Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

19 сентября 2014 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает митрофорный протоиерей Игорь Аксенов, настоятель храма святого пророка Илии в городе Выборге. Передача из Санкт-Петербурга. 

 

― Добрый вечер, дорогие телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Ведущий Михаил Кудрявцев. Сегодня у нас в гостях председатель Отдела религиозного образования и катехизации Выборгской епархии, настоятель Свято-Ильинского храма города Выборга, протоиерей Игорь Аксёнов. Здравствуйте, батюшка.

― Здравствуй, Мишенька.

― Прошу Вас по традиции благословить наших телезрителей.

― Мир вам, возлюбленные телезрители. Желаю вам здравствовать и всегда пребывать в Божественной благодати.

― Спаси Господи, батюшка. Дорогие друзья, наша сегодняшняя тема посвящена приближающемуся празднику ― Рождеству Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. Также мы поговорим о начале Нового церковного года, которое недавно состоялось. Батюшка, расскажите как связаны между собой начало Нового церковного года и Рождество Владычицы Богородицы?

― Да, недавно мы праздновали  начало индикта. Индикт в переводе с латыни означает объявление, т.е. объявление Нового богослужебного года. Начинается новый богослужебный круг, в течение которого мы вспоминаем все главнейшие события, связанные со спасением нас, рода человеческого, от власти ада, дьявола и вечной смерти. Начало церковного индикта всегда сопряжено с праздником Рождества Пресвятой Богородицы, потому что именно Она явилась той «дверью», через которую Бог пришёл к нам как Человек, и праздником Её Успения богослужебный год завершается. При этом четыре из двенадцати самых больших праздников посвящены Пресвятой Богородице: Рождество Её, Успение, Введение во храм и Благовещение.

Церковный Новый год издревле начинается первого сентября, по старому стилю. Необходимо заметить, что Новозаветная Церковь плавно вышла из Ветхозаветной Церкви. Иудеи до сих пор празднуют Новый год где-то в середине сентября. Почему же мы празднуем Новый год, когда природа засыпает, наступает некоторое умирание, а не весной? В этом есть очень глубокий смысл: прежде чем мир был сотворён, он был творим, прежде появления мира как результата творения Божия было небытие. В Книге Бытия сказано, что вначале была тьма над бездною, земля была безвидна и пуста, и только потом Бог сотворил свет и увидел, что свет хорош и отделил свет от тьмы ― вот день один, как матрица для всех последующих актов творения. Мы видим, что вначале была тьма, а потом свет, поэтому и богослужебный день начинается с вечера, так и с «вечера» круговорота времён года начинается Новый год. Тем самым мы подчёркиваем, что мир тварен и прежде творения было небытие. Новый год у иудеев празднуется в месяце тишри, на седьмой месяц после месяца сотворения мира ― нисана или авива, который приходится на середину марта. Прежде, чем мир был сотворён, он творился шесть дней, поэтому соответственно дням отсчитывается шесть месяцев по лунному календарю и на седьмой празднуется Новый год.

Церковь освящает не только плоды деревьев, квартиры, вещественное пространство, но и само время. Церковное время освящено воспоминаниями, связанными с Богом и Его святыми, и с событиями, с которыми связано наше спасение.

― Батюшка, расскажите, на чём основано почитание Пречистой Девы Марии?

― Церковь уже на протяжении двадцати веков почитает Божью Матерь, именует Её Богородицею. Это высочайшее именование в своё время вызывало немало споров, немало богословских мнений сталкивалось по этому вопросу, и Церковь даже созывала по этому поводу Вселенские Соборы. Почитание Божией Матери основано на том, что Спасение, которое совершил Господь наш Иисус Христос, произошло прежде всего от восприятия Им нашей человеческой природы, Он восстановил в нас прежде падший образ, сообщил нашей природе воскресение и вознёс её в Своём вознесении туда, откуда Он низошёл. Нашу человеческую природу Господь воспринял не абстрактно, а совершенно конкретно, от Девы Марии, которая приготовила себя к богоугодной жизни, и Господь приготовил Её к величайшему служению ― быть Матерью воплотившегося Бога. Именование Девы Марии Богородицею содержит в себе всю тайну Боговоплощения: если Она Богородица и при этом человек, то родившийся от неё есть Человек, но одновременно Он и Бог. Это может быть только в соединении двух природ в одной Ипостаси, во второй Ипостаси Бога, в Личности Единородного Сына Божия. Об этом прекрасно сказал Иоанн Дамаскин:  «Праведно и воистину Святую Марию называем Богородицею, ибо это имя содержит всё таинство домостроительства. Ибо если родившая ― Богородица, то Рождённый от Неё ― непременно Бог, но непременно и человек. Ибо каким образом мог бы родиться от жены Бог, имеющий бытие прежде веков, если бы Он не сделался человеком? Ибо Сын Человеческий, без сомнения, есть человек. Если же Тот Самый, Который родился от жены, есть Бог, то, без сомнения, Один и Тот же есть и Тот, Который родился от Отца в отношении к Своей Божественной и безначальной сущности, и Тот, Который в последние времена рождён от Девы в отношении к сущности, получившей начало и подчинённой времени, то есть человеческой. Это же обозначает единую Ипостась, и два естества, и два рождения Господа нашего Иисуса Христа». Вопросы правильной мариологии, правильного понимания Божьей Матери, напрямую связаны с вопросами христологии и сатериологии, т.е. вопросами понимания Христа (Его природы, тайны воплощения) и нашего спасения, которые тесно взаимосвязаны.

В V веке жил патриарх Несторий, который принадлежал к Антиохийской богословской школе и был последователем Фёдора Мопсуэстийского и Диодора Тарсийсого, открыто проповедуя их идеи о том, что Деву Марию неправильно называть Богородицею, а следует называть Христородицею. Они учили, что во Христе Иисусе сосуществовали две природы, и что Дева Мария родила Человека Иисуса, в которого Бог вселился как в свой собственный храм, т.е. две Личности, которые сосуществуют в одном Человеке ― Иисусе. Соответственно идёт речь о помазании Иисуса Божественной благодатью, а не о воплощении, восприятии Им нашей человеческой природы в Свою Божественную Ипостась, т.е. они считали, что Иисус есть Христос, помазанник. На что Кирилл Александрийский, прп. Иоанн Дамаскин правильно замечали, что помазанниками, Христами Писание именует пророков, Давида. И любой человек, который имеет в себе Дух Божий, является помазанником Божиим, но это не подразумевает, что мы имеем Божественную природу. Игнатий Брянчанинов замечает, что Дева Мария является единственной из всего рода человеческого, в которую Господь вселился Самим Своим Существом. Кирилл Александрийский подчёркивал, что во Христе Иисусе ― Божественная Личность, вторая Ипостась Пресвятой Троицы, Единородный Сын Божий, который воспринял человеческую природу, оставаясь во всём совершенным Богом.

Эти вопросы, которые сейчас нам кажутся понятными и о которых мы глубоко не задумываемся, для людей того времени были очень тяжелы для восприятия и понимания. Эллинская культура, греческая философия ценна тем, что разработала категории, которые позволяют философствовать и богословствовать. В частности, она дала чёткое определение того, что каждая сущность имеет свои свойства, по которым мы можем её определить. Например, у кота четыре ноги, хвост, усики, мордочка с ушами, а если задние лапы с когтями и шпорой ― значит это не кот; или цветок ― это то, что имеет стебель, лепестки, тычинки, пестики. Точно также, когда мы говорим о Боге, то подразумеваем, что Бог ― это Существо безначальное, ничем не ограниченное, Которое не нуждается в кислороде, чтобы дышать, в пище, чтобы жить, потому что это вечнобытийное Существо, невозможно представить, чтобы Бог страдал, устал, уснул или заболел… Когда мы читаем в Евангелии о странствиях нашего Господа Спасителя, то видим, что Он скорбел, плакал, уставал, спал. Кирилл Александрийский сформулировал прорывную мысль о том, что мы должны говорить о единой Ипостаси Сына Божия, Который всегда оставаясь Богом, воспринял человеческую природу, т.е. Бог стал Человеком, оставаясь при этом Богом.

Следующий Вселенский Собор после Собора, который анафематствовал патриарха Нестория, дал определения соединения двух природ во Христе Иисусе, все они апофатические, отрицательные, т.е. мы не можем сказать, каков образ соединения природ во Христе, но знаем, что это соединение природ неслитное, неизменное, неразлучное, нераздельное. Таким образом, мы отвергаем смешением природ, их разделённость и т.д. Поэтому на вопрос, Кого родила Дева Мария, ответ всегда один ― Личность Божественную, вторую Ипостась Пресвятой Троицы, Единородного Сына Божия, Который по первому Рождению от Отца есть Единородный Сын Божий, и по второму Рождению от Девы Марии является Сыном Человеческим.  Господь Иисус Христос в утробе Девы Марии воспринял нашу человеческую природу во всей полноте: не только телесную, но и душевную, оставаясь при этом Божественной Личностью.

― Спасибо, батюшка. Что позволило Деве Марии стать Той, Которой она стала: предвечное ли это избрание или Её личный подвиг?

― Мы всегда говорим о синергии: невозможно действие Божие без нашего участия, потому что мы сотворены свободными. Наш выбор ― это та область, в которую Бог не вторгается, потому что это является Его образом в нас. Если нас лишить свободы, то мы ниспадаем в животный мир, который детерминирован инстинктами, генотипом. Мы сотворены по образу Божию, Бог свободен даже по отношению к собственной природе (поэтому Он смог стать ещё и человеком, оставаясь Богом), так и мы свободны по отношению к собственной природе. Это видно на примере людей, которые ради высших идеалов, любви к ближним, готовы отдать свою жизнь, т.е. пожертвовать своей природой. Личность превосходит природу.

Вопрос о Деве Марии необходимо рассматривать с двух точек зрения. Во-первых, Предвечный Совет подразумевает не только Того, Кому должно воплотится, но и Ту, во чреве Которой будет воспринята природа человеческая. Святитель Григорий Палама поставляет Богородицу сразу после Троицы и называет Её живой границей между миром тварным и нетварным бытием Пресвятой Троицы. Одновременно с этим мы, будучи свободными, приготавливаем себя при содействии благодати Божией к определённому служению. В данном случае ― служению Богоматеринства.  

Если говорить о сотворении Адама и Евы, то Бог Адама не спрашивал, творить Еву или нет. А Совет Трёх подразумевает и Совет с Девой Марией. Если бы с Её стороны не было согласия, Бог не вторгался бы в Её свободу. В связи с вышесказанным я хотел бы процитировать святого Николая Кавасила: «Бог не предупреждал Адама и не требовал его согласия относительно его ребра, из которого должна была быть создана Ева, но, лишив Адама чувств, так изъял член. Деву же Он прежде научил и ожидал Её веры, прежде чем приступить к действию. Относительно творения Адама Он совещается с Единородным, говоря: сотворим человека. Когда же сего Чудного Советника Первородного, ― как говорит Павел, ― Он вводит во вселенную и созидает Второго Адама, то делает Деву соучастницей Своего решения. И этот Великий Совет ― как называет его Исаия, возвестил Бог, а утвердила его Дева. Так что воплощение Слова было делом не только Отца, Его Силы и Духа, но также и делом воли и веры Девы. Ибо как без участия Трёх Божественных Ипостасей решение о воплощении Слова не могло быть принято, так и без согласия Пренепорочной и содействия Её веры Предвечный Совет не мог бы быть осуществлён». Наряду с Предвечным Советом Божиим, избранием и промышлением, обязательно присутствует и личный подвиг Девы Марии, Которая готовилась к Богоматеринству, дав обет безбрачия и полностью предав Себя Богу.

― Спаси Господи, батюшка. Трудно представить, что значит быть Матерью Господа. Что Вы думаете о том, как Богородица переживала Своё Богоматеринство?

― Мы не можем дерзать предполагать, что чувствовала Дева Мария, это тайна Её личных отношений с Богом. Зачастую мы говорим о Божьей Матери как о некой абстрактной «двери», через которую Бог пришёл в этот мир, воспринял от неё плоть и душу человеческую, забывая, что Она стала истинной Матерью Того, Кто от Неё родился. Точно так же как и Господь, Вторая Ипостась Троицы, стал истинным Сыном Человеческим, истинным Её Сыном. В связи с этим я бы хотел повторить слова протоиерея Георгия Флоровского о том, что богословие движется не в мире каких-то общих идей, а в мире личностей. Проблема спасения и падения человека начинается с того, что человек отверг Бога. Эта трагедия повторилась, когда Бог снова пришёл к иудеям, которые ждали Его как Бога абстрактного, а Он пришёл к ним как конкретная Личность, и они не смогли принять Его как Личность. Распяв Его, поторопились снять тело с креста, чтобы не портить праздник, и поспешили совершить в Иерусалимском храме Пасхальную службу Тому, Кого только что снимали с креста.

Наша свобода подразумевает невозможность механического наложения благодати Божией на человека: мы должны сами выбрать Бога, возлюбить Его. Главная заповедь ― возлюби Господа Бога всем сердцем твоим, всею душою, всем разумением твоим и всею крепостию твоею; и ближнего своего ― как самого себя. Это сказано не потому, что Бог нуждается в нашей любви (Бог ни в чём не нуждается, т.к. является самодостаточным Существом), а потому, что мы нуждаемся в единстве с Богом. Если мы теряем связь с Богом, то мы теряем само существование, реальность, потому что кроме Бога нет реальности, теряем бытие, потому что Бог есть бытие. Отвергая Бога как Личность, мы теряем возможность участия в Его жизни. Наша задача - сделать жизнь Пресвятой Троицы нашей жизнью. Поэтому и заповедь такая: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем, всей душою, всем разумением, всей крепостию» ― это тот способ, который позволяет нам разделить жизнь Бога. И в этом нет ничего странного: очень многие люди, которые любят друг друга, например при первой влюблённости, часто говорят «ты жизнь моя», «ты душенька моя», т.е. они готовы отдать жизнь за того, кого любят. Или мама, которая любит ребёнка более, чем себя, ― это норма материнства. Богоматеринство возвращает человека к Богу, разворачивает к Нему наши сердца в лице Девы Марии.

Святой мученик Иустин Философ и священномученик Ириней Лионский писали, что, именуя Иисуса Христа новым Адамом, подразумевается, что новому Адаму нужна  новая Ева. Под новой Евой мы подразумеваем Деву Марию. И там, где Ева, будучи девой, была непослушна, Дева Мария оказала полное послушание Богу, показав Свою веру и всецелые преданность и доверие. Ириней Лионский замечает, что новая Ева собрала в Себе всю ветхозаветную историю человечества, поэтому Родившийся от Неё есть Сын Авраама, Исаака, Иакова, Давида… И новозаветное человечество становится причастным к Богу именно через Деву Марию: новозаветное человечество ― это Церковь Христова, которая становится Церковью через Причастие Тела и Крови Иисуса Христа, воспринятых Им от Девы Марии. Дева Мария является Матерью Бога и одновременно Матерью всех христиан. Отношения Девы Марии и Иисуса Христа личностные и в Её лице всё человечество сердцем  разворачивается к Богу. Любая мать, любя прежде всего саму себя в том, кто начал в ней быть, по мере возрастания в ней нового бытия центр своей жизни переносит от себя на новую личность.

Куда повёрнуто наше сердце, личность, там мы и будем. Важна цель, которую ставит перед собой личность, ибо это определяет всю нашу духовность, душевно-телесное состояние. Личность не может не иметь адресата, она всегда имеет некую направленность, цель. В данном случае, если ветхая Ева отвернулась от Бога, когда сатана начал клеветать на Бога, то новая Ева во всём разумна, целомудренна, верна Богу и как результат ― получает воплотившегося от Неё Бога и всем сердцем обращается к Нему.

― Спаси Господи, батюшка. Почему и как Богородице удалось стяжать такую праведность? У Неё ведь тоже было младенчество, отрочество ― время, полное ошибок и страстей.

― На отпусте каждой службы, поминая Пресвятую Богородицу, мы поминаем и Её родителей, Богоотцов Иоакима и Анну, показывая, что Бог издревле готовил Её к принятию этого ответственного служения, но и от Неё требовалось быть верной этому призванию, совершить личный подвиг. 

Печально, что наши западные братья предпочли не видеть личный подвиг Богородицы. У них есть догмат о непорочном зачатии Девы Марии, которым они хотели Её возвысить, почтить, но отняли Её личный подвиг борьбы с ветхим человеком. 

― Батюшка, в Священном Писании немного сведений о Богородице. Откуда мы их берём и как дерзаем столько размышлять?

― В Священном Писании содержится информация о том, что Богородица является Девой, была обручена Иосифу, что Ей было возвещено от Архангела о Её призвании, Её добровольном согласии, о Рождестве Спасителя в Вифлееме, о событиях, связанных с бегством в Египет, избиением Вифлеемских младенцев.

Введение Богородицы в храм ― важное событие, двунадесятый праздник ― в Евангелии не описано, оно упоминается в так называемых апокрифических писаниях, которые Церковь не относит к числу канонических, но информацию некоторых приемлет вместе со всем Церковным Преданием. Предание Церкви также содержит информацию о родителях Богородицы. Таким образом, Церковь утверждает своё знание не только на Священном Писании, но и на Священном Предании.

― Спаси Господи, батюшка. Апостол Павел пишет, что «един ходатай ― Иисус Христос». Какова роль Богородицы в нашей жизни?

― У нас только один Спаситель, только в Господе Иисусе Христе мы имеем участие в Боге, Он воспринял нашу природу, дал возможность приобщаться своего Богочеловечества в таинстве Его Тела и Крови, Он дал нам возможность быть в Его Церкви, главой которой Он является.

Дева Мария является предметом наших молитв и церковного почитания, потому что именно в Ней Господь соединился с человеческой природой. В силу того, что Она явилась истинной Богоматерью, у Неё есть личные отношения с Её Сыном, Иисусом Христом, которые остаются навсегда.

Любой человек, который уже пожил жизнь, склоняется к старости, начинает всё более уважительно относиться к своей матери, и ему становится всё труднее отказать ей в какой-то просьбе. Поэтому и Богородица является ходатаицей за весь род человеческий, Церковь поставляет Её честнее херувимов и славнее, без сравнения, серафимов, т.е. выше всех разумных тварей. И обращаются к Ней не со словами «Пресвятая Богородица, моли Бога о нас», а «Пресвятая Богородица, спаси нас». Этим мы не считаем Её соискупительницей, Богородица ― первая после Пресвятой Троицы.

Наши молитвы немощны, жизнь не всегда праведна, и, обращаясь к святым угодникам и Богородице, они становятся нашими ходатаями ко Господу. Когда мы к кому-то обращаемся, то входим в личное единение с ним, и важно, чтобы оно было с любовью, из сердца. Нужно знать жития святых, к которым обращаемся, стараться быть похожими на них. И важен выбор святых, с которыми мы хотим прийти в общение. Наша главная цель ― спастись, а мы часто обращаемся ко Господу и святым только по каким-то житейским надобностям. У всего есть свой приоритет, который показывает наше отношение к Богу. Прежде всего нужно просить спасения, Царствия Небесного, просить у святых того, чего у нас не хватает, и, конечно, обращаться к Богородице как к ходатаице к Господу и Матери всего человечества.

― Спаси Господи, батюшка. Евангелие рисует нам Спасителя таким близким и простым, говорящим на языке притч. А средневековое сознание создало Господа грозным судиёй, сидящим на троне. Западное богословие и Богородицу отделило от всего рода человеческого догматом о непорочном зачатии. Может стоит приблизить образ Спасителя и Богородицы?

― Если такое и произошло в Средневековье, то у нас не думаю, что это есть. Серафим Саровский любого приходящего к нему человека встречал словами «Радуйся, радость моя, Христос Воскресе». И не было ощущения, что Господь неизмеримо далёк от преподобного Серафима. Другой вопрос, что на богословскую мысль всегда влияет внешний мир. Что-то становится менее заметным, что-то более выпуклым.

Если человеку Господь не нужен, тогда Он становится далёким, а если Он нам нужен, мы к Нему обращаемся как личность к Личности, ищем Его, то Он становится близок. У Мартина Бубера есть прекрасные философские сравнения: есть отношения «Я ― Ты», а есть «Я ― Оно». Мы всегда к Богу обращаемся «Ты», и отношения наши с ним должны быть «Я ― Ты». А бывают отношения «Я ― Оно», когда Господь неизмеримо далёк, и это проблема их духовной жизни, т.е. люди за поисками богатств мира сего удалились от Бога, не дают Ему места в своей жизни, Он им не нужен, интуитивно они чувствуют, что Он им даже мешает. В 1988 году я был на Рождество в храме иконы «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско и сделал интересное наблюдение: все приехали в храм парами, на дорогих машинах, мужчины в костюмах, дамы в вечерних туалетах ― очень празднично все одеты, при этом причащались каких-то три человека, которые были не очень опрятно одеты, видно, что они не из бомонда, что у них нет дорогой машины или большого счёта в банке, но как раз им нужен Христос. Остальные жертвовали большие купюры, но никто из них не стал причащаться…

― Спасибо большое, батюшка. Время наше истекло. Прошу Вас благословить наших телезрителей на прощание.

― Господь да благословит и сохранит нас всех милостью спасения и благоволения Своего.

― Спаси Господи, батюшка. Дорогие друзья, напомню, что с нами сегодня был председатель Отдела религиозного образования и катехизации Выборгской епархии, настоятель Свято-Ильинского храма города Выборга, протоиерей Игорь Аксёнов. Ведущий Михаил Кудрявцев. Всего Вам доброго. До новых встреч в эфире.

 

Расшифровка: Вероника Можарова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки. В рамках цикла бесед с о.Григорием "Ветер радости" состоится беседа на тему "Страх и бесстрашие”.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы