13 мая. Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

13 мая 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Церковный календарь. 13 мая (30 апреля по ст. стилю)

 

Христос Воскресе, дорогие братья и сестры!

Сегодня мы творим память:

Апостола Иакова Зеведеева.

Свт. Доната, епископа Еврийского (IV в.); обретение мощей сщмч. Василия, епископа Амасийского (ок. 322 года); мч. Максима.

Обретение мощей свт. Никиты, затворника Печерского, епископа Новгородского (XVI в.).

Свт. Игнатия (Брянчанинова), епископа Кавказского (XIX в.).

Празднуется собор новомучеников, в Бутове пострадавших (переходящее празднование в 4-ю субботу по Пасхе).

Именинников мы поздравляем с днем ангела!

 

Братья и сестры, сегоднямы обратим внимание на переходящее празднование. В 4-ю субботу по Пасхе Русская Православная Церковь отмечает день памяти собора новомучеников, в Бутове пострадавших. Это переходящее празднование было внесено в месяцеслов Русской Православной Церкви 3 сентября 2003 года по благословению покойного ныне Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Бутовский полигон в настоящее время находится в черте Москвы, это место массовых захоронений жертв репрессий 30-х, 40-х и начала 50-х годов ХХ века.

В настоящее время известны около тысячи человек, расстрелянных на Бутовском полигоне за исповедание православной веры, многие из них уже прославлены в лике святых.

На территории России нет другого места, где почивали бы мощи такого многочисленного собора святых.

Бутовский полигон находится на земле бывшей усадьбы Дрожжино, известной с XVI века. После Октябрьской революции имение и конный завод при нем были конфискованы в пользу государства.

До середины 1930-х годов в Бутове размещалась сельскохозяйственная колония ОГПУ. В 1934 году почти все жители были выселены из этих мест, в конце 1935 – начале 1936 года был оборудован стрелковый полигон «Бутово», где сразу же начали проводиться расстрелы и захоронения репрессированных лиц. С августа 1937-го по октябрь 1938 года здесь были расстреляны и похоронены 20 765 человек.

Массовые расстрелы 1937–1938 годов стали следствием решений Политбюро ВКП(б) от 2 июля 1937 года и вытекавших из них приказов наркома внутренних дел Ежова о борьбе с «врагами народа», в том числе с «церковниками».

Расстрелы на Бутовском полигоне производились в основном по постановлениям внесудебных органов: «тройки» Московского УНКВД. Приведением в исполнение приговоров руководили комендант и начальник административно-хозяйственного отдела УНКВД по Московской области Исай Давидович Берг, также расстрелянный 7 марта 1939 года, и его заместитель и одновременно руководитель Управления рабоче-крестьянской милиции Михаил Ильич Семёнов, расстрелянный в конце сентября 1939-го.

На Бутовский полигон осужденных доставляли из московских тюрем и из Дмитлага – огромного лагерного объединения, предназначенного для строительства канала Москва – Волга (узниками этого лагеря были также сооружены стадион «Динамо», Южный и Северный порты Москвы, жилые комплексы и многое другое).

После прибытия на Бутовский полигон осужденных заводили в барак якобы для санобработки. Непосредственно перед расстрелом объявляли приговор, сверяли данные и наличие фотографии. Случалось, что казнь откладывали из-за каких-либо разночтений в документах, а иногда (в единичных случаях) даже отменяли. Приведение приговора в исполнение осуществляла одна из «расстрельных команд» – группа из 3–4 офицеров спецотряда, как правило, людей со стажем, служивших в органах ОГПУ–НКВД со времен гражданской войны, имевших правительственные награды. В дни особо массовых расстрелов число исполнителей, очевидно, увеличивалось.

На казнь из барака выводили по одному, каждый палач вел свою жертву к краю рва, стрелял в затылок с расстояния не более метра и сбрасывал тело в траншею. Далеко не всегда при этом присутствовали врач и прокурор.

Первое время расстрелянных хоронили в небольших ямах-могильниках, которые копали вручную. А с августа 1937 года, когда казни в Бутове приняли невиданные в мировой истории масштабы, экскаваторы карьерного типа выкапывали для этих целей траншеи шириной и глубиной в 3 м, длиной от 150 м.

За день в Бутове редко расстреливали менее 100 человек, бывали дни (как, например, 28 февраля 1938 года), когда казнили более 500 человек. Иногда приговоренных расстреливали прямо в московских тюрьмах, а на Бутовский полигон привозили только для захоронения.

Большую часть расстрелянных на Бутовском полигоне составляют крестьяне и рабочие Москвы и Подмосковья, которых зачастую арестовывали и казнили семьями, включая подростков и стариков. Подавляющее число жертв были беспартийными, то есть далекими от политики людьми, имевшими низшее образование или неграмотными.

Примерно четверть от общего числа казненных на Бутовском полигоне – уголовники, подавляющее число их было расстреляно за прошлые судимости, по которым прежде они уже отбыли срок наказания.

Под категории «социально опасных» и «социально вредных элементов», осужденных и расстрелянных на Бутовском полигоне, подпадали самые разные люди: родственники ранее осужденных, бывшие царские министры, нищие, уличные торговцы, гадалки, картежники.

В январе 1938 года с санкции властей началась тайная расправа над инвалидами: в феврале–марте того же года было расстреляно 1 160 инвалидов.

Большинство казненных на Бутовском полигоне были русскими (более 60 %), затем следуют латыши, поляки, евреи, украинцы, немцы, белорусы – всего свыше 60 национальностей, в том числе граждане других государств.

В числе похороненных на Бутовском полигоне были влиятельные люди, оставившие значительный след в русской истории. В земле Бутова лежат представители самых разных русских дворянских родов.

И вот мы дошли до особо близкой нам категории расстрелянных. На Бутовском полигоне были замучены 739 священнослужителей Русской Православной Церкви: начиная от архиереев и заканчивая послушницами.

И просто за веру на Бутовском полигоне были расстреляны 219 мирян.

В числе казненных в Бутове по категории «церковники» были старообрядцы, обновленцы, баптисты, евангелисты, разные сектанты, а также 4 муллы и 1 раввин.

В середине 1950-х годов «спецзона» была ликвидирована. Сам полигон, где находилась основная часть захоронений, обнесли глухим деревянным забором с натянутой поверх него колючей проволокой. По краям «зоны» возник дачный поселок НКВД, в котором разрешалось строить только легкие одноэтажные дачи без фундаментов и погребов.

До 1995 года территория тщательно охранялась. А в 1995 году Бутовский полигон передали Московской Патриархии, и на нем был воздвигнут деревянный храм во имя Новомучеников и исповедников Российских.

Бог знает всех своих святых, и даже тех, имена которых нам неизвестны. Но мы будем им всем молиться, чтобы история ХХ века больше никогда не повторилась.

Святые новомученики и исповедники Российские, молите Бога о нас!

До новых встреч, дорогие телезрители! Христос Воскресе!

Диакон Михаил Кудрявцев

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы