Церковь и общество. Беседа со старшим референтом Московской Патриархии Н.И. Державиным. Часть 2

26 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
О роли православного телевидения и телевещания в современном мире, о своем пути как тележурналиста и руководителя Православного информационного телевизионного агентства (ПИТА) в 1990-е годы, о традициях и методах работы православного тележурналиста в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассказывает кандидат богословия, комментатор телевизионных трансляций богослужений Русской Православной Церкви, старший референт Московской Патриархии Николай Иванович Державин.

– Вы знаете, что сейчас почти в каждой квартире телевизор занимает самое почетное место – как правило, какой-то очень важный угол, который раньше называли красным. В православных семьях, может быть, это не так явно выражено: красный угол занимают иконы, но все равно телевизор где-то посередине, чтобы удобно его было видеть из любой точки дома. Хорошо это или плохо? Для неверующих людей он вообще занял место, где раньше в домах висели фотографии родственников, вешали иконы или что-то еще. А сейчас – то самое место, которое дает нам путь в какой-то другой мир: телевидение в переводе означает буквально «дальновидение» – мы смотрим вдаль, не замечая жизни вокруг себя. Хорошо это или нет, что телевизор пришел на смену иконе?

– Константин Петрович, смотри, какое дело. Наши телезрители сейчас нас слушают и могут подумать: о чем рассуждают эти два не очень молодых человека? Мы их видим по телевидению на канале «Союз»!

– Да-да, согласен.

– Ведь телевидение – это средство. Вопрос, как оно используется – во благо или во зло. Так же как любое слово может быть созидательным, а может быть разрушительным.

 Все зависит от того, чем мы наполняем телевидение. Конечно, жизнь сокровенная, духовная жизнь каждого человека – это тайна. Никакое телевидение, никакая супертрансляция не заменит реального участия человека в богослужении! Но телевидение может быть средством, может помочь человеку найти дорогу к храму. Именно этим мы занимались в начале 90-х годов и занимаемся до сих пор (когда я говорю «мы», я имею в виду Русскую Православную Церковь), когда появилась возможность показать первые прямые трансляции Патриаршего богослужения из Богоявленского собора – ведь это была попытка, стремление показать красоту православного богослужения, и не просто показать, а еще и рассказать, что происходит в храме. Попросту говоря, для чего человеку нужно ходить в храм. Мы пытались это сделать, и вы тоже в этом принимали участие, и многие добрые, хорошие люди, которых я вспоминаю с благодарностью.

– Более того, ведь вы показывали не только богослужения, которые видят прихожане в храмах, стоя где-то вдалеке от алтаря, но показывали и то, что происходит в алтарном пространстве.

– Да, точно.

– То есть вы открывали человеку мир, даже православному человеку…

– …Приоткрывали, да.

– …Очень многое из того, чего он никогда не видел.

– Более того, мы делали даже специальные включения, сюжеты – культурологические, исторические, показывали Святые места, рассказывали о событиях Евангельской истории в этих же прямых трансляциях. Но потом у нас были и другие проекты, самые разные, на разных каналах. Мы старались использовать новые открывшиеся возможности для Русской Православной Церкви… Думаю, что этот труд не был тщетен – я очень надеюсь (хотя иногда, я вам совершенно откровенно говорю, иногда мне кажется, что в какой-то степени я и погрешил, приучив людей к комфортному восприятию богослужения).

– Да, сидя дома, можно и не ходить на службу.

– На диване, все видно, все слышно, всех видно, кто есть, кто где стоит, как, и так далее. С другой стороны, я понимаю, что для многих людей это стало окном в мир иной – вот такой, сакральный, духовный и самый важный. Мне кажется, нужно использовать не только телевидение, а другие средства массовой информации. Церковь их использует сегодня с развитием средств коммуникации, Интернета, сейчас есть и официальный сайт Московской Патриархии, есть сайты всех епархий, просветительские. В общем, есть возможность человеку узнать правду о Церкви, о духовной жизни.

Другое дело, что среди такого бисера, среди пшеницы есть и плевелы. Если говорить об Интернете, там вы можете найти все что угодно. И тут важно, чтобы человек не потерял способности фильтровать, то есть отделять доброе от злого и находить для себя полезное. Прежде всего – полезное для своей души.

Патриарх выступал в Российском социальном университете и говорил о том, что есть… Там проходил форум «Медиапост», и он говорил, что важно научиться различать шумы и сигналы. Шума очень много, и он бессмыслен. Более того, он разрушителен для человека. А есть добрые передачи, полезные материалы. Нужно для себя определиться, нужно уметь находить.

– Услышать этот сигнал.

– Услышать этот сигнал и, может быть, все испытав, по слову апостола Павла, доброго держаться. Церковь этим занимается и будет заниматься.

– То есть телевизор – не самая страшная вещь, которая может иметь место.

– Конечно. Нет, понятно, что он не должен заменять икон в доме, но место его может быть в доме, в этом нет такого уж греха. Знаете, иногда люди говорят, что телевизор – только зло. Это не зло, это средство: все зависит от того, на какую кнопку мы нажимаем. А это в нашей власти и воле, от нас зависит – мы делаем выбор, какой канал смотреть или какую передачу смотреть, а какую не смотреть.

– Вы замечательно сказали, что комментировали и давали новую информацию, очень важную и доходчивым языком о богослужениях. Я для сравнения приведу пример. Многие не помнят уже, наверное. Когда скончался президент Ельцин, неожиданно на Первом канале включили прямую трансляцию отпевания. Причем отпевания – по полной программе. Никогда до этого отпевания не было – были богослужения другие, литургии, вечерние службы, но отпевания никто не показывал. Все это длилось минут, наверное, сорок или около часа, и, к сожалению, в полной тишине. Не было никого, Первый канал не сообразил пригласить Вас или или еще кого-то – комментатора, который мог бы прокомментировать, что происходит, а людям же очень важно, это связано с жизнью, мы все часто хороним своих родственников. Мы же должны понимать, что происходит… И знаете, я думал, ну как же так, я стал звонить всем знакомым, кого знал: что ж вы делаете, быстро вызовите кого-нибудь, пусть кто-то скажет, что происходит! Нет, сорок минут просто…

– Была возможность говорить о том, что происходит во время отпевания, когда мы хоронили Патриарха Алексия.

– Да.

– Вот тогда была прямая трансляция, и как раз я комментировал. Вообще, прямой эфир – дело непростое, но, когда ушел Патриарх Алексий в мир иной, у меня иногда было ощущение, что комок в горле. У меня с ним было очень многое связано. Скажем так, он сыграл, может быть, даже определяющую роль в моей жизни и судьбе. Я имею в виду не только то, что он меня благословил заниматься православным телевидением, комментировать богослужения, но и вообще по жизни. Это отпевание, его проводы – незабываемое впечатление, конечно. По переживаниям, по эмоциям, по духовному состоянию. Это чувствовалось. В Храме Христа Спасителя все было пронизано духом какого-то величия происходящего, какой-то тайны, происходящей на наших глазах.

– Есть потрясающая статистика. Когда ВЦИОМ и другие инстанции, занимающиеся социологическими исследованиями, стали измерять, какие программы люди смотрят на телевидении, то выяснилось, что на 1-м месте – более 60 процентов – информационные программы, потом резко вниз идут спортивные программы, ток-шоу, кинофильмы (хотя, казалось бы, развлекательные должны были иметь большой процент). Но на вопрос, хотели бы вы смотреть духовные или серьезные программы на телевидении, ответило «да» потрясающе мало людей – всего 1,5 процента. Причем в эти проценты вошли все конфессии, не только христианство, но и другие религии. Я делаю скидку только такую: наверное, люди серьезные, православные, которых спрашивали, просто не смотрят телевизор или не хотели отвечать на этот вопрос.

Но если воспринять это всерьез, как Вы думаете, почему люди говорят, что не хотят всякой пошлятины на телевидении, не надо пустого, давайте больше содержательных, духовных программ, но голосуют всего 1,5 процента – то есть в реальности хотят смотреть их немногие; в чем парадокс?

– Я думаю, это не парадокс. Это реальность такая. Понимаете, духовная жизнь требует усилий – если хотите, подвига, в том смысле, что подвиг предполагает движение. Движение предполагает усилие. Чтобы жить церковной, духовной жизнью, чтобы жить по Евангелию, нужно прилагать усилия, ибо сказано: Царство Божие трудом берется, и прилагающие усилие восхищают его.

А мир предлагает совсем другое – комфортную жизнь, возможность особо не напрягаться, получать удовольствие, не забивать голову вечными вопросами: жить проще. Церковь как раз предлагает человеку возвыситься надо обыденностью, преодолеть себя, в конце концов, стать лучше, преобразиться. Но для этого нужно прилагать усилия.

А большинство людей все-таки вспоминают о Церкви, но либо в каких-то сложных обстоятельствах житейских, либо пройдя через испытания, либо многие живут церковной жизнью, но не хотят заменять реальную литургическую церковную жизнь какими-то телевизионными передачами: они не смотрят трансляцию – они просто находятся в это время в храме. Может быть, в этом есть и результат наших совместных усилий, то, что мы говорили 20–25 лет назад: эти люди выросли и пришли в храм. Может быть, им не нужна такая трансляция…

Но есть люди, которые хотели бы быть в храме, но не могут – по состоянию здоровья, больные, престарелые. Для них то, что делает канал «Союз», – это благо; даже богослужения, которые проходят без комментариев на канале «Союз», – люди их смотрят. Но много ли их или мало – я не знаю.

Понимаете, задача Церкви была и остается прежней – спасать людей всеми возможными средствами. Но самое главное, что эти усилия могут быть успешными только при содействии благодати Божией. А благодать человек может получить не по телевизору, а участвуя в таинствах, в богослужении – там он может получить благодать Божию и тогда достичь результата. Господь говорит: без Мене не можете творити ничесоже, то есть вы ничего не можете без Меня делать – без благодати Божией невозможно. Важно, чтобы человек понял, что только при условии сопряжения его воли, его усилий с волей Божией происходит эта синергия – взаимодействие Божественного и человеческого. Тогда есть результат. А так, конечно, жить «не напрягаясь» проще, когда столько вокруг соблазнов, столько искушений, столько обманок, столько всего на потребу, что человек живет, бежит по жизни, особо не задумываясь о смысле происходящего, о смысле своей жизни, о предназначении своем. Зачем он живет, ради чего он живет? Так что – огромное поле деятельности. Нужно благовествовать, как пишет апостол Павел, во времени и не во времени.

И еще: кто сеет щедро, тот и пожнет щедро – то есть нужно не скупиться, нужно сеять: возвещать благую истину. Есть замечательное церковное слово – свидетельство: нужно свидетельствовать о правде Божией, о Церкви, о вере. Но самое главное при этом – не только и не столько словом, хотя слово очень важно, сколько самой жизнью своей: образом жизни, примером своей жизни, – ибо вера без дел мертва, как пишет апостол.

– Считается, что если православное телевидение, то оно должно рассказывать только о православном.

– Совсем не обязательно, мне кажется.

– Может быть, перспективы для развития православного телевещания – это создание мощных телевизионных каналов, по финансовой возможности в первую очередь, которые рассказывали бы вообще обо всем, в том числе о спорте?

– Была такая идея, и мы над ней работали в свое время, в 1997–1998 годах была идея создания свободного народного телевидения. В чем была идея? Мы создаем канал, который рассказывает и о спортсменах, и об экономике, обо всем, но на все есть православный взгляд – религиозное измерение, что ли. Был проект этот сделан, многое было уже подготовлено, даже была составлена сетка вещания, даже предварительно найдены средства, но дефолт 1998 года разрушил эту идею. Она не была реализована, но она была, и мы к этому пришли в середине 90-х годов. Когда мы стали делать первые трансляции, потом первые цикловые передачи, ежемесячные, еженедельные и даже ежедневная была программа. Нам было не стыдно за этот контент, за эти передачи: они действительно были интересны, они были не занудные, сделаны талантливо людьми творческими. Была идея тогда сделать такой канал. Это было бы замечательно, если бы это удалось сделать…

Вот сейчас есть, скажем, канал «Спас», есть «Союз». У них же не только богослужения, не только «Беседы с батюшкой». Есть и детские передачи…

– Множество всего!

– И это же замечательно.

– Сейчас на светском телевидении господствует плеяда людей, которые пришли из КВН. Я называю это «метастазы КВН», то есть люди, которые умеют шутить, иронизировать, на все смотрят легко, не заморачиваются – люди, которые решают все проблемы с точки зрения сатиры и юмора. Юмор на православном телеканале – возможен ли и в какой степени? Сейчас 70 процентов телеведущих основных каналов страны – выходцы из «Клуба веселых и находчивых». Если они придут на православное телевидение, они облегчат эти программы, немножко иронизируя над чем-то, а нужно ли нам иронизировать на православных телеканалах над чем-либо или не стоит?

– Мне кажется, не стоит уподобляться настроениям такого всеобщего веселья и иронии. Нет, добрый юмор может быть. Важно, в каком контексте и насколько он уместен, в какой передаче. Это же не просто так, взять и вырвать из контекста что-то веселое и смешное. Мне кажется, что-то могло бы быть, но детские программы есть уже, правильно? Жизнь церковная – это не только богослужения. Это и общение с молодежью, какие-то походы, конкурсы. Можно (и нужно) придумывать разные формы.

Известное выражение: все жанры хороши, кроме скучного. Важно, чтобы православное телевидение не превращалось в бесконечные нравоучения, в бесконечное, с одной стороны, «нельзя», с другой – некое придыхание, елейным голосом… То есть должно быть более естественно и жизненно. Ясно, просто и убедительно нужно свидетельствовать о Христе и о Церкви. Формы могут быть самые разные. Какие-то конкурсы, даже шоу, – все зависит от интонации, как подать это все. Но для того чтобы так было, нужно привлекать талантливых людей. А талант стоит денег, понимаете? Мы привыкли в Церкви очень многое делать, как говорят, за «спаси Господи». И понятно, что зачтется, что есть некая миссия у каждого из нас, как минимум у каждого православного человека есть миссия быть таким апостолом. Есть даже такое понятие – апостолат мирян. Что такое «апостол»? Значит по-гречески «посланник» – быть посланником Божиим на этой земле, рассказывать людям о своем опыте религиозной жизни, о тех истинах, которые содержатся в Церкви, которые Церковь не просто содержит, она еще толкует их, объясняет применительно к конкретному человеку, конкретным обстоятельствам той или иной исторической эпохи. Но нужно искать форму, нужно пробовать.

В рамках нашего православного информационного телевизионного агентства, которое было создано в начале 90-х, мы пытались использовать различные формы, разные жанры. Что-то у нас получалось более удачно, что-то менее удачно, но, по крайней мере, мы не стояли на одном месте и не загоняли себя в жесткие рамки. Мы искали новые формы такого церковного свидетельства.

– Наше будущее – это наши дети. К сожалению, сейчас отсутствует так называемое современное, но в то же время православное, духовное детское кино. Почти не снимается подобного – это требует колоссальных затрат. Поколение вырастает, например, под «Неуловимых мстителей» – помните многосерийный фильм, где пьяный священник из «маузера» стреляет по крынкам с молоком и так далее. Или фильмы типа «Мальчиш-Кибальчиш», «Кортик», где пионеры занимаются сохранением какой-то странной военной тайны или преследуют русских офицеров, которые вернулись на Родину, чтобы найти свои семейные реликвии: их пытаются изловить, сдать в ГубЧК и так далее. То есть еще одно поколение выросло на этих фильмах. Что можно сделать, чтобы сознание перевернулось, чтобы люди начали думать о будущем, чтобы детям не только говорили в воскресных школах, или даже в школах, или родители, что надо быть православным, верующим, надо соблюдать традицию, – чтобы это еще запустилось в кинематографе, одном из важнейших искусств.

– Здесь одних усилий людей церковных недостаточно. Должно быть понимание на высоком, даже на государственном уровне, что духовно сильные и нравственно здоровые люди – это не только забота Церкви. Это забота всего государства, всего общества. Исходя из этого целеполагания и нужно действовать и поддерживать соответствующие проекты, давать возможность людям воцерковленным через свое творчество, через тот же кинематограф говорить ярко, талантливо и убедительно – о главном. Но не знаю, когда это произойдет, честно вам скажу.

– Я прошу прощения, что этот глобальный вопрос задал под самый конец, но хотелось бы, чтобы Вы два слова сказали, как старый телевизионный волк, так сказать, какое-то призывное слово современным православным тележурналистам. Что бы Вы им сказали в первую очередь, чтобы они знали и выполняли это как правило?

– Я бы сказал очень просто, словами Священного Писания: от слов своих осудишься и от слов своих оправдишься. Что это значит? Что на журналистах лежит особая ответственность за каждое слово – их слово может охватывать огромную аудиторию и воздействовать на умы и сердца людей. Эта личная ответственность за каждое слово должна помогать журналисту исполнять свой профессиональный долг, делать это не ради личной славы или корыстных карьерных устремлений, а, как говорил Пушкин, «чувства добрые я лирой пробуждал». Чтобы «чувства добрые» пробуждали наши слова прежде всего. Остальное приложится.

– Слышали, дорогие православные тележурналисты и журналисты вообще? Николай Иванович Державин был у нас в гостях, спасибо огромное, что он уделил нам время.

– Спасибо Вам за приглашение, в таком формате я еще с телезрителями не общался.

Ведущий – писатель Константин Ковалев-Случевский

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 27 мая: 14:05
  • Четверг, 31 мая: 09:05
  • Пятница, 01 июня: 03:30

Анонс ближайшего выпуска

Доктор философских наук, профессор, доктор богословия кафедры богословия и литургики Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Владимир Николаевич Катасонов в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассуждает о появлении нового этапа эволюционной утопии, о сущности трансгуманизма, создании искусственного интеллекта и отношении православных мыслителей к данным явлениям.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы