Союз онлайн: Вдохновение Святой Земли

9 октября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
Вдохновение Святой Земли: "Паломничество в Палестину". Иван Павлович Ювачёв. Ведущие: Анна Мусан-Леви и Светлана Ладина.
 

Иван Иваныч Самовар

Был пузатый самовар,

Трехведерный самовар.

В нем качался кипяток,

Пыхал паром кипяток,

Разъяренный кипяток;

Лился в чашку через кран,

Через дырку прямо в кран,

Прямо в чашку через кран.

Эти стихи, знакомые нам с детства, написал Даниил Хармс. Друзья, это «Встречи на Святой Земле», наш цикл «Вдохновение Святой Земли». О том, как Даниил Хармс связан с Иерусалимом и другими святыми местами Палестины, расскажет наш постоянный проводник, гид паломнической службы «Радонеж» Анна Мусан-Леви.

– Сам Даниил Хармс, к сожалению, у нас не бывал, у него такой возможности не было, потому что жил он в страшные советские годы, прожил очень мало, умер совсем молодым. Но я думаю, что ему о Святой Земле рассказывал его отец Иван Павлович Ювачёв.

Есть такие книги, которые вызывают у нас молитвенные чувства. А есть судьбы людей, которые вызывают трепетные чувства благодарности Богу, желание молиться и какое-то детское удивление и восторг перед тем, как Господь иногда поразительно спасает человека. Вот как раз сегодня перед нами и человек такой, и книга такая. Начнем с человека.

Иван Павлович Ювачёв родился в очень необычной семье – семье царского полотера. Его отец натирал полы в Аничковом дворце, соответственно не раз видел самого государя императора Александра III. Семьи полотеров в Царской России были привилегированными, то есть, несмотря на простое, в общем-то, происхождение, их дети получали возможность получить хорошее образование по их выбору. Давались средства и право поступать в училище, университет – куда они захотят.

В детстве Иван мечтал быть лесничим, но, поскольку его отец был страстным книголюбом (что тоже необычно для полотера), мальчик читал очень много литературы о путешественниках и великих открытиях. И вот сначала он мечтал стать лесничим, а потом решил стать моряком, как, наверное, и многие мальчишки в детстве. Поступил он в мореходное училище и начал плавать.

Ходил он в основном на военных судах, поскольку в тот период как раз шла одна из русско-турецких войн. Иван был на знаменитой шхуне «Казбек» и как раз участвовал в исторической операции взятия Батума. И там-то, на этих военных пароходах, которые он один за другим сменял за свою карьеру моряка, он заразился революционными идеями.

Там специально работали вербовщики, которые смущали умы молодых людей, увлекали их народовольческими идеями. И вот Иван Ювачёв становится революционером, мало того, вступает в военную террористическую организацию, которая в какой-то момент сливается со знаменитой организацией «Народная воля», на совести которой кровь Александра II. Террористы готовят убийство Александра III. Ювачёву достается очень важная роль в этом деле, ведь окна казенной квартиры его родителей как раз выходят на спальню Александра III. Соответственно, ему проще всего было совершить убийство. Но Господь не попустил. Среди членов этой организации был один завербованный полицией провокатор, который сдал всю компанию.

Царь поначалу приговорил заговорщиков к смертной казни, и Ювачёв некоторое время был смертником. Но потом император заменил казнь на многолетнюю каторгу, а прежде этого полагалась Шлиссельбургская тюрьма – страшное место, где сидели многие политзаключенные. Там были одиночные камеры, в которых люди нередко кончали с собой, психически повреждались. А вот наш герой, Иван Павлович Ювачёв, там-то и пришел к Богу.

Дело в том, что единственной книгой, которую давали заключенным, была Библия, и он впервые в жизни стал ее читать. То есть он был до этого христианином, но, видимо, номинальным и, скорее всего, глубоко свою веру не знал. Здесь Иван впервые проникся и Ветхозаветной историей, и, естественно, Евангелием, и стал настолько набожным и богомольным, что начальство, удивленное таким его поведением, предложило ему даже уйти в монастырь. Это означало полную свободу, то есть человека отпускали на свободу с условием, что он поступает в такой-то монастырь.

Иван Ювачёв сказал, что он недостоин, и предпочел продолжать сидеть в тюрьме. Тогда начальство снова решило как-то показать свое благоволение, и ему разрешили гулять вместе с другом. Заключенные в этой тюрьме даже прогулку совершали в полном одиночестве, а он приобрел товарища. И вот целый год общения с другом, который тоже увлекался богословскими, историческими идеями, очень многое дал: Ювачёв укрепился в вере и его кругозор расширился.

Дальше наступают годы ссылки. Иван Павлович много-много лет жил на Сахалине, где служил на метеорологической станции; учил еврейских детишек математике, как он рассказывает; был старостой храма, который он же и строил вместе с другими ссыльными. Потом его переводят в Сибирь, он прожил несколько лет во Владивостоке, там служил капитаном на одном из кораблей и, соответственно, хлопотал о возвращении в Петербург.

Видя его примерное поведение, а главное, его совершенно неподдельную религиозность, ему разрешают вернуться в Петербург. Там через какое-то время он смог жениться, у него родился Даниил Хармс. И буквально за год-два до рождения сына он совершает паломничество в Палестину ко Гробу Господню. Как пишет сам Иван Павлович, он мечтал об этой поездке очень давно, но по понятным причинам не мог ее совершить, пока полностью не был восстановлен в своих гражданских правах.

И вот результатом этой поездки стала книга, которая считается лучшим произведением в жанре паломничеств. Это давно забытый жанр, но когда-то на Руси он процветал, и такие «хождения», «паломничества» существуют в литературе. И лучшим из них, по признанию многих критиков, является книга Ивана Ювачёва «Паломничество в Палестину к Гробу Господню». Недавно она была издана в России и досталась мне в подарок от одних знакомых.

Книга эта совершенно поражает искренностью, простотой и смирением автора, который ничего не старается вам внушить, ничего не старается специально передать, он просто рассказывает. Но настолько просто и искренне, что остановиться невозможно: начав читать, ты читаешь и читаешь. Интересно, что ум у автора критический, и он совершенно не в розовых очках путешествует, он какие-то вещи очень метко подмечает, критикует, но как-то с юмором, любовью, теплом. То есть нет в этой книге желчи, критиканства, раздражения, это очень милое, доброе описание путешествия глубоко верующего человека ко Гробу Господню без лишних приторностей.

Начинает Иван Ювачёв свое путешествие с Яффы. И меня очень удивило, как тонко он прочувствовал процесс зарождения православного туризма, который, оказывается, начался вовсе не в 1990-е годы, с появлением регулярных рейсов в Тель-Авив, а еще в те 1900-е годы, когда у нас построили железную дорогу.

Иван Павлович описывает, как он вместе с другими паломниками от Яффского порта, прибыв кораблем на Святую Землю, едет по железной дороге в Иерусалим. И как он удивлен, что паломники, вместо того чтобы обсуждать библейские места, которые они сейчас видят, заняты садами, апельсинами, кактусовыми оградами, устройством собственно самой железной дороги, ее инженерными качествами и так далее. И он думает: ну ничего, сейчас мы приедем в Иерусалим, и я увижу наконец-то паломниц, которые, наверно, будут плакать, как раньше было (он читал об этом), будут целовать землю...

Но приезжает он в Иерусалим на железнодорожную станцию, паломники и паломницы с деловым видом разгружают свои чемоданы, мешки; думают, где им ночевать. В общем, так он и не увидел умиленных сердцем паломников. И кого он в этом обвиняет? Не паломников. Он обвиняет железную дорогу. Он говорит: «Зачем же ее построили? Мы, конечно, экономим время, но теряем поэзию момента встречи с Иерусалимом». Вот так, совершенно удивительно...

Дальше он отправляется ко Гробу Господню. И вот этот маленький кусочек из книги я бы хотела вам прочитать, потому что я не встречала лучшего описания встречи человека с Гробом Господним. И могу сказать, что это полностью соответствовало моему восприятию, можно сказать, более чем через сто лет.

«...Повинуясь первому побуждению, я моментально сбросил свои ботинки и, низко согнувшись, чтобы не задеть головой резных украшений над входом, пролез в маленькую пещеру, около сажени длиной. Когда мои предшественники дали мне подойти к Гробу, я, весь охваченный сознанием страшной святыни, благоговейно прильнул к священному камню и прослезился. Тут мне хотелось сразу сказать все свои молитвы, все тайные просьбы души, хотелось помянуть отца и мать, всех родных и друзей, здесь хотелось прикосновением к святыне освятить свое лицо, руки, всего себя. Как будто бы стоишь перед Самим Христом, и Он говорит тебе: проси в эту минуту все, что хочешь: Я исполню. Но минуты у Гроба Господня коротки: тысячи людей ждут у входа, чтобы заменить тебя. Надо было выйти...»

Вот это для меня абсолютно гениальное описание встречи с Гробом. Светлана, как тебе кажется? Ведь у тебя тоже есть этот опыт.

– После этого хочется сказать только «Аминь». Потому что добавить-то нечего. И поправить нечего. Это именно так. Анечка, спасибо за эту поэзию встречи со Святой Землей, которую ты нам подарила в очередной раз милостью Божией и своими стараниями. Я очень надеюсь на продолжение «Вдохновения Святой Земли». Дорогие друзья, спасибо вам за внимание. Прошу ваших молитв.

Ведущая Светлана Ладина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы