был первым, кого избрали согласно прави­лам, утвержденным в 1967 году Архиерей­ским Священным Синодом под предсе­дательством патриарха Германа. Сначала должны были избрать трех епископов. Записки с их именами помещались в урну для голосования. Одну из них вытягивали; жребий указывал на выбор Святого Духа, внемлющего молитвам епископов. Такая форма выборов была названа апостольским указанием, поскольку применялась еще на заре христианства (см. Деян. 1, 26) и имела то преимущество, что соединяла выбор человеческий и Божественный. То, что епископ Павел был избран своими собратьями уже в первом ту­ре, стало сюрпризом как внутри самой Сербской Церкви, так и вне ее. Хотя он был известен и почитаем за святость жизни, все же не относился к епископам, работавшим в окружении предыдущего патриарха, или к архиере­ям, популярным благодаря широкому освещению в СМИ их официальных за­рубежных миссий либо стяжавших славу богословов международного уровня.

Простая и смиренная жизнь епископа Павла, казалось, не прочила ему такого высокого цер­ковного, социального и политическо­го положения. Скромность и кротость, малый рост не выдавали в нем челове­ка авторитетного и представительного, чего требует служение патриарха. Сам он не только не выдвигал свою канди­датуру, но и вовсе не стремился к такой деятельности.   Митрополит   Черногор­ско-Приморский Амфилохий (Радович), бывший одним из первых среди претендентов на патриарший престол, как-то заметил, что избранный епи­скоп «был единственным, кто действи­тельно не хотел стать патриархом». По своей простоте и смирению вла­дыка Павел был удивлен и смущен тем, что выбор пал именно на него. По его собственным словам, назначение стало для него настоящим шоком. Однако позже он скажет: «Я успокоился, когда понял, что самое высокое положение состоит в том, чтобы быть примером в служении и заботе о ближнем, а не раздавать приказы». Между тем последствие выбора, утве­ржденного решением Архиерейского Свя­щенного Синода, в дальнейшем будет ска­зываться наилучшим образом на делах Церкви.

Смирение и добродетели епископа-аскета лежали в основе его успеха и делали его хозяином положения перед лицом тех трудностей и вызовов, с которыми предстояло столкнуться Сербской Церкви. Епископ Жичский Стефан, один из претендентов на патриарший престол, признавался: «Я плакал от радости, когда узнал, что его выбрали, поскольку он наиболее святой и достойный среди нас, величайший молитвенник, воссевший на престол святого Саввы. Его вступление на служение в качестве главы Сербской Православ­ной Церкви в этот период, когда молитвы стали редки, но как никогда необходимы, есть проявление воли Духа Святого, что­бы Церковь святого Саввы еще более ут­вердилась». Митрополит Загребско-Люблянский Иоанн, замещавший патриарха Германа во время его болезни, отмечал: «Патриарх Павел — лучшее ре­шение в настоящих условиях. Это наш самый выдающийся епископ в плане монашеской и подвижнической жизни. В такой ситуации лучше всего подходят  евангельские слова из песни Богородицы: низложил сильных с престолов, и вознес смиренных... (Лк. 1,52)».

Действительно, святость жизни патри­арха станет как для православных Серб­ской Церкви, так и для верных других По­местных Церквей образцом совершенного исполнения слов Христа, сказанных уче­никам: ... вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10, 42-45). Примечательно и даже удивительно, - пишет автор, - то, что этот внешне маленький и хрупкий че­ловек, смиренно возглавивший Сербскую Церковь, оставался очень простым и вел ту же строгую и упорядоченную аскети­ческую жизнь, как и в начале своего мо­нашеского пути.

Каждый день, вне зави­симости от обстоятельств, места, степени усталости, он соблюдал строгий порядок в совершении богослужений, принимал всех верующих, которые этого хотели, в своей домовой патриаршей церкви, где каждое утро без исключения он служил литургию. Он встречал всех с простотой, не различая людей по их социальному по­ложению, духовному или нравственному состоянию, отказываясь от полагающей­ся его должности платы, делясь со всеми тем немногим, что он оставлял себе на жизнь. Он сам вел все дела по хозяйству в своем скромном жилище, сам покупал продукты, самостоятельно готовил, чинил свою обувь и штопал подрясник. Часто вместе с самыми простыми работниками Патриархии он выполнял неприметные повседневные дела. Отказавшись от ма­шины с водителем, он пешком, без сопро­вождения передвигался по улицам столи­цы, охотно общаясь с прохожими, или пользовался общественным транспортом и как самый обычный человек покупал себе билет.

Можно восхищаться и тем, - отмечает автор, - что во время межэтнической и межрелигиозной роз­ни, которую познала Югославия в период его патриаршества, он, безусловно защи­щая сербский народ, его духовное и куль­турное достояние — наследие долгой и богатой истории в лоне православного христианства, — становится неустанным ходатаем за пострадавших сербов, в том числе и косовских, перед всеми нацио­нальными и международными инстан­циями не из политических соображе­ний, но во имя христианства. Как сам он провозгласил в день своего избрания патриархом — руководствуясь одним лишь Евангелием и во имя Бога всегда защи­щая человека вне зависимости от его ре­лигиозной и этнической принадлежно­сти, следуя слову апостола, имя которого он носил: Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеско­го пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Тал. 3, 28).

В то время когда многие из его соотечественников поддавались безрассудной логике войны и ослеплению национализмом до такой степени, что оправдывали совершенные своими же согражданами акты насилия, патриарх Павел осуждал насилие, откуда бы оно ни исходило, и постоянно прини­мал сторону жертв, кем бы они ни были. Перед лицом бесчеловечных поступков как тех, так и других он не переставал при­зывать: «Будем людьми!» — подразумевая под этим не гуманистическую концепцию человека, но библейское, христианское его измерение как бесконечно ценной, уникальной, незаменимой личности, но­сительницы в своей природе образа Божия. Взывая о любви к врагам, но в то же время, понимая, что этот христианский идеал для многих недостижим, он неу­станно просил, чтобы все исполняли хотя бы другую заповедь, тоже библейскую: не делайте другому того, чего бы вы не хо­тели, чтобы делали вам (см. Лк. 6, 31).

Во всех конфликтных ситуациях патриарх Павел, укрепляемый внутренним миром аскета, по благодати Божией побеждав­ший страсти, был мирен, кроток, мило­серден, сострадателен и великодушен. Среди наиболее привлекательных черт личности патриарха Павла стоит отме­тить тонкий юмор, который он проявлял во всех обстоятельствах, даже в самых торжественных. Юмор часто позволял ему умирять конфликты, снимать на­пряжение, разрешать проблемы и давать скромно и ненавязчиво ценные поуче­ния, сравнимые с апофтегмами древних отцов. Эта книга представит несколько таких примеров.

***

«Вступая как сорок четвертый Серб­ский патриарх на трон святого Сав­вы, - сказал Святейший Владыка во время своей интронизации, - мы не имеем никакой собственной программы патриаршей деятельности. Наша программа — это Евангелие Хри­стово, Благая весть о Боге посреди нас и Царствии Божием в нас самих, ес­ли только мы его с верою и любовию принимаем». Этой программе Патриарх Павел соответствовал  всю свою жизнь, был «ходячим Евангелием». И глядя на него, многие прозревали. Некоторые из фо­тографий, иллюстрирующих эту книгу, отражают смирение, дух пока­яния и простоты Патриарха Павла, кото­рый по глубине своей личности и своим делам принадлежит к величайшим патри­архам древних времен. Благодаря своей люб­ви ко всем, простоте, смирению, мирно­му настрою и строгой дисциплине аске­та, он стал образцом святости для всего клира и верующих Сербской Церкви. И автор этой книги не сомневается, что в недалеком времени патриарх Павел, будет канонизирован Сербской Церковью и поминаем в лике святых всеми Поместными Церквами.

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы