Церковь и общество. Беседа с членом Экспертного совета Комитета Госдумы РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Н. В. Свечниковой. Часть 1

25 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Российского экономического университета имени Плеханова Наталья Викторовна Свечникова в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассказывает о новостях в законодательном регулировании деятельности Церкви и традиционных конфессий.

– Добрый день! Сегодня мы в гостях в университете, который знают все. Это Российский экономический университет имени Плеханова. Мы разговариваем с Натальей Викторовной Свечниковой. Она является членом Экспертного совета Комитета Госдумы РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, кандидатом юридических наук, доцентом кафедры гражданско-правовых дисциплин этого университета.

Наталья Викторовна, мы ведь не случайно пришли к Вам сегодня и находимся в такой обстановке, в которой много света и еще сумрак. Это то, что связано с нашей современной жизнью: то хорошо, то не очень, и много проблем, которые нужно решать. И Вы находитесь в таком месте, Вы работаете как член Экспертного совета в Госдуме, Вы человек неутомимой энергии, постоянно чем-то заняты – и правовым регулированием, и какими-то новыми проблемами. Вот я стал смотреть в Интернете, и меня поразило, что кроме научных трудов и преподавательской деятельности Вы занимаетесь еще широкой общественной деятельностью. Поэтому мы обратились к Вам как к человеку, который может разъяснить нашим телезрителям некоторые вещи, связанные с правовыми вопросами, с нравственными,  духовными, воспитательными даже. И вот одним из таких важных вопросов для нас является то новое, что в наши дни появляется в законодательном регулировании по отношению к деятельности Церкви и традиционных конфессий. Что нового сейчас в этом поле происходит?

– Благодарю Вас за вопрос. Действительно, законодательство развивается. И то законодательство, которое связано с деятельностью религиозных объединений, также не стоит на месте. Дело в том, что за период с 2010 года было внесено большое количество изменений в нормативные акты, касающиеся деятельности религиозных организаций. В частности, могу сказать о том, что за эти годы было принято более двадцати федеральных законов об изменениях тех или иных таких актов. В том числе значительное количество изменений было внесено в закон, который касается свободы совести и религиозных организаций и объединений. Можно отметить последние изменения, которые касались добровольческой и волонтерской деятельности. Они были внесены путем принятия Государственной думой поправок в закон о свободе совести и религиозных объединений и также в федеральный закон о благотворительной деятельности, который с мая будет  называться иначе именно за счет того, что в него была включена глава о добровольческой и волонтерской деятельности.

– А почему вдруг возникла такая необходимость: говорить особо о добровольческой и волонтерской деятельности? Ведь Церковь подразумевает добровольчество, мы не можем сказать, что Церковь – это фабрика или другое предприятие. Многие люди работают в Церкви добровольно. Почему возникла необходимость законодательного регулирования в этой сфере?

– Дело в том, что религиозные организации и объединения в свое время также путем изменений в законодательстве о некоммерческих организациях были отнесены к социально ориентированным организациям, которые могут получать государственную поддержку. Но вопрос о важности добровольческого движения был поставлен президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным, и его идея была принята и поддержана законодателями. Поэтому религиозные организации (как некоммерческие организации и, конечно же, имеющие отношение к добровольчеству) также были включены в это регулирование.

Добровольческая деятельность – это деятельность, которая осуществляется в форме бескорыстного выполнения работы или оказания услуг. Конечно, Православная Церковь и другие конфессии выступают активными продолжателями идеи волонтерства, которая возникла еще до революции. Эта идея у нас не нова, она развивается уже давно, были спады, как Вы правильно отметили, были подъемы. И в этой связи религиозные организации, используя новые нормативные положения законодательства, могут осуществлять эту деятельность более полномасштабно, более развернуто. Предусмотрены гражданско-правовые формы договорного регулирования этой деятельности. В настоящий момент, если мы говорим о религиозных организациях, волонтеры – это не только люди, которые участвуют в проведении служб, это еще и люди, которые помогают в больницах, при ликвидации последствий стихийных бедствий и так далее.

– То есть они в околоцерковной деятельности как бы.

– Безусловно. И миссия самих религиозных организаций очень высока с нравственной и даже с социальной точки зрения, потому что люди нуждаются в поддержке. Поэтому Православная Церковь в том числе (и я бы сказала, в первую очередь) является важнейшим инструментом бескорыстной помощи, которую можно оказать людям.

– Почему это все началось в 2010 году? Есть тому какая-то особая причина? Или просто обратили внимание на этот закон? 

– Нет, с 2010 года начался рост нормативного регулирования. И это касается не только волонтерства. Были внесены изменения, касающиеся образовательной сферы, когда появились положения о преподавании в школах отдельных дисциплин, посвященных основам православной культуры, нравственности и так далее. Как я уже говорила, были внесены изменения в закон о некоммерческих организациях. Кроме того, нормативные изменения коснулись и службы в армии слушателей духовных учебных заведений.

– Понятно. Просто накопилось, да?

– Просто в сравнении, допустим, с периодом с 2004 по 2009 год, когда регулированию деятельности религиозных организаций и объединений уделялось не так много внимания, период с 2010 года до сегодняшнего дня как раз связан с активной позицией законодателя по совершенствованию правового регулирования в этой сфере. Надо сказать, что здесь большую роль сыграли нормативные акты, которые были приняты с регулированием передачи государственного и муниципального имущества в собственность религиозных организаций. Это касалось взаимоотношений с музейным сообществом, с теми структурами, которые были ответственны за объекты культурного наследия. Мы знаем много ярких примеров таких процедур передачи, однако эта деятельность теперь ведется в правовом поле. И здесь мы можем сказать, что было установлено регулирование перехода права собственности или передачи в пользование, – это отдельная ситуация…

– Да, было много громких событий – Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге и так далее.

– Новое регулирование позволило снять напряжение и путем принятия на основе федеральных законов подзаконных актов установить и порядок такой передачи, и определить государственные органы, которые будут заниматься этим процессом, и выработать процедуру создания комиссий, осуществляющих сам переход имущества, определить режим этого имущества – что именно передается, в каком порядке и куда религиозные организации должны обращаться, если они хотят эту процедуру начать. Кроме того, и в Земельный кодекс, и в Гражданский кодекс были внесены значительные изменения, касающиеся как раз отношений, в которых участвуют религиозные организации, спорных вопросов (например, территорий, которые выделяются для строительства церквей и храмов других конфессий). В этом направлении ведется работа, и законодатель оказывает всемерную поддержку в том, что проекты законов, которые в свое время были отложены, или законы, которые были выработаны неудачно, дорабатываются при участии представителей религиозных организаций. По указанию Святейшего Патриарха Кирилла юридическая служба Русской Православной Церкви участвует в этой работе. Представители разных конфессий часто бывают в Государственной думе, участвуют в обсуждении законопроектов, вносят свои предложения, идеи; здесь работа ведется активно. И это заметно по законодательному процессу.

– Вы уже частично ответили на этот вопрос, но все-таки, как известно, Церковь и другие религиозные организации у нас отделены от государства. Какой смысл регулировать, если они в правовом поле имеют разные ниши?

– Дело в том, что региональные объединения и организации не выведены из-под действия закона; «отделена от государства» – это не значит «вне правового поля». У Церкви есть правовой статус, она имеет свою юридическую защиту, имеет права, обязанности, имеет возможность развиваться как структура, которой принадлежит значительное количество имущества на праве собственности. То есть это серьезный субъект, участник общественной жизни, хозяйственной жизни, различных некоммерческих мероприятий. Поэтому правовой статус, наоборот, укрепляется.

– Вы сейчас это все перечислили. Мы сейчас можем говорить и о других конфессиях, но статус Русской Православной Церкви действительно уникален. Она занимает большое место в жизни нашего общества и даже в конституционном поле. Я могу ошибаться и не ратую за это, просто спрашиваю Вас как человека, который погружен в эти проблемы: может быть, пришла пора воссоединяться с государством? Может быть, не стоит отделять Церковь от государства, а как-то ее приблизить к нему даже в юридическом поле, то есть вернуть Церковь государству?

– Поняла Вашу мысль. Вы знаете, авторитет Церкви настолько велик, что, возможно, она и не нуждается в этом, потому что, вероятно, статус, который Церковь имеет сейчас, и позволяет ей быть таким авторитетом и выполнять свою роль независимо.

– Быть более свободной.

– Ну конечно. И не только более свободным субъектом общественных отношений, но и более влиятельным. Потому что не всегда принадлежность к государству обеспечивает авторитет организации и структуры. В то же время имущественное положение Церкви определено законодательно, и оно тоже очень широко. У нас в Конституции представлены различные формы собственности – не только государственная, муниципальная, частная, но и иные, среди которых есть религиозная собственность, собственность религиозной организации. Здесь есть на чем строить свою деятельность. В частности, Русская Православная Церковь пользуется этим как собственник и в то же время как организация, которая может давать советы государственной власти со стороны.

– Неплохо. Спасибо Вам за разъяснение. И хочу перейти к такому вопросу, который, полагаю, Экспертный совет Комитета Государственной думы всерьез пытается решать: к законодательной основе для реализации социальной роли предпринимательства в благотворительных целях. Это очень близко Церкви, соответствует ее духу. Мы пытаемся создавать на нашем канале передачи, посвященные проблеме благотворительности. Дело не только в том, что людей нужно побудить к этому, нужно еще дать им возможности, освободить их от какого-то бремени, в том числе и налогового, если они занимаются такой деятельностью. Например, совсем недавно я смотрел по телевидению потрясающий репортаж о том, что предприятия, на которых работают инвалиды, лишены налоговых послаблений. А раньше такие послабления были. Как быть с этим? Получается, предпринимателю невыгодно брать на работу инвалида, ведь он работает немножко хуже, чем здоровый человек, а никакой налоговой льготы предпринимателю не предоставляется. Хорошо это или плохо? Что происходит в этом поле сейчас?

– Дело в том, что был подготовлен законопроект, который касался социального предпринимательства. И он был отклонен, потому что вызвал очень много критики со стороны экспертов – и практиков, и научного сообщества, и бизнес-сообщества. Там не были учтены многие вопросы, в том числе те, о которых Вы сказали. Сейчас готовится документ, и я думаю, что мы в скором времени услышим о новом проекте закона, регулирующего социальное предпринимательство. То есть наш бизнес в силу определенного уровня развития и новых подходов к организации процессов и при поддержке государства должен переходить на новые формы работы с различными слоями населения.

Это значит, что ведение бизнеса должно быть обеспечено не только участием в трудовой деятельности тех или иных организаций, специалистов высокого класса, обычных граждан, но должно быть и связано с приемом на работу людей из многодетных семей, сирот, которые выпускаются из учебных заведений и до определенного возраста не имеют возможности себя полноценно обеспечивать. Безусловно, в трудоустройстве и материальной помощи нуждаются и инвалиды. Кроме того, есть большая группа – лица, которые освобождаются из мест лишения свободы и также нуждаются в трудоустройстве; государство в этом заинтересовано. Поэтому бизнес тоже может оказать здесь посильную помощь.

В этой связи есть несколько направлений, которые можно задействовать для решения проблемы социальной помощи различным слоям населения, которые в такой помощи нуждаются. Это и создание рабочих мест, причем обязательно с введением жестких требований по количеству – я имею в виду, что будут установлены определенные численные показатели, при выполнении которых организация будет получать соответствующие льготы или иметь право на субсидии при приеме на работу инвалидов или иных малообеспеченных лиц. Вот этот путь можно избрать. Кроме того, есть и другие варианты поддержки бизнеса в таком благородном порыве. Например, если юридическое лицо заключает договоры с малообеспеченными людьми, оно может получать право на приоритетное участие в каком-то выгодном проекте. То есть государство имеет возможность поощрить субъектов предпринимательской деятельности при реализации тех или иных положений социального предпринимательства.

Надо сказать, что вот это движение, связанное с социальным предпринимательством, наблюдалось еще в середине прошлого века – где-то в 1947 году и далее, когда за рубежом этот вопрос стал активно обсуждаться. Это происходило и в Соединенных Штатах Америки, и в Великобритании.

– Я подумал: как же это могло быть в СССР?

– Нет, это за рубежом. И где-то с начала 50-х годов во многих странах организовывались специальные курсы для будущих предпринимателей, чтобы прояснить для них ситуацию, сориентировать их. Такие курсы стали появляться в том числе и в ВУЗах. Если говорить о современной России, то Российский экономический университет имени Плеханова был первым ВУЗом в нашей стране, который ввел в программу бакалавриата, магистратуры курсы, касающиеся осуществления социального предпринимательства на территории Российской Федерации.

– Замечательно.

– Молодежь выходит в жизнь, получив дипломы, и уже знает, что такое поддержка малоимущих и как ее осуществлять с позиций законодательной базы и практики применения.

– Что еще, требующее срочного решения, стоит на повестке дня вашего Экспертного совета?

– Задачи, которые решаются экспертным сообществом, в том числе Экспертным советом, связаны с деятельностью Комитета Государственной думы по развитию гражданского общества, который возглавляет Гаврилов Сергей Анатольевич. И он неоднократно озвучивал направления, которыми занимается Комитет. Поэтому, как правило, у Экспертного совета и Комитета одни и те же задачи. Законопроекты, поступающие в Комитет, обсуждаются и на заседаниях Экспертного совета.

– То есть проблем немало.

– В данном случае мы занимаемся некоммерческими организациями, потому что здесь много проблем. Вы знаете, что законодательство в последнее время касалось иностранных агентов.

– Да, это громкие темы.

– Здесь Комитет сыграл большую роль в том, чтобы вывести религиозные организации и объединения из данной категории. То есть законодательно закреплено, что они не являются иностранными агентами, если получают помощь из-за рубежа. Очень много проходит встреч, круглых столов с участием религиозных деятелей, прежде всего представителей Русской Православной Церкви. Здесь ведется активная работа, и думаю, она будет продолжена. Вот сейчас мы активно обсуждали вопросы, и было принято решение по поводу добровольческой и волонтерской деятельности – это тоже было при участии представителей Русской Православной Церкви.

– Наталья Викторовна, спасибо за такое тщательное разъяснение темы для нашего телезрителя.

Ведущий  Константин Ковалев-Случевский, писатель

Записал Игорь Лунёв

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 18 ноября: 14:05
  • Четверг, 22 ноября: 09:05
  • Пятница, 23 ноября: 03:30

Анонс ближайшего выпуска

Председатель Правления Межрегиональной общественной организации «Национальный комитет общественного контроля», профессор, доктор юридических наук Мансур Равилович Юсупов в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассказывает о деятельности Комитета и его предшественнике – «Московском антикоррупционном комитете», об исполнении в Российской Федерации законов об Общественном контроле и работе общественных приемных в разных регионах страны.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы