Союз-онлайн: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 4

12 сентября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Союз-онлайн представляет: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 4. Педагогика Ушинского, осмысленное чтение и чистописание, и воспитание любви к нравственному поступку - в рассказе Ирины Анатольевны Горячевой, разработчика филологического блока образовательной системы «Русская классическая школа». Ведущий Александр Крузе.

То, что делается с верой в Бога и с максимальным приложением сил, выдержит  испытание и временем, и историческими катаклизмами. Именно это мы можем сегодня сказать о педагогике Константина Дмитриевича Ушинского, о его методических разработках, принципах воспитания и обучения детей. В наши дни труды Ушинского стали основой образовательной системы «Русская классическая школа».

(Видеосюжет)

Всем нам с детства знакомы рассказы Константина Дмитриевича Ушинского, сказки в его обработке, но мало кто сегодня знает, что взяты они из созданных им учебных книг «Родное слово», «Детский мир» и «Хрестоматия», предназначавшихся для первоначального обучения. До революции они выходили многомиллионными тиражами, и сегодня эти книги вновь увидели свет. Богато проиллюстрированные и в то же время сохранившие неповторимый дух и стиль оригинала.

Переиздание целого корпуса книг Ушинского осуществила образовательная система «Русская классическая школа», созданная в Екатеринбурге, о которой уже шла речь в наших предыдущих передачах.

«Родное слово» выпущено тремя отдельными книгами: «Азбука», «Первая после Азбуки книга для чтения» и «Вторая после Азбуки книга для чтения». При переиздании «Детского мира» и «Хрестоматии» эти книги были разделены на тематические разделы: «Из природы», «Из истории», «Из географии» и «Хрестоматия». Учебно-методическим сопровождением являются пособия Горячевой Ирины Анатольевны.

– У нас в гостях Ирина Анатольевна Горячева, разработчик филологического блока образовательной системы «Русская классическая школа». Как получилось, что Вы связали свою жизнь с наследием Константина Дмитриевича Ушинского?

– До 1991 года я работала редактором на телевидении в Останкино. Но образовательные проблемы постигли моего сына – ребенка с высоким уровнем интеллекта, но вынужденного учиться формально: тянуть на себе все издержки школьного формализма, когда, например,  нужно было заучивать таблицу сложения или рисовать какие-то бесконечные схемы – звуковые модули. Или же, умея читать целыми словами, в классе он был вынужден читать по слогам. И больше всего меня шокировала методика безотрывного письма. Все это в совокупности меня, имеющую педагогическое образование, очень напрягало.

Рядом с Останкино, как Вы знаете, есть храм Живоначальной Троицы, и в 90-х годах там было подворье Оптиной пустыни. Со своими проблемами я пришла туда, и оказалось, что там уже в течение нескольких лет окормлялись создатели первой православной классической гимназии в России «Радонеж» и ее учащиеся. По благословению иеромонаха Филарета я попала в эту гимназию, где и произошло знакомство с книгами Ушинского, потому что за год до моего прихода учителя-энтузиасты под руководством знаменитого лингвиста Владимира Константиновича Журавлева, ныне покойного, нашли книги Ушинского для детей и осуществили небольшое переиздание брошюрок «Родного слова».

– Чем, на Ваш взгляд, хороши его книги «Детский мир», «Родное слово», «Хрестоматия»?

– Когда я их увидела еще в шеститомном Собрании сочинений К.Д. Ушинского, вышедшем за два-три года до этого, я ощутила, что люди в 40–50-х годах сохранили все это. Когда я листала их, то не ощущала, что это учебники: в них не было школярского духа, они воспринимались исключительно как книги для чтения. Первое, что поразило, – это, несомненно, христианское начало, потому что Ушинский – слава Богу, он давно реабилитирован как православный христианин – всеми своими произведениями воспевал Творца. Он не назидал, а воспевал Творца. Благодаря такому целостному мировидению он показал детям весь мир. Причем сделал это очень последовательно – некими расширяющимися кругами. От того, что детям близко и понятно, к тому, что более далеко, более сложно.

Это полнота, образность, потому что Ушинский, конечно, был великим мастером слова. Не случайно Тургенев оценил его записки «Поездка за Волхов». Его любовь к родному слову, которая звучит в его знаменитой статье-гимне «Родное слово», отразилась и в книгах для детей, которые прививали любовь к слову.

Видно, что сила развития речи крепнет от упражнений, а весь материал выстроен так, чтобы создавать и полную картину мира в сознании детей, и в то же время дети прикипают к этим книгам. Они любят эти книги, потому что в них все ясно и понятно от первой строчки до последней, потому что они дышат любовью к ребенку и верой в него. В них получается триединство, когда знания даются в системе, потому что Ушинский говорил, что ум и есть хорошо организованная система знаний, в то же время ребенок эмоционально откликается на то, что прочитано, и в результате у него рождается желание подражать, любить нравственный поступок. Ушинский ставил это главной целью – научить ребенка любить нравственный поступок. Но не путем назидания, потому что назидания касаются только ума ребенка, а сердца не касаются, из-за чего, как мы знаем, получаются фарисеи.

– Действительно, поразительно, что в системе «Русской классической школы» нет задачи поставить скорость чтения, а ребенок читает эти книги, осознавая их, погружаясь в них и прочувствовав их.

– Все именно на том и построено, и сделано это постепенно; развивается и логика  мышления, и чувство вкуса языка прививается. В то же время ребенок обогащается лексиконом родной речи, который является порождением народной мысли. Ведь Ушинский создавал эти учебники не для крестьян. Мы воспринимаем так, что это народные книги, но он создавал их для обедневшего дворянства и мещанства. Тем не менее, поскольку там отразился родной для народа слог, они были восприняты и крестьянством и разошлись многомиллионными тиражами.

Создавались аналогичные книги, но в них было некоторое назидание, но не было книг с родным словом народа: поговорками, пословицами, тешками-тетешками... Думаю, что народ еще выразил свою благодарность человеку, который смог оценить их душу и их словесное мировидение.

– В современном мире мы стали заложниками компьютерной клавиатуры. Даже те из нас, кто в детстве много писал шариковой ручкой, сейчас практически потеряли этот навык, все мы печатаем на компьютере. В наш век неразборчивых каракулей вы все-таки обратились к классическим методикам чистописания. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Когда я отвечала на первый вопрос, то уже сказала, что была в шоке от методики безотрывного письма. Меня так не учили, и когда я обнаружила это, то поняла, что это абсурд, это логизация элементарных процессов написания палочек, крючков и овалов.

– Но сейчас ситуация еще хуже: многие сейчас пишут только эсэмэски.

– Совершенно верно. Рукотворную деятельность надо вернуть обязательно. Мы, конечно, уже не можем обойтись без гаджетов, компьютера и клавиатуры, они нам сами нужны в работе. Но ребенок должен пройти этот путь, и только после того, как он овладеет этими навыками, он уже может брать и клавиатуру, так как это развитие мышления, развитие руки. Но безотрывная метода – это, конечно, не тот путь. Эта методика никак не согласовывалась с классическими книгами Ушинского. Поэтому я приняла решение просто вернуться вспять лет на шестьдесят к методикам, которые ушли из наших школ где-то в конце 60-х – начале 70-х годов. Это письмо по графической сетке, когда ребенку даются подпорочки, это отрывное письмо каждого элемента с одного росчерка, предварительное письмо на дощечках мелом, когда можно стереть, исправить написанное, рассмотреть букву в увеличенном виде.

Затем мы даем в руки детям такой авторитет, как остроконечное перо-макалка. Об его свойствах у нас снят целый фильм, который можно посмотреть на нашем сайте (russianclassicalschool.ru/videoarhiv.html). Чистописание в «Русской классической школе» продолжается до шестого класса раз в неделю. И это несет в себе не просто какие-то прагматические задачи, но и художественно-эстетические: дети выводят росчерки, виньетки, выполняют орнаменты, занимаются каллиграфическим рисованием – все это тоже можно увидеть на нашем сайте.

– Ирина Анатольевна, а почему в системе «Русской классической школы» вся словесность в начальной школе построена на книгах Ушинского?

– Константин Дмитриевич Ушинский был человеком целостным, и для него единство языка, речи и литературы было нераздельным. Он все время ратовал за то, чтобы в основание школы был положен психологический закон развития ребенка, а не схоластическое разделение знаний. Поэтому все его рекомендации относительно учебных книг «Родное слово» и «Детский мир» обязательно содержат задания по русскому языку. Например, когда «Азбука» прочитана, идет списывание, и ребенок должен обратить внимание на некую звездочку  над словом, которая означает, что есть различие произношения и написания, – это удваивает его внимание. Или в «Первой книге для чтения» идет распределение слов по родам и видам. Например, мебель и посуда: надо выписать названия мебели. Все это опять происходит на основании прочитанного. Или же какой-то текст, к которому надо задать несколько вопросов и записать их. Редактирование текстов – та форма работы, которую предложил сам Ушинский: дается текст без знаков препинания (опять-таки прочитанный детьми), его нужно поделить, грамматически оформить, вставить пропущенные буквы.

И, конечно, самое главное – изучение грамматики идет у нас не от упражнения к упражнению, а через наблюдение за текстом, где все языковые явления сосуществуют. Это некая естественная лингвистика: ребенок познает язык из самого же языка. Учебники с упражнениями у нас, конечно же, присутствуют, но мы ими заканчиваем, для нас они некое подытоживание того, что было выявлено детьми. И далее в этих сборниках упражнений набирается некая практика.

– Пособия «Русской классической школы» достаточно обширны. Что они в себя включают?

– Как и любое методическое пособие, они включают в себя описание программы, описание методики, планирование, но написано это не канцелярским языком, а обращено к педагогам, для того чтобы их воодушевить. В помощь педагогам, а также родителям – вы знаете, что сейчас очень ширится движение семейного образования – даны подробнейшие разработки уроков. Они построены в вопросно-ответной форме – сократические беседы, позволяющие держать в напряжении мысль ребенка и развивать его познавательный интерес и в то же время понимать, куда он движется. Эти методические пособия помогают и ребенку, и учителю последовательно двигаться. Там сделаны определенные акценты, на чем нужно остановиться, сосредоточиться, чтобы прийти к желаемой цели.

Мое сердечное участие – я вкладывала в беседы с педагогами стиль, дух, которые педагоги волей-неволей усваивают и передают детям,– получается некое духовное единство.

(Продолжение следует.)

Ведущий Александр Крузе

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы