Церковь и общество. Беседа с доктором филологических наук В.И. Аннушкиным. Часть 1

14 января 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Российский лингвист, профессор, много лет заведовавший кафедрой русской словесности и межкультурной коммуникации в Институте русского языка имени А.С. Пушкина, член Союза писателей России Владимир Иванович Аннушкин в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассказывает о проблемах языка и культуре речи, их роли в нашей жизни сегодня, о том, что слово в православном понимании может быть опасно, об ответственности за сказанное.

– Сегодня у нас в гостях весьма необычный человек. Он уже выступал на нашем телеканале. И очень много на телевидении и радио. А теперь мы хотим поговорить об очень важных вещах. Владимир Иванович Аннушкин, русский филолог, словесник, доктор филологических наук, профессор Государственного института русского языка имени Александра Сергеевича Пушкина. Здравствуйте, Владимир Иванович!

– Здравствуйте, Константин Петрович! Здравствуйте, дорогие зрители!

– У нас с Вами, конечно, очень сложная беседа. Когда мы с Вами обговаривали тему  (а говорить мы можем о многом, потому что Вы человек говорящий и можете о русском языке говорить бесконечно, часами и даже сутками),  то решили, что эта программа будет о языке – о русском языке, о русской речи и их роли в нашей жизни. Я знаю, что Вы не только преподаете в институте. У Вас программа на телеканале «Культура», Вы даже провели в саду «Эрмитаж» мастер-класс, который назывался так: «Каждый человек своим поведением, обликом и речью создает определенный образ». У Вас вышло много книг. Одна из них «Филология – словесность – риторика – культура речи: к уточнению терминов и содержания данных наук». Почему слово так серьезно? Все знают, что к слову нужно относиться серьезно. Но сегодня почему-то это обостренная тема. Почему?

– Задаете самый главный вопрос для нашей жизни. Потому что через слово высвечивается весь человек. Главное-то в человеке – его духовное содержание, его душа, его мысли, его чувства (в каком состоянии сердце твое находится, человек?). Но все это выражается именно в слове. Поэтому когда ты контролируешь свое слово, когда ты его обуздываешь, как сказано у апостола Иакова в послании, тогда жизнь твоя приходит в порядок. С одной стороны, молчи, живи в безмолвии, но, с другой стороны, не будь тварью бессловесной. Как интересно! То есть ты собеседуешь с Богом. А когда нужно, говори и умей уложиться в те двадцать шесть минут, которые нам с Вами сегодня отведены для нашей передачи.

– И успей сказать за это время самое главное.

– Вот ты что-то наметил сказать – попробуй это осуществить. И это уже творческая задача. Всякая речь, наверно, должна быть подготовлена. Как мы с Вами немножко готовились, что-то проговаривали... Мы с Вами могли бы написать весь текст нашей беседы, как меня заставила это сделать замечательная журналистка, когда я в 1988 году –  скоро тридцатилетие – провел свою первую передачу на российском радио.

– Это было еще советское радио, тогда нужно было утверждать тексты.

– Вы знаете, у меня от робости и волнения «в зобу дыханье сперло», и я не мог придумать, что же хочу хорошего, радостного, должного, серьезного сказать о русском языке, риторике и культуре речи. И мне советует журналистка Татьяна Ивановна Абрамова: «Владимир Иванович, Вы напишите четырнадцать с половиной страниц текста, напечатайте их, а потом сядьте перед микрофоном и беседуйте со зрителями так, будто разговариваете с самыми добрыми людьми, своими друзьями. Они сидят на кухне, Вы с ними беседуете – никак не читаете лекцию. Но вот сохраните серьезность, творчество, какой-то юмор». Подготовленность – обязательная вещь в наших речах. Вот мы с Вами сейчас импровизируем – импровизация возможна…

– …но в сердцевине должна быть мысль.

– В сердцевине должна быть подготовленная, продуманная речь. Потому что ты открываешь людям сердце свое. И давайте установим несколько положений, которые, я считаю, чрезвычайно важны для нашей жизни в языке, для любого говорящего человека.

– Это очень интересно, давайте.

– Мы с Вами должны прежде всего понимать, что слово опасно. «От одного слова да навек ссора», «язык мой – враг мой».

– Вот Вы сказали, и я об этом очень глубоко задумался еще раз в жизни. Вы сказали, что слово опасно. В чем эта опасность?

– Эта опасность состоит в том, что если ты слово не то произнесешь, на тебя человек обидится, и обидится чрезвычайно серьезно. Это бывает постоянно в отношениях с близкими людьми. Я даже не хочу приводить примеры, потому что примеры у каждого человека на слуху.

– Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется.

– Да, конечно. Брякнул что-то не то – и пожалуйста, вот тебе «от одного слова да навек ссора». Но надо также понимать  (и этому учит нас еще фольклор, еще в детстве нам внушают), что «хорошее слово – половина счастья», что язык может быть не только врагом, язык может быть и другом. «Доброе слово слаще мягкого пирога», «язык – стяг, дружины водит». Вячеслав Алексеевич Никонов написал замечательную книгу – он представлял ее в прошлом году – «Лидерство по-русски». Мне очень понравилось, что политик понимает, какую роль играет красноречие в его деятельности. Мы об этом поговорим, может быть, чуть позже. А сейчас установим следующие положения. Пожалуйста, дорогие зрители, поспорьте с нами, если это не так.

– А именно? Какие положения?

– Каков язык, такова жизнь. Я спорю здесь с Сенекой.

– Я думал, Вы скажете: «Каков язык, таков человек».

– А второе положение – каков язык, таков человек. То есть человек должен занимать активную позицию. Человек – создание словесное, человек создан по образу и подобию Божьему, и поэтому слово человеческое – цитирую святителя Игнатия (Брянчанинова) – уподобляется слову Божьему. Но мы с Вами грешные люди – и всяк человек грешен – часто ошибаемся. И грешим-то мы именно в слове. Потому что если почитать молитвослов, который лежит здесь у нас на столе, в третьей молитве из вечернего правила, в молитве Святому Духу перечисляются наши грехи. Какой грех ни возьмешь – он всегда словесный: если кого осудил, если оклеветал, если солгал, если разгневался, если завистником стал, если злословил… Перечень этих грехов не должен приводить нас в печаль. Надо понимать, что ты можешь согрешить. Сказано: «Иди и не греши». И вот стиль речи – стиль жизни. То, как мы общаемся друг с другом, то, как мы приветствуем друг друга, то, как мы организуем наше общение во всех сферах жизни, создает настроение в обществе, в семье, на работе. И должен сказать следующее: чем чаще мы друг с другом вступаем в контакт, тем труднее тип общения.

– Даже так?

– Именно так. Мы с Константином Петровичем сегодня видим друг друга впервые в жизни. А вот самый трудный тип общения – это, конечно, общение в семье. Помните фильм «Ирония судьбы»? «Как я представлю, что она будет мелькать туда-сюда…» Вот он и сел в самолет и улетел в Ленинград.

– Вы упредили мой вопрос. Процитировав Игнатия (Брянчанинова), Вы сказали, что слово должно быть божественным, то есть оно от Бога. Это правильно. А как же в быту-то разговаривать, на каком языке? Представьте себе, если мы будем разговаривать высокопарно...

– Нет. Слово божественно в том смысле, что ты человек словесный. Слово «словесный» является синонимом слова «божественный», а слово «бессловесный» является синонимом слова «греховный». «Бессловесный» – это значит «немоязычный», это значит, ты не умеешь выразить в себе божественную природу.

– «Немец», как говорили раньше, «немой человек».

– Смотрите, Константин Петрович, эта божественная природа выражается еще и, по словам святителя Филарета Московского, в следующем: «да не будет слово твое праздно», излишне, пустословно, многоречиво. Да не будет молчание твое бессловесно. Вот почему, человек, больше молчи, нежели говори, но там, где нужно говорить, изволь говорить. Говори то, что нужно, сколько нужно и как нужно. И если мы вернемся к языку семьи, то всякая семья, конечно, счастлива тем общением, которое бывает в этой семье. Здесь замечательное предупредительное суждение в дневнике нашей императрицы Александры Федоровны: если ты обидел кого жестом, интонацией, взглядом или словом, то ты нарушаешь мир в твоей семье. Удивительно, как Александра Федоровна точно определяет лингвистические проблемы общения.

Начинается это все, между прочим, еще до слова – вы посмотрели друг другу в глаза. «Почему в глаза не смотришь?» «А что ты с такой интонацией мне это говоришь?» «А почему у тебя жесты такие – умные языком, глупые руками?» А дальше слово – это не звук пустой, слово начинается в глубинах сердечных, и слово выражает мысль. И самый трудный тип общения – семейный, потому что это общение регулярное и многократное. Если вы вступаете в брак, женитесь или выходите замуж,  значит, вы теперь постоянно общаетесь с этим человеком, а развод или расхождение во взглядах – это значит, что общение невозможно, это отсутствие речевого контакта. Мы это чувствуем в наших отношениях с нашими родственниками – с кем-то хочется пообщаться, а с кем-то не хочется пообщаться. Но Господь все-таки нас призывает к тому, чтобы мы возлюбили ближнего своего, как самого себя, чтобы мы видели недостатки прежде всего в самих себе, а не в другом человеке.

Вчера у меня был замечательный опыт. В нашем институте проходил фестиваль «Истоки», на него приехали дети с родителями из разных стран. Вот это истоки нашей культуры музыкальной, танцевальной, певческой; конечно, стихотворной, языковой. И я детям читал маленькую лекцию, мастер-класс проводил. Я им сказал, что можно научиться хорошо говорить, и это учение начинается с риторики, науки о мысли и речи. Надо уметь определять понятия: что такое счастье, что такое любовь. Произношу слово «любовь», и вдруг поднимается лес рук. Дети десятилетние, двенадцатилетние…

– Они уже знают, что это такое?

– «Можно, я скажу?»; «Можно, я скажу?» Они вошли со мной в контакт, меня это так порадовало! Я несколько напрягся: «Что же сейчас скажет вот эта девочка в первом ряду?» И она, а потом и он, мальчик Олежка из Молдавии, говорят: «Любовь – это когда ты можешь отдать всего себя другому человеку». Я его обнял и говорю: «Слушай, ты же повторяешь слова нашего Святейшего Патриарха!» Патриарх пишет и говорит  (наверно, это цитата из проповеди): «Любить – значит, жертвовать». Вот надо хорошо понимать, что общение в семье предполагает жертвенность. Может быть, это слишком высокое слово. Но – внимание к другому человеку. И об этом говорил Святейший Патриарх Алексий в интервью газете «Татьянин день». Если хочешь начать изменять мир, начни это изменение с самого себя. Значит, вот что важно: не к другому обращай твои претензии, что что-то у тебя не ладится в семье или на работе. Работа – это тоже аналог семьи, где приходится достаточно часто общаться с другими людьми. А если работа не нравится, если контакты эти для тебя психологически дискомфортны, то ты меняешь работу. Но по православному установлению брак – это вечность, это соединение двух людей в вечности.

Вчера на мастер-классе этим родителям и детям я дал известный текст: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или…» И мне уже какая-то женщина в тринадцатом ряду говорит: «Или кимвал звучащий». А другие-то – по глазам  вижу – этого текста не знают. Я люблю спрашивать в студенческой аудитории: «Скажите, чьи слова?» И цитирую 90-й псалом. И я твердо знаю, что аудитория будет безмолвствовать, но где-нибудь в шестнадцатом ряду какая-нибудь девушка непременно скажет: «90-й псалом». Не бойся, малое стадо! Господь с тобою! Но я хочу сказать, что божественное живет в любом человеке. Вот многие мои коллеги ополчаются на реформы в образовании, на Высшую школу экономики. А меня позвали в Высшую школу экономики, в Банковский институт.

– Преподавать или просто лекции читать?

– Провести два занятия по четыре часа по риторике и культуре речи.

– На телевидении это бы неплохо сделать. Но это особый разговор.

– Результат на втором занятии, когда все стали произносить свои речи: невозможно говорить какие-то дурные мысли, плохие слова. Мне больше всего запомнилась речь одного молодого человека, который посвятил ее верности. Он даже придумал название банка: «Банк “Верность”». Смотрите: верность – главное качество русской женщины, как говорил мой учитель Николай Иванович Либан, легендарная личность, когда читал лекции по «Евгению Онегину». Он всю жизнь читал только лекции. Ты видишь, как в разговоре о языке, слове, культуре речи, риторике, красноречии  как искусствах, в убедительной, подлинно украшенной, а главное, уместной речи раскрывается вся личность человека. Но это, наверно, наш следующий разговор. А еще мы с Вами, Константин Петрович, хотели, конечно, затронуть все области нашего общения потому, что везде слово творит мир, слово правит миром. Вы поняли мой намек?

– Конечно. Мы хотели поговорить и уже начали говорить о слове в профессии, хотели поговорить более подробно о слове в политике и, самое главное, о слове педагога. И очень интересная тема – слово в средствах массовой информации. Потому что сейчас мы живем в эпоху информационных войн, когда слово приобретает значение оружия.

– Вне всякого сомнения, информационная война ведется словом. И тот факт, что мы несколько проигрываем в этой информационной войне подчас, связан, безусловно, с тем, что наша филология находилась, а может быть, и сейчас находится в несколько отсталом состоянии. Потому что мы не понимаем роли и практического значения слова.

– А в чем эта отсталость выражается?

– Эта отсталость выражается в том, что мы неэффективно организуем свои речевые коммуникации. Это выражается, конечно, в самом содержании, в самих жанрах многих наших передач, которые мы копируем с Запада. Вот что ни возьми, у нас все жанры наших бесед, наших различных ток-шоу скопированы с Запада. То есть мы не мобилизованы на то, чтобы творить действительность, чтобы творчески предлагать что-то новое и самостоятельное. А русская культура всегда была именно такой. То есть русский человек брал что-то на Западе или Востоке, но потом обязательно, как выражался академик Виноградов, «свою заплатку приляпывал». Вот особенно ценно, когда мы сами изобретем что-то. Примером собственного российского национального изобретения является слово «словесность». Это слово невозможно перевести на иностранные языки. Это не «literature», это не «belles lettres», это не «риторика». Надо было положить здесь «Словарь Академии Российской» конца XVIII века. «Словесность» придумана создателями этого словаря, работой над которым руководила Екатерина Романовна Дашкова (Воронцова). Кстати, 275 лет со дня ее рождения будем праздновать в марте. Надо специально поговорить.

– Великая женщина!

– Что сделала эта великая женщина? Она собрала всех ученых России, и они писали «Словарь Академии Российской», целью которого была чистота русского языка. Знаете, чем хорош этот словарь? Они старались иностранным аналогам, тем самым заимствованиям, от которых мы сейчас несколько плачем, найти русские аналоги. Они даже не писали слово «поэтика», они писали «стихотворение». Слово «риторика», может быть, и присутствовало в лексиконе, но заменялось словом «витийство». И так во всех областях.

– Так и Карамзин придумал слово «благотворитель». Были еще странные всякие слова. Державин придумал слово «тихогром», таким образом, хотел заменить «фортепиано».

– Это, может быть, или Державин, или Шишков. Слово «словесность» как раз утвердил Николай Михайлович Карамзин. «Словесность» – вот оно, важнейшее слово нашей культуры, и оно имело следующее значение: прежде всего это дар слова, который ты, человек, получил от Господа Бога. Словесность – это знание других наук. Сейчас под словесностью мы понимаем то, что понимали в XIX веке, когда это слово стало главным словом в нашей науке. Это совокупность всех словесных произведений – начиная от семейной речи, продолжая деловой речью, письменной речью, художественной литературой, научной литературой, догматической, философской, профессиональной.

– Печатное слово, звучащее слово – все, да?

– Все. А теперь сюда еще входит массовая коммуникация, массовая информация. Мы сегодня живем в чрезвычайно интересном мире. Надо очень хорошо понимать, что современная жизнь создается той философией слова, которая проявляется во всех наших телевизионных передачах, во всех наших радиопередачах. Мне очень хочется написать статью или порассуждать о том, что философия СМИ создает стиль нашей жизни. Если мы смотрим эти безумные семейные сериалы, где главное – семейный конфликт, адюльтер, семейная измена…

– То есть колоссальная проблема – нет счастливой жизни. Она недраматургична, следовательно, неинтересна.

– Да, она неинтересна, совершенно верно. А может быть, вы вспомните «Капитанскую дочку», где все интересно, где показан образ положительного человека? А может быть, вы обратитесь к кинофестивалю «Семья России», куда присылается Галине Алексеевой ежегодно две тысячи хороших фильмов о современной русской семье? Нет, этих фильмов у нас не показывают.

– А рейтинга не будет, понимаете, если не будут давить друг друга, убивать друг друга.

– Да-да, совершенно верно. Поэтому нам требуются положительные примеры, нам требуются образцы. Ведь вот как интересно: идеала нет, а образец есть. Да, человек грешен, но в человеке светится образ Божий, Божий свет, божественное добро, божественный ум. И все эти таланты должно в себе развить.

– Хочу сказать по поводу средств массовой информации. Огромное количество опечаток где бы то ни было, бегущие строки на телевидении, которые наполнены ошибками; некоторые построения фраз, которые создают журналисты, и эти фразы переходят потом в народ... Здесь есть какая-то угроза?

– Самая большая проблема современного телевидения, особенно молодежного, где работают наши мальчики и девочки, – они умеют хорошо болтать, и они сами чуть-чуть подготовились, а от тебя требуют импровизации и задают тебе какие-то неожиданные вопросы, на которые они более или менее знают ответ, а от тебя ждут, что ты что-то такое выскажешь исключительно яркое. Мне кажется, что надо говорить серьезно, надо говорить перспективное, мудрое, полезное. Надо сделать наше телевидение действительно просветительским, душеполезным, умиротворяющим человека. Оно должно доставлять удовольствие, вне всякого сомнения. Но надо очень хорошо понимать опасность телевидения, опасность массовой коммуникации. Дело в том, что массовая коммуникация является культурно не хранимым текстом. Вы понимаете, что я имею в виду?

– Не очень.

– То, о чем мы с Вами сегодня говорим, через три недели наш телезритель скорее всего забудет. Вы не помните содержание «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым», который был на прошлой неделе, хотя это произвело на Вас сильное впечатление. Так же как мы не помним содержание газеты, которую мы читали в прошлом месяце. Это говорит о том, что существуют основные культурные тексты, которые надо держать в головушке и в сердце своем. И основным культурным текстом является, вне всякого сомнения, Священное Писание. То есть у тебя должны быть какие-то основы твоего мировоззрения. А дальше пожалуйста – читай газеты, смотри телевидение, но очень хорошо понимай, что это та информация, которая часто не закрепляется в твоем сознании потому, что сегодняшний мир перегружен речами и информацией. Ищите полезную для вашей души речь.

Ведущий  Константин Ковалев-Случевский, писатель

Записал Игорь Лунев

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 20 декабря: 09:05
  • Пятница, 21 декабря: 03:30
  • Воскресенье, 23 декабря: 14:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы