Таинства Церкви. О семье. Часть 2

10 декабря 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Андреем Алексеевым.

– Сегодня с протоиереем Андреем Алексеевым, настоятелем храма в честь благоверного князя Дмитрия Донского в Бутове, мы продолжаем разговор о семье. Очень интересная у нас с Вами была программа и так быстро пролетела, что мы и время не успели сосчитать и остановились на такой печальной новости о том, что подростки обстреляли сначала милицейскую машину, потом мальчик из ружья убил девочку, потом себя – в общем, это, конечно, ужасная трагедия. Они сняли себя, успели это выложить в Интернет (все это обязательно должно было появиться), оставив записки, что у них некий конфликт с родителями, что мама виновата, не отпускала гулять и так далее. Вроде бы были побои, но были или нет – это покажет следствие. Но закончилось это трагедией. Отец Андрей, увы, это не единичный случай. И каждый такой случай заставляет общество, наверное, содрогнуться и задаться вопросом наконец-то: а что же в нас не так?

Смотрите, приходят священники в школу – восстают неожиданно родители. Для меня это совершенно непонятно. Начинают писать письма: ах, священник в школу пришел. Сколько у меня было разговоров с ними, я говорю: «Простите, а вот чему священник научит Вашего ребенка? Вот как Вы думаете? Даже если Вы не верующая женщина, даже если у вас неверующий муж, неужели Вы полагаете, что священник не научит Вашего ребенка Вас любить? Неужели Вы думаете, что он чему-то плохому может научить?» – «Нет, не может».  «А почему такая агрессия? Почему Вы не пускаете священника? Бежите в церковь тогда, когда уже все треснуло, уже семьи нет, дети выкрасили головы в неизвестные цвета или под ирокеза подстриглись, Вам это претит, тогда мама бежит в храм и зовет священника». Что происходит в обществе, отец Андрей?

– Конечно, в отношении этой трагедии, во-первых, нужно очень глубоко внутри себя осознать, что перед нами страшное событие, требующее осмысления и духовного трезвения. Потому что если только хорошие, верные, важные слова произнести – это будет важно, но ведь необходимо осознать причины. Когда земля высыхает, тогда умирает то растение, которое совсем недавно, казалось бы, еще было сильным и крепким. И оно может умереть от того, что не хватило влаги; его в этом состоянии, которое связано с глубоким переживанием внутреннего разлада, раздрая от утраты связи с Небом, может сломать любой небольшой ветерок. Оно подвержено влияниям извне со стороны разных сил. Но, как бы мы ни называли все это, причина всегда в одном: если человек утрачивает связь с Богом, если он ее не поддерживает регулярным поливом этой земли, тогда не только плодов не будет на этом древе, само дерево умрет и погибнет. Это ведь касается и процессов, когда как-то еще существуют подобные растения.

Раз мы перешли в такую область притч, давайте вспомним те самые рассуждения о смоковнице из Священного Писания, о поле, засеянном семенами, и как по-разному эти семена веры в сердце людей начинают произрастать. Перед нами страшная трагедия, но ее причина в утрате связи с Богом, с Небом, с Церковью. Ведь семья (а мы в прошлый раз об этом говорили) как малая церковь должна напитываться от этой Церкви, как от Тела Христова, тем самым, чем является эта Церковь – Телом и Кровью Христовыми. Участие в таинствах, преображение личности человека.

И я вспоминаю наш разговор со многими из тех, у кого я, как священник, как пастырь, как преподаватель духовной школы, учился и учусь. Эти замечательные профессора московских духовных школ, преподаватели, которые, занимаясь воспитанием детей, в один голос говорили, повторяя то, что святые отцы утверждали и на что всегда обращали внимание: начинать с родителей. Какие отношения они выстраивают с Богом? Являются ли они примером для своих детей? Они учатся находиться в состоянии Духа Святого и в этом состоянии они взыскуют, наказывают, но как наказывают? В Писании сказано о том, что ненаказанные дети – горе родителей. Но о каком наказании идет речь? И какова мера и степень этого наказания? Ведь посмотрите, опять же, открывая Священное Писание: «Не наказывай свое чадо – и возненавидит тебя, наказывай – и возлюбит тебя». Наказание связано с чем? Ведь посмотрите, какое искусство постепенно оттачивается мастерством умения владеть музыкальным инструментом, как шаг за шагом достигает виртуозности тот или иной исполнитель, который являет свое искусство многим людям. Как спортсмены, которые выступают на разных соревнованиях, показывают отточенность и слаженность движений. Я под впечатлением от того, как выступала наша сборная по синхронному плаванию на Олимпиаде (а я был в Рио-де-Жанейро в качестве духовника сборной). Я спросил, сколько часов они тренируются.

– Это невозможно красиво.

– Десять часов каждый день, мне сказали. Вы знаете, это ведь какое умение! Если мы оттачиваем мастерство во владении телом, а как же тогда мы должны быть внимательны к нашей душе. Сколько минут времени в день мы посвящаем тому, чтобы поливать наше сердце? Сколько мгновений в течение суток уделяет человек тому, во что должен погрузиться, – в Слово Божие? Каждый день. Почему этого не происходит? Если этого нет – нет службы, нет поста, нет молитвы, нет живого общения на эту тему, – тогда примером для подражания начинает быть то страшное, что дьявол, не спрашивая позволения человека, навязывает ему ежедневно. Увы, давайте будет откровенны, сколько страшного вокруг происходит и оно доступно для внимания юных людей.

– Очень много, увы.

– Это ведь правда. Всевозможные порталы, всевозможные сайты, бесконечные программы, всякие фильмы, непотребства. И в это погружается умом и сердцем человек. Более того, для Бога, для света времени практически не остается. Сердце наполняется все больше и больше смрадным, жутким, диким. И тогда что мы, в конце концов, получаем? А вот и получаем подобное. Это страшно, но это правда. Это, увы, следствие, а причина вот в этом оскудении, когда, утрачивая духовно-нравственные идеалы, высоту стремлений и целей, человек погружается постепенно все больше и больше умом и сердцем в темноту. И, погружаясь в это состояние, он сам соделывается этой темнотою и окружающее заражает ею.

– Я в машине слушала эту новость, и после этого был опрос: почему? как вы относитесь? что делать? И один человек (я согласна с ним на сто процентов) сказал, что эту дозированность отрицательной, негативной информации, конечно, надо уменьшить. Тут же позвонили: «А как же демократия? Мы должны все говорить как есть». С Вашей точки зрения как священника, насколько все-таки необходимо нам действительно уменьшить то, о чем Вы говорили, и имеет ли право государство все-таки как-то отслеживать и регулировать процесс негатива?

– Вы подняли очень важную тему, и мы обсуждаем вопрос, требующий пристального внимания, но, вместе с тем, мудрого подхода к нему. Потому что я скажу так: ведь всегда важно не просто обозначить проблему, а посмотреть, как конструктивно решается этот вопрос, как он должен постепенно решаться. Потому что если сейчас только на уровне критики, что там много такого, здесь страшное и непотребное, мы можем в людях, которые, может быть, сознательно заблуждаются, чего-то не знают, возбудить отрицательное к себе отношение и услышать слова со стороны: «Ну как же так! Это с люди, с которыми даже нельзя поговорить, они только возмущаются, они не готовы к диалогу, они все отрицают, это мракобесие и ретроградство». Нет. Эта тема требует осмысленного рассуждения, создания оргкомитетов, где со стороны Церкви и государства должны собираться неравнодушные люди, имеющие голос в этом мире, звучащий и обладающий не только высотой, но еще и нравственным внутренним стержнем. Потому что, когда мы общаемся, а мне приходится общаться с очень неравнодушными людьми, в том числе и находящимися во власти, я вижу и слышу, что это добрые люди. Но в каких-то ситуациях (может быть, больших событий, особых послушаний) не всегда они на подобные вещи обратят внимание, поэтому священник должен подсказать, найти добрые слова, верное время для того, чтобы обсудить эту тему. Вот мы и касаемся всего того, что требует нашего неравнодушия.

Спокойствие, но не равнодушие. Можно быть неспокойным и от этого крикливым, можно быть неспокойным и вздорным, можно осудить, заклеймить, но, как писал святой Филарет Московский, раздраженный наставник, учитель не назидает, он сам раздражает. Как важно находиться в Духе Святом, чтобы об этом вести разговор с теми, кто на это может повлиять. И важно этим заниматься. Я думаю, что и наша передача – это еще одна возможность коснуться этой темы и, более того, правильного и мудрого подхода к решению сложнейшей задачи.

– Как апостол Павел говорил: «Родители, не раздражайте детей», да?

– Совершенно верно. Ведь по отношению ко всякому мирянину священник является учителем того закона, который он, отечески охраняя, предлагает людям. И более того, ведь посмотрите, заповедь о почтении к родителям касается не только тех, кто по плоти родители, а и духовных наставников. Это, конечно, священников в первую очередь обязывает к культуре поведения, к верному преподнесению той или иной информации, к готовности ее переосмыслить, в сердце воспринять и донести до людей на том языке, на котором она прозвучит в их сердце готовностью тоже быть неравнодушными. Поэтому, безусловно, поднимая эту тему, мы с вами должны осознать: необходимо ее верно донести и вместе с теми, кто, конечно же, любит нашу страну, беспокоится об ее народе, решать ее поступательно. И с теми, кто, возможно, не стоит на подобной позиции, находить те формы взаимодействия, которые сподвигнут и их сердца открыться для решения того, что сегодня никак нельзя назвать нормой, да и никогда не назовешь. Перед нами страшное, перед нами то, что требует не только нашего рассуждения, но и действий, связанных с необходимостью, поднимая эту тему, решать вопросы, имеющие отношение к тому, как воспринимает человек информацию и что в ней содержится. И то деструктивное, разрушающее душу, сознание личности человеческой, убирать постепенно, все больше и больше очищая. Поэтому, конечно, нужна цензура и люди, которые отвечают за это.

– Я, как работник телевидения, не только телеканала «Союз», не могу иногда без содрогания смотреть на некоторые программы, которые создаются в том числе и за счет моих налогов. Я человек неравнодушный и весьма эмоциональный, собственно, как все творческие люди, и, конечно, иногда бурлит, и как-то стараешься себя «приоткрыть», чтобы «пар» вышел, а потом что-то говорить.

Но, с другой стороны, мы говорим о семье, о том, что Божественное начало, таинство семьи, замечательно рассуждаем, включаем телевизор – идет программа, которая нам рассказывает, как якобы уберечь семью. Вот семья собирается разводиться. Что, оказывается, надо сделать? Надо заняться свингом. Такое слово появилось, даже не выговоришь. Я сначала никак не могла понять, залезла в Интернет, набрала, чтобы узнать, что же это такое. Я даже слов таких не знаю, дожила до таких лет, а не знаю. Это, оказывается, когда семьи меняются, как сейчас говорят, партнерами. То есть муж уходит к другой жене, другая жена уходит к другому мужу – это что такое? Оказывается, это спасение брака. Представляете, как это преподносится? И об этом снимают программы, и они идут по нескольку раз в день, и утром, и днем, и вечером. Я бы, наверное, не придала этому значение, думаю: «Ну показали, ладно, это пройдет». Нет, они идут. Потом включаю как-то еще одну очень популярную программу на федеральном канале, там тоже об этом говорят. И уже я не знаю, как это комментировать. То ли совсем мы отстали от жизни, то ли что-то в мире не так. Как это нам прокомментировать?

– В Священном Писании сказано о том, что в последние времена люди будут искать учителей себе, которые льстили бы их слуху. Люди, находящиеся в состоянии духовного оскудения, не имеющие правильных духовных ориентиров, подобных себе находят и врачей, и учителей, и соратников в деле растления души.

Перед нами содомский грех, перед нами прелюбодеяния. Каким бы модным словом ни называли какое-то направление в воспитании или в решении сложных семейных вопросов, давайте посмотрим через Священное Писание, что это такое. Это прямое нарушение седьмой Божьей заповеди. О чем сказано в Священном Писании в отношении соделывающих подобное? Они не наследуют Небесного Царства (блудники и прелюбодеи) и убивают свой род. В другом месте мы читаем, как осознавшие родители рассуждают: «Мы ели кислицу, а оскомина на зубах у наших детей».

Если подобное происходит – это всегда смертный грех, это прорыв в ту область, где дьявол получает особую силу, власть над человеком и уничтожает его самого, убивает (почему и грех смертный) его и получает доступ к наследственности до седьмого колена, особенно до четвертого колена: дети, внуки, правнуки, праправнуки будут нести печать последствий после того, как это было совершено родителями. И это будет выражаться в болезнях, в пороках, в той испорченной природе, которую получат эти потомки после того, как их предки совершили подобные действия.

И важно знать, что перед нами. Потому что когда знаешь врага в лицо и понимаешь, что это действительно враг, а не друг, тогда ты будешь с ним бороться и не будешь принимать его в свой дом. Перед нами очередной перевертыш, еще одна попытка для людей несведущих (а таких много сегодня) дать некоторую новую, казалось бы, а на самом деле ничего нового, попытку решения сложнейшего вопроса. Нет чтоб в церковь пойти посоветоваться, как поступить, что случилось, что оскудело. Любовь оскудела.

Мы об этом рассуждали с вами на прошлой программе. Речь шла о службе, об участии в таинствах Церкви. Когда последний раз причащался, исповедовался? Постишься ли ты? А ведь с грехом блуда важно бороться, используя пост и молитву. Имеешь ли духовное окормление? Это очень важные обстоятельства. Я бы хотел этой теме вообще отдельную передачу посвятить – духовному окормлению, духовничеству.

– Я, кстати, хотела у Вас спросить, забегая вперед. В православной семье муж и жена обязательно должны иметь одного духовного отца? Я даже не имею в виду духовника, просто духовного отца, к которому они ходят на исповедь. Как Вы считаете, как лучше?

– Желательно, пишут святые отцы, чтобы это был один духовник. Недавно читал поразительное святоотеческое поучение, там идет сравнение: как столяр подбирает дощечки и соединяет их, и отшлифовывает, так и духовник учится искусству соединения двух людей в единое целое. Не только, как в таинстве, совершает это Господь таинственно и незримо, но и духовник, пользуясь этими инструментами в духовном делании, подбирает необходимое для того, чтобы соединить то, что может быть очень далеко отстоящим от соединения. Желательно, чтобы имели одного духовного наставника. Не всегда бывает так, но предпочтительнее, чтобы это был один человек, чтоб можно было прийти и посмотреть. Более того, я забегаю вперед и полагаю, что мы посвятим одну из ближайших программ теме духовного руководства. Важно, чтобы регулярно приходили и в случае обострения отношений. Еженедельно к духовнику подходили, как на перевязку, и просматривали, что произошло за это время. Я подчеркиваю, когда обострения чего-то. Когда корабль плывет, есть иная регулярность, но это тайна исповеди. А когда происходят какие-то события, требующие постоянной включенности, это прямая связь в отношении всего того, что направлено к созиданию внутреннего мира в семье. Иначе тогда это ад.

И перед нами сейчас, безусловно, дыхание адское. Перед нами та дьявольская игра, входя в которую люди сами заблуждаются, рассуждая о подобном выходе из ситуации, и других в соблазн вводят. И об этом говорят на разных программах, об этом рассуждают, это предмет обсуждения у людей. Недопустимо, конечно. И сейчас, рассуждая на эту тему, нам важно найти верные слова, чтобы дать этому оценку, и как важно, чтобы духовник ее давал.

– И уметь отвечать, потому что с православными обязательно ведут разговор на эту тему. Как узнают, что в церковь ходишь, обязательно зададут вопрос. Я почему этот вопрос задала? Не для того, чтобы просто сказать: «Ой, как я возмущена!» А именно потому, что у людей будут спрашивать, будут подходить, и мы должны уметь правильно, трезво, без раздражения давать ответы, чтобы и людей против себя не настроить, но ответить очень твердо, по-православному.

– Недавно проводил зачет в духовной семинарии, где преподаю предмет «Основное богословие». И, общаясь со студентами, обращал их внимание вот на что. Братья, когда вы будете пастырями, ведь важно донести до людей то, что нуждается в верном изложении. Как важно научиться об этом говорить, рассуждать, тему рассмотреть, изучить, дать людям обоснованное, глубокое понимание того, что перед нами. И если это грех, то, как бы он ни назывался – это грех. Если это добродетель, тогда каковы средства для стяжания ее? Безусловно, когда мы сталкиваемся сегодня с явлениями откровенного или прикровенного безнравственного, нецеломудренного сатанинского воздействия, мы должны дать верную оценку тому, что перед нами, чтобы людей обезопасить, а себя не поставить перед Господом в страшное положение, когда молчанием предается Бог.

– Вы говорили о духовничестве, о наставничестве, об исповеди. Я не знаю, помните ли Вы, но это было очень давно, и после одной из наших программ Вы мне рассказывали, что одна женщина нашла Вас и сказала, что у нее на душе очень много лет был один страшный грех. Она не знала, что с этим грехом делать, но увидела Вас по телевидению и захотела прийти и исповедаться. И насколько ей потом было легко.

– Я помню этот случай. И эти случаи повторяются, потому что, когда Господь ищет средство, через которое может войти в сердце, а мы входим в дома к миллионам людей, сколько потом есть возможностей, соприкоснувшись с этим, покаяться, быть прощенными и обрести радость.

– Давайте попробуем наметить тему следующей нашей передачи.

– Я думаю, мы можем поговорить с Вами о тех моментах, которые актуальны. Допустим, об одежде православных христиан, о правильном понимании того, что это такое, что за этим стоит, как это соотносится с нашим сегодняшним днем в отношении участия в богослужении, как это дисциплинирует человека или нет и в отношении того, что должно быть главным. Ведь помните, что должно украшаться человеком? Его внутренний человек, хотя, конечно, и внешняя одежда должна быть достойной и благородной, в которой было бы не стыдно, но с соблюдением тех правил, которые в традиции Церкви хранятся и передаются.

– Спасибо большое, благодарю Вас сердечно за участие в передаче и за то, что Вы согласились вести вместе со мной эту программу. С неким опозданием поздравляю Вас с таким важным и серьезным назначением, как быть духовником олимпийской сборной. Я понимаю, насколько это тяжело, я думаю, это тоже, быть может, тема для разговора.

– Это большая интересная тема.

– Спорт, спортсмены…

– …это тоже семья.

– Я думаю, что мы с Вами обязательно на эту тему поговорим, а сейчас я благодарю Вас и буду с нетерпением ждать следующей записи.

Ведущая Любовь Акелина
Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 28 апреля: 03:00
  • Суббота, 29 апреля: 13:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы